Сборник часто задаваемых вопросов о праве на фотосъемку

1. Где можно снимать, а где нельзя?

Где можно снимать, а где нельзя?

В общем случае ответ на этот вопрос выглядит так: снимать можно почти все, что может попасть в объектив вашего фотоаппарата (далее под «фотоаппаратом» будет пониматься и видеокамера, если прямо не указано иное).

Право «право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом» закреплено в статье 29 Конституции РФ. Кроме того, существует закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», в седьмой статье которого дано определение «общедоступной информации»: к ней относятся любые сведения, доступ к которым не ограничен. Такая информация может использоваться любыми лицами.

В девятой статье данного закона говорится также о том, что любые ограничения доступа к информации должны устанавливаться только федеральным законом. Таким образом, многочисленные запреты, сформулированные в подзаконных актах, являются правомерными только в том случае, если акт принят на основании закона, дающего его авторам право ограничивать доступ к информации.

Основная особенность большинства законов, устанавливающих такие ограничения — они предусматривают меры, которые направлены на то, чтобы с охраняемой информацией нельзя было ознакомиться посторонним. Если сведения могут быть получены посторонним — значит, они либо относятся к общедоступной информации, либо закон, который закрепляет ограничения доступа, не соблюдается. Но за его несоблюдения посторонний человек «с улицы» ответственности нести, разумеется, не может.

Под «доступом» закон «Об информации…» понимает «получение информации и возможность ее обработки». Очень важно помнить, что сама обработка в понятие «доступа» не входит. То есть, после того, как человек на законных основаниях получил возможность как-то зафиксировать или обрабатывать конкретную информацию, «доступ» состоялся. Как-то повлиять на то, с помощью каких средств ведется обработка, у обладателя информации права уже нет. Все ограничения «возможности обработки» также должны быть предусмотрены федеральным законом.

Раньше «информация» была включена, отдельно от «вещей», в список «объектов гражданских прав» из статьи 128 ГК, однако со вступлением в действие четвёртой части Гражданского кодекса она была оттуда исключена. Таким образом, сейчас гражданское законодательство вообще не регулирует распространение информации, за исключением тех ее видов, которые отнесены к «интеллектуальной собственности» (например, «ноу-хау»).

Гражданское законодательство не запрещает заключение договоров, вообще не предусмотренных законом — главное, чтобы они закону не противоречили. Но до тех пор, пока стороны не пришли к соглашению об условиях, никакого договора не заключено, и никто не может запрещать получать и фиксировать информацию в тех случаях, которые не предусмотрены законом.

Кроме того, статья 44 Конституции гарантирует гражданам России право на свободу творчества. Право быть автором произведений искусства упомянуто в статье 18 ГК, в составе правоспособности гражданина, а в статье 22 содержится запрет включать в договор условия, ограничивающие право- или дееспособность.

А четвертая часть ГК регулирует правоотношения, связанные с использованием произведений, охраняемых авторским правом, к которым относятся и фотографии. При этом закон устанавливает возможность разрешения или запрета только на действия с уже существующими произведениями, возможности запрета на создание новых он не предусматривает. В статье 1233 ГК, которая говорит о распоряжении исключительным правом, запрещается даже включать такие условия в договор: они являются ничтожными, то есть, недействительными, причем без всякого признания их таковыми судом. Фактически, утверждение о ничтожности этих условий детализирует запрет из статьи 22 ГК.

Существует также перечень сведений конфиденциального характера, утверждённый указом Президента, в который входят «персональные данные», «тайна следствия», так называемая «служебная тайна», «тайна переписки» и другие категории сведений. Однако перечень этот носит ориентирующий характер, и при его применении приоритет отдается принятым позже федеральным законам, которые имеют большую юридическую силу.

Некоторые категории информации из перечня федеральными законами не предусмотрены вообще, например, «служебная тайна», к которой чаще всего причисляют информацию с грифом «Для служебного пользования». Законных оснований для привлечения к какой-либо ответственности за ее разглашения нет, конфиденциальность такой информации обеспечивается ведомственными нормативными актами и угрозой привлечения к дисциплинарной ответственности.

В качестве примерного перечня категорий информации, доступ к которой ограничен, может использоваться второе приложение к регламенту размещения судебных решений в ГАС «Правосудие». Первая часть этого приложения содержит уже упоминавшийся «перечень сведений конфиденциального характера», а вторая представляет собой большую подборку ссылок на законы, устанавливающие такие ограничения.

В случае, если такую информацию разглашает лицо, которому она стала известна в связи с работой, оно может быть привлечено к ответственности по статье 13.14 КоАП.

2. Может ли собственник запретить фотографировать свое имущество?

Обычно на «право собственника» ссылаются тогда, когда необходимо обосновать запрет съёмки на территории магазинов, кафе, и тому подобных организаций. При этом в качестве обоснования часто приводится статья 209 Гражданского кодекса, повествующая о содержании права собственности, которая наделяет собственника полномочиями по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом.

Ссылающийся совершает фундаментальную ошибку, причисляя сбор информации об имуществе к «пользованию» или «распоряжению» им. Продолжая подобный ход мыслей, можно объявить «пользованием» вообще любое получение информации, включая пристальное рассматривание. Фактически тот, кто вводит на территории своей собственности подобные запреты, пытается запретить другим пользоваться их собственностью, то есть, фотокамерами. Запрет на фотосъёмку внутри магазинов и прочих мест оказания услуг имеет, по большому счету, одну реальную причину: владельцы заведений хотят пресечь фиксацию возможных нарушений закона «О защите прав потребителей» и других нормативных актов.

Вся информация о товарах, которую продавец предоставляет покупателю, представляет собой так называемую «публичную оферту», описанную в статье 437 ГК. Доступ к информации, входящей в состав такой оферты, должен предоставляться неограниченному кругу лиц, поэтому она, в соответствии с законом «Об информации…» является общедоступной. То, с помощью чего покупатель будет фиксировать и обрабатывать такую информацию, владелец заведения регламентировать не может.

В Гражданском кодексе есть только одна статья, охраняющая изображение само по себе — это ст. 152.1, «Охрана изображения гражданина». Охраны «изображения собственности гражданина» закон не предусматривает.

Какие-то ограничения могут быть установлены на создание и распространение изображений тех предметов, которые являются произведениями, охраняемыми авторским правом. Однако авторские права будут принадлежать создателю таких предметов, а не их обладателю: по общему правилу, сформулированному в ст. 1227 ГК, «интеллектуальные права» не зависят от права собственности на ту вещь, в которой выражен результат интеллектуальной деятельности, и не переходят вместе с правом собственности.

К тому же, как мы помним, ограничения на доступ к информации могут устанавливаться только федеральными законами. Понятие «доступа» включает в себя не только «получение информации», но и «возможность ее использования», таким образом, любое ограничение такой возможности тоже должно устанавливаться в законе. Запрещая обрабатывать информацию о своей вещи, собственник нарушает, в том числе, и статью 209 ГК, поскольку его действия нарушают «права и охраняемые законом интересы других лиц».

Если же речь идет об организациях, оказывающих услуги, то на них распространяется закон «О защите прав потребителей». Его восьмой статьей закреплена обязанность продавца предоставить покупателю информацию о товарах. То, как покупатель будет предоставленную информацию обрабатывать, и с помощью чего фиксировать, законом не ограничивается. Кроме этого, статьёй 16 данного закона закрепляется недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными правовыми актами. А поскольку «потребителем» считается гражданин, не только приобретающий что-то, но и «имеющий намерение» это сделать, то ЗоЗПП действует уже с того момента, когда он только вошел в магазин с этим намерением.

Правовые акты в этой области, в соответствии со ст. 1 ЗоЗПП, принимает Правительство, поэтому любые ограничения прав потребителей должны содержаться в актах, принятых им, магазин или иное заведение не может их вводить самостоятельно.

Наиболее популярным документом в этой области являются «Правила продажи отдельных видов товаров», в которых подобных запретов не содержится. Не исключено, что они есть в других нормативных актах Правительства, регулирующих какие-то другие услуги, но автору данного сборника ничего о них не известно.

Пункт, позволяющий хоть как-то обосновать запрет на съёмку, содержится только в пятом пункте «Правил оказания услуг общественного питания», который дает владельцу заведения право устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

Однако ограничение на сбор информации все-таки противоречит Конституции и закону «Об информации…» Таким образом, любые запреты на фото- и видеосъёмку могут вводиться только тогда, когда она перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям.

Тем не менее, иногда может потребоваться согласие на публикацию фотографии от собственника изображенного на ней предмета. Прежде всего — при продаже фото в зарубежные фотобанки или издательства: такое требование содержится в законодательстве некоторых зарубежных стран. Кроме того, согласие может потребоваться при коммерческом использовании фотографий предметов, находящихся в музеях (это, пожалуй, единственный случай, когда собственник может ограничить использование изображений своей собственности).

Кроме того, иногда владелец заведения разрешает съёмку за плату, объявляя ее «услугой». Это также незаконно: «услугой», в соответствии со статьей 779 ГК, являются только «действия» или «деятельность». В данном случае имеет место только незаконный запрет, а действия по съёмке производит сам посетитель.

3. Могут ли запретить профессиональную фотосъёмку со штативом и вспышкой?

Как правило, под «профессиональной» понимается съёмка с использованием штативов или другого оборудования, с помощью «профессиональной» зеркальной камеры (реже — съёмка со вспышкой). Разумеется, настоящим критерием отличия ее от «любительской» является цель использования снимков, но «на глаз» определить ее невозможно. Поэтому всех фотографов с более-менее большими камерами часто ограничивают в правах, предполагая, что они будут зарабатывать на снимках, что нарушает закрепленный гражданским законодательством принцип «презумпции добросовестности», о котором речь пойдет далее.

Не совсем понятно, чем можно объяснить запрет «профессиональной съёмки», скорее всего, это «калька» с зарубежного законодательства. Если фотограф снимает не «для себя», а в связи с какими-то служебными потребностями или для использования изображений «в коммерческих целях», то в данной ситуации на него не действует закон «О защите прав потребителей», поскольку потребитель — это лицо, которое приобретает товар или заказывает услугу для целей, не связанных с предпринимательской деятельностью. Однако применимы Конституция и закон «Об информации…».

Поэтому запрет на съёмку незаконен, независимо от того, в каких целях она осуществляется. Но запретить устанавливать осветительные приборы, штативы, и тому подобные предметы администрация учреждения может постольку, поскольку это мешает окружающим и нарушает общественный порядок. Например, в правилах московского метро содержится запрет на «создание ситуаций, мешающих движению пассажиропотока», который применим в том случае, если «профессиональная» фотосъёмка как-то мешает пассажирам.

Законные запреты на «профессиональную фотосъёмку» рассчитаны на ситуации, когда от сотрудников объекта, на котором она производится, требуется какая-либо помощь, например, перекрытие движения или допуск в закрытые зоны, поскольку при этом нарушается обычный порядок работы организации.

Кроме того, не распространяется на такую съёмку и те права по «свободному использованию», которые установлены в Гражданском кодексе: статья 1273 неприменима, поскольку она разрешает копирование «в личных целях». Если в кадр попало произведение, находящееся в общественном месте, использовать такую фотографию в коммерческих целях вы не сможете без разрешения автора произведения: этого не разрешает статья 1276 ГК.

Пожалуй, единственная статья, которая допускает коммерческие цели использования — 1274, которая говорит о «культурных целях», под которыми можно понимать и те, что предполагают извлечение прибыли. Например, цитирование возможно независимо от извлечения прибыли. Закон не ограничивает те виды произведений, которые можно цитировать, однако вопрос о том, применима ли данная норма к изображениям, относится к спорным (хотя решение, в котором публикация чужого изображения названа именно цитированием, выносил даже Верховный суд).

Ещё один подпункт первого пункта ст. 1274 ГК, применимый к съёмке — пятый, который разрешает изображать в информационных и новостных сюжетах произведения, попавшие в кадр. Однако по действию он «перекрывается» статьёй 1276, так что для «коммерческого» использования фото, на котором есть изображение какого-то другого произведения, лучше спросить разрешения его автора (если срок охраны авторских прав не истек).

Препятствием к покупке фотографии изданием или фотобанком может стать даже товарный знак, попавший в кадр, что, вообще-то не нарушает закона: изображение ТЗ не является его «использованием» («использование» по закону — это только действия, которые направлены на индивидуализацию товаров и услуг с его помощью). Кроме того, для продажи фотобанку фотографий, на которых изображены люди, потребуется письменное согласие этих людей.

4. Может ли владелец квартиры в многоквартирном доме запретить снимать с лестничной клетки, чердака, и т.п?

Помещения многоквартирного дома, предназначенные для обслуживания жилых помещений (подвалы, лестничные площадки, и т. п.), в соответствии с Гражданским (ст. 290) и Жилищным кодексом, являются общей долевой собственностью жильцов дома, которые владеют, пользуются и распоряжаются ими. Однако вопрос о допуске на них посторонних законодательством не урегулирован.

По общему правилу, для доступа в такие помещения получать разрешение кого-то из жильцов подъезда не обязательно: кроме жильцов дома туда могут заходить и посторонние, например, почтальоны или работники коммунальных служб. Что же касается запрета на вход в подъезды, то он, в соответствии со ст. 247 ГК, может быть установлен только всеми собственниками, либо судом. Для этого Жилищным кодексом (ст. 44-48) предусмотрено общее собрание жильцов, на котором и могут приниматься такие решения.

5. Может ли руководство магазина запретить съёмку со ссылкой на коммерческую тайну?

Согласно закону «О коммерческой тайне» (ст. 3), к ней может быть причислена информация, «которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к которой нет свободного доступа на законном основании и в отношении которой обладателем такой информации введен режим коммерческой тайны». То есть, для того, чтобы какая-то информация стала «тайной», к ней нужно прежде всего ограничить доступ. Предметы, находящиеся в общественном месте, ею быть не могут по определению.

Кроме этого, для ввода «режима коммерческой тайны» необходимо выполнить некоторые формальности, прежде всего — принять меры по охране конфиденциальности информации, описанные в ст. 10 закона: определить перечень такой информации, порядок обращения с ней, вести учет лиц, получающих доступ к коммерческой тайне, маркировать соответствующим образом носители с такой информацией.

Режим коммерческой тайны считается установленным только после принятия всех мер по охране конфиденциальности. То есть, уже при отсутствии на носителе информации надписи «коммерческая тайна» можно говорить о несоблюдении соответствующего режима. Короче говоря, запрет на съёмку со ссылкой на закон о КТ не выдерживает элементарной критики.

Существует также перечень сведений, которые вообще не могут составлять коммерческую тайну, он содержится в пятой статье закона о КТ, а также в одном из постановлений Правительства. В число таких сведений входят, в частности, сведения о выданных лицензиях и документах, дающих право заниматься предпринимательской деятельностью, документы об уплате налогов и обязательных платежей, и т. п.

6. Можно ли, фотографируя предмет, нарушить авторское право его создателя?

Если фотография, картина или архитектурное произведение, охраняемое авторским правом, находятся в месте, открытом для свободного посещения, то его фотосъёмка разрешена статьей 1276 Гражданского кодекса. С исключениями: запрещено снимать такое произведение так, чтобы оно являлось основным объектом съёмки, а также запрещено использовать изображение «в коммерческих целях» (даже если оно — не «основной объект», а просто попало в кадр).

Кроме того, если изображение любого произведения просто попадает в кадр при создании информационного или новостного сюжета, то спрашивать на это согласия правообладателя не нужно, поскольку в данном случае применим подпункт 5 пункта 1 статьи 1274 ГК, который разрешает изображать произведения, случайно оказавшиеся в кадре, а также передавать такие сюжеты в эфир или по кабелю. Это могут быть не только произведения изобразительного искусства и архитектуры, но и музыка или фильмы.

Но эти запреты действуют только в тех случаях, если съёмка производится не «для себя». Если же фотографирование или видеосъёмка осуществляются «в личных целях», действует уже статья 1273 ГК, разрешающая снимать что угодно. Единственное ограничение, имеющее отношение к съёмкам — запрещено делать так называемые «экранные копии» фильмов (п. 1, пп. 5).

Кроме того, статья не разрешает создавать копии произведений с помощью «профессионального оборудования, не предназначенного для использования в домашних условиях», причем перечня такого оборудования законодательство не содержит. Сам этот запрет связан с тем, что статья 1245 ГК предусматривает при создании копии для личных целей уплату отчислений правообладателям. Формально платит их не тот, кто копирует, а производители и импортеры оборудования и носителей информации, которое предназначено для этого. Но в конечном итоге они все равно включаются в стоимость оборудования и носителей, и уплата их опосредованно ложится на потребителя.

Список такого оборудования утвержден постановлением Правительства № 829 от 14 октября 2010 г. «О вознаграждении за свободное воспроизведение фонограмм и аудиовизуальных произведений в личных целях». В него включены любые фото- и видеокамеры, независимо от того, относятся ли они к «профессиональным» или «любительским». Поэтому запрет на съёмку «профессиональной» камерой в личных целях со ссылкой на статью 1273 ГК неправомерен: необходимые отчисления правообладателям уже уплачены со стоимости любого фотоаппарата.

Очень часто приходится слышать о том, что создавать для себя копии можно только с «лицензионных» экземпляров произведений (дисков, кассет, и т. п.) Однако такого требования в законе не содержится. Кроме того, статья 1245 предусматривает уплату денег со всех носителей информации, независимо от того, что на них будет записано, и с какого диска, лицензионного или «пиратского».

Купив чистый диск, покупатель уже заплатил необходимые отчисления, независимо от того, что он на него запишет. Таким образом, закрепляя право создавать для личного пользования копии произведений, ГК легализует создание «пиратских» копий, которые не участвуют в обороте (то есть, не продаются, не сдаются в прокат, и т. п.).

Статья 1273 разрешает пользоваться такой копией только для «частного» просмотра в кругу семьи и друзей. Любое иное использование способом из числа перечисленных в статье 1270 ГК, может быть признано нарушением авторского права — в том случае, если цели такого использования не подпадают под другие статьи кодекса, разрешающие, например, цитирование (ст. 1274) или создание копии для целей правоприменения (ст. 1278).

Кроме того, автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника оригинала такого произведения возможности его копирования, в том числе с помощью фотосъёмки. Такое право называется «правом доступа», оно закреплено в статье 1292 ГК.

Авторское право имеет ограниченный срок действия. В России и большинстве европейских стран оно составляет семьдесят лет после смерти автора, этот срок может быть продлен, если автор был репрессирован, работал или участвовал в Великой Отечественной войне.

Если же произведение было опубликовано под псевдонимом, анонимно или после смерти автора, срок составляет семьдесят лет после обнародования. Это правило не действует, если авторство не вызывает сомнений или раскрыто самим автором в течение этого срока. Также не охраняются произведения народного творчества, авторов которых установить невозможно.

7. Можно ли снимать на концертах, в театре, и других зрелищных мероприятиях?

Широко распространен запрет на фото- и видеосъёмку в ходе проведения концертов и прочих зрелищных мероприятий. Обычно это объясняется тем, что вспышка может ослепить артистов, но чаще — не объясняется никак.

Кроме того, любое публичное исполнение (песни, танца, спектакля, и т. п.) порождает у исполнителя так называемые «смежные права» на свое исполнение, которые регулируются соответствующей главой Гражданского кодекса. Смежные права очень похожи на авторские, но связаны они не с созданием новых произведений, а с воплощением уже существующих. Например, авторские права на песню возникают у авторов слов и музыки, а у исполнителя и изготовителя фонограммы возникают смежные права на это исполнение и фонограмму.

Поскольку смежные права сходны с авторскими, то результат исполнения можно свободно использовать в сходных ситуациях. Статья 1306 ГК, устанавливая перечень таких ситуаций, ссылается на статьи, регламентирующие авторские права: 1273, 1274, и другие. Использовать результат исполнения, охраняемый смежными правами, можно в тех же ситуациях, в которых можно свободно использовать произведения, охраняемые копирайтом.

Что же касается самой съёмки, то законных запретов на ее проведение не установлено. Теоретически — устроитель концерта может заявить, что, запрещая камеры, он пресекает действия, создающие угрозу нарушения прав, в порядке их самозащиты (такое право ему предоставлено статьей 14 ГК). Об «угрозе нарушения прав» упоминается и в статьях 1250—1252 ГК, что дает устроителям мероприятия возможность ссылаться и на них.

Однако ГК в статье 10 закрепляет и так называемую «презумпцию добросовестности» участников гражданского оборота, в соответствии с которой разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются, пока не доказано обратное. Также в данном случае применим закон «О защите прав потребителей», с его запретом на дополнительные ограничения прав, не установленные в законе.

Например, если речь идет о съёмке в личных целях, то делать такую съёмку можно при любом исполнении, независимо от того, кому принадлежат смежные права на него. Однако, обнародовав такую запись, можно нарушить эти смежные права, если такое обнародование не разрешено осуществлять без согласия правообладателя.

Таким образом, какой-либо запрет на фотосъёмку концертов и других зрелищных мероприятий не соответствует закону.

8. Не нарушает ли авторских прав съёмка страниц книг в библиотеке?

Законом «О библиотечном деле» (ст. 1) определено понятие «общедоступной библиотеки», которая оказывает услуги всем гражданам, независимо от уровня образования, отношения к религии, и т. п. Седьмая статья указанного закона дает право библиотекам определять порядок доступа к фондам. Однако порядок обработки той информации, к которой предоставлен доступ, ограничивать они не вправе.

Библиотекам статьей 1275 ГК предоставлено право осуществлять по заказу читателей так называемое «репродуцирование» отдельных статей и малообъёмных произведений. «Репродуцирование» — это изготовление «бумажных копий», простая фотосъёмка и создание электронного документа к нему не относится.

Библиотека может запретить вам фотосъёмку только в одном случае: если фотографируется экран компьютера, на который выведен какой-либо цифровой файл (текстовый или графический) с произведением, охраняемым авторским правом. Такой запрет ее обязывает установить пункт 2 статьи 1274 ГК : цифровые экземпляры, которые выдаются в пользование библиотекой, нельзя копировать «в цифровой форме».

Если же вы принесли в библиотеку свой фотоаппарат, то закон (уже упомянутая статья 1273 ГК) разрешает снимать все, что угодно. Нарушить авторские права можно, только отсняв ноты или книгу целиком, а затем их распечатав: эта статья не разрешает репродуцирование «книг (полностью) и нотных текстов».

Однако после принятия четвертой части ГК во многих библиотеках стали ограничивать копирование, якобы из-за «изменившегося закона». Некоторые библиотекари повторяют широко распространенное заблуждение о том, что копировать можно только определенный процент книги — 30 %, 50 %, 60 %, и т. д. На самом деле, нормы Гражданского кодекса, касающиеся свободного воспроизведения произведений текстуально повторяют нормы закона «Об авторском праве и смежных правах», действовавшего до нее — то есть, никаких изменений не произошло.

Существует книга, авторами которой являются Я. Л. Шрайберг, А. И. Земсков, В. В. Терлецкий, В. Р. Фирсов, она называется «Авторское право и библиотеки». Книга изобилует правовыми заблуждениями, связанными с правомерностью «библиотечного копирования», однако она рассылалась для изучения во многие крупные библиотеки.

Кроме того, в специализированных библиотечных изданиях периодически публиковались статьи, которые выполнены примерно на таком же уровне, как и эта книга. Так что стоит помнить: большинство библиотечных работников авторское право понимает превратно, руководствуясь заблуждениями, которые распространяют различные «копирайт-экстремисты».

Многочисленные запреты на пользование своей собственной техникой для снятия копий имеют под собой одно-единственное рациональное обоснование: таким образом библиотека вынуждает читателей пользоваться платным ксероксом. Такие действия называются «навязанной услугой» и противоречат статье 16 ЗоЗПП, которая запрещает обусловливать приобретение одних услуг обязательным приобретением других.

То же самое относится к случаям, когда библиотека вводит так называемую «услугу», которая состоит в платном предоставлении книг и документов для копирования. Основное требование закона к деятельности библиотек — то, что она осуществляется на бесплатной основе (книги выдаются «во временное безвозмездное пользование»). Услуга, в соответствии с Гражданским кодексом (ст. 779) — это «действия» или «деятельность», поэтому, позволив посетителю воспользоваться своим собственным фотоаппаратом, библиотека никаких услуг ему не оказывает, поскольку не совершает никаких действий, а брать плату за выдачу книг права у нее нет.

Кроме того, такие запреты противоречат п. 3 ч. 4 ст. 8 закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации», который запрещает ограничивать доступ к открытым фондам библиотек, музеев и архивов.

Пункт 3.1 статьи 13 закона «О библиотечном деле» дает библиотеке право ограничивать копирование и выдачу книжных памятников и документов, предназначенных для постоянного хранения. Это вызвано заботой о сохранности таких документов. Однако обычные книги к «памятникам» не относятся, и это ограничение к ним применяться не может.

Что же касается «документов, предназначенных для постоянного хранения», то их хранение и выдача осуществляется в соответствии с законодательством об архивном деле. Для постоянного хранения предназначены документы, прошедшие экспертизу ценности и включенные в Архивный фонд РФ.

На практике возникают затруднения в применении закона «О защите прав потребителя» при оказании бесплатных услуг, к которым относится, по закону, и библиотечное обслуживание. Закон этот применим и в данном случае, поскольку к потребителям он относит граждан, которые заказывают или используют услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд. Если «заказать» можно только платные услуги, то «использовать» — любые.

9. Может ли фотосъёмка нарушить права владельцев товарных знаков, попавших в кадр?

Не любое изображение товарного знака нарушает права его владельца. Согласно статье 1484 ГК, под «использованием ТЗ» понимаются только такие действия, которые совершаются для индивидуализации товаров, работ или услуг, то есть, нанесение товарного знака на изделия, использование его в рекламе товаров, и т. п. Простое фотографирование товарного знака не является его использованием в том смысле, который вкладывает в это понятие закон. Нарушить права владельца ТЗ на этапе фотосъёмки невозможно.

Кроме того, в соответствии со статьей 1487 ГК, товарный знак можно использовать без согласия правообладателя для товаров, которые были введены в гражданский оборот самим правообладателем знака или с его согласия. Это правило действует при продаже товаров, на которых был законно нанесен товарный знак.

В качестве товарного знака может использоваться изображение, охраняемое авторским правом, в этом случае на него распространяются соответствующие нормы Гражданского кодекса.

10. Можно ли фотографировать спортивные соревнования?

Закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» — один из немногих законов, в котором прямо запрещается съёмка спортивных мероприятий без согласования с их организатором (ч. 4 ст. 20). Он закрепляет, что организаторам мероприятий «принадлежат исключительные права на их освещение посредством трансляции изображения и (или) звука мероприятий любыми способами и (или) с помощью любых технологий, а также посредством осуществления записи указанной трансляции и (или) фотосъёмки мероприятий». Фактически, здесь введен новый вид исключительного права, близкий к имущественным авторским правам — право организатора спортивного мероприятия на его съёмку.

В частности, то, что исключительное право на трансляцию матча принадлежит его организаторам, говорится в уставах УЕФА (ст. 14) и ФИФА (ст. 49). Возможно, в за рубежом дела именно так и обстоят, но при практическом применении этих норм в России обнаруживается несоответствие их законодательству, поскольку статья 1329 ГК считает обладателем смежных прав на запись только организацию, которая осуществляет передачу ее в эфир.

При этом закон распространяет свое действие на все спортивные мероприятия без исключения, включая любительские, а также тренировки и обучение спортсменов (они тоже входят в определение «спортивного мероприятия»). Под большим вопросом соответствие такого запрета Конституции, однако пока он не отменён, организаторы вправе требовать его исполнения (хотя на практике занимаются этим редко).

В том случае, если речь идет об олимпийских символах, право на них регулируется Найробским договором об охране олимпийского символа. В соответствии с ним, страны, присоединившиеся к договору, принимают меры к запрету регистрации олимпийского символа (пяти колец) в качестве товарных знаков и использовании его в коммерческих целях. Символы конкретных Олимпийских игр, включающие в себя пять колец, охраняются внутренним законодательством, например, для Олимпиады 2014 года в Сочи это — закон «Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Согласно Олимпийской хартии, право на трансляцию Олимпийских игр принадлежит Международному Олимпийскому комитету, однако Хартия не является международным договором и устанавливать какие-то обязанности не может.

11. Может ли запретить снимать администрация музея?

«Основами законодательства Российской Федерации о культуре» (ст. 53) за организациями культуры закреплено право на реализацию продукции с изображением объектов культурного наследия, а также деятелей культуры, «при наличии официального разрешения владельцев и изображаемых лиц». В той же статье говорится, что при использовании изображения без разрешения «применяются нормы законодательства Российской Федерации».

Это полномочие сходно с теми, которые предоставляет правообладателю копирайт. Однако авторским правом на предмет или изображение обладает только его создатель, а не владелец. Вдобавок, авторским правом может охраняться только то произведение, которое носит творческий характер. Например, если происходит съёмка скульптуры, то полученное изображение может считаться творческим, а вот простое воспроизведение картины, задача которого — создание ее копии, будет, скорее всего, признано простой технической работой по копированию. В соответствии с абз. 2 п. 1 статьи 1228 ГК, граждане, оказавшие автору только техническое содействие, не признаются авторами произведения.

Вопрос о творческом или нетворческом характере труда может быть решен судом исходя из конкретной ситуации. Однако, независимо от этого, «Основы…» не вводят никаких новых правомочий по сравнению с авторским правом и не делают владельца предмета обладателем авторских прав на него (еще и в силу п. 2 ст. 1227 ГК, в которой говорится, что переход права собственности на вещь не влечет за собой перехода интеллектуальных прав).

Статья 12 «Основ…» устанавливает право на доступ к культурным ценностям, гарантируя его для каждого человека.

Кроме этого, статьей 36 закона «О музейном фонде РФ и музеях в РФ» за музеями закреплено право на публикацию предметов и коллекций, находящихся в их фондах. Музей может запрещать использование их изображений в коммерческих целях, а также выпуск сувенирной продукции с такими изображениями либо изображениями зданий самих музеев, а также объектами, находящимися на их территории. Кроме этого, музею принадлежит право первой публикации музейных предметов и музейных коллекций, в этом случае у них возникает так называемое «право публикатора», предусмотренное статьей 1337 ГК.

Все эти права действуют независимо от того, охраняется ли изображение авторским правом, и зарегистрировано ли оно как товарный знак. Однако сама по себе фотосъёмка их не нарушает, нарушения могут начаться только после публикации изображения или его использовании в коммерческих целях.

Ограничения на доступ к музейным предметам, согласно ст. 35 закона «О музейном фонде…», могут быть установлены только в тех случаях, когда они находятся в неудовлетворительном состоянии, на реставрации или в хранилище музея. Сюда же относится и запрет на съёмку со вспышкой, если это может повредить состоянию объекта (см. вопрос «Может ли собственник запретить фотографировать свое имущество?»).

Право на доступ к информации, накапливаемой в открытых фондах музеев, вообще не может быть ограничено, поскольку это прямо запрещено статьей 8 закона «Об информации…».

Что же касается продажи музеями «права на съёмку», то она также незаконна. Фактически музей сначала незаконно ограничивает права посетителей на сбор информации, а затем — убирает за плату данное ограничение. В музейных «правилах» разрешение на съёмку обычно именуется «услугой», но услуга — это, в соответствии со ст. 779 ГК, «действия» или «деятельность», а музей, позволяя посетителю снимать, не осуществляет ни того, ни другого.

Учёт и хранение музейных ценностей регулируется «Инструкцией по учету и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР», утвержденной приказом Министерства культуры от 17 июля 1985 г. № 290, и до сих пор действующей. Однако эта инструкция была принята до закона «Об информации…» и может применяться только в части, не противоречащей ему, то есть, устанавливать ограничения на доступ к информации она не может.

Пункты 229 и 230 Инструкции регламентируют съёмки музейных экспонатов, однако они описывают только такие съёмки, для которых требуется использовать стационарные источники света, либо «профессиональные» съёмки, требующие содействия администрации музея. На такие съёмки требуется получить согласие главного хранителя музея. Разумеется, это не относится к фотографированию, которое ведется посетителями с помощью обычных фотоаппаратов.

Закон «Об объектах культурного наследия…» устанавливает порядок доступа к ним. Под такими «объектами» понимается какая-либо недвижимость, представляющая историческую ценность, а также вещи, тесно с нею связанные (картины, скульптуры, и т. п.) Доступ к ним гарантирован всем гражданам России статьей 7 закона. Условия такого доступа могут устанавливаться собственником объекта, но они должны быть согласованы с органом, осуществляющим надзор за соблюдением законодательства в этой сфере. На практике такие ограничения могут быть весьма обширны в том случае, если речь идет о зданиях, которые используются органами власти (например, Кремле в Москве или Смольном институте в Санкт-Петербурге). Но полностью запретить доступ собственник не может: этого не разрешает закон.

Запрет на пронос в музей съёмочной аппаратуры содержался в совместном приказе МВД, Министерства культуры и Федеральной Архивной службы от 25 мая 1998 г. № 315/ 255/ 38 «Об утверждении Инструкции по организации охраны объектов, хранящих культурные ценности, подразделениями вневедомственной охраны при органах внутренних дел Российской Федерации» (п. 73.4.1). Однако в апреле 2009 г. данный приказ был отменён.

12. Может ли архив запретить переснимать хранящиеся в нем документы?

В законе «Об архивном деле в Российской федерации» (ст. 24-26) установлен перечень оснований для ограничения доступа к архивным документам. Если документ находится в частной собственности, то ограничения на доступ могут быть установлены его собственником или владельцем, если в государственной — международным договром или законодательством. Если документ находится в открытом фонде архива, доступ к нему ограничен быть не может, поскольку это запрещено ст. 8 закона «Об информации…».

Основными критериями ввода ограничений доступа является то, содержат ли архивные документы какую-либо охраняемую законом тайну, а также есть ли в них сведения о личной или семейной тайне гражданина. Ограничения с последней категории документов снимаются по истечении семидесяти пяти лет со дня их создания, этот срок может быть сокращен с письменного разрешения гражданина либо его наследников.

Кроме того, законом разрешено использовать, передавать и распространять информацию, содержащуюся в предоставленных ему архивных документах. Никаких ограничений на их копирование закон не устанавливает. А в правилах работы пользователей в читальных залах государственных архивов (пп. 3.2.6—3.2.7) прямо предусмотрено, что посетители читальных залов вправе самостоятельно изготавливать копии документов. Правда, проносить копировальную технику пунктом 5.8 Правил разрешено «в исключительных случаях». Писались Правила в 1998 году, и, скорее всего, такое ограничение связано с размерами тогдашней техники. Часто работники архивов ссылаются на этот пункт, когда нужно запретить копирование или навязать платную услугу архива по изготовлению копий.

Запрет на копирование содержится в Положении о порядке доступа к документам, содержащим сведения о лицах, подвергшихся политическим репрессиям : документы, в которых есть сведения о сотрудничестве таких лиц с органами, осуществляющими разведывательную, контрразведывательную и оперативно-разыскную деятельность, предоставляются без права снятия с них копий. Это Положение принято за несколько дней до закона «Об информации…», и противоречит ему. Применяться должен закон «Об информации…», как имеющий большую юридическую силу.

13. Нарушает ли фотографирование человека его право на собственное изображение?

Статья 152.1 Гражданского кодекса, предусматривающая охрану изображения гражданина, не запрещает получение таких изображений, нарушить ее можно только после их несанкционированного обнародования и дальнейшего использования, то есть, уже после того, как оно стало доступным неограниченному кругу лиц без согласия того, кто изображен на фотографии.

Однако из этого правила есть исключения: использовать чье-либо изображение можно «в государственных, общественных или иных публичных интересах», либо если оно получено при съёмке в общественном месте, и изображенное лицо не является его «основным объектом». То есть, если кто-то случайно попал в угол кадра, он не имеет право запретить использовать этот снимок. Хотя, понятие «основного объекта» в законе не определено, и оставлено на усмотрение (возможного) суда (как и «государственные» и прочие «интересы»).

В одном из постановлений Пленума Верховного суда, касающемся применения закона «О средствах массовой информации» разъясняется, что такое «общественный интерес»: он должен быть связан с какими-либо потребностями общества, касающимися угроз правовому государству, окружающей среде, и т. п.

Во всех остальных случаях на публикацию снимка требуется согласие лица, изображенного на фотографии. Стоит также помнить, что при съёмке и публикации чьих-либо фотографий вы можете нарушить тайну частной жизни лица (см. вопрос «#Нарушает ли съёмка человека неприкосновенность его частной жизни?»)

Сложности могут возникнуть и при съёмке несовершеннолетних. Гражданский кодекс (статьи 26, 28) определяет круг сделок, которые могут совершать дети, согласие на публикацию собственного изображение в число этих сделок не включено. Вопрос о том, нужно ли спрашивать на такую публикацию разрешения родителей ребенка, относится к числу спорных. Поэтому после съёмки имеет смысл либо спрашивать разрешения и у изображенного на фотографии ребенка, и у его родителей, либо публиковать только такие фотографии, для которых такое разрешение не требуется в соответствии со ст. 152.1.

Довольно часто право на собственное изображение причисляют к «авторским», это связано с тем, что в прежнем Гражданском кодексе РСФСР соответствующая статья находилась в разделе авторского права. Однако это неверно: право на свое изображение — совершенно особенное, к исключительным правам оно не относится.

14. Нарушает ли съёмка человека неприкосновенность его частной жизни?

События, происходящие с человеком в общественном месте, либо при выполнении им каких-то публичных функций (например, деятельности госслужащего) в общем случае не могут составлять «тайну частной жизни». Возможны исключения, однако при фотографировании в общественных местах снимающий не знает и не может знать, что нарушает личную тайну кого-то, кто попал в кадр, а значит, и привлечь к ответственности за это невозможно, поскольку в действиях фотографа отсутствует вина.

Примерно такого мнения придерживался суд в одном из первых в России дел о нарушении неприкосновенности частной жизни, иску участницы конкурса красоты к газете «Центр Азии», опубликовавшей ее фотографию во время курения. По мнению суда, редакция газеты, опубликовавшая фотографию курящей участницы одного из конкурсов красоты, не предполагала и не должна была предполагать, что ее курение в общественном месте может являться «личной тайной».

Съёмка в общественных местах может нарушить неприкосновенность частной жизни в тех случаях, когда фотографируется человек, находящийся в примерочной кабинке магазина, общественном туалете, бане, и т. п. В американском праве для определения того, желает ли кто-то сохранить эту тайну, используется термин «expectation of privacy», то есть, «ожидаемый уровень приватности». Он зависит не только от объективных факторов, но и от субъективных ожиданий лица. Подобный принцип применяется на практике и в России, хотя и без устоявшегося названия.

Законом запрещен «сбор сведений о частной жизни», а единичное фотографирование «сбором» не является. Однако систематическая фотосъёмка одного и того же человека несколько раз подряд уже может быть признана «сбором сведений». Правда, учитывая тот правовой вакуум, который наблюдается как в сфере регламентирования «права на съёмку», так и при описании того, что относится к «частной жизни», в том случае, если человек в кадре просит не фотографировать его, имеет смысл эту просьбу выполнить.

Тайну частной жизни могут составлять вещи, находящиеся в квартире, а также обстановка квартиры, причем, в соответствии с «ожидаемым уровнем приватности», она представляет собой «тайну» с большей вероятностью, нежели действия лица, совершенные в общественном месте. То есть, снимая внутри квартиры, фотограф может предполагать о том, что его действия нарушат тайну частной жизни, и сослаться на отсутствие вины будет уже труднее. Гражданин может сам дать понять окружающим, что считает определенную информацию тайной своей частной жизни, например, войдя в примерочную кабинку в магазине и завесив штору.

Кроме того, даже единичная съёмка человека, находящегося в больнице, может составлять так называемую «врачебную тайну», к которой, в соответствии с «Основами законодательства РФ об охране здоровья граждан», относится даже сам факт обращения за медицинской помощью. Правда, ответственность за нарушение этой тайны может быть возложена только на медицинских работников, которые получили доступ к информации при выполнении своих профессиональных обязанностей.

Примечательным примером решения спора о вмешательстве в частную жизнь международной судебной инстанцией может служить дело «Пек против Соединенного Королевства», рассмотренное Европейским судом по правам человека. Оно касалось обнародования изображений заявителя, полученных с помощью видеокамер наблюдения непосредственно после попытки совершения заявителем самоубийства. В данном деле суд счел нарушением права на частную жизнь не саму съёмку, а ее публикацию. В своем решении суд отметил, что для решения вопроса о том, имело ли место вторжение в частную жизнь, следует учитывать «разумные предположения лица» в отношении ее неприкосновенности.

Кроме того, по мнению ЕСПЧ, высказанному со ссылкой на другие рассмотренные дела, в подобных случаях имеет значение не только то, сделаны ли фотографии в общественном месте во время публичных мероприятий, но и то, производилась ли идентификация лиц, изображенных на фотографиях при их публикации. Однако в других делах, рассмотренных ЕСПЧ, суд не признает нарушающими право на частную жизнь фотографирования в общественных местах, без записи видеоинформации.

Понятие «тайны частной жизни» в законе не определено, да этого и невозможно сделать. Поэтому для решения вопроса о том, что конкретно ее составляет, придется исходить из общих принципов права и конкретной ситуации.

