Атмосфера мест

Церковь Святой Троицы

Леса в окрестностях с. Аверкиево и ныне называются «Самаринскими». Александр Дмитриевич Самарин в 1912 г. построил в селе церковь Святой Троицы (трехпрестольную - другие престолы Благоверного князя Александра Невского и Святителя Николая) в память о безвременно умершей жене, Вере Саввичне (урожденной Мамонтовой).


Церковь была построена по проекту архитектора Василия Николаевича Башкирова (1870 - после 1917), который выстроил также и часовню в близлежащей д. Бразуново, земли которой раньше также входили в состав имения Самариных. Василий Башкиров родился в Вятской губернии. В 1893 г. окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества и в 1897 г. - Императорскую академию художеств со званием художника архитектуры. В 1904-1907 гг. работал в службе производства тока городской железной дороги, спроектировал здание Центральной электрической станции городского трамвая, пристройку к зданию Кустарного музея, фасад Третьяковской галереи (по рисунку Васнецова), дом В.М. Васнецова и множество других построек. Церковь была украшена снаружи изразцами и майоликовыми образами святых, внутри стены церкви были побелены, были установлены три тябловых иконостаса.

Клировая ведомость Троицкой церкви села Аверкиева 1919 г.: «Церковь построена в 1912 г. тщанием Его Высокопревосходительства Александра Димитриевича Самарина. Зданием крепка, с таковой же колокольней. Престолов в ней 3: во имя Святой Живоначальной Троицы, во имя Святого благоверного князя Александра Невского, во имя Святителя и Чудотворца Николая. По штату положены священник и псаломщик. Жалования положено в 1915 г., но не получаем. Кружечных доходов за 1919 г. - 3000 рублей. Земля не плодородна. Дома для священноцерковнослужителей на церковной усадебной земле построены тщанием А.Д. Самарина в 1913 г. и составляют собственность церкви. Другие здания, принадлежащие церкви, - каменная сторожка и деревянный сарай. Имеющиеся в приходе школы - земская при деревне Аверкиево. Церковный староста - крестьянин Андрей В. Шингарев, должность проходит с февраля 1919 г.

Священник Александр Иванович Ильинский, 32-х лет, из духовного звания, за особые труды к храму Божию в 1917 г. был награжден набедренником, в 1918 г. за усердную ревностную пастырскую службу награжден фиолетовой скуфьею. Основного доходу в год получает 2000 рублей по теперешней дороговизне. Окончил 5 классов Вифанской Духовной семинарии и по выходе в 1909 г. состоял 3 года учителем и законоучителем в церковно-приходских школах с 1909 по 1912 г. В 1912 г. определен во диакона села Рождествена Рузского уезда, в 1915 г. определен во священника на настоящее место. С 1915 по 1918 г. проходил должность законоучителя в Аверкиевской земской школе. Жена Капитолина Петровна, 36 лет, дети - Николай, 5 лет, Зоя, 3 года, Александр, 2 года. Диакон-псаломщик Валентин Иванович Ильинский, брат священнику. Окончил 1 класс Коломенского Духовного училища. Основного доходу получает в год 1000 рублей. Жена - Евдокия Герасимова, дети -Аркадий, 2 года, Владимир 1 месяц. В приходе - с. Аверкиево, деревни Дергаева, Бразунова».

Разрушение храма Святой Троицы началось в 1930-х гг. По воспоминаниям местной жительницы, которой в 1990 г. исполнилось 85 лет и которая венчалась в этой церкви, местный активист-комсомолец вскоре после закрытия церкви проводил атеистические занятия с населением, выносил из церкви иконы, колол их топором на глазах собравшихся и говорил: «Вот я иконы колю, а Бог мне ничего не делает, значит, его нет». По словам той же женщины, «кончил он плохо». Его «дело» продолжали пионеры из расположенного рядом лагеря.

С каждым годом прибавлялось разрушений в храме-мученике. Храм был возвращен верующим в руинированном состоянии, шатер колокольни частично разрушен, выбиты майоликовые иконы и изразцы. Церковная сторожка и дом священника были разрушены в советское время.

Сельской общине верующих тяжело восстанавливать порушенный и искореженный храм, но работы идут.

Восстановленный храм будет лучшим памятником А.Д. Самарину, этому выдающемуся общественному деятелю, борцу за свободу и веру. Александр Дмитриевич Самарин много сделал для развития образования в Московской губернии и в Богородском уезде в частности. Но он не забывал и о своих собственных имениях.

В 1902 г. на свои средства он нанимает особое помещение для школы вместе с квартирой учителя в д. Аверкиевой, так как постройка здания школы должна была завершиться только к лету 1903 г.

В 1909 г. в Аверкиево было открыто земское училище и построено деревянное здание школы.

А.Д. Самарин (1868-1932) окончил историко-филологический факультет Московского университета, был земским начальником Бронницкого уезда Московской губернии.

А.Д. Самарин был талантливым и разносторонне образованным человеком: не только сам пел и руководил церковным хором, но и создавал церковную музыку. Уже при советской власти в тюрьме он исполнял с собранным им из заключенных хором написанные им песнопения. У него была исключительная любовь, тонкое понимание, проникновение в глубину церковного слова, церковной поэтики, богослужения. Он умел прекрасно говорить, облекая мысль в ясную, отчетливую словесную форму, притом на подлинно русском языке. Умел живо общаться не только с людьми своего круга и уровня развития, но и с людьми простыми, неграмотными и особенно с детьми, которые очень скоро к нему привыкали и обращались с ним как со своим близким.

После окончания университета (1891) он служил в артиллерии, с 1892 по 1899 г. был земским начальником в Бронницах, до 1907 г. богородским уездным предводителем дворянства.

В конце 1890-х гг. он познакомился с Верой Саввичной Мамонтовой (1875-1907), позднее, после многих испытаний, ставшей его женой. Она была очаровательна, с детства ее любили и любовались ею родители, но это ее не испортило. Она просто, открыто и радостно смотрела на окружающий мир. Когда ей было 12 лет, В.А. Серов написал ее портрет «Девочка с персиками», принесший ему первую славу.

В 1903 г. они поженились и, после свадебного путешествия в Италию и на остров Корфу, молодые поселились в своем доме в Богородске. Вера Сав-ишна сразу стала принимать деятельное участие в работе мужа, устраивала дом и хозяйство. С самого дня свадьбы не было ни одного дня, чтобы она не писала матери, Елизавете Григорьевне, хотя бы несколько строк. У Александра Дмитриевича и Веры Саввишны Самариных родились сын Юрий (1904-1965), дочь Елизавета (1905-1985)и младший сын Сергей (1907-1913).

В 1907 г. Вера Саввична внезапно умерла, остановившись в Москве на пути в Абрамцево (усадьбу Мамонтовых), проболев три дня воспалением легких. Она похоронена в Абрамцево, у церкви. На Страстную и Пасху Самарин всегда приезжал с детьми в Абрамцево на могилу жены. Читал в абрамцевском храме и руководил хором.

После смерти супруги Александр Дмитриевич замкнулся в себе и до последних дней сохранил верность усопшей жене. Детей воспитывала Елизавета Григорьевна, а после ее смерти сестра Веры Саввичны, Александра. Дом в Богородске был продан.

В 1908 г. А.Д. Самарин был избран московским губернским предводителем дворянства. Он также являлся попечителем нескольких учебных заведений в Москве, полностью погружался в интересы школ и детей, строил храм в Аверкиеве в Богородском уезде, в память жены.

В 1912 г. был назначен членом Государственного совета.

С 1899 г. - уездный, а с 1908 г. - губернский предводитель дворянства, в 1912 г. провел съезд объединенного дворянства. В том же году назначен членом Государственного совета, егермейстером и почетным опекуном. С началом Первой мировой войны А.Д. Самарин стал главноуполномоченным российского Красного Креста. Он был обер-прокурором Синода с 5 июля по 26 сентября 1915 г. Человек строго православный, он счел своим долгом начать борьбу с Распутиным и не смог удержать свой пост. Из переписки государя императора с императрицей Александрой Феодоровной видно, как она под влиянием Распутина настаивала на отставке Самарина, которой и добилась. Александра Дмитриевича Самарина Москва и губерния знали и любили.

Когда Временное правительство в 1917 г. устроило выборы новых правящих архиереев на столичные кафедры, приходские собрания Москвы большинством голосов выдвигали А.Д. Самарина. Но избрание епископом мирянина было делом в России неведомым, и последнее голосование дало перевес виленскому архиепископу, святителю Тихону, впоследствии патриарху (причем на выборах патриарха кандидатура А.Д. Самарина называлась снова).

В январе 1918 г. он принимал участие во Всероссийском Церковном Соборе, будучи одним из помощников председателя. В том же году в Москве под его председательством был организован «Союз объединенных приходов Православной Церкви». Собрание представителей московских приходов решило требовать сохранения Закона Божия в школах и преподавать, пока не выгонят штыками, затем продолжить обучение в храмах и по домам.

15 марта 1918 г. депутация Собора во главе с Самариным вручила в Кремле наркому юстиции Н. Курскому декларацию по поводу декрета об отделении церкви от государства, в которой говорилось, что «религиозное упокоение 100 миллионов православного русского населения, без сомнения необходимое для государственного блага, может быть достигнуто не иначе как отменой всех распоряжений, посягающих на свободу народной веры».

Скрываясь от ареста, Самарин осенью 1918 г. пытался выехать на Украину, но был задержан на станции Брянск. При обыске изъято удостоверение за подписью патриарха Тихона, гласившее, что Самарин командируется в Киев к митрополиту Киевскому и Галицкому Антонию для доклада по делу об автономии Украинской Церкви. Самарин был арестован и несколько месяцев провел в Орловской и Бутырской тюрьмах. Освобожден 20 апреля 1919 г.

В августе вновь арестован в связи с делом «Совета объединенных приходов г. Москвы». За Александра Дмитриевича ходатайствовали патриарх Тихон, иконописец и художник Виктор Михайлович Васнецов, будущий народный художник РСФСР Петр Петрович Кончаловский. Заявление рассматривал следователь Московской чрезвычайной комиссии, некий Синат, который постановил «ходатайство граждан Васнецова и Кончаловского об освобождении под их поручительство из-под стражи гражданина Александра Дмитриевича Самарина отклонить, о чем и объявить просителям». Тем не менее в апреле 1919 г. А.Д. Самарин был освобожден. Не исключено, что сыграло роль заступничество патриарха Тихона.

Московский революционный трибунал в январе 1920 г. приговорил Александра Дмитриевича к высшей мере наказания, но, «приняв во внимание мощь и силу внешнего и внутреннего пролетарского фронта, героические победы рабочих и крестьян над мировой буржуазией и амнистию ВЦИК от 5 ноября 1919 г.», постановил «расстрел заменить заключением в концентрационный лагерь до окончательной победы рабоче-крестьянской власти над мировым империализмом».

К расстрелу Александр Дмитриевич был приговорен вместе с группой видных пастырей и церковно-общественных деятелей по обвинению в распространении «клеветнических слухов» об оскорбительном поведении лиц, участвовавших во вскрытии мощей преподобного Саввы Сторожевского. Группой верующих была подана жалоба в Совнарком в связи с тем, что один из членов комиссии несколько раз плюнул на мощи. Ответом на жалобу и стал судебный процесс.

В 1922 г. Александр Дмитриевич был освобожден по амнистии. 11 ноября 1925 г. комиссия по проведению декрета об отделении церкви от государства приняла решение ускорить раскол в Русской Православной Церкви. ГПУ должно было арестовать всех, кто мог деятельно воспротивиться проводимой государством антицерковной политике.

Аресты проходили с 20 ноября до 2 декабря (в одном только Московском Даниловском монастыре 30 ноября чекисты забрали семь епископов).

Были взяты два обер-прокурора Святейшего Синода - Саблер и Самарин.

После «следствия» постановлением Особого совещания при Коллегии ОГПУ от 21 мая 1928 г. А.Д. Самарин приготовлен к высылке в Сибирь на три года «за участие в черносотенно-монархической группировке «Даниловский синод»».

В приход Троицкой церкви с. Аверкиево входит д. Дергаево, в которой сохранилась каменная часовня начала XX в. Дергаевская часовня очень похожа на часовню в д. Власово, возможно они даже строились по одному проекту. Дергаево по документам известно с 1646 г.: «деревня Дергаево 3 двора крестьянских и келья нищей вдовы Маремьяницы».

В 1795 г. - уже 33 двора, в которых было 206 жителей.

В 1850-х гг. д. Дергаево - во владении статского советника Федора Васильевича Самарина.

В 1869 г. в Дергаево 350 жителей, работало медное заведение. Кроме крестьянского хозяйства, крестьяне занимались разматыванием шелка и шитьем картузов.

В 1876 г. в Дергаево 15 медных заведений, в которых работало 80 человек; в 1890 г., соответственно, 20 заведений со 111 рабочими.

В приходе Троицкой церкви была и д. Бразуново.

В 1795 г. в Бразуново (Барзуново) было 18 дворов, всего населения - 47 крестьян и 45 крестьянок. В1852 г. Бразуново принадлежало статскому советнику Федору Васильевичу Самарину.

В 1869 г. в Бразунове 37 дворов и 184 жителя, которые кроме крестьянского хозяйства занимались еще изготовлением картузов - 9 человек, кручением шелка (получали его в раздаточной конторе Русаковых), торговлей - 12 человек.

В 1876 г. в деревне 3 заведения, в которых изготавливали мелкие предметы из латуни.

В 1916 г. Строительное отделение Московского губернского правления выдало разрешение на построение в д. Бразуново каменной часовни. Проект часовни был составлен 24 марта 1916 г. архитектором Василием Николаевичем Башкировым (1870 - после 1917).

Часовня была построена, но в советское время снесена.

Московская обл., с. Аверкиево

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святой Троицы адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда