Атмосфера мест
Сегодня 10.07.20 в Москве 17°, восход солнца в 03:57, закат в 21:12

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы

Впервые в документах с. Ерино упоминается в 1627 г. Вместе с Дубровицами оно было вотчиной одного из старейших московских боярских родов - Морозовых. Под этим же годом указывается в с. Ерино «церковь Пресвятыя Богородица, да придел преподобный Сергий, каменная верх...».

Описание


Под 1646 г. при церкви упоминается другой придел - во имя Николая Мирликийского чудотворца. Владелец вотчины, приближенный царя Алексея Михайловича боярин Иван Васильевич Морозов, дожил до преклонных лет и перед смертью постригся в монашество с именем Иоаким.

По завещанию 1656 г. «тое свою подмосковную вотчину село Дубровицы, да село Ерино отписал в духовной дочери своей Аксинье князь Ивановой жене Андреевича Голицына». Иван Андреевич Голицын был воеводой в Новгороде, при царе Феодоре Иоанновиче ушёл в отставку и занялся вотчинами, жил в Ерино, умер в 1685 г. Село в те времена было центром большой вотчины. По разделу 1683 г. Ерино досталось старшему из трёх сыновей И.А. Голицына, Андрею Ивановичу. Он при царевне Софье получил боярство (1682), был воеводой в Казани (1682) и Киеве (1683).

В 1690 г. попал в опалу «за неистовые слова против их царского величества», был лишён боярского сана и определён в «дети боярские», сослан вместе с женой, Акулиной Афанасьевной.

В 1692 г. прощён и вновь пожалован боярином.

В 1694 г. назначен дворовым воеводой. Умер не позднее 1706 г. По смерти князя Ивана Андреевича с. Ерино перешло к его внуку, князю Ивану Андреевичу (ум. 1741), пережившему своих сыновей Александра (1710-1728) и Сергея (1711 -1723). Ещё при своей жизни князь Иван Андреевич Голицын выделил с. Ерино своей жене Степаниде Матвеевне. У него была сестра Анна, вышедшая замуж за князя Урусова. На её дочери Ирине женился князь Иван Петрович Щербатов, к которому и перешло затем Ерино.

В 1777 г. в новый владелец села, отставной полковник, князь Иван Петрович Щербатов направил в Московскую Духовную консисторию прошение о дозволении сменить в Покровской церкви деревянную крышу, пришедшую в ветхость, и вновь сделать иконостас. Церковь была освящена после ремонта 18 ноября 1777 г. В том же году священник Покровской церкви Исидор Кириллов подал прошение о невыплате князем Щербатовым руги церковному причту.

В 1785 г. селом владел князь Григорий Александрович Потёмкин.

В 1787 г. он вынужден был продать усадьбу новому фавориту Екатерины II, графу Александру Матвеевичу Дмитриеву-Мамонову, бывшему сначала его адъютантом, а потом по протекции князя ставшему флигель-адъютантом императрицы.

В 1793 г. священник Покровской церкви о. Исидор Кириллов писал прошение о дозволении построить каменную колокольню вместо деревянных столбов и заменить ветхую деревянную крышу железной. На средства владельца, графа Александра Матвеевича Дмитриева-Мамонова (ум. 1803), в конце XVIII в. возведена каменная колокольня. При церкви причт издавна: священник, дьякон, дьячок, пономарь.

В середине XIX в. при храме служил священник Пётр Алексеевич Протасов. Ему помогал его отец, заштатный священник Алексей Петрович Протасов. Сенными покосами владели священник и церковнослужители, а пашней - помещик. Граф М.А. Дмитриев-Мамонов «производил ругу»: в год священнику 50 рублей ассигнациями, ржи 16 четвертей (четверть - мера сыпучих тел, около 210 литров), ячменя 8 четвертей и 6 мер, овса 11 четвертей, крупы гречневой 1 четверть и 2 меры, гороху 6 мер, масла коровьего 50 фунтов (фунт - около 410 граммов), 11 баранов (данные за 1850 г.). 27 августа 1847 г. от имени всех приходских людей в Московскую Духовную консисторию было подано прошение священника Петра Алексеева и церковного старосты, крестьянина Тихона Васильева Блинова, о дозволении купить церкви колокол весом 150 пудов на средства, собранные «от усердия прихожан», суммы кружечного сбора и «настоящего колокола» (самого большого из тогда имевшихся при храме весом 72 пуда 30 фунтов).

В 1854 г. церковь была возобновлена.

В 1858 г. перестроена трапезная, в которой разместились два придельных храма, расширены окна четверика главного храма.

В 1885 г. при церкви был построен двухэтажный церковный дом (нижний этаж кирпичный, верхний деревянный), в котором размещалась церковно-приходская школа и жил учитель. В 1890-х гг. в храме служил священник о. Сергий Герасимович Шумов. В Ерино в 1894 г. родился его сын Николай, который в 1909 г. окончил Перервинское Духовное училище и в 1915 г. Московскую Духовную семинарию.

С 1930 г. настоятелем Покровского храма с. Ерино и благочинным Подольского округа стал священномученик Николай Агафонников (1876-1937). Он родился в семье потомственного священнослужителя, диакона Владимира Яковлевича Агафонникова, и его супруги Марии Андреевны, происходившей также из духовного сословия. В их доме царили мир и покой, родители отличались добропорядочностью, трудолюбием, долготерпением, отзывчивостью, старались воспитать эти качества и в детях. Мария Андреевна обладала редкой добротой, глубокой верой и с детства приучала сыновей Николая и Александра к искренней молитве, приводя в пример слова святителя Иоанна Златоуста о том, что душа без молитвенного обращения к Богу мертва и бездыханна. С самого раннего детства мальчик приобщался к церковной жизни при храме в своём родном с. Лекма Слободского уезда Вятской губернии. С шести лет он с матерью ходил на клирос и пел с ней, а с семи лет уже читал часы и шестопсалмие.

В это же время он так серьёзно и ответственно нёс послушание пономаря, что прихожане удивлялись смышлёности мальчика, усердию и аккуратности в исполнении обязанностей, внимательности, с какой он помогал отцу при богослужении. Учиться в начальной школе ему было интересно и легко.

В 1887 г. Коля Агафонников поступил в Вятское Духовное училище, показав отличное знание церковно-славянского языка. Как и в школе, он отличался серьёзным отношением к занятиям и примерным поведением.

В 1898 г. Николай был зачислен воспитанником Вятской Духовной семинарии и одновременно стал псаломщиком Никольского собора г. Слободского Вятской губернии. Он читал много духовной литературы, в особенности труды святых отцов и известных подвижников, лелея мечту посвятить себя духовным подвигам на ниве пастырства. В возрасте 23 лет Николай Владимирович женился на Нине Васильевне Фёдоровой и в том же 1899 г. преосвященным епископом Вятским Алексием (Опоцким) был рукоположен в сан священника. Первый приход о. Николая находился в селе Загорье Вятской губернии.

Приняв па себя высокий подвиг служения Церкви Божией в сане священника, в пастырской деятельности он руководствовался законом любви, залечивая сердечные раны людей, облегчая их горе участием и советом, радуясь вместе с ними их удачам. Разъясняя Священное Писание, батюшка старался учить прихожан жить по заповедям Христовым. Ко всем он относился с неподдельным вниманием и заботой, и люди проникались к нему большим доверием. Отец Николай прослужил здесь приходским священником 17 лет. Любимый и уважаемый пастырь не только поучал и наставлял прихожан в православной вере, занимался нравственным воспитанием молодежи, но и давал советы по житейским вопросам, помогал преодолевать трудности в смутные предреволюционные годы, когда народ так нуждался в молитвенниках и утешителях. Священник нередко помогал в приобретении предметов первой необходимости, лечил прихожан, покупая для них лекарства.

Со всей полнотой любящего сердца он отечески заботился о благе и спасении прихожан. Годы революционной смуты застали семью о. Николая в Вятке. Как истинный пастырь, он не покинул приход, несмотря на претерпеваемые бедствия. Ревностные строители новой жизни считали, что денежные пожертвования и другие церковные доходы от совершения богослужений и треб составляют огромные накопления и священники их где-то прячут. Под видом помощи голодающим у о. Николая провели обыск. Какие несметные богатства могла скрывать семья приходского священника, состоявшая из 10 человек, где трудился только глава семьи и работал не ради накопления материальных ценностей?

В феврале 1923 г. о. Николай был арестован в Вятке по подозрению в контрреволюционной деятельности и препровождён в Москву. Просидев в Лубянской тюрьме до июля, он был отпущен за недоказанностью обвинения. Несмотря на все сложности и опасности священнического служения при советской власти, о. Николай не оставил своего креста - не отказался от сана, не перешёл в обновленческий раскол.

Выйдя из тюрьмы, он по-прежнему добросовестно и усердно исполнял пастырские обязанности. Перебравшись в 1927 г. поближе к своим взрослым детям, в Подольский район Московской области, он служил сначала в с. Ворсино, а позже, с 1930 г., являлся настоятелем Покровского храма с. Ерино и благочинным Подольского округа. На новом месте служения он с терпением воспитывал в пасомых любовь к Богу и Церкви. Исполняя должность благочинного, о. Николай ревностно следил за соблюдением церковных правил. Где он ни служил, везде его любили. Он внушал уважение своей участливостью, духовной стойкостью и бесстрашием.

В октябре-ноябре 1937 г. Подольское районное отделение УНКВД по Московской области начало массовые аресты «антисоветского и контрреволюционного элемента» в Подольске и районе. По ложному обвинению в контрреволюционной деятельности был арестован имевший среди верующих большой авторитет благочинный округа, митрофорный протоиерей Николай Агафонников.

5 ноября 1937 г. он расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

В том же году храм был закрыт.

Разрушены его колокольня, главка, церковная ограда с каменными воротами.

В 1993 г. храм возвращён верующим и восстановлен, построен церковный дом, в котором устроен крестильный храм.

Гостиница Аструс Москва

Московская обл., с. Ерино

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье