Атмосфера мест
Сегодня 25.11.20 в Москве -3°, восход солнца в 08:22, закат в 16:10
Храмы Москвы и Московской области

Церковь Святителя Николая Мирликийского в селе Никольское

Село Никольское-Кляпово на р. Сетунь известно с 1358 г. В духовной грамоте отца Дмитрия Донского, великого князя Московского Ивана Красного, оно упомянуто как Кляповское. Село оставалось дворцовым до 1593 г., когда пожаловал государь и великий князь Фёдор Иванович… Животворящей Троицы Сергиева монастыря архимандрита Митрофана с братиею… а в селе церковь Никола Чудотворец древяна, клецки, а в церкви собраны книги и свечи и на колокольне колокола и все церковное строение мирское того же села Кляпова».

Описание


Федор Иванович пожаловал село «по отце своем по царе и великом князе Иване Васильевиче всея Руси, а во иноцех Ионе, для вечного покою».

С 1764 г. село управлялось Ведомством экономии.

В 1805 г. «тщанием московского 1-й гильдии купца Тимофея Петрова и иждивением оной церкви прихожан» построен ныне существующий каменный храм Святителя Николая с приделом преподобного Сергия Радонежского. В конце XIX в. трапезная была капитально перестроена.

В 1871 г. приходским попечительством устроен при церкви каменный приют для бедных из числа прихожан.

В 1875 г. попечительством над зданием приюта надстроен 2-й, деревянный, этаж для размещения сельского училища.

В 1886 г. тем же попечительством устроен деревянный дом для церковно-приходской школы.

В 1874 г. построена каменная часовня (разрушена в советское время).

В 1895 г. открыта церковно-приходская школа.

В 1909 г. в ней обучались 44 человека. Заведующим школой был священник Т. Смирнов, попечительницей была княгиня О.А. Щербатова.

В 1890 г. в сельце Пронском (входило в приход Никольского храма) на месте бывшей церкви устроена каменная часовня (большая входная, с алтарной частью, дверью и четырьмя окнами) в память чудесного избавления Государя императора Александра III с семейством от угрожавшей опасности в 1888 г. (разрушена в советское время). Каменная часовня в д. Пронское была построена по проекту 1889 г архитектора Николая Петровича Маркова, окончившего в 1881 г. Московское училище живописи, ваяния и зодчества со званием неклассного художника архитектуры. В Подмосковье, кроме часовни в Пронском, он строил церкви в Волоколамском, Рузском и Подольском уездах.

Пронское расположилось на правом берегу р. Сетуни. Впервые оно упоминается в писцовой книге 1558 г, и называлось тогда Васильевским, по когда-то существовавшей здесь церкви Василия Кесарийского. В середине XVI в. в селе стоял храм Дмитрия Солунского, а само оно находилось в вотчине за боярином Иваном Ивановичем Турунтаем Пронским. Князь Иван Иванович Турунтай, боярин, (ум. в 1569 г., утоплен но приказанию Иоанна Грозного); сын князя Ивана Дмитриевича Пронского.

Первые сведения о князе Турунтае относятся к концу княжения великого князя Московского Василия Ивановича. Князь И. Пронский пользовался доверием как великого князя Василия Ивановича, так и его брата, Дмитровского князя Юрия Ивановича. Князь Дмитровский не дружил с Московским великим князем и, как известно, погиб в правление Елены Васильевны Глинской…

В 1532 г. князь Пронский был воеводой сторожевого полка в Нижнем Новгороде.

В 1533 г., незадолго до смерти великого князя Василия Ивановича, он был послан в Дмитров за князем Юрием Ивановичем со словами: «хотим Андрея брата женить, и ты-б, брат наш, поехал ко мне и к Андрею брату на свадьбу». И князь Юрий, не доверявший своему брату, великому князю Василию, поверил князю Пронскому и на зов его приехал.

В 1533 г. и 1537 г. он был воеводой в Муроме, а в 1540 г. воеводой в правой руке в Коломне.

В 1541 г., когда полки стояли в Коломне «по крымским вестям», князь. Пронский был воеводой передового полка, а князь Ив. Вас. Шемяка-Пронской - воеводой в правой руке, при чем князю Ивану Васильевичу прислано от великого князя сказать, что это ему «не в место», т.-е. что в этом нет для него безчестья.

Крымский хан Саип-Гирей пришел к Оке и стал на горе; татары хотели переправиться на другой берег, но им не удалось это исполнить, потому что московские воеводы, получив известие о его приближении, поспешили тоже к Оке и вступили с ними в сражение. Передовой полк, с князем Пронским во главе, пришел раньше других и, как сказано в летописи, «полетеша стрелы аки дождь».

Князь Пронский был в дружеских отношениях с князем Шуйскими и участвовал в 1543 г. в том заседании думы, когда бояре, в присутствии великого князя Ивана Васильевича и митрополита Макария, едва не умертвили ненавистного им велико-княжеского любимца Воронцова.

Вскоре после того великий князь Иван Васильевич, решив освободиться от боярской олигархии, предал тогдашнего «правителя» московского государства, князя Андрея Михайловича Шуйского, своим придворным псарям на расправу, и те затравили его собаками; многие же из его друзей и сообщников были разосланы по отдаленным деревням: князю Пронскому велено было жить в Ржевских его имениях.

Этим объясняется, что в течение нескольких лет не встречается имени князя Пронского ни в летописях, ни в разрядах.

Лишь в 1547 г., для радостного события венчания на царство великого князя Ивана Васильевича, а вслед за тем его свадьбы с Анастасией Романовной Захарьиной, была снята опала с провинившихся бояр и князей, и князь Пронский и жена его присутствовали 3-го февраля 1547 г. на свадьбе царя: князь Пронский был в качестве; дружки со стороны невесты. Неизвестно, когда именно князь Пронский был назначен наместником в Псков, но в том же, т. е. 1547 г., в Петров пост, псковичи прислали в Москву 70 человек с жалобой на него.

Царь Иван Васильевич был в это время в сельце Острове и так разгневался на челобитчиков, что стал обливать их горячим вином и палил бороды и волосы. Вероятно они не избежали бы казни, если бы в эту минуту не явился из Москвы посланный с донесением, что упал большой колокол благовестник; пораженный этим сообщением царь поспешно уехал в Москву, - и псковичи остались живы.

Был ли князь Пронский виновен в притеснениях, или псковичи напрасно на него жаловались, об этом летопись умалчивает, но последующие события заставляют предполагать, что князь Иван Пронский по прежнему симпатизировал правлению Шуйских и не желал быть сторонником новой царской родни - Захарьиных.

Карамзин полагает, что князь Пронский был казнен, как мнимый единомышленник боярина Ив. Петр. Федорова, который вместе с несколькими другими боярами пересылался с польским королем Сигизмундом-Августом, намереваясь изменить Иоанну.

Все владения казненного боярина, в том числе и Васильевское, получившее от бывшего владельца название Пронское, были конфискованы и поступили в дворцовое ведомство, в виновность своих жертв не верил. Приблизительно за год до смерти, предчувствуя близкий конец, Иоанн IV разослал по русским монастырям синодики - списки казненных. По душе Ивана Пронского в Троице-Сергиев монастырь он дал персональный вклад в огромную по тем временам сумму в 125 рублей.

Уже в XVII в., из Приказа Большого Дворца Пронское в 1629 г. было продано в вотчину Баиму Федорову сыну Болтину. Новый владелец села был довольно знаменитым человеком. Свою службу он начал в 1613 г. сразу после Смутного времени. Сравнительно скоро он выдвинулся в воеводы, при царе Михаиле Феодоровиче воеводствует в Новгород-Северском, ездит в посольстве в Литву, исполняет различные службы.

В 1614 г. он был пожалован в ясельничие, затем является постельничим при царском дворе и первым судьей в Конюшенном приказе. При царе Алексее Михайловиче он был послан в Сибирь и в 1652 г. упоминается как тобольский воевода. Возвратившись через два года в Москву, он вскоре отошел отдел и доживал конец жизни то в столице, то в своем подмосковном владении.

В 1656 г им в селе была построена Покровская церковь, и по храму оно стало называться Покровским-Пронским.

После смерти Баима Болтина в 1665 г. Пронское перешло к его младшему брату Аверкию Федоровичу Болтину. В отличие от брата Аверкий селом занимался весьма мало, чему способствовали его длительные отлучки по службе.

В 1644 г. он был послан воеводой в Саратов, где подавлял восстание в южном Заволжье.

С 1653 по 1656 г. в чине стольника он воеводствует в Томске, а в июле 1658 г. был назначен воеводой в Корсунь на Украине, где ему пришлось принимать участие в обороне от войск мятежного Данилы Выговского.

В 1662 г. он воевода в Старом Быхове, где отбил нападение поляков и литовцев, за что получил царскую благодарность. Аверкию Болтину досталось от брата довольно богатое село, где кроме Покровской церкви стоял храм Николая Чудотворца. А в 1671 г. Аверкий пишет челобитную духовным властям, в которой сообщает что попа в церкви нет, а сама она «стоит без пения».

В 1670-е гг. село перешло к Артамону Сергеевичу Матвееву, (помимо Пронского он становится владельцем соседнего Васильевского на р. Москве и Одинцова). Но Матвеев недолго был владельцем села. Его близость к царю Алексею Михайловичу - воспитанница Матвеева Наталья Кирилловна Нарышкина стала второй женой царя, после смерти последнего сыграла роковую роль.

После восшествия на престол сына Алексея Михайловича от первого брака Федора Алексеевича, Матвеев был сослан с семьей, все его владения конфискованы.

Пронское в 1677 г. отдано в поместье князю Ивану Дмитриевичу Долгорукову. При нем, судя по переписи 1678 г., в селе стоял двор помещика, 15 крестьянских дворов, где жил 71 человек, и 5 бобыльских дворов - в них 13 человек. Новый владелец Пронского ничем себя не проявил. О нем известно лишь, что служил он комнатным стольником, затем в Преображенском полку и в октябре 1691 г. был нечаянно убит в потешном бою, устроенном молодым Петром I возле Преображенского.

После его смерти Покровское-Пронское переходит к его сыну князю Ивану Ивановичу Долгорукову и в 1698 г. числится уже вотчиной: «,,. дано за службу отца его стольника князя Ивана Дмитриевича Долгорукова из поместья в вотчину за вечный мир с польским королем». За этим владельцем село находилось всю первую треть XVIII в.

В 1728 г. по его челобитью ему было разрешено «вместо деревянной ветхой Покровской церкви на том же церковном месте построить вновь церковь во имя тот же престол».

В первой половине XVIII в. Пронское переходит к Нарышкиным - представителям младшей линии этого знаменитого рода.

В 1756 г. оно принадлежало Ивану Михайловичу Нарышкину, в 1762 г. - его вдове Марье Ивановне, а в конце XVIII в. их дочери Наталье Ивановне Нарышкиной. При ней в селе Покровском, Пронском тож, было 26 дворов, где жило 153 души мужского и 156 женского пола, стояла деревянная Покровская церковь и деревянный двухэтажный господский дом со службами. Крестьяне в основном были заняты земледелием, хотя некоторые занимались и перепродажей закупаемого ими хлеба.

В первой половине XIX в. Пронское заметно теряет в численности населения - видимо, сказались последствия войны 1812 г. По данным переписи 1852 г. в сельце проживало 88 мужчин и 100 женщин, а само оно принадлежало действительному камергеру Петру Петровичу Бекетову.

В 1890 г. Пронское уже числится деревней, хотя численность населения достигла 316 человек ,то есть вышла на показатели столетней давности.

Помещичья усадьба находилась во владении Сушкина.

В 1891 г. из с. Шарапова в Никольское перемещен священник Александр Алекееевич Лебедев, 25 лет. Он родился в московской губернии, сын священника, в 1888 г. окончил Московскую Духовную семинарию с аттестатом 2-го разряда и был определен на должность учителя Ганусовской церковно-приходской школы в Бронницком уезде.

В 1891 г, рукоположен к Успенской церкви с. Шарапово, в том же году перемещен в с. Никольское.

С сентября 1892 г. законоучитель в Никольской церковноприходской школе.

Священномученик Николай Цветков родился 8 марта 1879 г. в с. Никольском в семье дьякона Иоанна Глебовича Цветкова. Семья была очень бедная, потому что о. Иоанн страдал страстью винопития. Николай Иванович, окончив духовное училище и Вифанскую семинарию, с 1901 г. служил диаконом в Воскресенском соборе г. Волоколамска. Вёл подвижническую жизнь.

В 1922 г. арестован, следователь втягивал его в дело, к которому Николай Иванович не имел никакого отношения, - об убийстве крестьянского писателя Семёнова. Его приговорили к 10 годам тюрьмы и 3 годам ссылки. За время заключения у него отобрали дом, он потом жил у разных людей.

В 1931 г. снова арестован и приговорён к 3 годам в исправительно-трудовом лагере.

В 1937 г. арестован и 27 сентября расстрелян на Бутовском полигоне.

В 1888 г. в с. Никольском была открыта церковно-приходская школа.

В 1909 г. в ней обучалось 53 человека. Заведовал школой священник Т. Смирнов, попечителем был крестьянин М. Бодров.

С 1914 г. настоятелем был протоиерей Александр Цицеров (1884-?). Он происходил из крестьян, был учителем, окончил семинарию. Отец Александр купил дом рядом с церковью, в хозяйстве были лошадь, корова, он сам пахал.

Его супруга Софья Александровна Риттер (1892-1983), дочь московского фотографа, пекла просфоры, доила корову. В семье было семеро детей.

После закрытия храма о. Александра перевели в пос. Голицыно, в 1937 г. он арестован и погиб в лагерях.

В 1920-х гг. церковным старостой был Иван Федосеевич Завьялов. В Москве до революции он владел пошивочной мастерской. До коллективизации жил в Никольском, где имел дом. Затем уехал в Москву, где работал гардеробщиком в театре, потом стал старостой в кафедральном Богоявленском соборе.

В 1933 г. специально привезённая команда из трёх человек сбросила и разбила колокола. Храм закрыт в 1936 г., иконы, паникадила, книги увезли, иконостас сожгли прямо в алтаре.

В храме устроили колхозный склад, потом забросили.

В 1936 г. разобрано здание, в котором на первом этаже помещалась богадельня, а на втором трёхгодичная приходская школа.

В апреле 1937 г., после возвращения из заключения в исправительно - трудовых лагерях (в 1935 г.) и служения в храме на Таганке в Москве, в Никольское переехал и служил в Никольском храме архимандрит Иоасаф (в миру Иван Васильевич Боев, 1879-1937, будущий преподобномученик).

В 1912 г. в Берлюковской пустыни (ныне в Ногинском районе Московской области) он принял монашеский постриг. В 1914 г. рукоположен во иеродиакона, в 1921 - во иеомонаха, служил в Никольском единоверческом монастыре в Москве.

В том же году мобилизован в ополчение, как специалист по пчеловодству, работал на пасеке.

После демобилизации в монастырь его не взяли «в виду сложившихся трудных обстоятельств». Уехал на Урал, служил на приходе.

В 1927 г. арестован по ложному обвинению в контрреволюциейной агитации и за привлечение в церковь детей.

Отец Иоасаф был сослан в Тобольский край. После окончания срока ссылки переехал в Уфу, где служил на приходе и налаживал приходскую жизнь.

В 1930 г. арестован по обвинению в том, что он «возглавлял контрреволюционную организацию церковников», на 3 года сослан в лагеря. После освобождения и переезда в Никольское, 27 ноября 1937 г. он был снова арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности.

О. Иоасаф категорически отказался признать себя виновными в возводимых на него ложных обвинениях, но 5 декабря он был приговорен к расстрелу, и 10 декабря того же года расстрелян на Бутовскаом полигоне под Москвой.

В наше время храм был восстановлен как патриаршее подворье.

Московская обл., с. Никольское (Кляпово)
Гостиница Аструс Москва

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье
Интересные места и достопримечательности
Интересные статьи и обзоры