Кроме того, в законе не определено и то, что считается «общественным местом». По общему правилу под ним понимается место с неограниченным доступом, в котором может находиться неограниченный круг лиц. Причем — необязательно, чтобы число лиц, которые фактически находятся в таком месте, было значительным, достаточно самой этой возможности.

Примерный перечень мест, которые считаются и не считаются «общественными», содержится в одном из приложений к инструкции «О едином учете преступлений». В частности, не относятся к «общественным» частные владения, охраняемые объекты, а также места общественного пользования, которые в момент совершения преступления не выполняли общественных функций, то есть — были закрыты. Однако не ясно, можно ли использовать этот перечень для каких-либо иных целей.

15. Является ли изображение человека его персональными данными и нужно ли получать разрешение на их сбор?

К сожалению, очень часто обвинения в нарушении закона о ПД предъявляются людьми, не понимающими его смысла и сферы действия. Закон «О персональных данных» регулирует прежде всего отношения, связанные с обработкой информации, которая совершается либо с использованием «средств автоматизации», либо без их использования, в том случае, если такая обработка соответствует характеру действия, совершаемых и использованием средств автоматизации.

Под такими «средствами» одно из постановлений Правительства, принятое в целях реализации указанного закона, понимает действия, осуществляемые без участия человека. Таким образом, закон регулирует только массовую автоматизированную обработку данных, как правило, с использованием компьютерной техники. Для того, чтобы обработка с участием человека попала под регулирование закона, нужно, чтобы она предполагала какие-то массовые операции, которые обычно автоматизируются.

Таким образом, под регулирование закона о ПД попадает только массовая обработка данных, либо с помощью компьютеров, либо в картотеках, каталогах, и т. п. Если речь идет о съёмке, то закон распространяется на системы автоматической фиксации, например, камеры, установленные на дорогах для выявления нарушений. В том случае, если фотограф осуществляет съёмку, закон о ПД на него не распространяется вообще. Кроме того, в первой его статье говорится, что не применяется он и в случаях обработки данных для личных и семейных нужд.

Кроме того, под «использованием персональных данных» понимаются не любые действия, а только те, что затрагивают права и свободы субъекта персональных данных, в нашем случае — лица, изображенного на снимке. Пока фотография просто создается, но не используется, никаких прав изображенного лица затронуть она не может.

16. Можно ли снимать в больницах?

«Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан» (ст. 61) вводят понятие «врачебной тайны», к которой относится сам факт обращения гражданина за медицинской помощью, информация о состоянии его здоровья, и вообще все сведения, полученные при его обследовании и лечении. В «Основах» содержится запрет для медицинских работников разглашать эти сведения, если они получены при обучении или исполнении обязанностей.

Есть и исключения из этого правила, когда такая информация может быть представлена посторонним лицам без согласия пациента в целях оказания ему медицинской помощи, — например, если он находится в таком состоянии, когда не может дать согласия. Но допускается только «предоставление» информации, то есть, передача ее определенным лицам. Распространение «врачебной тайны», то есть, передача ее неограниченному кругу лиц, не допускается.

Норма об охране врачебной тайны содержится также в законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (ст. 9).

Однако вполне допустимо обнародовать такую информацию с согласия самого пациента или в обезличенном виде, когда удалены данные, позволяющие его идентифицировать. Если речь идет о съёмке, то это могут быть такие фотографии, на которых не видно лиц, либо они скрыты ретушью.

Ответственность за разглашение врачебной тайны установлена общими нормами гражданского и уголовного законодательства. При этом она возможна только при наличии вины, которое будет определяться исходя из обстоятельств конкретного дела и распространенных сведений. Например, если разглашение допущено медицинским работником, то будет презюмироваться то, что о существовании врачебной тайны он знает.

Ответственности за нарушение тайны могут быть подвергнуты только те лица, которые получили к ней доступ при исполнении профессиональных обязанностей, прежде всего, врачи. Привлечение посторонних лиц по этим статьям невозможно. Если речь идет о съёмке в общедоступном месте, будет предполагаться, что зафиксированная информация относится к общедоступной. То же самое можно сказать и о ситуациях, когда приблизительный диагноз ясен из внешнего вида больного, например, сломанная и загипсованная конечность видна всем.

Съёмка внутри палат, где больные проживают достаточно длительное время, может нарушать и тайну частной жизни, так что перед тем, как снимать, имеет смысл получить разрешение от всех больных палаты или от тех из них, что попадут в кадр.

17. Запрещено ли производить съёмку стратегических объектов?

Очень часто при фотографировании железной дороги, мостов и тому подобных сооружений она запрещается из-за якобы существующего еще с советских времен «запрета на съёмку стратегических объектов». Иногда приводится ссылка на некое «постановление Правительства СССР», принятое в 1924 году и запрещавшее их съёмку, с изменениями, внесенными в 1925 году, запретившими без разрешения фотографировать «события внутренней жизни», к которым относились демонстрации, манифестации и иные события политического характера.

Однако в правовых базах документ с подобными реквизитами отсутствует. Вдобавок, до 1946 года «правительство СССР» называлось «Советом Народных Комиссаров».

Возможно, под «постановлением» имеется в виду девятая глава Уголовного кодекса РСФСР 1926 года, которая была принята раньше, в 1924 году, и позже была включена в состав УК. В этой главе находится статья 193.12, устанавливающая ответственность за превышение командиром своих прав, которое повлекло «разглашение стратегических планов». Кроме того, статья 185 УК предусматривает ответственность за нарушение правил фото- и киноцензуры. Разумеется, кодекс этот давно уже не действует.

Что касается фотосъёмки «событий внутренней жизни», то она регламентировалась постановлением Наркомпроса, НКВД и Реввоенсовета, принятым в 1923 году. В 1925 году на его основе были приняты аналогичные правила для Москвы и Московской губернии. Эти постановления разрешали съёмку только после получения разрешения местных отделов управления.

При этом постановление, принятое в 1923 году все еще формально сохраняет силу: как и многие акты того времени, его никто официально не отменял (это относится ко многим документам Советской власти, принятым от Революции и до конца двадцатых годов). Но применяться оно не может, поскольку этот же вопрос регулируют другие нормативные акты, принятые позже и обладающие большей юридической силой.

Есть ещё один нормативный акт, который, затрагивает фотосъёмку — это постановление Совнаркома от 23 февраля 1929 г. «О порядке производства фотографических, кинематографических и прочих съёмок на территории РСФСР», в котором содержится перечень запретов, действующих в приграничной полосе, фотографирование военных и железнодорожных сооружений, а также съёмки с самолетов. В правовых базах этого документа нет, поэтому проверить его формальный статус не удалось. Фактически, применяться он также не может.

Вполне возможно, что «запрет на съёмку стратегических объектов» обязан своим появлениям всем этим документам одновременно, поскольку тексты нормативных актов в РСФСР и СССР были труднодоступны и часто подвергались пересказам. По крайней мере, на появление мифа о его существовании могли повлиять УК 1926 года, в котором упоминаются «стратегические планы», а также постановление Совнаркома 1929 года, в котором содержится список тех объектов, которые и по сей день любят запрещать снимать, то есть, военных и железнодорожных. Кроме того, в нем есть еще один часто встречающийся до сих пор запрет на съёмку внутри учреждений без разрешения их администрации.

18. Какие ограничения на съёмку установлены законодательством о государственной тайне?

Засекречивание каких-либо сведений регулирует закон «О государственной тайне». В нем (ст. 5) определен перечень сведений, которые составляют государственную тайну. Также подобный перечень содержится в указе Президента, с перечислением органов власти, которые уполномочены засекречивать конкретные сведения.

Важно помнить, что перечни эти носят ориентирующий характер, поскольку представляют собой «совокупность категорий сведений, в соответствии с которыми сведения относятся к государственной тайне и засекречиваются на основаниях и в порядке, установленных федеральным законодательством». Проще говоря, не любая информация указанных категорий относится к ГТ, необходимо еще произвести «отнесение» такой информации к гостайне, и ее засекречивание. На практике очень часто про это забывают, относя к «тайне» вообще всю информацию тех категорий, которые содержатся в «перечнях».

Процесс засекречивания регулируется третьим разделом закона о ГТ, он включает в себя экспертную оценку обоснованности такого отнесения и присвоение сведениям соответствующего грифа секретности. На носители секретных сведений наносятся реквизиты, описанные в ст. 12 закона о ГТ, Если вы не видите таких реквизитов, то никакой «государственной тайны» нет. Секретные сведения вы без допуска не увидите, и конечно же, никто не сможет «засекретить» какой-нибудь мост, рядом с которым и по которому ежедневно проходят тысячи человек.

К уголовной ответственности по статье 283 УК за разглашение государственной тайны может быть привлечен только тот, кто имел допуск к работе с такими сведениями или давал подписку об их неразглашении. Кроме того, статьей 4 закона о СМИ средствам массовой информации запрещено разглашать любую охраняемую законом тайну.

Инструкцией по обеспечению режима секретности, утвержденной постановлением Правительства РФ от 5 января 2004 г. № 3-1 определяется порядок установления пропускного и внутриобъектового режима в здании в том случае, если в нем производится работа с документами, содержащими государственную тайну. Этот режим может включать в себя и запрет съёмки, однако действует он только на территории самого объекта, снаружи снимать его «режимом» запретить нельзя. Кроме того, в постановлении различаются понятия «режимной территории» и «режимного помещения», поэтому, возможно, какие-либо запреты внутри здания в соответствии с ним можно устанавливать только в отдельных помещениях, в которых происходит работа с секретными документами. Кроме того, седьмая статья Закона содержит перечень сведений, которые не могут засекречиваться.

19. Какие запреты на съёмку предусмотрены в законодательстве о борьбе с терроризмом?

В законе «О противодействии терроризму» в понятие «террористической деятельности» включено «информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта». Часто это пособничество называют просто «информационным пособничеством терроризму», и запрещают любую съёмку, которая, якобы «может быть пособничеством». Этот запрет, разумеется, незаконен.

Сам закон предусматривает возможность серьезного ограничения прав граждан только во время проведения контртеррористической операции (ст. 11). Прямо о запрете фотосъёмки в нем не говорится, но косвенно она может быть ограничена например, удалением людей из зоны операции и тому подобными мерами. За правонарушения в ходе такой операции предусмотрена административная ответственность по статье 20.27 КоАП.

20. Запрещено ли снимать железную дорогу?

Съёмку «мостовых сооружений, тоннелей, станционных, оборонительных и всякого рода иных сооружений, находящихся на землях, предоставленных железнодорожному транспорту» запрещало проводить постановление Совнаркома «О порядке производства фотографических, кинематографических и прочих съёмок на территории РСФСР». Данное постановление гласит: Воспрещаются на всей территории РСФСР без специального разрешения Объединенного государственного политического управления и его местных органов указанные в ст. 2 съемки:

а). полигонов, аэродромов, военных портов, военных складов, военных заводов и оборонительных сооружений, а также съемка внутри воинских казарм и лагерей;

б). мостовых сооружений, тоннелей, станционных, оборонительных и всякого рода иных сооружений, находящихся на землях, предоставленных железнодорожному транспорту (бывшая полоса отчуждения железных дорог).

За. CHК АССР, краевым и областным исполкомам предоставляется право воспрещать производство частными лицами фотографических и кинематографических съемок отдельных объектов с объявлением об этой во всеобщее сведение (в редакции постановления СНК РСФСР от 19 августа 1933 г., (СУ № 45 ст. 187).

Данное постановление все еще имеет силу в контексте съемки мостов. Насчет непосредственно железной дороги - не очень понятно.

Законом «О транспортной безопасности» регулируется то, как производится оценка уязвимости объектов транспортной инфраструктуры, и то, какие меры принимаются для их защиты. Однако единственной задачей установления таких мер является защита от «актов незаконного вмешательства». Под ним в статье 1 закона понимается «противоправное действие (бездействие), в том числе террористический акт, угрожающее безопасной деятельности транспортного комплекса, повлекшее за собой причинение вреда жизни и здоровью людей, материальный ущерб либо создавшее угрозу наступления таких последствий». Съёмка к таким «актам» не относится.

Закон «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» (ст. 21) разрешает устанавливать ограничения при нахождении людей на путях и платформах, и только для обеспечения безопасности. В «Уставе железнодорожного транспорта» также никаких ограничений на фотосъёмку не содержится.

Запрет на съёмку содержался в «Правилах перевозок пассажиров и багажа по железным дорогам Союза ССР». Эти правила были отменены приказом МПС № 44 от 14 октября 2002 г. Однако до сих пор многие работники ОАО считают их действующими, а на некоторых официальных сайтах отделений РЖД встречаются цитаты из этого документа о запрете съёмок.

В существующих «Правилах оказания услуг по перевозкам на железнодорожном транспорте пассажиров, а также грузов, багажа и грузобагажа для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности» запрета на фото- и видеосъёмку также нет.

Запрет на съёмки железнодорожных объектов есть в «Положении о проведении теле-, видео-, кино-, и фотосъёмок на объектах инфраструктуры общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД», утвержденном Распоряжением ОАО РЖД № 1693p от 12 марта 2004 г. Однако РЖД может устанавливать какие-то правила только для своих работников, поэтому нет никаких оснований заставлять выполнять этот документ посторонних лиц.

Но это положение «не распространяется на съёмки, предназначенные для личного пользования и проводимые в местах обслуживания пассажиров на вокзалах, станциях, остановочных пунктах, не мешающие и не создающие неудобств и опасности для передвижения пассажиров» (п. 3 Положения). (Существует ответ с разъяснением этого пункта Положения. В нем говорится, что «определенные ограничения» все же существуют, но в чем они заключаются — не объясняется. Скорее всего, автор ответа намекает на запреты, установленные законодательством о государственной тайне).

Регулирует это положение только создание новостных сюжетов для СМИ и фильмов, съёмки, результат которых будет использован «в коммерческих целях», и т. п. При этом оно должно распространяться только на фотосъёмки, для которых требуется подготовка и содействие со стороны работников железной дороги, а также доступ в закрытые зоны и служебные помещения. В остальной части запрет на съёмку установлен незаконно.

Существовало также положение «О проведении теле-, видео-, кино — и фотосъёмок на объектах инфраструктуры железнодорожного транспорта общего пользования, принадлежащих ОАО «РЖД», которое запрещает любые съёмки, ни для кого не делая исключений. Утверждено оно распоряжением ОАО «РЖД» от 12 марта 2004 г. № 1693р. Из-за сходных названий эти документы часто путают.

Положение 2004 г. было отменено тем самым распоряжением 2008 г., которым были утверждены новые правила съёмок. Несмотря на это, до сих пор сотрудники ОАО «РЖД», а также вокзальные охранники и полицейские требуют «разрешение на съёмку» от всех, именно потому что такой порядок устанавливался в отмененном положении. В соответствии с ним, заявка на съёмку рассматривалась «первым управлением» ОАО «РЖД», так что, если при запрете съёмок запрещающий упоминает «первый отдел», то, скорее всего, он руководствуется отмененным постановлением (либо вообще никакого не читал).

Ограничения для посторонних лиц могут быть установлены только федеральным законом или на его основе. Например, упомянутые «Правила оказания услуг…» приняты Правительством на основе закона «О защите прав потребителей», и все запреты, содержащиеся в них, введены правомерно. А вот ОАО РЖД права вводить ограничения для потребителей не имеет.

21. Запрещено ли снимать в метро?

Услуга перевозки в метро — такая же услуга, как и любая другая. И на нее тоже действует статья 16 ЗоЗПП: любые ограничения при ее оказании должны устанавливаться только Правительством. Так что запреты, записанные в «правилах пользования», по большей части незаконны, при условии, что фотосъёмка не нарушает порядок, вспышка не слепит машинистов, и т. п.

Тем не менее, в правилах поведения в метрополитенах различных городов содержатся запреты на съёмку. В Московском метрополитене запрещена «кино — и видеосъёмка» без разрешения администрации. Аналогично обстоят дела в Санкт-Петербурге.

В одном из разъяснений правил пользования Московским метрополитеном говорится, что в метро запрещена «профессиональная фотосъёмка», к признакам которой отнесено использование штатива, вспышки и «профессиональной аппаратуры». Запрет на вспышку объясняется тем, что она может ослепить машиниста, а установка штатива может воспрепятствовать движению пассажиров, что запрещено пунктом 2.11.3 Правил. Однако никаких оснований для запрета использования «профессиональной техники» ни закон, ни сами Правила не содержат, тем более, что перечень такой техники нигде не определён.

Кино- и видеосъёмка запрещена также в Нижнем Новгороде, однако известно «разъяснение» правил пользования метрополитеном работниками метро, в котором говорится также о том, что при фотосъёмке «запрещается попадание в кадр подвижного состава и художественного оформления станций». Возможно, запрет этот вызван какой-либо очередной «антитеррористической» внутренней инструкцией, которая не была опубликована.

Запреты на фото- и киносъёмки без письменного разрешения содержатся в правилах пользования екатеринбургским (п. 9) и казанским метрополитенами. Причем в Казани руководство метро считает съёмку «услугой» и берет за нее плату. Проведение съёмок регулируется положением «О порядке проведения кинофотосъёмочных работ на объектах Казанского метрополитена», которое официально не публиковалось. Фактически, сбор денег за это представляет собой неосновательное обогащение, поскольку, позволяя снимать своей собственной камерой, никакой услуги метрополитен посетителю не оказывает, так как не совершает при этом никаких «действий», как того требует ст. 779 ГК.

Запретов на съёмку не содержится в правилах Новосибирского и Самарского метро.

В Самаре запрет был отменен в августе 2010 г. после протеста прокуратуры. Кроме того, в январе 2011 года аналогичный протест был внесен в администрацию г. Екатеринбурга, но на момент написания версии 1.0 сборника соответствующие пункты Правил пользования метрополитеном в г. Екатеринбурге еще не были отменены.

22. Запрещена ли фотосъёмка с борта самолета и в аэропортах?

Статья 11.17 КоАП устанавливает ответственность за «нарушение правил фотографирования, видео- и киносъёмки либо пользования средствами радиосвязи с борта воздушного судна». Статья 75 Воздушного кодекса говорит о том, что «использование фото- и киносъёмки и других способов дистанционного зондирования земли с борта воздушного судна допускается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации». Однако о самих этих правилах, утвержденных именно Правительством, ничего не известно. Есть основания полагать, что их просто нет, а значит, нарушить их невозможно.

Сейчас эта деятельность регулируется разделом VII (п.п. 7.12-7.20) Федеральных авиационных правил «Подготовка и выполнение полетов в гражданской авиации Российской Федерации» (ФАП-128). Они были утверждены приказом Минтранса России от 31 июля 2009 года № 128 (действуют с декабря 2009 г.). То, что описано в них, не имеет ничего общего с любительской фотосъёмкой из окна самолета. Обычная съёмка не является «дистанционным зондированием земли», под данным понятием традиционно понимается аэро — и спутниковая фотосъёмка земной поверхности с помощью специальной аппаратуры.

В существующих Федеральных авиационных правилах «Общие правила воздушных перевозок пассажиров, багажа, грузов и требования к обслуживанию пассажиров, грузоотправителей, грузополучателей» запрета на фотосъёмку не содержится, более того — ими прямо разрешено провозить при себе фотоаппараты и видеокамеры (п. 135 Правил).

До того, как они были приняты, действовали «Правила перевозки пассажиров, багажа и грузов на воздушных линиях Союза ССР», в которых (п. 4.2.6) было требование перевозки съёмочной аппаратуры в упакованном виде и запрет на пользование ею в полете. Сейчас они утратили силу.

Существуют ограничения на пользование электронными приборами при взлете и посадке, связанные с безопасностью. Дополнительные запреты на съёмку, установленные авиакомпанией для пассажиров, нарушают статью 16 ЗоЗПП, о которой уже говорилось выше.

Меры по обеспечению безопасности в аэропортах регулируются Положением о Федеральной системе обеспечения защиты деятельности гражданской авиации от актов незаконного вмешательства, а также принятыми на его основе Федеральными авиационными правилами «Требования авиационной безопасности к аэропортам». Правила обязательны для лиц, осуществляющих свою деятельность на территории аэропортов. На пассажиров они не распространяются и распространяться не могут, поскольку утверждены не Правительством, как того требует ЗоЗПП.

Ограничения на съёмку установлены данными правилами только в так называемой «контролируемой зоне аэропорта», к которой относятся «рабочая площадь аэропорта, прилегающая к ней территория и расположенные вблизи здания или часть их, доступ в которые контролируется». Посетители и лица, не работающие в аэропорту пропускаются в такую зону только по пропускам. В ней администрация аэропорта имеет право ограничивать съёмку (пп. «б» п. 16 Правил).

Кроме того, запрет на использование съёмочной техники в контролируемой зоне содержится в п. 3.4 «Положения о пропускном и внутриобъектовом режиме в аэропортах, авиапредприятиях, организациях и учреждениях гражданской авиации». Однако пунктом 1.3 этого же Положения его действие распространяется только на лиц, работающих в аэропортах. Та зона, куда допускаются пассажиры для посадки в самолет, называется «стерильной», и запрета на съёмку в ней Положение не содержит.

Фотографирование с самолета над территорией некоторых иностранных государство может быть запрещено отдельно, Конвенцией о международной гражданской авиации (ст. 36).

23. Разрешено ли снимать сотрудников полиции при исполнении ими своих обязанностей?

Запретов на это законодательство не содержит. Наоборот, статья 8 закона «О полиции» закрепляет принцип «открытости и публичности» в ее деятельности. Похожий принцип «гласности» содержался в ст. 3 закона «О милиции».

Открытость и доступность информации о деятельности государственных органов гарантирует и закон «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (ст. 4). Похожий принцип «публичности и открытости деятельности государственных органов» закреплен и в ст. 3 закона «О противодействии коррупции», ст. 3 закона «О системе государственной службы в Российской Федерации» и ст. 3 закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 года № 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» (п. 3) устанавливает, что деятельность государственных органов осуществляется на принципах информационной открытости, что может выражаться, в частности, «в осуществлении гражданами контроля за деятельностью государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан».

Требование сотрудника полиции прекратить съёмку не является правомерным, и привлекать за отказ его выполнить к ответственности по статье 19.3 нельзя. (Хотя на практике это иногда и происходит).

Кроме того, если речь идет о сотрудниках ГИБДД, то фиксировать свой разговор с ними разрешеноПриказом МВД от 2 марта 2009 г. № 185 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации исполнения государственной функции по контролю и надзору за соблюдением участниками дорожного движения требований в области обеспечения безопасности дорожного движения». В пункте 25 Административного регламента сотрудникам ГИБДД запрещается препятствовать использованию записывающей аппаратуры участником дорожного движения, если оно не запрещено законодательством. Если запрет на съёмку существует, то сотрудник полиции, в соответствии со ст. 5 закона «О полиции», должен разъяснить причину и основания этого запрета, то есть, указать нормативный акт, запрещающий съёмку.

В зданиях отделов внутренних дел, в соответствии с Инструкцией по обеспечению режима секретности, утвержденной постановлением Правительства РФ от 5 января 2004 г. № 3-1, устанавливается пропускной режим, в рамках которого могут быть введены запреты и на съёмку. Доступ на «режимную территорию» по несекретным вопросам осуществляется по решению руководителя органа внутренних дел или уполномоченного им сотрудника (обычно это оперативный дежурный).

Подробности того, как регламентирует это Инструкция, мы привести не можем, поскольку сама она секретна, однако, снимая внутри помещений органов внутренних дел, необходимо быть готовым к тому, что от вас потребуют прекратить съёмку именно со ссылкой на «пропускной режим».

В соответствии с инструкцией о пропускном режиме на объектах МВД, пропуск посетителей со съёмочной аппаратурой и производство в них съёмки разрешается по служебным запискам, подписанным руководителями подразделений. Разрешения не требуется для проноса сотовых телефонов, но съёмка ими запрещена все равно. На основе этой инструкции разрабатываются положения о пропускном режиме в органах внутренних дел конкретных регионов.

За нарушение такого запрета может быть применена статья 19.3 КоАП, устанавливающая ответственность за неповиновение законному требованию сотрудника полиции. Кодексом об административных правонарушениях предусмотрено освобождение от ответственности за правонарушение, совершенное в состоянии крайней необходимости, и эта норма может быть применена в том случае, если съёмка проводится для фиксации каких-то нарушений полицейскими, но доказать это на практике может быть затруднительно.

24. Какими полномочиями на съёмку обладают сотрудники правоохранительных органов?

В соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст. 6), при проведении оперативно-розыскных мероприятий может использоваться съёмка и запись. В случае, если речь идет о мероприятиях, ограничивающих право на на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, в соответствии со ст. 8 закона об ОРД, на них требуется санкция суда.

Во всех остальных случаях мероприятия и их фиксация проводятся по усмотрению органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Например, съёмка участников на каком-то митинге, пикете, и т. п., не требует разрешения ни суда, ни лиц, попавших в кадр. Единственное, на что может ссылаться человек, которого сфотографировали — это гипотетическое нарушение права на неприкосновенность своей частной жизни, однако по умолчанию на публичном мероприятии никакой «частной жизни» быть не может. Любое «публичное мероприятие» по определению носит открытый и доступный всем характер, поэтому вся информация о ходе его проведения относится к разряду «общедоступной». В соответствии со ст. 7 закона «Об информации…», она может использоваться любым лицом.

Законом «О полиции» (ст. 11) на полицию возложена обязанность использовать «достижения науки и техники», включая «средства аудио-, фото- и видеофиксации». Кроме того, разрешения на съёмку содержатся в административных регламентах исполнения полицейскими конкретных функций (дактилоскопирования, регулирования дорожного движения, и т.п).

Уголовно-процессуальный кодекс разрешает следователю производить фотосъёмку вещественных доказательств (ст. 82), а также приобщать к уголовному делу фото- и видеодокументы, которые могут быть исследованы при ознакомлении с этим делом, а также в суде. При производстве следственного действия, в соответствии со ст. 166 УПК, может применяться аудиозапись, фото- и видеосъёмка, об этом делается отметка в протоколе. При освидетельствовании (ст. 179), то есть, осмотре чьего-то тела, съёмка может осуществляться только с согласия освидетельствуемого лица. Обязательному фотографированию подлежат неопознанные трупы (ст. 178 УПК).

При этом информация, полученная в ходе негласных оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии со ст. 12 закона об ОРД, составляет государственную тайну, она обрабатывается и рассекречивается в соответствии с законом «О государственной тайне». Материалы уголовного дела, в соответствии со ст. 161 УПК, представляют собой «тайну следствия» и могут быть преданы гласности только с разрешения следователя или дознавателя, в указанном ими объеме. Так же охраняется и информация, полученная в ходе гласных оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам.

«Тайна следствия» охраняется только до его окончания, после которого запрещать разглашать информацию следователь не вправе. (Исключение — ситуации, когда материалы следствия составляют государственную или другую охраняемую законом тайну).

25. Как осуществляется съёмка в судах?

По общему правилу, съёмка судебного процесса проводится только с разрешения суда или судьи. Аудиозапись может вестись свободно, при этом даже не требуется уведомлять о ее ведении суд.

Арбитражным процессуальным кодексом (ст. 11, ч. 7) и Уголовно-процессуальным кодексом (ст. 241, ч. 5) съёмка судебного процесса допускается с разрешения председательствующего судьи. Гражданским процессуальным кодексом (ст. 10, ч. 7) и ст. 54 закона «О Конституционном суде Российской Федерации» — с разрешения суда. Кодексом об административных правонарушениях (статья 24.3, ч. 3) — с разрешения судьи, органа, должностного лица, рассматривающих дело об административном правонарушении.

Порядок применения норм Гражданского процессуального кодекса разъясняется в постановлении Пленума Верховного суда от 26 июня 2008 г. № 13. В пункте 12 постановления говорится о том, что съёмка процесса может проводиться только с разрешения суда, а вот на аудиозапись такого разрешения получать не требуется.

Что касается съёмок вне процесса, а также копирования с помощью фотоаппарата судебных документов, то никаких ограничений на это закон не содержит. Иногда судебные приставы в мировых судах и судах общей юрисдикции запрещают проносить фотоаппараты в здание суда, ссылаясь на распоряжение председателя или установленные им правила. Этот запрет незаконен, однако он содержится в некоторых подзаконных актах судебных органов.

В Москве и Московской области действует «Инструкция по организации внутриобъектового режима и установления единого порядка прохода в здания районных судов и судебных участков мировых судей», пункт 2.3 которой разрешает проносить в здания судов камеры только с разрешения председателя суда или председательствующего по делу. Пункт 2.5 устанавливает такой же порядок для множительной техники и аудиоаппаратуры.

В октябре 2009 года упомянутые пункты данной инструкции стали предметом обжалования в Преображенском районном суде Москвы. Иск был подан Уполномоченным по правам человека в РФ. В ходе судебного разбирательства ответчики внесли поправки в Инструкцию, после чего дело было прекращено, поскольку новый вариант, по мнению Уполномоченного, соответствует закону. Однако фактически никаких существенных изменений в текст внесено не было: он был дополнен указанием на то, что фотосъёмка и снятие копий осуществляются в порядке, определяемом процессуальным законодательством. В новом варианте инструкции не требуется получать разрешение на пронос аудиоаппаратуры, для фото- и видеотехники по-прежнему требуется разрешение.

Вдобавок, текст после изменений, похоже, просто не был опубликован: в справочных правовых системах его нет, а на сайтах районных судов г. Москвы в ГАС «Правосудие» опубликован старый вариант. Вполне возможно, что подобные «инструкции» приняты и в других регионах.

Пропускной режим в арбитражных судах устанавливается локальными актами, которые составляются на основе Методических рекомендаций об организации пропускного режима в арбитражных судах Российской Федерации, утвержденных приказом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 6 августа 2007 г. № 104 (в редакции приказов ВАС РФ от 14 июля 2009 г. № 107 и от 9 декабря 2009 г. № 178). Текст этих рекомендаций не опубликован, однако изучение инструкций по организации пропускного режима в конкретных судах показало, что они, как правило, включают в себя запрет только на пронос съёмочной техники для представителей средств массовой информации. Обычные посетители и участники процесса могут проносить камеры без дополнительного разрешения. То, как организован режим в конкретном суде, можно узнать из соответствующей инструкции, которая, как правило, опубликована на сайте суда.

В некоторых кодексах предусмотрена возможность допроса участников процесса и исследования доказательств с помощью видеотрансляции. В Арбитражном процессуальном кодексе ее применение регулируется статьей 153.1, в Уголовно-процессуальном — 278.1.

26. Можно ли производить съёмку, в расчете на то, что она станет доказательством по уголовному делу?

Уголовно-процессуальное законодательство дает право сбора доказательств только следственным органам. Поэтому среди далеких от юриспруденции людей возникло мнение, будто любая видео- или аудиозапись, сделанная свидетелем преступления в момент его совершения, делается незаконно, поскольку это лицо не является следователем и ему запрещено собирать доказательства.

Разумеется, это не так: доказательствами признается любая информация, на основе которой устанавливаются обстоятельства, имеющие значение для дела. Эта информация должна быть собрана следственными органами с соблюдением определенных процедур. До проведения таких процедур доказательством она не будет, однако на право гражданина собирать информацию это не влияет никак. Более того, если речь идет о преступлении, то применима статья 39 УК, разрешающая причинение вреда для устранения опасности, угрожающей чьим-то правам (в том случае, если съёмка в какой-то конкретной ситуации является правонарушением).

Существует мнение о том, что в качестве доказательств суды принимают только записи, сделанные на аналоговые носители, то есть, пленку. На самом деле, вопрос этот никак не урегулирован, и запретов на использование в качестве доказательств цифровых записей нет. Если по записи назначается экспертиза, то эксперту может понадобиться сама камера, с помощью которой она сделана.

27. Можно ли производить съёмку в исправительных учреждениях?

Уголовно-исполнительным кодексом (ст. 24, ч. 4) съёмка осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях, осуществляется с письменного согласия самих осужденных. Съёмка объектов, обеспечивающих безопасность и охрану осужденных, осуществляется с разрешения в письменной форме администрации учреждения или органа, исполняющего наказания (ст. 24, ч. 5).

Под такими «объектами» можно понимать даже стены исправительного учреждения, так что у его администрации есть формальное основание запретить съёмку этого учреждения снаружи. Однако по смыслу статьи 24, которая называется «Посещение учреждений и органов, исполняющих наказания», запрет распространяется только на лиц, посетивших учреждение, то есть действует только на внутренней его территории.

В утверждённых Министерством юстиции «Правилах внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы» (п. 146) лицам, получившим разрешение на свидание с подозреваемым или обвиняемым, запрещается без разрешения начальника учреждения проносить в СИЗО съёмочную технику.

28. Как ограничивается фотосъёмка в связи с деятельностью Федеральной службы охраны?

Согласно закону «О государственной охране» (ст. 1), к «охраняемым объектам» относятся здания, в которых размещаются органы государственной власти, а также прилегающие к ним территории. Согласно Положению, утвержденному Указом Президента от 7 августа 2004 г. «Вопросы Федеральной службы охраны Российской Федерации» (п. 11, пп. 5), ФСО «организует и осуществляет проведение охранных, режимных, технических и иных мероприятий в местах постоянного и временного пребывания, в том числе на трассах проезда». Именно в ходе этих мероприятий и могут устанавливаться какие-либо ограничения, причем не всегда, а только во время проезда охраняемых лиц.

Долгое время в Москве охранные мероприятия регулировались постановлением от 20 сентября 1994 г. № 791 «О проведении охранных и других специальных защитных мероприятий на трассах (маршрутах) проезда, в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в г. Москве». В него тремя постановлениями вносились изменения, однако в открытых источниках опубликовано только последнее из них, содержащее список московских улиц, по которым проходят маршруты проезда объектов государственной охраны в г. Москве.

Было ли опубликовано само постановление № 791, неясно, да и сам его текст было проблемно разыскать. В самом постановлении до внесения в него изменений не содержалось никаких запретов на съёмку. Оно представляло собой набор поручений различным городским службам по контролю и надзору за состоянием проезжей части, размещением различных сооружений в маршрутах проезда, и т. п.

В первом приложении к нему содержалась инструкция «О порядке проведения охранных и других специальных защитных мероприятий на трассах (маршрутах) проезда, в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в г. Москве», возможно, какие-то запреты были именно там.

Второе приложение содержало список улиц с маршрутами проезда. После того, как оно было опубликовано, некоторые СМИ напечатали статьи об «улицах Москвы, на которых запрещено фотографировать», со списком этих улиц из приложения. Но скорее всего, никаких запретов этими документами не устанавливалось: существует опубликованный ответ на запрос за подписью советника директора ФСО, в котором говорится об их отсутствии.

В настоящее время все эти документы отменены, принято новое постановление Правительства Москвы от 29 сентября 2010 г. № 866-ПП «О некоторых мерах по содержанию трасс (маршрутов) проезда и мест постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в городе Москве». Постановлением был утвержден порядок содержания таких трасс, который также представляет собой описание порядка производства работ на таких трассах, размещения на них сооружений, ремонта фасадов, и т. п. Никаких запретов на фотосъёмку нет ни в постановлении, ни в «порядке».

При этом перечня маршрутов проезда Постановление не содержит. Возможно, этот перечень был засекречен, так что, пока он не опубликован, рекомендуется пользоваться предыдущим списком из отмененного постановления. Однако отсутствие такого списка может говорить и о том, что какие-либо ограничения устанавливаются только в ходе охранных мероприятий, независимо от того, по какому маршруту проезжает охраняемое лицо.

По сообщению «Новой газеты», в Санкт-Петербурге принят похожий документ, приказ губернатора № 22-п от 22 марта 1999 г. «О проведении охранных и других специальных защитных мероприятий на трассах (маршрутах) проезда, в местах постоянного и временного пребывания объектов государственной охраны в Санкт-Петербурге». Разумеется, текст его тоже трудно найти. Было опубликовано распоряжение Территориального управления Центрального административного района Санкт-Петербурга от 30 апреля 1999 г. № 1186-р, принятое на основании этого приказа. Оно также описывает порядок содержания маршрутов проезда охраняемых лиц и не содержит запретов на съёмку. Возможно, подобные постановления существуют в других городах.

Порядок съёмок на территории Кремля определен в правилах посещения Кремля, утвержденных приказом ФСО № 336 от 18 октября 2001 г. Раньше в нем были определены размеры фотоаппаратов, на фотосъёмку которыми требовалось разрешение (длина более 25 см, либо высота корпуса более 14 см, или со сменными объективами диаметром более 70 мм.) Кроме того, разрешение ФСО требовалось на съёмку внутри охраняемых зданий. Изменениями, внесенными приказом ФСО от 26 февраля 2010 года эти ограничения были отменены.

Сейчас разрешение требуется в двух случаях: на съёмку в период подготовки и проведения охранных мероприятий, а также съёмки, связанные с созданием тиражируемой кино-, фото- и видеопродукции. Последний запрет обусловлен тем, что Красная площадь и Кремль имеют статус музея, а на создание продукции с изображением музейных зданий требуется получать разрешение в соответствии со ст. 36 закона «О музейном фонде…».

Заявка на такое разрешение подается в ФСО, установлен трехдневный срок ее рассмотрения.

Однако теоретически есть возможность ограничить пронос фото и видеокамер на территорию Кремля, некрополя и в Мавзолей, если они попадают под определение «громоздких предметов». До изменений от 26 февраля 2010 г. камеры были разрешены к проносу наряду с детскими колясками, даже если они «громоздкие». Однако найти громоздкую камеру сейчас затруднительно, а съёмка в Мавзолее и так запрещена.

29. Разрешена ли съёмка на таможне?

Внутриобъектовый и пропускной режим на объектах таможенных органов регулируется инструкциями, которые утверждаются для конкретных подразделений на основе приказа Федеральной таможенной службы от 20 октября 2006 г. № 1032 «Об утверждении инструкции по организации пропускного и внутриобъектового режимов на объектах таможенных органов Российской Федерации».

Сам приказ утверждает инструкцию, положениям которой должны соответствовать все остальные инструкции, описывающие такие режимы в нижестоящих подразделениях таможенной службы. Запрет на фотосъёмку содаржится в п. 55 этой Инструкции.

Именно поэтому на объектах таможни съёмка запрещена. Например, в соответствующей инструкции, определяющей режим для объектов Центрального таможенного управления, запрет съёмок содержится в п. 5.5, для объектов санкт-петербургской таможни это п. 4.7 Инструкции, и т. д.

30. Какими полномочиями на съёмку обладают частные детективы?

Законом «О частной детективной и охранной деятельности» (ст. 5) частным детективам дано право при осуществлении сыскной деятельности проводить аудиозапись, фото- и видеосъёмку. Снимать детективу запрещено только в «служебных или иных помещениях» без письменного согласия «соответствующих должностных или частных лиц» (ст. 7). По смыслу статьи, речь идет о тех помещениях, в которые ограничен доступ, поскольку в общественных местах снимать можно всем гражданам.

Кроме этого, седьмая статья закона запрещает детективам собирать сведения, связанные с личной жизнью, а также с политическими и религиозными убеждениями отдельных лиц. Это делает незаконным один из наиболее распространенных видов деятельности детективов, «выявление супружеских измен» (некоторые детективы считают, что, если не фиксировать полученную информацию, а просто наблюдать за человеком, то это не подпадает под определение «сбора сведений»; это не так).

31. Какими полномочиями по пресечению съёмки обладают охранники предприятий?

Частные охранники работают в соответствии с законом «О частной детективной и охранной деятельности». Статья 12.1 этого закона содержит перечень полномочий, которыми обладают частные охранники при обеспечении ими внутриобъектового и пропускного режимов. «Внутриобъектовый режим» устанавливается внутри заведений и содержит совокупность правил поведения внутри них. «Пропускной режим» связан со входом и выходом на объект.

Правила, которые устанавливает владелец объекта, не могут противоречить законодательству, так что отказать в допуске по произвольному критерию, к примеру, в магазин, его владелец не может, поскольку это противоречило бы закону «О защите прав потребителей».

Статья 12.1 закона разрешает охранникам требовать соблюдения установленных режимов, а также производить осмотр имущества, которое проносится на объект. Разумеется, осмотр предполагается только наружный, поскольку ни досмотр, ни обыск охранник проводить не вправе.

В случае, если охранная деятельность ведется с использованием видеонаблюдения, уведомление об этом, в соответствии со ст. 12 закона должно быть размещено до входа на территорию объекта. Кроме того, эта статья дает охраннику право задерживать лиц, совершивших посягательство на охраняемое имущество. Задержанный должен быть незамедлительно передан в органы внутренних дел, то есть, либо препровожден туда, либо сдан вызванным работникам полиции.

Что же касается остальных противоправных действий, то при их совершении охранник может их пресекать только если речь идет о преступлениях: такое право дано всем гражданам статьями 37 — 39 Уголовного кодекса. Если же совершается административное правонарушение, то применять меры, предусмотренные статьей 27 Кодекса об административных правонарушениях частный охранник не может.

Кроме того, государственные органы исполнительной власти могут создавать охранные подразделения на основе закона «О ведомственной охране». В одиннадцатой статье этого закона описываются их права, включающие право задержания и доставления в служебное помещение охраны либо орган внутренних дел лиц, которые совершили на охраняемом объекте преступление или административное правонарушение. Также сотрудники охраны включены в список лиц, которые могут производить доставление, содержащийся в п. 1 ч. 1 ст. 27.2 КоАП.

Задерживать сотрудники охраны имеют право только лиц, находящихся на охраняемой территории, если съёмка происходит вне ее, такого права у них нет. При этом необходимо помнить, что сама по себе фотосъёмка ни преступлением, ни правонарушением не является. Однако состав правонарушения может возникнуть тогда, когда снимающий незаконно проникает на охраняемый объект, ответственность за это предусмотрена в статье 20.17 КоАП.

32. Запрещено ли снимать в церквях и монастырях (без благословления настоятеля, священника, и т. п.)?

Любая церковь — это обычная общественная организация. Устанавливать какие-то правила поведения, обязательные для посторонних, она не может. Так называемые «внутренние установления» религиозных организаций, предусмотренные законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ст. 15), не могут противоречить законодательству.

Кроме того, при оказании церковью услуг (крещение, отпевание, и т. п.) применим закон о защите прав потребителя, шестнадцатая статья которого запрещает устанавливать какие-либо ограничения, помимо тех, что установлены федеральным законом или постановлениями Правительства. (Это не относится к отсутствию чеков: церквям разрешено торговать без кассовых аппаратов).

Большинство церковных услуг имеют все признаки так называемой «притворной сделки», то есть, такой сделки, которая совершена с целью прикрыть другую, настоящую. Как правило, возмездное оказание услуги маскируется под «пожертвование», которое потребитель должен сделать в пользу прихода, причем размеры таких «пожертвований» чаще всего строго определены.

К сожалению, на практике добиться соблюдения закона от священника православной церкви, скорее всего, будет нереально, даже с помощью жалоб в контрольные органы. Политика тотального «оцерковления» приводит к тому, что государство смотрит «сквозь пальцы» на это и другие нарушения законодательства служителями православного культа (такие, например, как торговля без лицензии алкоголем и ювелирными изделиями).

Многие церкви и монастыри являются объектами культурного наследия, и ограничения на доступ к ним могут устанавливаться только по согласованию с соответствующим надзорным органом: этого требует закон «Об объектах культурного наследия…» Статьёй 7 указанного закона доступ к таким объектам гарантирован всем. На практике церковная администрация часто нарушает закон, устанавливая произвольные запреты на доступ и обработку информации о таких объектах, к которым относится и запрет на съёмку. К тому же такой запрет может преследовать еще одну цель: затруднить фотографирование нарушений режима содержания памятников культуры (самовольный ремонт, разрушение, и т. п.).

Возможны ситуации, когда снимать на территории религиозных учреждений действительно нельзя, но они определяются на основе законодательства, а не внутренних церковных правил. Например, в монашеские кельи вас, скорее всего, не пустят, ссылаясь на тайну частной жизни.

33. Запрещено ли фотографировать на кладбищах?

Иногда администрация кладбищ действительно запрещает снимать, как правило, такие запреты связаны с попытками не допустить вандализма и «фотосессий» в окружении могил. Никаких прав устанавливать отдельные запреты на фотосъёмку у администрации нет. Статья 17 закона «О погребении и похоронном деле» дает местным органам исполнительной власти право принимать правила содержания мест погребения, однако в статье говорится только о санитарных и экологических требованиях. Устанавливать для посетителей какие-либо правила поведения на кладбищах она не разрешает.

34. Как осуществляется съёмка в соответствии с законодательством о средствах массовой информации?

Закон «О средствах массовой информации» предоставляет журналистам права, расширенные по сравнению с правами обычных граждан. Например, им разрешается не спрашивать согласия на опубликование подробностей частной жизни лица в том случае, если это необходимо для защиты «общественных интересов». Кроме того, в случаях, предусмотренных ст. 50 закона о СМИ разрешается производить скрытую запись.

Статья 47 закона (пп. 5, 6 ч. 1) разрешает журналисту при выполнении профессиональных обязанностей копировать документы, а также производить съёмку, «за исключением случаев, предусмотренных законом» (такие немногочисленные случаи описаны в этом сборнике). Толкование закона «О средствах массовой информации» содержится в постановлении Пленума Верховного суда «О практике применения судами закона Российской Федерации. О средствах массовой информации».

Если речь идет о соблюдении авторских прав, то несколько случаев свободного использования охраняемых произведений предусмотрены в статьях 1274, 1276 и 1279 Гражданского кодекса. Статья 1274 (п. 1) разрешает свободно использовать произведения путем цитирования (пп. 1), воспроизведения в прессе статей по текущим вопросам (пп. 3) и политических материалов (пп. 4), а также показ произведений, случайно попавших в кадр во время съёмки (пп. 5). Статья 1276 частично дублирует пп. 5 п. 1 статьи 1274 и разрешает изображать и показывать фотографии, картины и произведения архитектуры, находящиеся в месте, открытом для свободного посещения. Статья 1279 разрешает кратковременную запись произведений в целях сообщения в эфир.

Ограничения для средств массовой информации могут устанавливаться в соответствии с законом «О чрезвычайном положении» (ст. 12), на тех территориях, на которых оно введено. В соответствии с законом «О противодействии терроризму» (ст. 13) связь со СМИ осуществляет представитель оперативного штаба, проводящего контртеррористическую операцию. Порядок сбора информации журналистами в ходе такой операции определяется руководителем операции (ч. 4 ст. 4 закона «О СМИ»). Запрещается распространять сведения о методах проведения и тактике такой операции, если это может как-то помешать ее проведению.

Статья 4 закона «О средствах массовой информации» также запрещает использовать их для разглашения любой тайны, охраняемой законом (например, медицинской тайны, тайны усыновления, и т. п.). Если речь идет о проведении предварительного расследования, то фотосъёмку на месте происшествия может ограничить следователь, в целях защиты тайны следствия, предусмотренной ст. 161 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Если речь идет об оперативной информации, то она составляет государственную тайну, в соответствии со ст. 12 закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Кроме того статья 4 закона «О СМИ» запрещает использовать средства массовой информации для распространения сведений о способах приготовления и использования, а также местах приобретения наркотиков (так называемая «пропаганда наркотиков», введенная в ст. 46 закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»), призывы к осуществлению экстремистской деятельности или оправдание терроризма, скрытых вставок, «воздействующих на подсознание человека», а также сведений об организациях, деятельность которых запрещена, без указания на то, что она относится к числу запрещенных.

35. Где запрещено фотографировать в Москве?

Москву часто называют «государством в государстве». Справедливо это и в данном случае: именно московскими чиновниками принята масса нормативных актов, ограничивающих съёмку. Подавляющее большинство из них незаконны. Кроме того, многие акты, ограничивающие съёмку, в настоящее время отменены, однако на них продолжают ссылаться.

Правила пользования наземным городским транспортом общего пользования в городе Москве (п. 6.4.15) запрещают производить «профессиональную видеосъёмку» в салонах городского транспорта без разрешения администрации транспортных предприятий. Запрет на съёмку также содержится в Положении об общественных наблюдателях за проведением ЕГЭ в г. Москве (п. 3.3).

В распоряжении Мэра Москвы от 24 июня 1999 года N 659-РМ «Об организации порядка посещения культурно-развлекательных центров, функционирующих на территории г. Москвы» администрации культурно-развлекательного центра давалось право запретить съёмку в центре или пронос на его территорию съёмочной аппаратуры. (Этот документ примечателен еще и тем, что в нем сотрудникам частных охранных предприятий было дано право проводить досмотр посетителей, которого у них нет по закону «О частной детективной и охранной деятельности»).

Существовало также распоряжение Мэра Москвы от 29.02.1996 № 97-РМ, утверждавшее «Положение о порядке содержания казино в г. Москве». Аналогичный запрет был в распоряжении Мэра Москвы от 24 апреля 1998 г. № 409-РМ «О порядке содержания и условиях лицензирования деятельности по содержанию зала (точки) игровых автоматов на территории г. Москвы».

Однако все эти документы были отменены 21 августа 2009 г. Распоряжением Мэра Москвы № 284-РМ «О признании утратившими силу распоряжений Мэра Москвы по вопросам игорного бизнеса». Связано это было с тем, что по закону «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» Москва не включена в перечень регионов, в которых разрешена игровая деятельность, так что законно действующих казино и игровых автоматов к настоящему моменту в городе быть уже не должно.

Особо активен в запрете Департамент здравоохранения Москвы, который постоянно включает в свои акты требования о пресечении на территории и в помещениях лечебных учреждений «несанкционированных фото-, видео — и киносъёмок». Изначальный запрет содержится в распоряжении, регулирующем меры по усилению безопасности и «борьбы с терроризмом», он дублируется в нормативных актах, регулирующих деятельность органов здравоохранения в период конкретных праздников, массовых мероприятий, и т. п.

Приказом Департамента социальной защиты населения г. Москвы (п. 1.14) запрещена фото- и видеосъёмка зданий и помещений органов соцзащиты. Данный документ не опубликован, отыскать его текста не удалось.

Кроме того, на московских кладбищах внутренними документами ГУП «Ритуал» незаконно ограничена съёмка: необходимо ее предварительно согласовать с ГУП, предоставив описание цели съёмок, используемого оборудования и тому подобной информации. Установлена почасовая оплата за проведение съёмок.

Часть запретов также связано с деятельностью Федеральной службы охраны, поскольку именно в Москве в основном и осуществляются охранные мероприятия (см. вопрос «Как ограничивается фотосъёмка в связи с деятельностью Федеральной службы охраны?»).

Данный перечень — далеко не исчерпывающий, так что, снимая в Москве, стоит быть готовым столкнуться с очередным незаконным запретом на съёмку.

36. Разрешена ли съёмка на избирательных участках в период выборов?

В законодательстве о выборах имеется неоднозначность в этом вопросе. С одной стороны, представителям СМИ снимать прямо разрешено в ч. 11 ст. 30 закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Аналогичное разрешение содержится в ч. 14 ст. 23 закона «О выборах Президента Российской Федерации».

Кроме того, эти разрешения продублированы еще и в некоторых местных нормативных актах, например, законах Москвы «О референдумах в городе Москве» (п. 12) и «Избирательный кодекс города Москвы» (п. 12).

С другой стороны, закон не содержит больше запретов на съёмку для других категорий граждан. Из этого можно сделать вывод, что снимать можно всем. Ограничения возможны только при попытках съёмки, например, в кабинах для голосования, где запрещено присутствие посторонних, поскольку информация о выборе, сделанном избирателем в ходе голосования, является тайной (разумеется, сам избиратель может эту тайну раскрыть).

Это подтверждено Центризбиркомом в ответах (rtf) на вопросы избиркома г. Екатеринбурга на семинаре «Муниципальные выборы, местные референдумы и иные формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления» (8-11 сентября 2009 года, г. Москва) (вопрос. 4).

Кроме того, на сайте Центризбиркома размещен комментарий к закону «Об основных гарантиях…», в котором также говорится о том, что съёмку вправе вести каждый посетитель избирательного участка, поскольку выборы проходят «открыто и гласно». О праве наблюдателя вести фотосъёмку говорится и в «Памятке наблюдателя», опубликованной на сайте ЦИК (ее можно распечатать и носить с собой, если вы собираетесь снимать).

Эти документы не являются нормативным документом и не имеют обязательной силы. Так что ссылаться на них, а также на отсутствие запрета, можно, но какой будет результат — неясно.

Однако отсутствие прямого разрешения на съёмку для всех присутствующих на избирательном участке приводит к тому, что посетителям и наблюдателям снимать запрещают. Целью этого, как правило, является сокрытие нарушений, либо просто боязнь «как бы чего не вышло». Учитывая частоту использования «административного ресурса» в ходе выборов, снимая без разрешения на избирательном участке, есть серьезные шансы пострадать, вплоть до незаконного привлечения к уголовной ответственности по статье 141 УК («Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»).

37. Может ли администрация ЗАГСа запретить съёмку в ходе церемонии бракосочетания?

Органы ЗАГС осуществляют свою деятельность в соответствии с законом «Об актах гражданского состояния». Никаких запретов на такую съёмку ни в этом, ни в каком-либо другом законе не содержится. Иногда персонал ЗАГСов, по сговору со знакомыми фотографами, снимающими свадьбы, начинает запрещать посторонним снимать, ссылаясь на то, что необходимо получить какое-то «разрешение» или «лицензию». Разумеется, это незаконно: фотосъёмка не относится к лицензируемым видам деятельности.

Задача таких запретов — принуждение к заказу услуг «своих» фотографов и операторов. Ими нарушается статья 15 закона «О защите конкуренции», которая запрещает федеральным органам исполнительной власти вводить ограничения для хозяйствующих субъектов и ограничивать для потребителей круг лиц, оказывающих услуги. Жалобы на нарушение этого закона можно подавать в прокуратуру или местный антимонопольный орган. Персонал ЗАГСа может быть привлечен к ответственности по статье 14.9 КоАП («Ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления»)

Встречаются ситуации, когда помещение, в котором проходит бракосочетание, сдается в аренду коммерческой организации, а она уже и запрещает съёмку. В этом случае нарушается статья 16 закона «О защите прав потребителей», которая запрещает «навязывание услуг». Кроме того, руководитель этой организации может быть привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.8 КоАП («Нарушение иных прав потребителей»).

38. Разрешено ли производить съёмку посольств?

Посольства формально являются территорией другого государства, и если съёмка ведется изнутри, то применимо соответствующее иностранное законодательство. Однако если снимают снаружи, то действуют законы России, в которых никакого запрета не содержится.

Иногда при запрете съёмки ссылаются на Венскую конвенцию о дипломатических сношениях, статья 22 которой закрепляет обязанность государства принимать меры для защиты помещений посольств от вторжений и нанесения ущерба, а также предотвращения нарушения спокойствия представительства. Однако съёмка не является «вторжением» и «спокойствия» не нарушает.

39. Действуют ли запреты на съёмку, сохранившиеся с советских времен?

Советские нормативные акты, даже если они не отменены, зачастую фактически не действуют, поскольку после их принятия вступили в силу новые нормативные акты в этой же сфере. При ссылке на советский закон необходимо разбираться в каждом конкретном случае, в какой части он фактически применяется. К примеру, если речь идет об оказании услуг, то действует ЗоЗПП со статьей 16 и запретом ограничивать потребителя иначе, чем «правилами», принятыми Правительством, что автоматически делает незаконными все ограничения, которые содержатся в ранее принятых актах министерств и ведомств.

Как правило, если при запрете съёмки ссылаются на нормативный акт, «действующий с советских времен», такой акт при проверке оказывается отмененным.

40. Можно ли снимать «шпионскими» камерами?

В Уголовном кодексе существует статья Статья 138.1., в которой предусмотрена ответственность за «Незаконные производство, приобретение и (или) сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации». Под такими «средствами» на практике понимаются разного рода замаскированные камеры, имитирующие обычные предметы: часы, зажигалки, и т. п. Сотовые телефоны с камерами в качестве «шпионских» не рассматриваются, якобы потому, что встраивание в них камер «общеизвестно» и широко распространено. В последнее время растёт число уголовных дел, возбужденных за такую технику. Однако законность их возбуждения вызывает большие сомнения.

В качестве документов, которые определяют перечень «технических средств», относящихся к «специальным», используется два постановления. Первое постановление № 770, утверждает их общий перечень в целях лицензирования деятельности по производству и реализации и описывает перечень спецсредств, «предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации». Эта формулировка взята из статьи 6 закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Однако в 138.1 УК уголовная ответственность устанавливается только за действия с аппаратурой, «предназначенной для негласного получения информации». Применение для целей уголовной ответственности этого постановления приводит к тому, что в число предметов, за которые она наступает, попадают не только «предназначенные», но и «приспособленные» устройства, число которых гораздо больше (фактически, «приспособить» можно любое бытовое устройство).

На практике, благодаря такой «расширенной» формулировке у следственных органов появился повод для широкого толкования самой статьи УК, что по общему правилу недопустимо. Следственному произволу способствует и тот факт, что нигде в законе не определены понятия «бытового предмета», под который должна быть закамуфлирована техника, да и самого «камуфлирования».

Второе постановление было принято для использования таможенниками при ввозе и вывозе «специальных средств». Оно уже описывает некоторые их признаки и включает, например, камеры с объективом «pin-hole» или «закамуфлированные под бытовой предмет». Под «специальными» в данном постановлении также понимаются камеры с внешними органами управления. При этом не говорится, должны ли эти «внешние органы» быть единственными в камере, или под определение попадает вообще любая камера с ПДУ. По смыслу закона — разумеется, верен первый вариант, однако из текста постановления этого никак не следует.

При расследовании таких дел обычно назначается экспертиза, которая и определяет то, относится ли предмет к «специальным средствам». Результат экспертизы предугадать довольно сложно: сходные по характеристикам устройства могут признаваться «специальными» одними экспертами и не признаваться — другими. Часть из существующих методик такой экспертизы засекречена.

Сомнительна и сама польза от существования данной статьи. Применение «шпионской» техники легально в большинстве стран мира, противоправным оно становится только тогда, когда с ее помощью нарушается какая-либо охраняемая законом тайна. Вдобавок, использовать скрытые камеры можно и для охраны своих законных интересов, одно из распространенных их применений — это съёмка чьих-либо противоправных действий (получения взятки, превышение полномочий, и т. п.) Учитывая то, что уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни и тайны сообщений уже предусмотрена УК, дополнительная криминализация приобретения и сбыта техники, которая может использоваться не только для этого, просто осложняет обычным гражданам борьбу с произволом «силовиков» и прочими нарушениями закона.

Ранее данные требования были оговорены Ч. 3 ст. 138 УК, которая становилась предметом обращений в Конституционный суд, однако постановлением от 31 марта 2011 г. она была признана не противоречащей Конституции.

В своем постановлении суд указал на то, что для применения этой статьи необходимо доказать умысел обвиняемого, то есть, его знание о том, что конкретное устройство предназначено именно для скрытого получения информации. От такого разъяснения сложившаяся практика применения статьи не изменится: следствие в таких делах всегда презюмирует умысел. Хотя для установления того, относится ли устройство к «специальным средствам», назначается экспертиза, и уже одного этого достаточно для доказательства отсутствия умысла: для проведения экспертизы требуются специальные познания, которых у обычного человека нет. (Многие СМИ, комментируя постановление, сообщили о том, что суд, якобы, указал на то, что доказыванию по делу подлежит не назначение устройства, а то, собирался ли обвиняемый с его помощью фактически получать какие-либо сведения, содержащие охраняемую законом тайну. Это — неверная трактовка, ничего подобного в постановлении КС нет).

Кроме того, суд при вынесении постановления исходил из того, что к «спецсредствам», попадающим под данную статью, относится любое устройство, а не то, с помощью которого можно нарушить только тайну каких-либо «сообщений», что следует из общего смысла статьи. В довершение всего, суд отнес к «уголовно наказуемым» не только «предназначенные», но и «приспособленные» и «запрограммированные» средства, согласившись с той расширенной формулировкой из постановления Правительства, которую применяет следствие по уголовным делам.

Таким образом, в своем позорном постановлении суд фактически одобрил сложившуюся практику. Теперь добиться справедливого решения по подобным делам можно только в Европейском суде по правам человека, куда и обещали обратиться некоторые из жалобщиков.

Во избежании привлечения к уголовной ответственности, имеет смысл пользоваться обычной техникой, которая не является «шпионской»: если потребуется ее как-то переделать для того, чтобы скрыть, обязательно следует затем восстановить ее до первоначального состояния. Если же вы все-таки сняли что-то такой камерой, имеет смысл не вдаваться в подробности получения записи. Имейте в виду: для экспертизы у вас могут попросить предоставить саму камеру.

Часто продавцы и производители такой техники получают письменное заключение какого-нибудь специалиста о том, что устройство не относится к «специальным». Следствие может просто не принимать его во внимание, проведя свою собственную экспертизу, которая придет к противоположным выводам. Но наличие двух заключений специалистов с противоположными выводами дает возможность заявить о том, что обвиняемый был введен в заблуждение и не мог знать о том, что использует «спецтехнику». Возможно, это поможет избежать ответственности, но шансы — очень маленькие.

Частные детективы и охранники за незаконное использование подобных средств могут быть привлечены к ответственности по статье 20.24 КоАП. Для остальных граждан владение «шпионской техникой» и ее использование не являются правонарушениями или преступлениями, уголовно наказуемы только сбыт, производство и приобретение. Причем приобретение стало преступлением только с. 1 января 2010 года, так что в случае вопросов имеет смысл утверждать, что вы купили камеру до этой даты.

41. В каких нормативных актах содержится прямой запрет на фотосъёмку?

Остальные нормативные акты, содержащие запрет на съёмку, регламентируют, как правило, пропускной режим на территориях государственных учреждений. С учетом того, что ограничения на доступ к информации могут устанавливаться только федеральным законом, не совсем понятен статус и законность некоторых из перечисленных нормативных актов. Законными могут быть только те из них, которые были приняты для охраны государственной тайны и устанавливают внутриобъектовый и пропускной режим на объектах.

Постановлением Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 22 января 1998 г. № 2134-II ГД «О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (ст. 37) запрещено проносить на закрытое заседание Государственной Думы и использовать в ходе него съёмочную технику и средства звукозаписи. Аналогичная норма содержится в Постановлении Совета Федерации Федерального Собрания РФ от 30 января 2002 г. № 33-СФ «О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» (ст. 37).

Постановлением Правительства РФ от 2 октября 1999 г. N 1102 «О Правилах плавания и пребывания иностранных военных кораблей и других государственных судов, эксплуатируемых в некоммерческих целях, в территориальном море, во внутренних морских водах, на военно-морских базах, в пунктах базирования военных кораблей и морских портах» Российской Федерации" (п. 70) запрещено снимать корабли и военные объекты на берегу с борта иностранных кораблей.

Приказом Госстроя РФ от 3 ноября 1999 г. N 105 «Об обеспечении пропускного и внутриобъектового режима и охраны здания Госстроя России» (п. 2.9) внос в здание Госстроя России съёмочной аппаратуры для личного пользования запрещается, внос аппаратуры для других целей осуществляется по разрешению.

Приказом Минтопэнерго РФ от 29 октября 1997 г. № 333 «Об утверждении и вводе в действие Положения о пропускном и внутриобъектовом режиме в административных зданиях Министерства топлива и энергетики Российской Федерации» (п.3.3 Положения) запрещается вносить съёмочную технику на территорию и в помещения Министерства, и производить там съёмки.

Приказом ФСБ РФ от 10 сентября 2007 г. N 458 «Об утверждении Правил пограничного режима» (п. 1.9.8, пп. «б» Правил) лицам, находящимся в пределах пятикилометровой полосы местности вдоль государственной границы, запрещается без разрешения начальника пограничного управления ФСБ осуществлять съёмку пограничных нарядов и объектов пограничных органов.

Приказом Федеральной службы по надзору в сфере транспорта от 1 сентября 2006 г. N ВС-297фс «Об утверждении Порядка организации охраны, пропускного и внутриобъектового режимов в административных зданиях.

Федеральной службы по надзору в сфере транспорта» (п. 3.13 Порядка) запрещается без специального разрешения руководства Ространснадзора вносить в его административные здания съёмочную и звукозаписывающую аппаратуру.

Запрет на съёмку в портах и с борта кораблей содержался в п. 10.1.4 «Общих правилах морских торговых и рыбных портов Союза ССР», утвержденных в 1969 году. Этот документ давно утратил силу, в 2007 году принят закон «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», в котором не содержится никаких подобных запретов. Нет их и в «Общих правилах плавания и стоянки судов в морских портах Российской Федерации и на подходах к ним», утвержденных в 2009 году.

Приведённый здесь перечень далеко не полон, так что, снимая в государственных учреждениях, стоит иметь в виду возможное существование какого-либо «ведомственного» документа, запрещающего съёмку.

42. Какую ответственность законодательство устанавливает за препятствия съёмкам?

Основная статья, которая применима при незаконных ограничениях съёмки — «Самоуправство». Если оно не причинило существенного вреда, то это — административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена ст. 19.1 КоАП. Если существенный вред все же причинен — то уже преступление (ст. 330 УК).

Если частный охранник незаконно препятствует съёмке, он могут быть привлечен к уголовной ответственности по статье 203 УК («Превышение полномочий частным детективом или работником частной охранной организации, имеющим удостоверение частного охранника, при выполнении ими своих должностных обязанностей»). Если то же самое делает сотрудник полиции, то он несет ответственность за превышение должностных полномочий по статье 286 УК.

Эти же нормы могут быть применены и при удалении фотографий с карты памяти фотоаппарата: закон (статья 1252 Гражданского кодекса) предусматривает уничтожение экземпляров произведения только в том случае, когда эти экземпляры являются контрафактными, то есть, при их создании были нарушены авторские права.

А изъятие самой камеры или флеш-карты — это уже «грабёж», предусмотренный ст. 161 УК, то есть, «открытое хищение чужого имущества». Стоимость изъятого значения не имеет, состав преступления будет в любом случае.

Если охранники или персонал заведения вызывают полицию для того, чтобы воспрепятствовать якобы «незаконной съёмке», имеет смысл попросить приехавших полицейских привлечь к административной ответственности самих вызвавших. На этот случай существует статья 19.13 КоАП, которая называется «заведомо ложный вызов специализированных служб». К таким «службам» относятся полиция, пожарные, «скорая», и другие.

В случае неправомерных препятствий съёмке на избирательном участке кому-либо из избирательной комиссии (например, наблюдателю) такие действия могут быть квалифицированы как «воспрепятствование работе избирательных комиссий» по статье 141 УК. Также за такие действия предусмотрена административная ответственность по статье 5.6 КоАП.

Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов наказывается по статье 144 УК.

Владелец коммерческой организации, который устанавливает для посетителей запрет на съёмку, может быть привлечен к ответственности по статье 14.8 КоАП («Нарушение иных прав потребителей»).

P.S. Короче, что делать?

Если вас просят прекратить съемку и для вас это не очень принципиально, согласитесь с данным требованием, спрячьте фотоаппарат и не продолжайте съемку. Если от вас требуют удалить снимки или еще хуже – требуют на время отдать фотоаппарат, чтобы сделать это самостоятельно, приводите изложенные здесь доводы в пользу незаконности запрета фотосъемки и незаконности данных требований. Соглашайтесь это сделать только после вызова полиции и документирования как самого нарушения фактом фотосъемки, так и процесса удаления фотографий. Что касается передачи фотоаппарата, то это возможно лишь в случаях, предусмотренных законом и решением суда и на данную ситуацию не распространяется. Дабы избежать накала страстей, можно также продемонстрировать включение диктофона (в т.ч. в телефоне) для «записи собственных слов, чтобы вы потом не смогли утверждать, что я говорил что-то другое» или имитировать звонок другу, которого просить включить запись телефонного разговора. Как правило, те кто, выдвигает вам незаконные требования, знают об этом и боятся любой публичности, скорее всего вас просто немедленно отпустят.

Когда, пытаясь воспрепятствовать съемке, кто-то в отношении вас применяет действия насильственного характера, нарушается Кодекс об административных правонарушениях, а в более серьезных случаях – и уголовное законодательство. Так что можно смело вызывать милицию, если вас грубо схватили за рукав и требуют стереть файлы с только что отщелканной флешки. Если же кто-то повредил вашу аппаратуру, то, помимо вызова милиции, постарайтесь найти двух свидетелей: на основании составленного милиционером акта с их подписями можно будет подавать на обидчика в суд с требованием возмещения ущерба – материального и морального. Если вы произвели съемку до того, как вам воспрепятствовали в этом, снимки стали уже вашей собственностью, и потребовать удалить их сможет лишь суд. Но для этого объекту съемки (администрации магазина) надо сформулировать, как именно ему был нанесен ущерб. Само по себе существование снимка в вашем личном архиве прямой угрозы никому не несет.

Сборник часто задаваемых вопросов о праве на фотосъемку. Где можно снимать, а где нельзя. Закон о фотосъемке, видеосъемке.