Атмосфера мест

Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке

Большой Харитоньевский переулок расположен близ Чистых прудов, знакомых каждому жителю столицы. По протяженности и по количеству примечательных зданий этот переулок даст фору многим улицам. Знаменитый москвовед С.К. Романюк в книге «Из истории московских переулков» пишет: «У Большого Харитоньевского переулка берет начало речка Черногрязка, правый приток реки Яузы, ныне заключенная в подземную трубу. Название этой реки, возможно, происходит от характера местной почвы, и неудивительно, что именно здесь поселились огородники, образовавшие целую слободу, обитателям которой вменялось в обязанность поставлять ко двору «всякий огородный овощ».

  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке
  • Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке

Приходской храм огородников – церковь Харитония – была построена в 1652–62 годах, находилась примерно в центре этого района и носила название «что в Огородниках» или «что в Огородной слободе». По ней и именуется Большой Харитоньевский переулок. В XVIII веке переулок разделялся на две части – одна, от Белого города до церкви Харитония, называлась Харитоньевским переулком, а другая – до Земляного вала, Хомутовкой, по владельцу участка на углу с Садовым кольцом. Большой Харитоньевский переулок славится настоящим архитектурным чудом – старинными палатами, которые являются одной из самых старых гражданских построек, сохранившихся в Москве. Появление на этом месте первого строения окутано московскими легендами. Согласно одной из них, первым владельцем палат был сам Иван Грозный. В XVI веке от Сокольников до нынешних Красных Ворот простирался дремучий лес, в котором царь любил охотится. По преданию, Иван Грозный, проезжая однажды на лошади через бор, зацепился за ветку, и его соболья шапка упала в снег. На этом самом месте государь приказал возвести Сокольничий дворец. Говорят, что строили этот дворец Барма и Постник – создатели собора Василия Блаженного. По государеву приказу был проведен подземный ход от Сокольничего дворца в Кремль. Иван Грозный любил появляться и исчезать внезапно.

В очередной раз следует оговориться, что история этого места до XVIII века состоит в основном из легенд и преданий. О них подробно рассказано в мемуарах одного из владельцев палат – Ф.Ф. Юсупова. После смерти Ивана Грозного Сокольничий дворец пустовал, пока по приказу Алексея Михайловича – большого любителя охоты – он снова не был открыт и приведен в порядок. Наиболее вероятной датой постройки существующих палат, по мнению исследователей, нужно считать конец XVII века. В это время сформировался комплекс двухэтажных построек с характерным декором в стиле московского барокко. Скорее всего, был еще и третий деревянный жилой этаж. Части комплекса, построенные в конце XVII века, представляли собой сводчатые парадные помещения на подклетах. На рубеже XVII и XVIII веков к северо-восточному углу палат пристроили так называемую Столовую палату с широким проездом. При императоре Петре I Мясницкая улица, находившаяся недалеко от Огродной слободы, превратилась в парадную дорогу для царского выезда, в окрестностях которой стали селиться дворяне – приближенные государя. Первым достоверно известным владельцем палат в Большом Харитоньевском переулке стал П.П. Шафиров – сподвижник Петра Великого, известный дипломат, вице-канцлер, кавалер ордена святого Андрея Первозванного.

Как и многие другие «птенцы гнезда Петрова», Шафиров сделал успешную карьеру благодаря слепой преданности государю. Он был сыном перешедшего в православие польского еврея. Историк С.Ю. Дудаков в книге «Петр Шарифов» пишет: «За границей царь не расставался с Шафировым. Иностранец отмечал, что «Петр окружен совершенно простым народом; в числе его перекрещенец еврей и корабельный мастер, которые с ним кушают за одним столом». Полное доверие царя позволило Шафирову играть все более активную роль в определении внешней политики России». Возможно, именно Шафиров построил самые ранние из существующих частей комплекса. Впрочем, в 1723 году Петр Павлович попал в немилость к императору, был приговорен к смертной казни, которую в последний момент заменили ссылкой в Сибирь. Шафирова лишили всех чинов и титулов и отобрали все имения. Палаты в Харитоньевском переулке были переданы графу П.А. Толстому – начальнику Тайной канцелярии, наводившему ужас на современников. Петр Андреевич происходил из старинного служилого рода. Он добился возвращения из-за границы царевича Алексея и в 1718 возглавил следствие по его делу, за что был награжден поместьями и поставлен во главе Тайной канцелярии. Получив титул графа, он стал основателем этого знаменитого графского рода.

Потомками Петра Андреевича являются писатели Алексей Константинович и Лев Николаевич Толстые. Во время недолгого царствования Петра II Петр Андреевич ввязался в дворцовую интригу против А.Д. Меншикова и был сослан в Соловецкий монастырь, где вскоре умер. Владельцем дворца становится обер-секретарь Военной коллегии и ближайший сподвижник Меншикова А.Я. Волков. В книге Н.И. Павленко «Меншиков: Полудержавный властелин» Волков характеризуется так: «Судя по характеру возложенных обязанностей, во многих случаях весьма щекотливых, один из них, Волков, принадлежал к числу самых доверенных слуг светлейшего князя». Своим «дненощным трудом» Волков представлял интересы Меншикова в следственных комиссиях. Консультант, бухгалтер, поднаторевший в распутывании кляуз стряпчий, Волков был фактически правой рукой князя, но всегда оставался в тени». После свержения Меншикова Волков лишился генеральского чина и палат в Харитоньевском переулке. Несмотря на то, что он оставался хозяином дома меньше года, в истории закрепилось название «Волковы палаты». Переданное в казну владение было пожаловано Петром II в 1727 году князю Г.Д. Юсупову – представителю одного из знатных российских дворянских родов, который уходит своими корнями в мусульманское средневековье.

Фамильный документ «Родословная роспись князей Юсуповых от Абубекира» до сих пор хранится в Российском государственном архиве древних актов. Сами Юсуповы называли родоначальником своего рода легендарного Абу Бакра – соратника и тестя пророка Мухаммеда. Однако историки считают основателем рода Юсуфа-Мурзу – хана великой Ногайской Орды, наводившего страх на Русь. Его сын Иль-Мурза в 1563 году прибыл в Москву на службу русскому царю Ивану Грозному. Внук Иль-Мурзы Абдулл-Мурза был храбрейшим воином в сражениях России с первыми ее врагами – Речью Посполитой, Османской империей и Крымским Ханством. При царе Федоре Ивановиче Абдулл-Мурза во время Великого поста по незнанию накормил патриарха Иоакима гусем. Иоаким похвалил поданную «рыбу». Когда патриарх и царь узнали об обмане – оба страшно разозлились. Нерадивому хозяину грозила опала и разорение. Абдул-Мурза думал три дня и три ночи и решил принять православие. Он получил имя Дмитрий, фамилию Юсупов, титул князя и прощение государя. Однако, согласно семейному преданию, в ту же ночь во сне ему явился пророк Мухаммед и проклял весь род за вероотступничество. Отныне в каждом поколении до возраста 26 лет предстояло доживать лишь одному мужчине. Проклятие сбылось…

Сын Григория Дмитриевича Борис Григорьевич Юсупов занимал должность генерал-губернатора Москвы. Вот что сообщает о нем Ф.Ф. Юсупов в книге «Перед изгнанием. 1887–1917»: «При Елизавете Борис Григорьевич был директором Шляхетского кадетского корпуса. Он выбрал наиболее одаренных из своих учеников и создал любительскую труппу актеров. Императрица Елизавета услышала молву о труппе, состоявшей исключительно из русских, пригласила их в Зимний дворец дать представление. На государыню это произвело впечатление. Это привело к тому, что императрица подписала в 1756 году приказ создать в Санкт-Петербурге первый публичный театр». В 1770-х годах владение Юсуповых было расширено за счет покупки соседней усадьбы Измайловых, которая примкнула к участку с запада вместе с каменным домом. Уже при первых владельцах из рода Юсуповых было положено начало легендарным богатствам, которые хранились в старинных палатах в Харитоньевском переулке. Юсуповы владели множеством домов, дворцов и усадеб по всей России. Число принадлежавших им крепостных крестьян исчислялось десятками тысяч, а десятин земли – сотнями тысяч. По аналогии со всем известным Юсуповским дворцом на Мойке в Петербурге палаты в Первопрестольной столице стали называться также дворцом.

На рубеже XVIII и XIX веков к владению присоединился одноэтажный жилой дом купца Чирьева, и у Юсуповых в Харитоньевском переулке оказалось целых три дома. В то время участком владел самый знаменитый представитель княжеского рода – Николай Борисович Юсупов. Николай Борисович был министром Департамента уделов, сенатором, действительным тайным советником, членом Государственного совета, первым директором Эрмитажа, главноуправляющим Оружейной палаты и Экспедиции кремлевского строения. Этот вельможа, просвещеннейший человек своего времени и талантливый политик большую часть своей жизни провел за границей. А.И. Герцен в книге воспоминаний «Былое и думы» пишет о Юсупове: «В России люди, подвергнувшиеся влиянию западного веяния, не вышли историческими людьми, а людьми оригинальными. Иностранцы дома, иностранцы в чужих краях, праздные зрители, испорченные для России западными предрассудками, для Запада русскими привычками, они представляли какую-то умную ненужность. К этому кругу принадлежал на первом плане блестящий умом и богатством русский вельможа, европейский grand seigneur и татарский князь Н.Б. Юсупов. Старый скептик и эпикуреец, приятель Вольтера и Бомарше, Дидро и Касти, он был одарен артистическим вкусом».

Часть строений в Харитоньевском переулке Николай Борисович сдавал внаем. В 1801 году средний дом комплекса с хозяйственными службами – кладовою, кухней, амбаром, конюшней, хлебным и каретным сараями – снимал Сергей Львович Пушкин, отец великого поэта. К тому времени близ дома был разбит фруктовый сад, в котором гулял с няней маленький Пушкин. Позднее он перенес свои детские впечатления от сада в поэму «Руслан и Людмила». Будущий поэт прожил в Харитоньевском только три года, но с этим переулком связано множество событий. Еще до рождения Пушкина бабушка поэта приобрела в соседнем Малом Харитоньевском скромную усадьбу. Еще несколько десятилетий назад на углу двух Харитоньевских переулков стоял дряхлый одноэтажный деревянный домик. По одной из московских легенд, именно он упоминается в седьмой главе «Евгения Онегина», когда после утомительной прогулки возок Татьяны Лариной остановился, наконец, «у Харитонья в переулке». Этот домик так и назывался «Ларинским» или «домом Татьяны». Вполне возможно, Ларины имели «родственные связи» с Юсуповыми. Татьяна приехала к княжне Алине, московской кузине своей матери, а в 1820-е годы во дворце Юсуповых действительно жила княжна Алина – сестра Николая Борисовича Александра Борисовна Юсупова.

Некоторые москвоведы полагают, что именно с легкой руки Пушкина переулок, на котором находится Юсуповский дворец, получил название Харитоньевский. В пушкинские времена переулок назывался Хомутовский – по имени не слишком известного домовладельца Хомутова, жившего здесь в XVIII веке. На протяжении всей жизни Пушкин имел приятельские отношения с князем Юсуповым. Последняя их встреча произошла незадолго до смерти Николая Борисовича в 1831 году на праздничном ужине, устроенном четой Пушкиных. После кончины князя Александр Сергеевич написал нежно в одном из своих писем: «Мой Юсупов умер». Поэт посвятил ему стихи: От северных оков освобождая мир, Лишь только на поля, струясь, дохнет зефир, Лишь только первая позеленеет липа, К тебе, приветливый потомок Аристиппа, К тебе явлюся я; увижу сей дворец, Где циркуль зодчего, палитра и резец, Ученой прихоти твоей повиновались, И вдохновенные в волшебстве состязались.

В начале XIX века дом, в котором жила семья великого русского поэта (среди исследователей этот дом принято называть «средним»), а также бывшие палаты купца Чирьева переходят во владение князю А.И. Вяземскому. На планах того времени видны два разновеликих двухэтажных здания, стоящих уступами относительно друг друга в глубине двора. В московском пожаре 1812 года палаты сильно пострадали, внутри практически ничего не удалось спасти. После изгнания французов палаты отремонтировали и восстановили прежнее декоративное убранство. В середине XIX столетия «средний» дом перестраивается и приобретает в плане П-образное очертание. Сын Николая Борисовича Борис Николаевич Юсупов – церемониймейстер императора Николая I, действительный тайный советник – жил в основном в Петербурге и в Москву заглядывал нечасто. Только в 1860-х годах жизнь в московском дворце Юсуповых вновь забила ключом. При новом владельце князе Николае Борисовиче Юсупове-младшем палаты были отремонтированы, а у надворного советника Племянникова выкуплен «средний» дом. Николай Борисович имел почетный чин гофмейстера императорского двора, был вице-директором Петербургской публичной библиотеки, почетным членом Римской музыкальной академии и Парижской консерватории.

Юсупов слыл большим ценителем музыки, сам прекрасно играл на скрипке и сочинял не лишенные таланта музыкальные произведения. К сожалению, на этом незаурядном человеке пресеклась мужская линия древнего дворянского рода Юсуповых. Его единственная дочь княжна Зинаида Николаевна – первая красавица и наследница колоссального состояния – вышла замуж за праправнука М.И. Кутузова графа Феликса Феликсовича Сумарокова-Эльстона. Император Александр III по просьбе князя Николая Борисовича, чтобы не пресеклась эта знаменитая на всю страну фамилия, разрешил графу Сумарокову-Эльстону именоваться еще и князем Юсуповым. Искусствовед И.В. Пилишек в статье, посвященной Юсуповскому дворцу в Москве, пишет: «В конце ХIХ века при Н.Б. Юсупове началась крупномасштабная реставрация здания, которому князь, не жалея средств, стремился придать дворцовое великолепие. Была перестроена западная часть палат, изменен декор фасадов, стилизованный под XVII век, выполнена перепланировка помещений. Тогда же к двухэтажным палатам был пристроен третий этаж. Восстановили декор кровли – высокие покрытия с флюгерами и каменными дымниками. В окна вставили стекла с разнообразными рисунками переплетов, имитирующие слюдяные окошки XVII века».

В Юсуповском дворце устраивались приемы, которые поражали иностранцев своею «византийской» пышностью. С разрешения хозяев осмотреть богатые интерьеры дворца мог каждый желающий. Особенно своими размерами и богатым убранством поражал гостей и посетителей парадный тронный зал. Высокий куполообразный потолок его был расписан зодиакальными созвездиями, стены украшали райские цветы, изображения сказочной птицы Сирин и дракона. В зал вели три великолепные бронзовые ажурные двери. Согласно моде того времени была обустроена китайская комната с драконами, птицами, характерным орнаментом и стилизованными фонариками. В портретной комнате висели портреты всех представителей династии Юсуповых, начиная с самого правителя Ногайской орды Юсуф-Мурзы. В специально устроенном гербовом зале находились скульптурные медальоны с гербами рода князей Юсуповых. Роскошная хрустальная люстра, венецианские зеркала в тяжелых резных рамах и старинная мебель украшали этот зал. Во дворце Юсуповых разместилась богатая коллекция произведений искусства. Портреты Зинаиды Николаевны Юсуповой писали известные художники того времени В.А. Серов, В.Е. Маковский и Ф. Фламан. Княгиня прославилась своей красотой, богатством и гостеприимством.

Зинаида Николаевна была одним из самых известный российских меценатов, на ее деньги в Москве и других городах строились школы, церкви и богоугодные заведения. У Зинаиды Николаевны и Феликса Феликсовича было двое сыновей – младший Феликс Феликсович и старший Николай Феликсович, носивший титул князя, потому что этот титул переходил к старшему из сыновей. Они оба окончили Оксфордский университет и были образованнейшими молодыми людьми. В 1908 году незадолго до своего двадцатишестилетия Николай Феликсович погиб на дуэли на Крестовском острове в Петербурге. Родовое проклятье Абдул-Мурзы сбывалось во всех поколениях. Единственным продолжателем рода и наследником всех юсуповских богатств стал двадцатиоднолетний Феликс Феликсович. В столичных салонах молодого князя называли Дориан Грей. Действительно, если посмотреть на портрет В.А Серова, на котором Юсупов изображен с любимой собакой, сходство с героем Оскара Уайльда улавливается. В своих мемуарах Феликс Феликсович вспоминал об этом портрете: «Серов как никто другой схватывал характер. Отрок на портрете предо мной был горд, тщеславен и бессердечен. Стало быть, смерть брата не изменила меня: все те же себялюбивые мечтанья? И так мерзок я стал самому себе, что чуть было с собой не покончил!»

Ни военная, ни государственная служба Юсупова не интересовала. Он был известным кутилой, легкомысленным повесой, первым красавцем обеих столиц и героем скандальной хроники из жизни светской богемы. В 1914 году Феликс Феликсович женился на хрупкой княжне императорской крови Ирине Александровне Романовой – племяннице Николая II. На торжестве по случаю венчания присутствовала царская семья. Через год у молодых родилась дочь. Казалось, светский лев Юсупов успокоился и стал семьянином. Но радость омрачилась страшным известием: Феликс Феликсович поучаствовал в убийстве «Царского друга» – Григория Ефимовича Распутина. Распутин был одной из ключевых фигур того времени, повлиявшей на ход исторических событий. Тайна смерти Распутина до сих пор остается одной из неразгаданных загадок истории нашей страны. Сам Юсупов говорил об этом следующее: «Когда Григорий Распутин черной тенью стоял около престола, негодовала вся Россия. Его темное влияние все больше и больше укреплялось, а наряду с этим все сильнее нарастало недовольство в стране, проникая даже в самые глухие углы России, где простой народ верным инстинктом чуял, что у вершин власти творится что-то неладное. И потому, когда Распутин был убит, его смерть была встречена всеобщим ликованием».

После 1917 года Феликс Феликсович с семьей уехал в Европу. Все имущество Юсуповых, в том числе и дворец в Харитоньевском переулке, было национализировано. Коллекция картин, антикварная мебель, собрание редкой хрустальной и фарфоровой посуды, другие предметы интерьера отправили в государственные хранилища, а многие вещи просто бесследно исчезли. В 1925 году во дворце обнаружили тайник с фамильными сокровищами Юсуповых. В старую изношенную одежду были завернуты драгоценности (колье, броши, диадемы, браслеты, кольца), изделия из золота и серебра, скульптура и даже скрипка Страдивари. Всего в тайнике нашли около тысячи предметов. Вес одних только серебряных вещей в найденном тайнике составил больше тонны. Говорят, большевики, чтобы узнать место, где спрятаны княжеские богатства, пытали дворецкого Юсуповых Григория Бужинского, который перед революцией прятал сокровища вместе с Феликсом Феликсовичем. Дворецкий от пыток умер, но ничего не сказал. С 1928 года в Юсуповском дворце размещались различные учреждения: Совхозный институт, Институт планирования, экономики и организации. По личному распоряжению наркома просвещения А.В. Луначарского собственником становится Всероссийская сельскохозяйственная академия имени В.И. Ленина.

В 1940-х годах была заложена проездная арка под Столовой палатой, что исказило облик здания. В советское время памятник архитектуры не реставрировался и к 1990-м годам подошел в крайне ветхом состоянии. В год празднования двухсотлетия со дня рождения А.С. Пушкина была проведена реставрация фасада, частичный ремонт кровли и кованой решетки. Лишь в 2000-х годах начались масштабные ремонтно-реставрационные работы. В процессе реставрации было осуществлено восстановление разрушенной постройки XIX века по северному фасаду, разборка наружных стен проездной арки с дальнейшим остеклением проемов витражами, укрепление кровли. В соответствии с историческими материалами произвели ремонт северного и южного крыльца, каменных и паркетных полов на первом и втором этажах, восстановили историческую окраску фасадов и всех росписей в полном объеме. Благодаря стараниям Комитета по культурному наследию города Москвы уникальный памятник архитектуры XVII–XIX веков был возрожден. Это отрадно, потому что дворец Юсуповых в Большом Харитоньевском переулке – одно из самых легендарных зданий в Москве. Легендарность ему придают не только древность постройки и архитектурные особенности, но и знаменитые хозяева, владевшие дворцом без малого двести лет.

После реставрации двери Юсуповского дворца были открыты для посетителей, которые воочию смогли увидеть эти уникальные палаты – целых десять залов, расположенных на трех этажах. В расписных сенях оголена старая белокаменная кладка палат, в которых, по легенде, останавливался сам Иван Грозный. Красная палата с ажурными бронзовыми дверьми, китайская и гербовая комнаты, тронный зал были восстановлены в том виде, в каком они были в конце XIX века. В настоящее время в связи с очередными реставрационными работами дворец Юсуповых закрыт для посетителей на неопределенный срок. Возможно, в массовом порядке посещения уже не будет…

Денис Дроздов

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Дворец Юсуповых в Харитоньевском переулке интересная Москва, интересные места в Москве, история москвы, сайт Москвы, адреса Москвы