Атмосфера мест
Сегодня 27.09.20 в Москве 12°, восход солнца в 06:23, закат в 18:17
Храмы Москвы и Московской области

Церковь Преображения, Церковь Успения Божией Матери в селе Нижний Белоомут

Село Нижний Белоомут в XVII в. возникло как присёлок дворцового с. Белоомут и называлось Комарёво. В 1762 г. оно было пожаловано М.С. Похвистневу, участнику переворота, возведшего Екатерину II на престол. После Похвистневых селом владели Тепловы, у которых в 1839 г. его купил местный крестьянин Алифанов, выслужившийся из рядовых в офицеры.

Впервые на этом месте, в центре села, на берегу Оки, деревянный храм Преображения Господня упоминается в писцовых книгах под 1616 г. Каменная церковь с приделами Покрова Божией Матери и Архангела Михаила в трапезной строилась с 1797 по 1802 г.

Описание


Около 1823 г. изменено завершение храма, в то же время появились колонные портики над южным и северным дверяами храма. Некоторые исследователи считают сочетание разнофигурных оконных проёмов, а также рельефные геометрические фигуры в декоре порталов чертой «местного стиля», восходящей к постройкам XVIII в. в Николо-Радовицком монастыре.

В советское время храм искалечен перестройками (после закрытия были разрушены главка, колокольня, утрачены колонные портики и внутреннее убранство). Храм был приспособлен под клуб.

Нижний Белоомут имел городскую застройку. Большая улица была направлена на колокольню Преображенского храма, который вместе с домом причта и женским училищем составлял красивый архитектурный ансамбль. Храм был богато украшен внутри.

В церкви Преображения Господня с. Нижний Белоомут служили священники: Афанасий Афанасьев (упоминается в 1628 г., фамилии у священников появляются только в XIX в. и то с середины века, так что Афанасий Афанасьев - это имя и отчество, но отчество написано в сокращенной форме, потому что с -вичем писались даже в XVIII в. только чиновники начиная с VII класса), Петр Игнатьев (упоминается в 1674 и 1676 г.), Aгап Михайлов (упоминается также в 1674 и 1676), Иоанн Петров(рукоположен к Преображенской церкви с. Нижний Белоомут в 1685 г.), поп Андрей (рукоположен в 1692 г.), Герасим (1724), Иоанн Иоаннов (рукоположен в 1744 г.), Петр Андреев (упоминается в документах в 1747 г.), Василий Силин (с 1786 по 1815), Григорий Антонов (с 1796 по 1805), Иоанн Преображенский (с 1815 по 1855), Иоанн Стефанов Надеждин (1-я половина XIX в.), Николай Фелицын с 1854 г.

С начала 1839 г. Н.П. Огарёв, в связи с хлопотами об освобождении крестьян, жил в Верхнем Белоомуте.

Сын священника, Николай Иванович Надеждин (5 октября 1804 г. - 11 января 1856 г., Санкт-Петербург; похоронен на Смоленском кладбище), философ, этнолог, литературный критик, журналист, родился в Нижнем Белоомуте в семье священника Ивана Степановича Надеждина, здесь и провёл детство. Окончил Рязанское Духовное училище в 1815 г., затем Рязанскую Духовную семинарию в 1820 г., как лучший ученик был отправлен в Московскую Духовную академию, где под руководством Ф.А. Голубицкого и П.И. Доброхотова изучал новейшие системы немецкой философии И. Канта, И. Фихте и Ф. Шеллинга; получил разностороннюю языковую подготовку. Вышел из академии со степенью магистра богословия в 1824 г., в 1824-1826 гг. преподавал в Рязанской Духовной семинарии.

В 1826 г. переехал в Москву.

В апреле 1828 г. подал прошение в Совет Императорского Московского университета о допуске к экзамену на степень доктора словесных наук. Первоначально ректор И.А. Двигубский не допустил Надеждина на испытание, поскольку как магистр богословия он должен был защищаться по нравственно-политическому отделению, где находилась соответствующая кафедра. Надеждин уточнил формулировку диплома - магистр богословия с правом литературного преподавания, что дало возможность Совету университета обратиться к министру народного просвещения К.А. Ливену с просьбой о допущении Надеждина к экзамену. Сдавал экзамен по словесности А.Ф. Мерзлякову, М.Т. Каченовскому, И.М. Снегирёву, СМ. Ивашковскому, П.В. Победоносцеву.

В 1830 г. защитил диссертацию «О романтической поэзии. О происхождении, природе и судьбах поэзии, называемой романтической», в которой призывал к синтезу классического и романтического искусства. 24 ноября 1830 г. был утверждён в степени доктора, затем прочёл пробную лекцию «Необходимость, значение и сила эстетического воспитания»; 26 декабря 1831 г. утверждён профессором кафедры теории изящного искусства и археологии словесного отделения университета.

С 1831 г. Надеждин читал лекции по истории искусств. Впервые ввёл в курс теории изящных искусств и археологии изучение памятников Древней Индии, Персии, Финикии, Ассирии и Вавилона. На лекциях он рассматривал историю художеств, творчества в его истори-ческо-археологическом и философско-теоретическом аспектах.

В 1833 г. на торжественном выпускном собрании университета прочёл речь, посвященную современному направлению изящных искусств. Считал, что искусство - явление историческое, отражающее процесс развития общества. Главными оценками произведений современного искусства Надеждин называл естественность и народность.

С 1834 г. он, для студентов 1-го курса всех факультетов, читал логику. Принимал участие в деятельности Общества Любителей русской словесности и Обществе истории и древностей российских, издании «Учёных записок» Императорского Московского университета, издавал собственный журнал «Телескоп» (1831-1836).

29 мая 1835 г. Надеждин был уволен из университета по собственному желанию (в связи с предстоящей женитьбой).

В 1836 г. за публикацию в журнале «Телескоп» «Философического письма» П.Я. Чаадаева Надеждин сослан в Усть-Сысольск (ныне Сыктывкар). Из Усть-Сысольска прислал около 100 статей по церковной истории и литературе, по русской и славянской истории, по географии и этнографии для «Энциклопедического лексикона» А.А. Плюшара. Одновременно напечатал в журнале «Библиотека для чтения» несколько крупных исследований историко-этнографического характера.

В 1846 г. опубликовал исследование «Зарайск в старину и ныне». Н.И. Надеждин был одним из инициаторов создания Российского географического общества.

В ноябре 1846 г. на первом годовом собрании общества он выступил с докладом «Об этнографическом изучении народности русской», в котором впервые определил предмет этнографической науки и её место в системе наук, особо подчеркивая первоочередную необходимость изучения этнографии русского народа.

В 1848 г. Надеждин возглавил Отделение этнографии Российского географического общества.

С 1838 г. Надеждин стал служить в Министерстве внутренних дел в Санкт-Петербурге.

С 1843 по 1856 г. редактировал журнал «Министерства внутренних дел». Эта работа и свела его в могилу. Надеждин привык работать с министром Л.А. Перовским, но в 1852 г. тот уходит в отставку, и его заменил Д.Г. Бибиков, человек совершенно другого склада. С новым начальством появились и новые веяния. План «Журнала Министерства внутренних дел подвергся большим изменениям. В течение целого дня редактор, а им оставался Надеждин, не выходил из своего кабинета, он перечитывал бесчисленные корректуры, просматривал груды рукописей. Такая работа подорвала его слабое здоровье и в 1854 г. с ним случился удар. Врачи прописали полное воздержание от умственного труда, но такое предписание Надеждин выполнять не мог. По утрам он несколько часов занимался переводами, в виде отдыха, с восхищением читал сказки, собранные А.Н.Афанасьевым.

27 декабря 1855 г. в квартире Надеждина состоялось заседание этнографического отделения. Некогда энергичный и красноречивый председатель, в продолжение заседания мог сказать только несколько невнятных слов. Через неделю он был уже «весьма плох в умственном отношении», перед смертью лишился языка и сознания». Умер Николай Иванович Надеждин утром 11 января 1856 г.

В 1871 г. в селе Нижний Белоомут в семье священника Алексея Надеждина родился будущий священномученик Христофор Надеждин. В 1889 г. он окончил Рязанскую Духовную семинарию и был определён учителем пения и чистописания в Донское Духовное училище.

20 ноября 1891 г. назначен на должность надзирателя училища.

В 1892 г. Христофор Алексеевич поступил в Московскую Духовную академию; ему была предоставлена стипендия Высокопреосвященного Макария, архиепископа Донского и Новочеркасского. Усиленное занятие учебными предметами, а также желание глубокого их изучения и одновременно изучение материалов для кандидатской диссертации, начатое им почти сразу же после поступления в академию, привели к резкому расстройству здоровья, и врач академии настоял на том, чтобы Христофор Надеждин был отправлен на лето 1895 г. в Самарскую губернию для лечения кумысом.

В 1897 г. Христофор Алексеевич окончил Московскую Духовную академию и защитил сочинение на степень кандидата богословия.

Учась в академии, Христофор Алексеевич подружился с Иваном Васильевичем Успенским, взгляды которого на аскетический подвиг, на непрестанную борьбу с помыслами, на ревностное служение Богу были близки ему. По окончании академии, её ректором, епископом Феодором, Христофору Алексеевичу было предложено место миссионера в Новочеркасске, но престарелые родители, обеспокоенные возможной разлукой, настояли на том, чтобы их сын получил место служения в непосредственной близости от них.

10 февраля 1899 г. Христофор Алексеевич поступил на должность законоучителя земской школы в родном селе Нижний Белоомут, а через год был определён на священническое место к Преображенской церкви того же села. 23 февраля 1900 г. он был назначен заведующим школьными религиозно-нравственными чтениями по воскресным и праздничным дням.

22 апреля того же года получил назначение на должность заведующего женской церковно-приходской школой с. Нижний Белоомут.

10 июля 1900 г. епископ Рязанский Полиевкт (Пясковский) рукоположил Христофора Алексеевича в сан диакона, а на следующий день - в сан священника к Преображенской церкви с. Нижний Белоомут.

10 июля 1906 г. о. Христофор был назначен ко храму Иоанна Воина в Москве, в котором прослужил до своей мученической кончины. Кроме священнических обязанностей, кои он исполнял ревностно, неустанно проповедуя слово Божие, о. Христофор нёс послушание законоучителя, сначала в женской гимназии Ломоносовой, а впоследствии в женской гимназии Гельбик.

В течение 1915-1916 гг. о. Христофор проводил внебогослужебные беседы с народом, на которых присутствовало иной раз до трёхсот человек. Всего приход храма Иоанна Воина насчитывал в то время около двух тысяч человек.

3 января 1921 г. о. Христофор был назначен благочинным.

23 марта 1922 г. безбожные власти арестовали о. Христофора Надеждина, обвинив в том, что 4 марта он произнёс в храме проповедь, в которой сказал, что наступившая разруха есть следствие нравственного падения народа, а также в том, что в марте он прочёл в храме воззвание Патриарха Тихона, касающееся изъятия церковных ценностей, и распространил его в храмах своего благочиния. Через три дня после ареста о. Христофор был допрошен.

8 мая 1922 г. был зачитан приговор трибунала Христофору Алексеевичу Надеждину и ещё 10 священникам и мирянам - расстрелять. В тот же день все приговорённые к расстрелу были доставлены в одиночный корпус Бутырской тюрьмы, размещены в камерах по одному и лишены прогулок. После того, как 12 мая стало известно о приостановлении исполнения смертного приговора, осуждённые, получив на то разрешение начальника тюрьмы, подали ходатайство о смягчении условий содержания, но оно было отклонено.

Сразу же после окончания судебного процесса властям стали подаваться многочисленные прошения о помиловании, причём первым почти во всех прошениях стоял протоиерей Александр Заозерский. Власти решили прошения удовлетворить только частично, оставив приговор в силе по отношению к пяти обвиняемым: священникам Христофору Надеждину, Василию Соколову, иеромонаху Макарию и к мирянам Сергею Тихомирову и Михаилу Роханову. Однако в окончательном приговоре в последнюю минуту Михаил Роханов был заменён на протоиерея Александра Заозерского.

30 мая 1922 г. Московский революционный трибунал получил извещение, что советское правительство отклонило ходатайство о помиловании пяти осуждённых. Были расстреляны священники Василий Соколов, Христофор Надеждин, Александр Заозерский, иеромонах Макарий (Телегин) и мирянин Сергей Тихомиров. Тела их были погребены на Калитниковском кладбище, но точное место захоронения осталось неизвестным.

Церковь Преображения стоит поблизости от другой, построенной в 1840 г. на южной окраине села и сохранившейся до нашего времени, каменной кладбищенской церкви Успения Пресвятой Богородицы.

Церковь Успения была приписной к Преображенской церкви с. Нижний Белоомут и не имела собственного причта.

В 1938 г. церковь была закрыта и разорена. В здании церкви был устроен склад.

В 1993 г. храм был возвращен верующим. Ампирный иконостас Успенской церкви сохранился, без икон и с повреждениями.

К началу XX в. население Белоомута составило около 12 тысяч человек. В селе Нижний Белоомут имелось 11 портняжных заведений, хозяевами многих из них были иностранцы, они снабжали готовой одеждой крупные магазины Москвы и Петербурга.

Уже в наше время поблизости от Успенского храма была построена деревянная часовня.

Московская обл., с. Нижний Белоомут
Гостиница Аструс Москва

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье
Интересные места и достопримечательности
Интересные статьи и обзоры