Атмосфера мест
Сегодня 28.09.20 в Москве 12°, восход солнца в 06:25, закат в 18:14
Храмы Москвы и Московской области

Церковь Богоявления в селе Семёновское

Село Семёновское на р. Песоченке известно с XVII в. Уже в это время в селе стояла деревянная церковь Богоявления. Селом тогда владел Ф.Чоботов.

Описание


В 1760 г. селом в 50 дворов владели Иван Петрович Леонтьев и княгиня Анна Фёдоровна Белосельская.

В 1771 г. в селе была построена новая деревянная церковь.

В начале XIX в. село купили Пётр Александрович Новиков (племянник просветителя Н.И.Новикова) и его сестра Анна Александровна (ум. 1813), со своим мужем статским советником Александром Васильевичем Алябьевым (1746-1822). Александр Васильевич, сенатор, действительный тайный советник, президент берг- коллегии, впоследствии главноуправляющий межевою канцеляриею, родился в 1746 г., умер в октябре 1822 г.

Принадлежал к старинному дворянскому роду. Вступил на службу в январе 1761 г. кадетом в Преображенский полк и в 1777 г. был произведен в армии-полковники. Позднее Алябьев определен был к «статским делам» в ма-нуфактур-Коллегию.

В 1779 г. он назначен советником Вологодской казенной палаты; при этом ему было вверено также правление таможнями и поручено учреждение пограничной таможенной цепи по всей Архангельской области. Заботясь о правильном поступлении таможенных доходов, Алябьев довел здесь таможенный сбор с 150 до 250.000 Рублей в год. Назначенный в 1783 г. пермским вице-губернатором (с переимевованием в статские советники), Алябьев привел в порядок казенную палату и старался, по возможности, содействовать развитию г°рной промышленности; ему же обязана Пермская губерния улучшением судоходства по р. Чусовой.

В 1787 г. Алябьева назначили тобольским губернатором; деятель-; ный, энергичный, живо относившейся ко всякому делу, с которым ему]приходилось соприкасаться, он старался ввести улучшения во вверенной ему губернии: ему удалось, не обременяя жителей, собрать до 1 миллиона рублей недоимок, улучшить средства приказа общественного призрения, что дает возможность усилить благотворительную деятельность и построить для него некоторые каменные здания.

В 1796 г. Алябьев был переведен губернатором в Кавказскую губернию; при этом на него были возложены особые поручения по губернии Астраханской, которая находилась в разстроенном состоянии; он привел ее, на сколько мог, в порядок, улучшив продовольственную часть, вследствие чего цена на муку в Астрахани сильно понизилась. Заслуживает упоминанья энергичная деятельность Алябьева по снабжению провиантом русских войск, находившихся в Персии.

В 1798 г. Алябьев назначен сенатором и занял пост президента берг-коллегии, главным директором, коллегии состоял М. Ф. Соймонов. Управляя (по именному Высочайшему указу 4-го января 1800 г.) также горным училищем, Алябьев и в нем сумел ввести коренные улучшения; расширив помещение училища и испросив разрешение увеличить сумму на содержание его до 10.000 рублей и, кроме того, на каждого воспитанника сверх комплекта отпускать по 300 рублей. Дети горных чиновников получили преимущество на определение в казенные воспитанники.

Выхлопотав ежегодное пособие в 5.000 руб. на опыты и практическую поверку при училище горными чиновниками их изобретений и улучшений по горному делу, Алябьев, предполагал также устроить при училище плавильные горны, печи и различные механизмы для практического ознакомления воспитанников с заводским делом.

Предложение это было одобрено государем, причем поручено было составить и смету, но однако исполнение этого проекта потом почему-то было найдено неудобным.

1 января 1801 г. Именным Высочайшим указом, монетный департамент с конторою разделения золота от серебра был передан в полное ведение и распоряжение Алябьева, который предложил также и банковский монетный двор (действовал до 1805 г.) перевести в ведение названного департамента.

Здесь, «за приращение казне дохода», Высочайше повелело было производить Алябьеву от упомянутой конторы по 1.000 руб. в год и пожизненно 300 руб. столовых в месяц. Вследствие недостатка в оружии, по мысли Алябьева императором Павлом в 1800 г. повелено было завести на Каме оружейный завод для приготовления белого и огнестрельного оружия. Вопрос о том, кому строить завод — вызвал борьбу между горным ведомством и военным. Алябьев, принимавший деятельное участие в этом деле, настаивал лишь на том, чтобы завод был выстроен, а кем — безразлично, но при этом находил, что по постройке завод должен поступит в управление военной коллегии. Такая постановка вопроса решила дело и завод, выстроенный обер-берггауптманом Дерябиным и названный Ижевским, 28-го октября 1808 г. был передан в военное ведомство. При деятельном участии Алябьева происходила выработка положения о непременных работниках на горных заводах.

В 1803 г. Алябьев оставил пост президента берг-коллегии и числился до 1818 г. только сенатором; за это время он был комавдирован в Олонецкую губернию, вследствие доносов, поданных на чиновников этой губернии; в 1810 г. Алябьев производил ревизию московских присутственных мест, и в 1815 г. вёл разследование обнаруженных в Костромской гражданской палате безпорядков и упущений. Население Костромы в знак благодарности поднесло ему икону.

В 1818 г. Алябьев назначен главноуправляющим межевой канцелярией и занимал это место до самой смерти. В межевом корпусе, как, впрочем, и везде, где служил Алябьев, он оставил по себе самое теплое воспоминание, выразившееся в желании чинов этого корпуса поставить на свои средства памятник над его могилой. Александр Васильевич Алябьев был похоронен в Симоновом монастыре в Москве.

Потом Семёновское было во владении Василия Александровича Алябьева (брата композитора, автора знаменитого Соловья Александра Алябьева) и Петра Александровича Новикова (1797-1878). М.Дмитриев вспоминал: «Новиков был …смирен, тих, благонравен, как требуется в нравоучительных книжках…наклонен к чувствительности». Выпускник Московского университета, П.А. Новиков работал в архиве Коллегии иностранных дел с 1819 по 1826 г., с 1822 г. был чиновником для особых поручений при московском генерал-губернаторе князе Д.В. Голицыне.

С 1826 по 1833 г. - советник Московского губернского правления, с 1832 г. - директор Московской ссудной кассы, с 1844 г. член попечительного совета заведений общественного призрения и попечитель Преображенской больницы в Москве, в том же году камергер, с 1852 г. тайный советник, почетный опекун при Московском Воспитательном доме, училище св. Екатерины, писатель, член Общества любителей российской словесности. Жена Петра Александровича, Варвара (урожденная княжна Долгорукова, 1794-1877), была дочерью писателя и поэта, владимирского губернатора князя Ивана Михайловича Долгорукова. М. Дмитриев писал: «Возвратясь в Москву (в 1820 г.), я нашел Новикова уже женатым, на княжне Долгорукой. Имя, данное ей при крещении, было Антонина; но в своей семье и в обществе звали ее Варвара Ивановна. Она была дочь известного поэта и бывшего владимирского губернатора князя Ивана Михайловича. После моего выхода из университета Новиков познакомился там, на лекциях, с его сыном, Рафаилом, которого обыкновенно звали Михайлой. Через него вошел он в дом его отца и сблизился с Варварой Ивановной.

Он был молодой человек, 23 лет, хорошенький, с розовыми щеками, немножко заносчивый с студентами, но тихого нрава и поддававшийся легко всякой силе. Варвара Ивановна была три или четыре года его старее, следовательно, уж под тридцать, дурна собою, увядшего лица и с бледными губами; но она умела влюбить в себя юношу, поддевши его на страстную чувствительность, которой он был предан совсем не по нежности сердца, а как какой-то профессии, к которой не имеешь призвания, но которая рекомендует с хорошей стороны.

Он был перед этим влюблен, по одному голосу, в какую-то крепостную певицу Александра Ивановича Бахметева, которой он никогда не видал, но для которой он искал случая познакомиться с Бахметевым, чтобы бывать у него в домовой церкви и слушать ее ангельский голос.

Он и добился-таки этого знакомства, и езжал к нему к обедне, и слушал, и таял от любви, и все-таки никогда ее не видал. Но он всячески раздражал свою чувствительность и гальванизировал ее, вздыхая на луну и проливая слезы, когда я играл на шестиструнной гитаре «Выду я на реченьку» или «На то ль, чтобы печали»… я, по какой-то глупости, жалел Новикова.

В это-то время предстала пред него Варвара Ивановна, дева, уже не идеальная, а, как следует, во плоти, собственной персоной. Это, право, не насмешка, хотя она была действительно кожа да кости; но дело в том, что она была уже не воображаемая, а существенная дева — Новиков в это время читал более всего и читал беспрестанно Руссо, его «Элоизу» и «Исповедь» Он перевел на русской языктрактатец Madame Сталь «О страстях». Варвара Ивановна ухватилась за это открытие; выпросила у него его перевод и исписала его весь страстными комментариями. Это окончательно победило Новикова. Он увидел в ней самой мадам Сталь и решил жениться на мадам Сталь - Новиков признавался… что он никогда не чувствовал физического влечения к женщине; но Варвара Ивановна была в этом смышленее: у нее, без всякого сомнения, поД чувствительностью холодного сердца скрывалось нечто более существенное.

Впрочем, расчет был верный: молод, смирен и сын довольно богатого отца. Положено было объясниться с отцом ее, то есть свататься. Князь Иван Михайлович, давно ожидавший этого как будто неожиданного предложения, спросил его: «Вы говорили об этом с вашим отцом?» — «Нет, князь, — отвечал юноша, - но я надеюсь, что…» — Князь не дал ему закончить и закричал: «Сударь! Княжну Долгорукую не выдают замуж за первого встречного!

Идите и поговорите об этом с отцом!». Новиков пошел объясняться с отцом. Александр Борисович» был человек холодного рассудка, не способный не только ни к какому восторгу, но и ни к чему, что выходило из круга его хозяйства и из самого тесного круга домашних понятий. Он всякой день долго молился Богу, потом садился на кресла и неподвижно, не трогаясь ни одним членом, курил трубку и молчал. Сама фигура его и бесстрастное лицо, на котором никогда не видно было ни одной игры мускулов, похоже было, как будто он вытесан из дерева и раскрашен. Это была и по телу, и по душе, и по уму олицетворенная неподвижность, совершенная противоположность князю Ивану Михайловичу.

Просвещения он не имел никакого… Впрочем, он был человек рассудительный: дозволить жениться сыну, почти мальчику, на созрелой деве, бойкой, светской, которая была дурна собой и бедна, — при этих условиях мудрено было убедить холодного старика, у которого было-таки и хорошее имение. Кроме того, он не очень дорожил и честью породниться с князем Иваном Михайловичем, которого он, по слухам, почитал каким-то прыгуном и шутом. Слыхал он, что князь Иван Михайлович стихотворец; но, вероятно, и это, по своим понятиям, почитал он не очень дельным занятием, не по летам старику, особенно же неприличным тайному советнику. Он наотрез отказал сыну в своем благословении, не знаю, как его уломали; но знаю, что было трудно». П.А. Новиков «был совершенно покорен Варваре Ивановне, жил её умом и руководствовался во вся свою жизнь её предначертаниями и повелениями».

В.А. Алябьеву и сыну Петра Александровича, Николаю Петровичу Новикову, село принадлежало до конца XIX в.

В 1890 г. усадьбой в селе владел коллежский советник Николай Николаевич Новиков.

В июне 1878 г. на имя митрополита Московского и Коломенского Иннокентия было подано прошение от Бронницкого уезда с. Семеновского Богоявленской церкви священника Андрея Парусникова со старостой церковным Максимом Галактионовым (М.Г. Хохрин): «Деревянная церковь нашего села 12 января 1877 г. сгорела.

Прихожане, движимые Усердием к храму Божию, чтобы не остаться без богослужения, с разрешения начальства устроили молитвенный дом (сгорели только алтарь и храм, трапезная и колокольня остались неповрежденными, поэтому, священник и церковный староста просили разрешить пристроить на средства прихожан к сохранившейся трапезе алтарь и временно служить в поврежденном деревянном храме, пока не будет построен Каменный), а в настоящее время мы решились соорудить по приложенному при сем плану, каменный храм. Для сего имеется церковной кошельковой суммы 600 рублей, прихожане жертвуют деньгами 700 рублей, 1500 штук белого камня для цоколя и 100 000 кирпича с своего устроенного уже ктрпичного завода, и обязались по приговору, прежде представлененому Духовному начальству, доставлять на своих подводах все нужные для постройки храма материалы, кроме того, имеются ввиду и другие сторонние пожертвования…представляя на благоусмотрение Вашего Высокопреосвященства план предполагаемого храма, всепокорнейше просим Милостивейшего Архипастыря и Отца учинить распоряжение об утверждении оного и дозволить приступить к сооружению храма.

В журнале «Московский церковный вестник» за 1885 г. было напечатано воззвание прихожан Московской губернии Бронницкого уезда Богоявленской церкви с. Семёновское: Наш храм во имя Богоявления, основанный более 100 лет назад и возобновлённый на средства прихожан в 1876 г., сделался жертвой пламени 12.01.1877 г. и сгорел до основания. С того дня богослужения совершались в деревянном молитвенном доме, весьма холодном в зимнее время.

В 1879 г. было приступлено к построению нового каменного храма по проекту Петра Сантиновича Кампиони (это была последняя работа архитектора, выполненная в 1878 г., в ноябре этого года он умер). В течение 5 лет храм хотя и отстроен, однако нет возможности окончить строительство по малочисленности прихожан (350 душ) и скудости их средств.

8 ноября 1898 г. состоялось освящение храма в с. Семёновском, построенного в 1887 г. (главный придел Богоявления, правый Покрова, левый великомученицы Параскевы). Иконостас был не позолочен, пол из старых лещадок, в боковых приделах из цемента - очень неприглядный. Были собраны пожертвования на украшение храма.

В 1899 г. церковным старостой был сын прежнего старосты - крестьянин П.М. Хохрин.

В 1912 г. уже существовала церковно-приходская школа.

В с. Семеновском, церковно-приходская школа открыта в 1892 г. местным священником Троицким.

Школа помещалась в церковном здании, приспособленном для нея из молитвенного дома. Учащихся в школе к 1 января 1909 г. было 40 человек.

Заведующим школой с 1907 г. состоял священник С.М. Никитский, попечителя не было.

В советское время храм был закрыт и частично разрушен.

В 1996 г. руины переданы верующим. Храм восстанавливается.

К северу от Семёновского располагалось с. Юрасово.

По документам оно известно с XVI в. BXVIN в., владельцем, Василием Ивановичем Новиковым, в Юрасово была построена каменная церковь Святого великомученика Иоанна Воина с приделом святых страстотерпцев Бориса и Глеба. Церковь была построена с каменной же колокольней. Село получило название Ивановское.

После Василия Ивановича селом владел Иван Васильевич Новиков (1699-1763). Он служил в последние годы царствования Петра I в морском ведомстве, потом перешел в гражданскую службу. Во время императрицы Анны Иоанновны, был воеводой в Алатыре, после государственного переворота, совершенного императрицей Елизаветой Петровной, вышел в отставку с чином статского советника. Иван Васильевич Новиков был женат на Анне Ивановне Павловой (ум. 1773). И.В. Новиков был отцом шестерых детей: Алексея(умер в младенчестве), Андрея, Николая, издателя журналов и книг, масона, Алексея (1747-1799), и двух дочерей. По разделу 1760 г. Юрасово перешло к старшему сыну И.В. Новикова, Андрею Ивановичу (1736-1799), который прордал или уступил часть села своему родственнику Алексею Петровичу Новикову. Во второй половине XVIII в. в селе было два господских дома.

Юрасово наследовал сын А.И. Новикова, Пётр Андреевич.

В 1823 г. он перестроил церковь Иоанна Воина, и после перестройки главный престол был освящен во имя Святых мучеников Бориса и Глеба. Церковь в с. Юрасове была приписана ко храму с. Семёновского. Деревянный усадебный дом располагался на берегу р. Ольховки (тогда она называлась Песоченка). С другой стороны дома, на пруду, была устроена купальня.

В 1852 г. Юрасово принадлежало штабс-капитану Николаю Петровичу Новикову.

К 1861 г. на поместье Н.П. Новикова было много долгов, имение было заложено.

В конце XIX в. в с. Юрасово было имение бронницкого купца Колмыкова. После Октябрьской революции 1917 г. в усадьбе Колмыкова была устроена коммуна, позднее в усадебном доме размещалась школа.

В 1950-х гг. каменная церковь Св. мучеников Бориса и Глеба была снесена.

В д. Митьково, между Семеновским и Левино в крестьянской семье родился будущий художнок-передвижник Иван Семёнович Малинин (1866-1952). С 9 лет он работал в Москве на заводе Гоппера. и за 20 лет вырос до второго мастера модельного цеха. Он постоянно рисовал, ходил на художественные выставки. Однажды, в Третьяковской галерее он познакомился с И. Репиным, который одобрил его рисунки и посоветовал учиться. Малинин уехал в Париж, и там окончил курс в частной академии живописи, по возвращении вошел в состав «Товарищества передвижных выставок». Последние годы Малинин жил в Митьково, где и похоронен.

Московская обл., с. Семёновское
Гостиница Аструс Москва

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье
Интересные места и достопримечательности
Интересные статьи и обзоры