Атмосфера мест
Сегодня 05.07.20 в Москве 19°, восход солнца в 03:51, закат в 21:16

Церковь Рождества Божией Матери

Пустошь Махра при р. Дубне приложена была в Троице-Сергиев монастырь братьями Ловчиковыми в 1572 г. Монастырь поселил на пустоши крестьян. В писцовых книгах 1593 г. в Махре названы «церковь Рождества Пресвятой Богородицы с приделом во имя Великого чудотворца Николы и другая церковь во имя Великомученика Егорья... деревянная... А в церквах двери и образы местные и свечи, и книги, и всякое церковное строение - монастырское, при церкви поп Прохор».

Описание


В 1678 г. в Махре также значится церковь Рождества Пресвятой Богородицы, при которой «поп Макарий, дьячок Андрюшка и просвирница Антонида», но другая церковь уже не упомянута. Деревянная церковь Рождества в с. Махре включена и в перечень церквей Переславской епархии, составленный по указу Суздальской духовной консистории в 1799 г.

С 1764 г село с деревнями перешло в ведомство экономии.

Вместо деревянной церкви в 1814 г. начато строительство ныне существующей каменной. За недостатком средств оно продолжалось 12 лет, церковь освящена в 1826 г. С того времени она существует без изменений.

Престолов в ней три: в холодной части - в честь Рождества Пресвятой Богородицы, и в тёплой трапезе - Живоначальной Троицы и Святого пророка Илии. Утварью, ризницей, святыми иконами и богослужебными книгами церковь была снабжена в достатке, из икон особенное благоговение прихожане имели к запрестольному образу Смоленской иконы Божией Матери, именуемой ими Стрелецкой, и к образу Нерукотворённого Спаса. Образ отечества у царских врат древний, с надписью: «Писал Антипа Казаринов. 1718 год».

К церкви были приписаны каменная часовня в честь Рождества Пресвятой Богородицы в местечке Зимняки, устроенная в 1866 г. усердием мещанина Петра Тугаринова, и деревянная, построенная в 1895 г. в деревне Ченцы (обе разрушены в советское время).

В 1887 г. была открыта церковноприходская школа в особом деревянном церковном доме. Её заведующим и законоучителем состоял священник Михаил Горский, учителем - вышедший из семинарии Феодор Сиротинский, учительницей - Александра Лебедева, окончившая курс в епархиальном женском училище. После смерти священника на его место заступил сын, священник Николай Горский, который стал также заведующим и законоучителем церковноприходской школы. Его жена Клавдия Ивановна окончила курс во Владимирском епархиальном женском училище. Учительницей была Клавдия Засыпкина, выпускница Александровской женской прогимназии. Согласно клиро-вой ведомости, все сиротствующие прихода (приведён поимённый список) находились на иждивении храма.

В 1790 г., в с. Махра Александровского уезда Владимирского наместничества в семье пономаря Анфима, не имевшего фамилии, впоследствии ставшего священником, родился сын Александр Анфимович Орлов (ум. 1840), автор сочинений для читателей из полуобразованной и простонародной среды. Воспитывался в семье деда (по матери), Н.А. Орлова, сельского священника, окончившего семинарию, который был первым его учителем.

В 1801— 1813 гг. Александр учился в семинарии Троице-Сергиевой Лавры (при определении взял фамилию деда); после окончания сдал экзамен на звание учителя французского языка. Позднее с самоиронией вспоминал о юношеских честолюбивых мечтах, заставивших его отказаться от духовного звания.

В 1814 г. Орлов поступил на словесное отделение Московского университета. Крайняя бедность заставила его (видимо, в 1816 г.) почти на год прервать занятия и уехать из Москвы домашним учителем в имение состоятельного помещика. Он окончил университет по этико-политическому отделению в 1821 г. со званием кандидата.

Некоторое время был мелким канцелярским служащим: с 1820 г. - во 2-м департаменте Московского магистрата, в 1922 г. - в Московской казённой и (с начала 1823 г.) уголовной палате 2-го департамента (губернский секретарь).

Уволен по прошению в 1826 г. (позднее получил чин коллежского секретаря). Давал частные уроки, жил литературным трудом.

Писать начал ещё студентом: в 1819 г. подавал в цензуру рукопись «Смерть купца, или Нынешний свет в собственном его виде», возвращённую «для исправления», в 1820 г. - «Смерть отца, или Наставник сыну». Первой публикацией Орлова была «Латинская азбука».

В 1827 г. он выпустил эпическую поэму «Димитрий Донской, или Начало российского величия», в 1828 г. - поэму «Александр Первый, или Поражение двадесяти язык», написанные тяжёлым, архаичным языком.

С 1830 г. печатал ориентированные преимущественно на традиции бытовой прозы XVIII в. нравоописательные и сатирические повести, снабжая их распространёнными в начале 1830-х гг. подзаголовками: «нравственно-сатирический роман», «нравственно-повествовательный роман», «критический роман», «нравоучительный роман», «аллегорическая повесть», - «Неколебимая дружба чухломских жителей Кручинина и Скудоумова...» (1830), «Верхогляды, приезжие за газетами, или Махнули рукой, да и поехали домой», «Вороньи перья, или Московская самодурка», «Карты, разговаривающие с девицами, вдовицами, молодыми молодицами и со всеми лицами...» (все - М., 1831), «Васильи Косые, или Оптическое путешествие по столам приказных» (М., 1834).

Орловым написано более 60 брошюр, что породило не вполне оправданное мнение о его необычайной плодовитости. Орлов изображал жизнь средних (купцы, мещане, мелкопоместные дворяне) и низших слоев общества, которым и было адресовано его творчество; среди читателей Орлова также образованные разночинцы, мастеровые, приказные, дворовые, грамотные оброчные крестьяне.

В их среде его книги пользовались большой популярностью благодаря доступности, занимательности содержания, хорошему знанию быта московских окраин и предместий, широкому введению в речь персонажей просторечия, русских пословиц и поговорок.

Кроме того, назидательные, схематически выстроенные, варьирующие одни и те же темы и положения книжки Орлова были обращены к православным верованиям и обычаям, открыто осуждали пороки: невежество, пренебрежение к труду, тщеславие, страсть к наживе, взяточничество и др., что отвечало традиционным народным представлениям и ценностям.

В письме Пушкину Орлов благодарил его за поддержку. Орлов не понял иронии пушкинских памфлетов, безукоризненная светская ирония Пушкина и не была рассчитана на восприимчивость Орлова, его самолюбие он не задевал. Орлов сделался своего рода литературным персонажем, которому приписывали абсурдные или претенциозные намерения. Критика отзывалась о произведениях Орлова неизменно иронически-пренебрежительно.

Всю жизнь он бедствовал, хотя на издании его произведений наживались книгопродавцы. О себе он сам говорил: «Олицетворённая нищета!» Не последнюю роль в этом играл распространённый порок - он пил. Стремление бесхитростно, но правдиво изобразить жизнь низов общества привлекло к творчеству Орлова внимание цензуры.

В 1834 г. министр просвещения и председатель Главного управления цензуры С.О. Уваров запретил к печатанию рукопись Орлова «Союз трёх братцев: голода, холода и во всём недостатка».

Уваров предписал «не позволять к печатанию произведений Орлова, которые по содержанию и направлению своему могут иметь вредное влияние на низший класс читателей». Московским цензурным комитетом запрещены были «Сказка о безносом купце», «Болящий купец на одре смертном, или Старообрядческие опекуны...» и другие произведения.

В 1835 г. Орлов в пространном прошении разъяснял Уварову, что «Болящий купец...» - произведение благонамеренное, что он, Орлов, в отличие от бесполезных «строгих мер» правительства, «преследовал раскольников сатирою», а это скорее «доведёт закоснелых до Истины».

В 1835 г. почти полностью прекратилась творческая деятельность Орлова.

В 1840 г. он умер в «нищете и болезни» в Мариинской больнице для бедных.

Храм был закрыт в 1941-1943 гг.

Разорение началось с 1943 г., когда хранительница ключей по какой-то надобности открыла церковь. Разграбили всё очень быстро: престол стал служить одному из жителей села обеденным столом, иконы разрубались и использовались на растопку, на ремонт полов... Позже, во времена строительства поселка ГАЭС, в храме была устроена мастерская по ремонту автомобилей.

В начале 1990-х гг. храм возвращён верующим.

Первый молебен служили в феврале 1991 г.

Реставрационные работы начались весной 1991 г., восстановлена колокольня, подняты кресты на главы храма и колокольни.

К восстановлению внутреннего убранства приложено много труда богородских резчиков по дереву, пол выложен мрамором, церковный двор обнесён металлической оградой.

Гостиница Аструс Москва

Московская обл., с. Шахра

Отзывы

Прокомментируйте первым...

Я не робот

Отслеживать комментарии в этой статье