Атмосфера мест
Сегодня 12.07.20 в Москве 21°, восход солнца в 04:00, закат в 21:10

Православная церковноприходская школа

Чтобы попасть в сельцо Богородское, нужно возвратиться на Шатурское шоссе, и следующий за д. Авсюнино поворот направо, при движении от Москвы, приведёт в Богородское.

Описание


Оно известно с XVI в. Название деревни сохраняет посвящение храма, когда-то здесь бывшего Пресвятой Богородице.

В 1896 г. в Богородском была открыта церковно-приходская школа. Она помещалась в наёмном здании. В 1909 г. в ней обучалось 42 человека. Заведовал школой священник Воскресенского храма с. Ильинский Погост Н.И. Глаголевский.

В сельце Богородском сохранились парк и пруды усадьбы Абрама Степановича Лопухина (1732-1799), который незаслуженно пострадал в начале царствования Елизаветы Петровны. Ему не было и девяти лет, когда на эшафоте в Петербурге били кнутом и урезали языки его отцу, матери и старшему брату. Воспитали его родные.

Он исправно служил при императрице Екатерине (в 1767 г. произведён в полковники, в 1772 г. награждён орденом Святого Георгия IV степени, с 1773 г. генерал-майор, в 1781 г. генерал-поручик, правитель Орловского наместничества). Был женат на княжне Анне Алексеевне Юсуповой (1737-1794).

Его сын Степан Авраамович (1769-1814) в 1797 г., в 28 лет, получил от Государя Павла Петровича придворный чин егермейстера, который соответствовал тогда III классу по Табели о рангах и был равен генерал-лейтенанту в военной и тайному советнику в статской службе.

Вскоре он женился на Марии Ивановне (1779-1803), дочери генерал-майора графа Ивана Андреевича Толстого. Графине Толстой было всего восемнадцать лет, она была старшим ребенком в семье. Её младшим братом был известный граф Федор Иванович Толстой по прозвищу Американец, бретёр, которому Пушкин посвятил несколько эпиграмм, внуком другого младшего брата Марии Ивановны Лопухиной был знаменитый поэт и драматург граф Алексей Константинович Толстой. Портрет Марии Ивановны, в 1797 г., после замужества, по заказу Степана Авраамовича Лопухина, написал портретист Владимир Лукич Боровиковский.

С 1815 г. Богородским владел Александр Петрович Дубовицкий (1782-1848), сын Петра Николаевича Дубовицкого, от брака с Надеждой Ивановной Медведской. Он служил в Преображенском полку и вышел в отставку с чином подполковника.

В 1808 г. он женился на Марии Ивановне Озеровой, дочери статского советника и сестре члена Государственного совета Петра Ивановича Озерова. Александр Петрович «нежно и пламенно» любил жену и имел от неё сына Петра, известного хирурга и главного военно-медицинского инспектора, и дочерей Надежду и Софию. С юных лет Дубовицкий обнаруживал склонность к чтению Священного Писания и уединённому «размышлению об исправлении нравственного своего состояния».

Потеря жены, умершей в 1821 г., окончательно пошатнула его душевное равновесие. Познакомившись с сектантами квакерско-хлыстовского типа, которыми в то время кишел Петербург, Дубовицкий в 1803 г. выступил в качестве «всемирного миссионера», основателя секты «внутренних поклонников Господних», в противоположность «устным» христианам, то есть членам видимой Церкви, чтущим Бога одними устами. Учение его имело успех в сёлах Скопинской военно-коннозаводской волости, Рязанской губернии, Липягах и Горлове.

Местный священник донёс по начальству. Дело дошло до митрополита Серафима, Комитета Министров и самого Государя. Аракчеев, в то время собиравший «горящее углие» на голову князя А.Н. Голицына, с радостью ухватился за это дело, чтобы повредить ему, благоволившему к Дубовицкому, и в 1824 г. добился ссылки Дубовицкого в Кириллов Белозерский монастырь.

В 1826 г. к императору Николаю I обратилась мать Александра Петровича, Надежда Ивановна Дубовицкая (1754-1849). Она просила оказать милосердие к сиротствующим её внукам и её преклонному 80-летнему возрасту и освободить сына из монастыря. Император ответил ей, «чтобы она взяла терпение». Дубовицкая обратилась к митрополиту Серафиму.

К хлопотам присоединилась и Елизавета Петровна Протасьева (1791-1847), сестра Александра Петровича. Наконец, А.П. Дубовицкий 7 августа 1826 г. был освобождён и в 1828 г. поселился в Москве на Шаболовке, где продолжал собирать около себя «внутренних» христиан. Дубовицкий был высокого мнения о «данном ему от Бога Даре», считал себя «миссионером, посланным от Бога» для просвещения если не всего мира, то всей России. На самом деле это был заурядный фанатик и энтузиаст, каких развелось много в век послереволюционной реакции, умственно неуравновешенный, «заблуждённый безмерным чтением Библии, без должного о ней понятия».

Секта Дубовицкого ничем не отличалась от других расплодившихся в то время квакерских и хлыстовсхих сект. В ней были те же разглагольствования о любви, братстве, искании Бога, то же «алкание» наития Божия Духа, тот же внешний аскетизм и пуританизм, доходивший до ношения вериг, бичевания и экстатических телодвижений, те же самодельные, нелепые по форме и бедные содержанием песни. Дубовицкий иногда доходил до смешного, вроде предпринятого им нелепого путешествия на баржах из Петербурга в Москву со всем своим штатом «внутренних» христиан, распевавших его нескладные «распевцы». Он обнаруживал тупое изуверство: воспитывавшихся у него детей били за недостаток «Христова духа», морили голодом и тяжёлым ученьем.

Враги Дубовицкого распускали слухи, что он «ханжа, поселяющий разврат», «соблазняющий невинных девиц» и распространяющий оскопление среди женщин. Подобно многим проповедникам духовного христианства, Дубовицкий приманивал простонародье щедрыми подачками и угощениями под громким названием «трапез любви». Проповедуя, что «по светскому он барин, а по духовному всем равен», и раздавая лобзания любви, Дубовицкий в сущности оставался барином-крепостником, аристократом, презиравшим плебеев. Люди его круга собирали в свои усадьбы крепостных людей и устраивали из них оркестры и балетные труппы; Дубовицкий из отторгнутых от семей крестьянских детей устроил «школу благочестия и добронравия», чтобы помещичьей властью вести свои крепостные души насильно в Царствие Небесное.

Благодушные духовные лица, вроде митрополита Серафима, признавали Дубовицкого «истинным христианином». Но такое легкомысленное отношение к делам веры было не свойственно московскому митрополиту Филарету, который не находил возможным «ослаблять предосторожность» по отношению к этому фанатику. Когда же Дубовицкий уловил в свои сети московского учёного монаха, инспектора Академии архимандрита Платона Казанцева, Филарет счёл своим долгом пресечь соблазн. Дубовицкий в 1833 г. был сослан в Саровскую пустынь, в 1839 г. переведён в Седмиезерную пустынь близ Казани, где сын его был профессором, в 1840 г. - в Казанский Кизический монастырь, а с переводом сына в Петербург - в Новгородский Перекомский монастырь.

В 1842 г. Дубовицкий был освобождён и отдан на поруки сыну. Он умер 6 сентября 1848 г. в с. Суходол Елецкого уезда и погребён в Московском Донском монастыре.

После отца Богородским владел Пётр Александрович Дубовицкий (1815-1868), профессор, президент Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Окончив курс медицинского факультета Московского университета в 1833 г., он изучал затем хирургию за границей. По возвращении в 1837-1841 гг. был профессором общей и частной хирургии в Казанском университете; своё жалованье жертвовал на учебные пособия.

В 1840 г. переведён профессором в медико-хирургическую академию. Одно время управлял государственным коннозаводством и умер начальником главного военно-медицинского управления. По инициативе Дубовицкого начали издаваться с 1842 г. в Санкт-Петербурге «Записки по части врачебных и естественных наук», которые он 7 лет редактировал. В 1852 г. вышел в отставку, пожертвовав полагавшуюся ему пенсию на стипендии Санкт-петербургской медико-хирургической академии, Московскому и Казанскому университетам.

С 1857 г. был президентом медико-хирургической академии; много способствовал преобразованию и улучшению академии и постройке новых обширных зданий её. Был председателем санкт-петербургского общества врачей.

От усадеб в наше время не осталось ничего, кроме прудов и парка. Посреди деревни пруд, устроенный при Дубовицких.

В Богородском сохраняются: каменное здание фабрики, построенное в 1906 г., в наше время утратившее возраст под толстым слоем новой штукатурки, две казармы, построенные на средства владельца фабрики Исаева, и каменное двухэтажное здание красильной фабрики.

В 1916 г. бумаготкацкая и красильно-отделочная фабрика Торгового дома М.М. Исаева Сыновья в сельце Богородском Дорховской волости производила тик и сарпинку. На фабрике было 182 рабочих; установлены ; паровая машина и газогенератор.

Дома Исаевых стоят рядом с домом старообрядческого священника (при советской власти в этом доме была размещена школа).

Гостиница Аструс Москва

Московская обл., с. Богородское

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье