Атмосфера мест

Православная школа грамоты

В 1899 г. в д. Анциферовой в наемном доме открыта школа грамоты. В 1909 г. в ней было 40 учащихся. Заведовал школой также священник Ф.Н. Ефимов. По мнению историка православных школ в Гуслицком краю: «Школа вносила свежий воздух, противодействовавший влиянию местных преданий и обычаев».

В наше время «местные обычаи» в Анциферове не бросаются в глаза. Изменился даже состав населения. Множество новых коттеджей и дач построено по направлению на Куровское и к железной дороге.

В Анциферове старообрядческая моленная беглопоповцев была уже в 1826 г., она горела, была отстроена вновь. До нашего времени дошла алтарная часть деревянного старообрядческого храма 1911 г. окружников австрийского согласия. Он стоял на том месте, где в наше время стоит сравнительно новое здание клуба. Потом храм был разобран и алтарь пристроен к торцу длиннющего школьного здания, построенного в 1940-1950-е гг., для размещения в нём школьного туалета.

В XIX в. в Анциферове были мастерские по отливке медных икон и крестов. Анциферовское литьё продавали на вес. Среди простого народа употребление медных крестов и икон широко укоренилось с давних времен. Их употребляли как православные, так и старообрядцы. Медные кресты вывешивались над воротами домов, медными иконами благословляли идущих в дальний путь или в рекруты. Бронзовые кресты прибивались к деревянным надмогильным крестам.

С XVIII в. в селе существовала своя старообрядческая школа иконописи. В Анциферове иконописью в XIX в. занимались 12 семейств. После войны 1812 г. некоторые жители окрестных деревень наладили изготовление в больших количествах фальшивых денежных купюр. Не Наполеон ли, приказавший изготовить фальшивые российские ассигнации в огромном количестве для платы крестьянам за жизненные припасы, научил предприимчивых старообрядцев?

К сожалению, в производстве фальшивых денег участвовали и старообрядческие иконописцы. В Анциферове это был Семён Никифорович Царьков.

В 1850-х гг. об изготовлении фальшивых купюр в гуслицких селениях стало известно правительству.

«Московский листок» в 1883 г. писал: «...наиболее выдающиеся гуслицкие подделыватели, Сергеев, Шарупенков и Царьков. В Гуслицах, как раскольничьей стране, исстари распространено иконописание. Этим ремеслом также занимались и вышеупомянутые монетчики, для которых переход от иконографии к гравированию не представлял особенных трудностей. Древлеправославие в последнее время заметно стало упадать, и раскольничьи иконописцы очутились почти без заказов. Надо же было искать какого-нибудь исхода из безвыходного положения, и самым подходящим делом для иконографов оказалась подделка ассигнаций, чем в Гуслицах занимались люди почти вовсе безграмотные, которые, раздобывшись формами, просто шлёпали кредитки самого аляповатого свойства.

В руках же Шерупенкова и Сергеева дело это пошло гораздо аккуратнее. Они притом стали подделывать билеты более крупного достоинства и так искусно, что трудно было их отличить от настоящих. Это было в самую золотую пору гуслицких монетчиков, когда их никто не беспокоил. С Сергеевым поддерживали знакомство лучшие люди в Гуслицах, фабриканты и заводчики. Своими рысаками он нисколько не уступал последним и часто давал весёлые пирушки, на которые съезжался кружок лучших монетчиков из всех мест Гусляндии. Роскошный дом с зеркальными окнами, построенный Сергеевым в д. Титовой, привлекал внимание каждого. В дни храмовых праздников в усадьбе Сергеева шли шумные кутежи, причём и на долю титовских обывателей перепадала ведёрка-другая водки. Долгое время Сергеев очень искусно вёл свои операции и избегал полицейских рук. Наконец сыскная его выследила, он был арестован. Дальнейшее его пребывание по тюрьмам, побеги из острога уже достаточно известны... Свою жизнь он окончил в московском тюремном замке.

Ефим Петров Шерупенков, крестьянин д. Заполиц. Дороховской волости, с виду мозгляватый карлик, отличался замечательными способностями. Будучи десятилетним мальчиком, он под руководством иконописца-отца так научился этой профессии, что удивлял всех. Он при этом бойко овладел резцом и гравировал весьма содержательные картины на меди, преимущественно из библейской истории и затем, познакомившись с Сергеевым, перенёс своё искусство в область фальшивомонетной фабрикации.

Свойственная вообще всем гуслякам широкая натура исконно русского человека не замедлила обнаружиться и у наших монетчиков. Весёлая размашистая жизнь, благодаря средствам, так дёшево приобретавшимся, сразу возбудила толки по всему околотку и обратила внимание кого следует. Полиция стала следить за монетчиками по горячим следам, и Шерупенков вскоре после Сергеева был арестован и препровождён в Петербург. При его содействии открыты были многие второстепенные монетчики по соседним с Гуслицами уездам, которым Шерупенков, как гравёр, изготовлял доски для печатания ассигнаций. Сам Шерупенков сослан был в Сибирь, где очень бедствовал и куда отец старик посылал ему остатки прежнего довольства. В месте поселения Шерупенков также предался любимому занятию, был пойман в подделке билетов 10-рублёвого достоинства и препровождён на каторгу...

Сергеев и Шерупенков претендовали на Царькова, что он будто бы их запутал, что отчасти и основательно. Семён Никифоров Царьков - крестьянин деревни Анцифровой, Запонорской волости, по наследственной профессии, также как Сергеев и Щерупенков, иконописец. Занявшись подделкою ассигнаций, он вошёл в тесную дружбу с вышеупомянутыми главными гуслицкими монетчиками. Дела у него шли, по-видимому, отлично, потому что Царьков, как и его друзья, шикарно обстроил свою усадьбу и обзавёлся рысаками. На деревне его прозвали «царьком», каковое название осталось за ним и в официальных бумагах. Анциферовский «царёк» скоро, однако, угодил в острог, вследствие улик против него сбытчиков, арестованных с фальшивыми бумажками. Долгонько Царькова держали в тюрьме; он всё не сдавался, рассчитывая отделаться обычным русским «знать не знаю, ведать не ведаю».

Следствие между тем, по обыкновению, затянулось, и Царьков, соскучившись в тюрьме, пожелал «раскаяться вчистую», чтобы дело привести к развязке. Волею-неволею в таком случае он много должен быть раскаяться и про деятельность своих друзей Сергеева и Шерупенкова, обидевшись притом на последних за то, что они совсем забыли его во время острожного заключения и не оказывали помощь его семейству. Вскоре за тем и последовал арест Сергеева и Шерупенкова. Тут же... монетчики начали выдавать один другого, и полиция деятельно принялась за искоренение фальшивомонетной фабрикации. О мелких монетчиках: совсем здесь не упоминаем. Редкое селение Гуслиц не имеет своих представителей в Сибири, сосланных туда именно за подделку бумажек.

В 1860-х гг. в Гуслицах свирепствовала фальшивомонетная эпидемия, увлёкшая немало жертв. Иные страдали совершенно ни за что, по пословице - как куры во щи. После ареста главных монетчиков, и удаления за Уральский хребет нескольких второстепенных подделывателей, фальшивомонетная промышленность заметно стала упадать, в настоящее же время возрождается. Родина Сергеева - Титово, и др. селения не бедны, по-видимому, предприимчивыми людьми на этот счёт, зараз в Рудне и Ильинском Погосте... стали появляться в обращении искусно подделанные купончики - труды новейших, только начинающих фабрикантиков».

Широкое распространение фальшивомонетчества вызвало необходимость размещения в крае воинских частей для предотвращения вывоза фальшивых денег и пресечения деятельности фальшивомонетчиков.

Такая широкая, полувековая деятельность по производству денег во многом объясняет упорные слухи о нечистых деньгах, положенных в основании дела СВ. Морозова, Кузнецовых и Хлудовых и некоторых других гуслицких фабрикантов.

Впрочем, подделкой ассигнаций занимались не только в Гуслицах, но и в других местах Владимирской губернии, и делали это даже раньше, чем Наполеон, привёзший в Россию массу фальшивок.

Московская обл., д. Анциферово

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Православная школа грамоты адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда