Атмосфера мест
Сегодня 06.07.20 в Москве 20°, восход солнца в 03:52, закат в 21:16

Церковь Сретения

Церковь Сретения в Новой Деревне была собрана в 1922 г. из материала поврежденной пожаром церкви у ст. Пушкино. В ней придел Сошествия Святого Духа на Апостолов.

Описание


В 1930-е гг. власти пытались разобрать её, но прихожане отстояли, в советское время церковь не закрывалась.

В Сретенском храме до своей мученической кончины в 1990 г. служил проповедник, богослов и церковный писатель, протоиерей Александр Мень.

Здесь крестился поэт и бард Александр Галич.

В церкви с. Новая Деревня отпевали Надежду Мандельштам, автора воспоминаний, вдову поэта Осипа Мандельштама.

Отец Александр соборовал знаменитого учёного-генетика Тимофеева-Ресовского. Способствовал возвращению к христианству писателя, в будущем лауреата Нобелевской премии, Александра Исаевича Солженицына.

А. Мень родился в 1935 г., отец был директором текстильной фабрики. Основы веры заложены матерью, друзьями семьи (духовными детьми о. Серафима Батюкова) и «маросейскими» (духовными детьми о. Алексея и о. Сергия Мечевых).

В доме Бориса Александровича Васильева в 1940-х г. Александр посещал уроки Закона Божьего для детей и семинары для взрослых по Новому Завету. Часто бывал в Загорске у схимонахини Марии и запечатлел её облик: великий, пасхальный, чуждый ханжества и мрачности.

К 12 годам прочёл полный круг житий и понял, что надо излагать их по-новому.

К 10-му классу прошёл самостоятельно курс семинарии. Много читал святых отцов: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, блаженного Августина, «Добротолюбие», а также Феофана Затворника.

В школьные и первые студенческие годы (поступил в Пушной институт на заочное отделение) основательно изучил толстовство и теософию, они вызвали резко отрицательную реакцию.

Познакомился с инспектором Московской духовной академии Ведерниковым, который советовал учиться дальше.

Сначала Александр был под влиянием Хомякова, но в 1950 г. ознакомился с трудами Владимира Соловьёва, соединившими в нём веру и отцов с философским мышлением.

Из идей В. Соловьёва наиболее чужды о. Александру апокалипсические мотивы и идея земной теократии, а самое драгоценное - идея синтеза («цельного знания»). Софиология никогда ни привлекала.

В 1950 г. много читал Спинозу, Лейбница, Декарта, на 1-м курсе «Столп...» Флоренского, которым был восхищён. Задумал очерк общей истории Церкви. Сблизился Николаем Евграфовичем Пестовым. Постоянно бывал в Лавре, тесно общался с монахами, что, однако, не вызвало желания идти этим путём.

Из русских богословов начала XX в. больше всего обязан Н.А. Бердяеву (Продолжающееся Творение - в этом «Смысл Творчества», о. Александр часто повторял слова Бердяева: «Трагичность жизни разрешается только на духовном уровне»), Н. Лосскому, который привёл к мысли о возникновении несовершенства на уровне элементарных составляющих (монад), П. Флоренскому, С. Булгакову (раннему) и С. Франку. Очень ценил труды О/Н. Трубецкого. В Иркутске (куда перевели институт) жил на частной квартире и работал истопником в епархиальном управлении.

Это стало известно, и в 1958 г. он был отчислен из института (уже,сдал.первый госэкзамен).

Был представлен митрополиту Московскому и Крутицкому Николаю.

1 июня 1958 г. рукоположен во диаконы в храме Ризположения на Донской улице преосвященным Макарием Можайским и направлен в приход с. Акулово Одинцовского района.

Поступил в Ленинградскую семинарию (1960). Его духовник о. Николай Голубцов, человек мудрый, светлый, открытый (до рукоположения - биолог), благословил подать прошение о рукоположении в сан священника. Он говорил по своему опыту: «...с интеллигенцией больше всего намучаешься», - он был пастырем этого духовно заброшенного сословия и завещал продолжение дела о. Александру Меню. Оказали влияние на о. Александра также о. Алексей Мечев заочно, о. Серафим (Батюков).

Рукоположен о. Александр в 1960 г. в Донском монастыре епископом Стефаном (Никитиным) из «маросейских» (врач-психоневролог, при о. Алексии Мечеве был старостой Никольского храма на Маросейке, репрессирован, после окончания срока заключения рукоположен). О. Александр был назначен вторым священником в Алабино, через год стал настоятелем. Жил на приходе (с супругой, женился в институте).

В 1964 г. переведён в Тарасовку и в том же году поступил в Московскую духовную академию, где учился по 1968 г. Поменялся со священником Новой Деревни, куда давно стремился.

Первая публикация о. Александра была в 1959 г. в «Журнале Московской Патриархии».

В Алабине он написал «Историю религий», «Магизм и Единобожие», «У врат молчания», ещё один вариант «Сына человеческого». В Тарасовке: «Дионис, Логос, Судьба», «Небо на земле» и «Откуда произошло все это».

В трудах о. Александра нашло отражение его «глубокое и многообразное видение истории мира и человека. Отец Александр не повторяет традиционных схем, но дает захватывающее зрелище религиозных происков смысла мироздания, показывает ответное действие Слова Божия в библейской истории Израиля, высшей точкой которого является приход Богочеловека».

Окончательно оформились методы и принципы работы. Цель: создать предпосылки для образа жизни, мысли и успехов христиан XX в. без староверчества.

В Новой Деревне написаны: «Пророки», 6-й том «Истоков», «На пороге Нового Завета», новый вариант «Сына человеческого». Задачей о. Александра в течение 35 лет был синтез Библии с наукой, церковная историософия в свете Евангелия. Современник вспоминал: «Вокруг него все как-то само собой слагалось в порядок... его любили животные, растения, вещи и, конечно же, книги. По его словам, они приходили к нему сами, в нужное время... Домашние хозяйственные заботы, немалые, принимал играючи. Хлопоча на кухоньке, напевал, подшучивал, вспоминал стихи, иной раз на греческом или иврите».

Говорил: «Сердце гибче ума и способнее к росту, если с ним заниматься», вера есть жизнь... Библия требует от нас полной, всецелой самотождественности, единства личного начала. Только так «второе я» становится просто тенью, которая должна знать свое место, а не психическим паразитом на личности. Чем прочнее единство, тем больше открытости Вышнему. Когда мы учимся доверию к жизни, бытию, Богу, когда говорим ему «Ты», происходит основное. Мы выходим на контакт с самой сутью вещей, У священников немного особое положение.

Если писателю скажут, что он «единственный» - это его триумф, а для нас - катастрофа. Мы рядовые, живущие присягой. Мы из той породы, которая «в одиночку в поле не воин». Кроме того, от чувства самости успешно оберегают неудачи, ответственность, утомление и опасность... вообще у меня научный склад ума, а наука учит смирению. Ну сделал то-то и то-то. Ну одной книгой больше. Что это в сравнении с безмерностью задач?, «Сатана - абсолют пошлости. Дьявол начинается там, где кончается творчество». «Без семьи себя с трудом представляю. Главное быть не жрецом, а пастырем. Верю, что история - сила. (Если она прервётся, то Евангелие не реализовано и не понято). Его осуществление впереди, но верю, что и царство зла будет возрастать».

За ним следили, было два обыска. Во время одного из них он дописывал последние страницы книги о библейских пророках. Одиозным для властей он стал после письма священников Н. Эшлимана и Г. Якунина: существовал миф, будто автор письма - о. Александр. Добавились и западные публикации. Считал политику преходящей, а работать хотел в сфере не преходящей. На вопрос архиепископа Киприана (Зернова, в целом хорошо относившегося к о. Александру), не диссидент ли он, ответил: «Нет, считаю себя полезным человеком общества, которое, как и всякое другое, нуждается в духовных и нравственных устоях». 1982-1983 гг. были сложными для прихода, двоих прихожан арестовал КГБ, о. Александра вызывали на допросы.

9 сентября 1990 г. в 6 часов 30 минут убийца нанёс топором удар пастырю, шедшему в храм на воскресную службу.

Чин отпевания о. Александра совершил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, огласивший слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II: «По человеческому разумению, казалось бы, только сейчас и настало время, когда талант о. Александра как проповедника Слова Божия и воссоздателя подлинно общинной приходской жизни мог раскрыться во всей своей полноте. Увы, сложилось иначе - Господь призвал его совершить священнотаинственное служение к Себе.

В памяти людей и Церкви, верю, останется то немалое, что о. Александр реально сделал для них».

В надгробном слове владыка Ювеналий сказал: «Он был и в школах, и на заводах, в больших рабочих аудиториях, и среди интеллигенции. Проповедуя учение Господа нашего Иисуса Христа... о. Александр находил понятные всем слова...»

Издание его трудов продолжает «Фонд имени Александра Меня».

Служение о. Александра всегда имело чётко выраженную тенденцию к развитию детского религиозного воспитания и серьёзной катехизации взрослых. При первой возможности о. Александр начал труды по возведению крестильного храма и воскресной школы, сам спроектировав внешний вид здания. Работы продолжились и после его гибели, в 1995 г. рядом со Сретенским храмом построено большое каменное здание, в котором разместились крестильный храм во имя Святого благоверного князя Александра Невского, освящённый 19 ноября 2001 года митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием воскресная школа, библиотека и музей.

С 1999 г. в приходе издаётся газета «Горчичное зерно».

Гостиница Аструс Москва

Московская обл., с. Новая Деревня

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье