Атмосфера мест
Сегодня 02.07.20 в Москве 20°, восход солнца в 03:48, закат в 21:18

Церковь Архангела Михаила (домовая)

Михайловское в начале XVII в. называлось Бынёво, оно принадлежало боярину (1606) и воеводе, князю Ивану Никитовичу Одоевскому (ум. 1616). Он в 1589 г. стольник, в 1590 г. рында в шведском походе царя Феодора Иоанновича, в 1591 г. отличился при отражении от Москвы татар, в 1607 г. царь Василий Шуйский, выступив из Москвы с войском против Лжедимитрия II, доверил Ивану Никитичу столицу, с 1610 г. Одоевский - воевода в Новгороде, в 1611 г. оборонялся от Я.П. Делагарди в новгородском детинце, но из-за нехватки припасов был вынужден сдаться, умер в шведском плену.

Описание


В 1627 г. Бынёво во владении князя Петра Араслановича Урусова (до крещения князь ногайский Урак-мурза).

В 1607 г. князь Пётр на службе у царя Василия Шуйского, участвовал в осаде Тулы, из-под Тулы отъехал в Крым.

В 1608 г. он в лагере Лжедимитрия II пожалован чином «ближнего великого боярина».

В 1610 г. Лжедимитрий убил касимовского царя Ураз-магомета, тогда его внук, князь Пётр Урусов 11 декабря 1610 г. убил Лжедимитрия на охоте.

В 1634 г. Бынёво дано в поместье Василию Васильевичу Кречетникову (ум. 1661), который в 1646 г. выкупил его в вотчину. Кречетников, дворянин московский, был воеводой в Уржуме. Бынёвом владели стольник Семён Яковлевич Кречетников, его сын, действительный статский советник Никита Семёнович Кречетников (ум. после 1741), служивший при Петре I в Преображенском полку, потом в армейских, участвовавший в Русско-турецкой войне 1735-1739 гг., с 1736 г. генерал-провиантмейстер, в 1741 г. назначен президентом Ревизион-коллегии. Он был женат на Екатерине Григорьевне Собакиной. Его сын, граф Михаил Никитич Кречетников (1729-1793), обустроил в усадьбу. Из построенных им зданий сохранились двухэтажный главный дом усадьбы, возведённый между 1776 и 1784 гг. по проекту архитектора П.Р. Никитина или И.Е. Старова с пристройками 1880-х гг., выполненными по проекту архитектора Н.В. Султанова (в 1794 г. в доме была освящена домовая церковь Архангела Михаила), и построенные в XVIII в. парковый павильон и подобная ему колокольня.

В храме раньше была памятная доска с надписью: «Сей храм во имя святого Архистратига Михаила сооружен в царствование императрицы Екатерины Второй иждевением владельца села Михайловского, Бынево тож, генерал-поручика Михаила Никитича Кречетникова. Святой антиминс священнодействован в 19 день ноября 1794 г. Преосвященным Серапионом, викарием Московским». Михаил Кречетников учился в Сухопутном шляхетском корпусе и по выходе из него воевал в Семилетней войне в чине секунд-майора.

В 1-ю Русско-турецкую войну Кречетников с отличием участвовал в Кагульской битве и получил чин генерал-майора, а за взятие Краева 28 декабря 1770 г. пожалован звездой Святой Анны 1-й степени. Когда в 1772 г., по первому разделу Польши, к России отошла Белоруссия, Кречетников призван был управлять северной частью этих земель, присоединённых к Псковской губернии, и здесь обнаружил крупный административный и организаторский талант, принимая меры к устроению края и к слиянию его с империей. Его деятельность вызывала одобрение генерал-губернатора Белоруссии графа З.Г Чернышева. Назначенный в 1775 г., вместе с Каховским, для установления новой границы с Польшей, в 1775 г. он был произведён в генерал-поручики и назначен губернатором в Тверь.

В 1776 г. Кречетников, открыв губернии Калужскую, Тульскую и Рязанскую, был назначен калужским и тульским наместником; на новой должности проявил заботу о благосостоянии жителей, но в особенности много занимался приведением в порядок и всякими улучшениями Тульского оружейного завода. За деятельность в должности наместника в Туле, где он принимал Екатерину II во время её путешествия, императрица наградила его чином генерал-аншефа, орденами Святого Александра Невского и Святого Владимира 1-й степени, и пожаловала 1000 душ крестьян в Белоруссии. М.И. Кречетников, женатый на Анне Ивановне Дуровой, потомства не оставил. Он происходил из древней, но не знатной дворянской русской фамилии, жил роскошно, проводил время в различных блестящих празднествах, слабости его были - «высокомерие и непомерная хвастливость». Красивый собой, он отличался большим щегольством, даже под старость носил шёлковые чулки, башмаки с красными каблуками и очки, вошедшие тогда только что в моду; очень любил женщин.

Обязанный своим возвышением и карьерой Потёмкину, он всегда был ценим последним и считался им полезным и способным деятелем, а сама Екатерина II выказывала полное доверие к его «опытности и знанию дела, наипаче к его усердию и точному и скорому исполнению воли» государыни. Известен, впрочем, анекдот о том, как императрица выразила ему неудовольствие в Туле, в театре, где по её желанию играли комедию «Хвастун», за то, что Кречетников, устраивая ей триумфальные ворота, украшенные снопами ржи и овса, «пожелал её угостить самым дорогим... черным хлебом», когда крестьяне голодали. Тем не менее в записках Болотова, вообще благоприятно отзывавшегося о Крёчетникове, можно найти указания, что наместник был очень озабочен вопросом о помощи населению и о прокормлении крестьян именно в этот голодный год.

С 1790 г. он управлял Малороссией, а в 1792 г. ему вверена была армия для действий в Литве против поляков одновременно с войсками, которыми командовал Каховский, и за успешное ведение военных операций ему пожалован 28 июля 1792 г. орден Святого Андрея Первозванного. Вслед за тем, в декабре 1792 г., Кречетников был назначен генерал-губернатором областей, присоединённых к России по второму разделу Польши. Смерть, однако, помешала ему что-либо сделать, он скончался после тяжкой болезни 9 мая 1795 г., пожалованный за три дня до этого в графское достоинство и едва ли успев получить о том извещение.

В 1800 г. усадьба перешла к помещику Мясоедову. Вероятно, это Николай Ефимович Мясоедов (1750-1825), до 1789 г. тульский вице-губернатор, после - московский, с 1796 г. обер-прокурор 6-го департамента Сената, потом сенатор, в 1803-1805 гг. директор Главной соляной конторы, с 1818 г. в отставке.

В 1807 г. усадьба куплена Засецким, в 1816 г. по купчей перешла во владение Марии Семёновны Бахметевой (урождённой Львовой), родившейся в Калуге в 1766 г., вдове Петра Алексеевича Бахметева. Она прожила бурную жизнь, в которой отразились дурные и хорошие стороны века Екатерины II.

Современник, вспоминая бал в Калуге, упоминает о ней, ещё в девушках: «Насмотрелся танцев, а особливо славной танцовщицы княжны Львовой, сделавшейся потом 2 очень славной по фавору к ней покойного графа А.Г. Орлова-Чесменского». Брак Марии Семёновны был очень неудачен: Бахметев, пожилой вдовец, имел сына, был человек «предерзкий и пренеобтесанный, одним словом, старый любезник». Она не могла вынести жизни с таким мужем, оставила его и поселилась у графа Орлова на положении дочери. Домашние графа относились к ней с большой дружбой: его дочь Анна Алексеевна (в конце жизни тайная монахиня Агния) называла её сестричкой; невеста, а потом жена его сына, Чесменского - маменькой. «Фавор» Марии Семёновны причинил вначале немало забот её родным.

В 1797 г. Орлов уехал с семьёй за границу, а через некоторое время за ними последовала туда и Бахметева. По воцарении Александра I граф вернулся в Москву и поселился в Нескучном вместе с Марией Семёновной.

В 1802 г. между ними произошла размолвка, Бахметева переехала в свой дом, находившийся близ Нескучного. Орлов писал зятю Марии Семёновны В.В. Шереметеву: «Во время разлуки вашей свояченицы с мужем, я с тех пор взял на себя попечение не оставлять, сказав, желаю быть вторым отцом, от чего и не отпираюсь... У нас же и с начала нашего знакомства положено было на слове, что можем разойтись, когда кто кому не понравится, а я расположен был и всю мою жизнь вместе препроводить, но что же делать, когда так случилось». Ссора произошла из-за пустяков, из-за рабочего (швейного) столика. Бахметева была отличная рукодельница и в 1794 г. вышивала для графа свой портрет. По словам Орлова, Мария Семёновна «чудеса шитьем производила». Весёлая, остроумная и злоязычная, она постоянно была в хлопотах; то покупала родичам шали и кисею, то готовила сыры, рисовала, заказывала писать с себя портрет, чтобы потом его вышить шелками, то запоем ездила по Москве по гостям, то сидела дома с «хозяином», который порой бывал «в нраве хорош», а порой и «побранивал».

То Мария Семёновна начинала вставать «до свету», а затем «зачинала долго спать» и «такая лень, что ни за что приняться не хочется, предалась праздности и занимаюсь чтением романов». По временам она мчалась на вечера «нарядна и весела» и уверяла, что вела себя «тихо и благопристойно: по деревам не лазила, через ножку не прыгала», временами скакала верхом, к отчаянию родных, уверяя, что это ей здорово. «Стараюсь всеми силами быть всем приятной, по целому дню резвиться и говорить вздор, не знаю не соскучусь ли, становлюсь стара!» И почти в то же время писала: «Все нашли, что я удивительно помолодела, вот какова телятина! Дел у меня пропасть, и ничего не делаю, живу, как на ветру; вы знаете мой манер, что все спешу». Размолвка продолжалась недолго и не повлияла на теплоту дружбы Орлова и Бахметевой.

В мае 1802 г. Мария Семёновна была у Орлова в его «Острове» (название усадьбы). Однако в Москве она продолжала жить в своём доме. В 1807 г. Бахметева потеряла своего старого верного друга. Её состояние было довольно хорошим: кроме дома в Москве, несколько имений, между прочими с. Михайловское. Писала Мария Семёновна по-русски очень неправильно, но и писать по-французски ей было затруднительно: «пишу, как умею», - говорила она. В 1839 г. она писала графине А.С. Шереметевой, будучи в гостях у родных: «Не знаю, когда возвращусь в свою пустынь, из которой не думала никогда выезжать, по недостатку силы». Мария Семёновна приютила у себя в доме старца Зосиму (Верховского) и его духовных дочерей, на её землях была основана старцем Троице-Одигитриева Зосимова пустынь (в наше время в Наро-Фоминском районе).

Боголюбивая благодетельница приняла сестёр, как мать родная и успокоила в своём доме. В Москве стали разноситься слухи, что старец сектант, и всё общество называли какой-то сектой, даже многие родные и знакомые говорили Марии Семёновне - что это она сделала, зачем приняла в свой дом? Однако та не только нимало не поколебалась, но ещё всем отвечала: «Я чувствую, что я хорошо сделала! Они просились у меня во имя Господне, и я не хочу знать, кто они, но во имя Господне приняла их. Как бы я ответ отдала Господу на Страшном суде, если бы отказала им? Тогда сказал бы Он странен бех и ты, имея дом пустой, не приняла Меня; если же и сие правда, что у них есть ересь, то тем более любовь к ближнему заставляет меня держать их у себя; ибо их 22; между ними есть еще и юные, неопытные, и если точно они по неопытности своей завлечены, как говорят, стариком сим в секту, то я теперь как можно более буду сближаться с ними, узнавать все по-настоящему, и так как, благодаря Бога, я тверда в вере нашей православной и знаю хорошо христианский закон, то если Бог поможет мне обратить хотя одну из них на истинный путь, то не буду ли я награждена за сие». Чем более она сближалась с сестрами, тем более располагалась к ним любовью и радовалась, что приняла под своё покровительство невинно гонимых, ибо совершенно увидела всю несправедливость недоброжелателей смиренного старца. Под конец жизни Бахметева почти не покидала пустыни и в ней скончалась 13 декабря 1839 г.

Похоронена у алтаря только построенного Троицкого собора, после расширения которого её могила оказалась внутри, с южной стороны.

Бахметева продала усадьбу своему племяннику Сергею Васильевичу Шереметеву (1786-1835). Он получил домашнее образование, свободно говорил по-французски и по-английски, недолго слжил в архиве Иностранной коллегии, получил чин коллежского асессора.

В 1812 г. он штабс-ромистр казачьего полка графа Дмитриева-Мамонова (московское ополчение), камергер, в 1820-1830-х гг. главный смотритель Странноприимного дома. Он был женат на Варваре Петровне, урождённой Алмазовой (1786-1857), у них были дети Пётр, Сергей, Борис, Анна (супруга Дмитрия Николаевича Шереметева и мать владевшего с 1870 г. Михайловским Сергея Дмитриевича Шереметева), Екатерина, Варвара, София, Елизавета.

После смерти Сергея Васильевича его вдова Варвара Петровна была вынуждена продать Михайловское графу Алексею Сергеевичу Мусину-Пушкину. В 1870 г. граф Сергей Дмитриевич Шереметев выкупил село, исполнив давнее желание своей матери Анны Сергеевны, которая ещё в 1840-х гг. хотела вернуть Михайловское в род Шереметевых. С.Д. Шереметев - государственный деятель, историк, меценат, коллекционер, библиофил - родился в Петербурге, принадлежал к старинному и знатному роду.

В 1865 г. поручик кавалергардского полка, с 1868 г. женат на княжне Екатерине Павловне Вяземской (ум.1929), их дети - Дмитрий, Павел, Борис, Анна, Петр, Сергей, Мария. В 1868 г. Сергей Дмитриевич был назначен адъютантом цесаревича Александра Александровича. По отзыву современников, он был «одним из последних носителей русской дворянской культуры. Несметно богатый, независимый, высокообразованный, он казался прямым наследником благороднейших навыков лучших екатерининских вельмож».

В 1877 г. Шереметев - полковник кавалергардского полка, в 1878 г. почётный член Общества древнерусского искусства при Московском публичном музее, с 1881 г. флигель-адъютант, с 1883 г. начальник придворной певческой капеллы, с 1884 г. егермейстер, действительный статский советник, с 1885 по 1889 г. московский губернский предводитель дворянства, попечитель Странноприимного дома, член благотворительного общества при 2-й Московской городской больнице, попечитель Дома императрицы Марии Феодоровны для призрения бедных, товарищ председателя Русского генеалогического общества. С 1875 г. он опубликовал более 250 научных трудов.

В 1888 г. Шереметев организовал, вместе с князем П.П. Вяземским, Общество любителей древней письменности.

Он являлся почётным членом Императорской Академии наук (1890), Русского археологического института в Константинополе (1895), Общества Нестора-летописца в Киеве.

В 1896 г. основал Общество ревнителей русского исторического просвещения.

С 1897 г. - член Особого совещания по делам дворянства, с 1898 г. почётный член губернских архивных комиссий.

В 1900 г. - член Государственного совета, член-корреспондент Национальной академии в Реймсе, член французского археологического общества, с 1901 г. председатель Комитета попечительства о русской иконе, с 1902 г. член Особого совещания о нуждах сельского хозяйства, с 1903 г. обер-егермейстер, почётный член Санкт-Петербургской Духовной академии, почётный член Общества сельскохозяйственного птицеводства.

В 1906 г. член православного Кирилло-Мефодиевского братства, с 1907 г. член Московского археологического института, с 1913 г. почётный член Румянцевского музея и Санкт-Петербургского университета, с 1914 г. почётный член Императорской публичной библиотеки.

При О.Д. Шереметеве Михайловское ожило. В 1878 г. был построен собственный кирпичный завод, В 1880-1882 гг. отремонтирован и расширен усадебный дом, на р. Пахре появились плотина и мельница, возведён ряд хозяйственных построек. С 1880 по 1890 г. работами руководил архитектор Николай Владимирович Султанов (1850-1908), окончивший Строительное училище со званием гражданского инженера и с 1874 г. начавший работать в московских и подмосковных владениях графа Шереметева (ремонтировал Останкинский дворец (1874-1877), реставрировал церковь Святой Троицы в Останкино и пристроил к ней колокольню (1877-1878), в 1883 г. перестроил странноприимный дом в больницу, реставрировал усадебный дом и итальянский павильон в Кускове, работал в Чиркине, Вишнякове, Введенском и Плескове. В Михайловском в 1889 г. Султанов начал обновление домовой церкви, которое в 1904-1909 гг. закончил его ученик Михаил Витольдович Красовский (1874-1939), работавший в подмосковных усадьбах С.Д. Шереметева до 1916 г.

При Шереметевых на праздники в церковь приходило много крестьян. Накануне вечером зажигали плошки, которые лежали на земле около церкви, красиво горели и освещали путь. На клиросе пели крестьяне, молодые девушки и парни, и с ними внучка С.Д. Шереметева Елена, дочь его сына Петра.

В 1914 г. в храме с. Михайловского был погребён умерший в Крыму сын Сергея Дмитриевича, граф Пётр Сергеевич Шереметев (1876-1914), поручик кавалергардского полка, флигель-адъютант.

В Михайловском было налажено образцовое хозяйство. Екатерина Павловна Шереметева, фрейлина, с 1912 г. статс-дама, создала в Михайловском естественно-исторический музей - научное учреждение, в котором работа проводилась на высоком профессиональном уровне. В нём были представлены флора, фауна, образцы почв, минералогическая, палеонтологическая и другие научно обработанные коллекции, имелся ботанический сад. Музей располагался в специально построенном для него помещении. К формированию и изучению коллекций Е.П. Шереметева привлекала отечественных и зарубежных учёных. С 1897 по 1917 г. на её средства выпускались два периодических издания.

В 1920-х гг. коллекции музея были вывезены в Москву.

В советское время в усадебном доме размещался санаторий (в настоящее время здание пустует и разрушается). Церковь Архангела Михаила закрыта.

В 1994 г. в колоколенке устроили храм.

В 1997 г. он был подожжён.

В 1998 г. в одном из помещений санатория открыта домовая больничная церковь.

Гостиница Аструс Москва

Московская обл., пос. Михайловское

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье