Атмосфера мест

История Медного бунта 1662 года

Медный бунт — бунт, который произошел в Москве 25 июля (4 августа) 1662 г., восстание городских низов против повышения налогов во времена русско-польской войны 1654—1667 гг. и выпуска с 1654 г. обесценившихся, по сравнению с серебряными, медных монет.

  • История Медного бунта 1662 года

Медный бунт

После продолжительной и кровопролитной войны с Польшей в 1654 г. царем Алексеем Михайловичем были введены медные деньги. Подготовка к новой войне со Швецией требовала больших денежных средств, и чеканка медной монеты показалась выходом из положения. И хоть медь была в 60 раз дешевле серебра, медные копейки были приравнены к серебряным. Поначалу население с охотой приняло новые деньги. Однако после того, как производство их приняло невиданный, неуправляемый характер, доверие к медным деньгам снизилось чрезвычайно.

Обесценившиеся медные копейки сыграли роковую роль в хозяйстве государство. В значительной степени расстроилась торговля, так как никто не хотел брать в уплату медь, служилые люди и стрельцы роптали, так как ничего было нельзя купить на новое жалованье. Так возникли условия для последующего медного бунта.

1662 год, 25 июля (4 августа) — у стен древнего Кремля тревожно зазвучал набат. По закрывали свои лавки торговцы, народ поспешил к перекрестку у Спасских ворот, где уже зачитывали обличительные письма. Так начался медный бунт. Позже разъяренная толпа хлынет в Коломенское, где находилась царская резиденция Алексея Михайловича, и потребует отменить медные деньги.

Государь Алексей Михайлович жестоко и беспощадно подавил медный бунт. В итоге медные деньги будут отменены.

А теперь подробней…

Описание Медного бунта. Причины Медного бунта

Затянувшаяся война опустошила казну. Что бы пополнить казну правительство Алексея Михайловича Романова прибегло к обычному средству — усилило фискальный гнет. Резко поднялись налоги. Кроме обычных налогов, начали взимать и чрезвычайные, напоминавшие посадским людям о достопамятном Смутном времени — «пятинные деньги».

Но существовал и такой способ пополнения казны как — перечеканка (порча) серебряной монеты с уменьшением ее веса. Однако московские дельцы пошли еще дальше и в дополнение к испорченной серебряной монете начали выпускать монету медную. При этом при разнице в рыночной цене на серебро и медь (почти в 60 раз) у них была одинаковая номинальная стоимость. Это должно было дать — и давало — прибыль баснословную: из одного фунта (400 гр.) меди стоимостью 12 коп. с Монетного двора получали медных денег на сумму в 10 руб. Согласно некоторых источников, только в первый год такого рода денежные махинации принесли прибыль в 5 миллионов рублей. Всего же за 10 лет — с 1654 по 1663 гг. — в обращение поступило медных денег на сумму, которую Мейерберг, возможно, и преувеличивая, определял в 20 миллионов рублей.

Вначале медная копейка шла наравне с серебряной и ее неплохо принимали. Но власть сама вмешались в сферу расчетов и начала скупать у населения на медные деньги серебряные. В месте с этим уплата налогов и пошлин происходила только серебряной монетой. Из за такой, «дальновидной политики» и без того хрупкое доверие к медным деньгам быстро рухнуло. Денежная система пришла в расстройство. Медь перестали брать, и медные деньги стали стремительно обесцениваться. На рынке появилось две цены: на серебряные и медные монеты. Разрыв между ними увеличивался погодно и к моменту отмены составил 1 к 15 и даже 1 к 20. Как следствие этого стало повышение цен.

Не остались в стороне и фальшивомонетчики, не упустившие случая быстро обогатиться. Ходили упорные слухи, что даже государев тесть, боярин И. Д. Милославский, не брезговал прибыльным промыслом.

Перед бунтом

В скором времени положение стало попросту невыносимым. Торгово-промышленная деятельность переживала упадок. В особенности туго приходилось посадским и служилым людям. «Великая нищета и гибель большая чинится хлебной цене и во всяких харчах дороговь великая», — стонали челобитчики. Цена на курицу в столице дошла до двух рублей — сумма невероятная для прежних, «домедных» времен. Дороговизна, растущая разница между медной и серебряной копейкой неотвратимо приближали социальный взрыв, который при всей своей стихийности ощущался современниками, как неизбежное бедствие. «Чаят быть на Москве смятенью», — сказал один дьячок на кануне июльских событий.

Известия об очередном сборе «пятой деньги» еще больше прибавили страстей. Население Москвы горячо обсуждало условия сбора, когда на Сретенке, Лубянке и в других местах начали появляться «воровские письма». К сожалению, текста их не сохранилось. Известно, что они обвиняли многих думных и приказных людей в «измене», которая в соответствии с существующими представлениями трактовалась довольно широко: и как злоупотребления, и как «нерадение государю», и как сношения с королем Польши. 1662 год, 25 июля вспыхнул «Медный бунт».

Ход бунта

Главные события разыгрались за пределами Москвы, в селе Коломенском. Сюда ранним утром отправилась толпа в 4-5 тыс. человек, состоящая из посадских и приборных служилых людей — стрельцов и солдат Выборного полка Агея Шепелева. Появление их в царском селе было абсолютной неожиданностью. Находившиеся на охране стрельцы пытались остановить толпу, но она просто смяла их и вломилась в дворцовое село.

Государь со всем семейством слушал обедню по случаю дня рождения сестры Алексея Михайловича, царевны Анны Михайловны. Растерянный царь выслал для переговоров с народом бояр. Толпа их отвергла. Пришлось выходить самому государю. Раздались крики негодования: пришедшие начали требовать выдачи бояр-изменников «на убиение», а также снижения налогов. Среди тех, чьей крови жаждала толпа, был дворецкий, окольничий Ф.М. Ртищев, человек по душевному складу и религиозному настрою очень близкий к царю. Алексей Михайлович велел ему вместе с остальными спрятаться на женской половине дворца — в палатах царицы. Заперевшись, все царское семейство и ближние люди «сидели в хоромах в великом страху и в боязни». Ртищев, очень хорошо знавший, чем может закончиться разговор с «гилевщиками», исповедался и причастился.

На приказном языке той эпохи всякое обращение к государю — челобитье. То, что происходило утром 25 июля в Коломенском, также отнесли к этому «жанру» с выразительным добавлением тогдашнего делопроизводства: «Били челом з большим невежеством». Сам царь уже сталкивался с такого рода «невежеством» 14 лет назад, когда разгневанные толпы москвичей вламывались в Кремль в надежде расправиться с Б.И. Морозовым. Тогда государю ценою унижения удалось вымолить жизнь своему воспитателю. Старый опыт пригодился и сейчас — Романов знал, что слепой ярости толпы можно противопоставить или силу, или смирение. Московский посадский человек Лучка Жидкой вручил государю челобитную. Стоявший рядом нижегородец Мартьян Жедринский настаивал, чтобы царь тут же, не откладывая, «перед миром» вычел ее и велел привести изменников.

Толпа «с воплем и многим безчинием» поддерживала своих челобитчиков. По свидетельствам всезнающего Г. Котошихина, царь в ответ принялся уговаривать народ «тихим обычаем», обещая «учинить розыски и указ». Царскому обещанию поверили не сразу. Кто-то из толпы даже крутил пуговицы на царском платье и дерзко вопрошал: «Чему де верить?» В конце концов государь смог уговорить толпу и — живая деталь — с кем-то, в знак согласия, ударил по рукам — «дал им на своем слове руку». Со стороны картина, конечно, выглядела впечатляюще: напуганный, хотя и не утративший, как в июне 1648 г., своего достоинства Алексей Михайлович — и неизвестный дерзкий посадский, рукопожатием скрепляющие свое соглашение о сыске изменников.

Вместе с этим в стрелецкие и солдатские слободы погнали дворян с приказом срочно вести служилых людей для защиты царя. Ю. Ромодановский отправился за иноземцами в Немецкую слободу. Меры в глазах Романова были необходимые: волнения смогли захватить власти врасплох. Около полудня в Коломенское снова ворвались восставшие: среди них были те, кто еще утром вел переговоры с государем, а теперь повернул обратно, встретившись на полдороге с новой, идущей из столицы возбужденной толпой.

Она еще в столице захватила сына одного из «изменников», гостя Василия Шорина, причастного к правительственным финансовым операциям. До смерти перепуганный молодой человек готов был подтвердить все что угодно: он объявил о бегстве отца к королю Польши с какими-то боярскими листами (в действительности Василий Шорин прятался во дворе князя Черкасского в Кремле). Свидетельство ни у кого не вызвало сомнений. Страсти вскипали с новой силой. На этот раз перед Алексеем Михайловичем предстало около 9000 человек, настроенных как никогда решительно. На переговорах царю начали угрожать: если добром бояр не отдашь, сами их возьмем по своему обычаю. При этом подбадривали друг друга криками: «Тепере де пора, не робейте!».

Подавление бунта

Однако время восставших уже вышло. Пока проходили переговоры, через задние ворота в Коломенское вошли стрелецкие полки Артамона Матвеева и Семена Полтева. Царь не напрасно привечал и прикармливал стрельцов. Они не поддержали, как это произошло в 1648 г., выступление посада. Поэтому и события разворачивались по другому сценарию. Едва государю доложили о приходе войск, он сразу переменился и приказал «сечь и рубить без милости». Известно, что в минуты гнева Алексей Михайлович себя не сдерживал. Один из источников вкладывает в уста Романова еще более резкие слова: «Избавьте меня от этих собак!» Получив царское благословение, стрельцы с завидной прытью — легко иметь дело с безоружной толпой — кинулись избавлять государя «от собак».

Расправа была кровавой. Вначале рубили и топили, поздней хватали, пытали, рвали языки, отрубали руки и ноги, несколько тысяч было арестовано и после следствия сослано. В дни Медного бунта и в розыске, по некоторым данным, погибло около 1000 человек. Многим на вечную память о мятеже положили на левую щеку огненные «буки» — «б» — бунтовщик. Но напряженность не проходила. Иностранцы и через год писали про повсеместный ропот жителей.

Итоги Медного бунта

1663 год — царем были отменены медные деньги. Указ был выразителен в своей откровенности: «чтоб еще чего меж людми о денгах не учинилось», велено деньги отставить.

В результате медного бунта по царскому указу (1663 г.) были закрыты монетные дворы в Пскове и Новгороде, в Москве возобновили чеканку серебряных монет. В скором времени медные деньги изъяли из обращения.

Главный лейтмотив «Медного бунта» — боярская измена. В глазах народа одно это делало их выступление справедливым. Но в действительности «изменники» и медные деньги сфокусировали недовольство всем течением жизни, стиснутой прямыми и чрезвычайными налогами, произволом и дороговизной. Симптом довольно тревожный — всеобщая усталость от войны. В правительственных кругах многие желали бы ее прекратить. Но прекратить достойно, с прибытком.


Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

История Медного бунта 1662 года интересная Москва, интересные места в Москве, история москвы, сайт Москвы, адреса Москвы
Всё самое интересное ещё дальше...