Атмосфера мест

Православная церковноприходская школа

Чтобы попасть в сельцо Богородское, нужно возвратиться на Шатурское шоссе, и следующий за д. Авсюнино поворот направо, при движении от Москвы, приведёт в Богородское.

Оно известно с XVI в. Название деревни сохраняет посвящение храма, когда-то здесь бывшего Пресвятой Богородице.

В 1896 г. в Богородском была открыта церковно-приходская школа. Она помещалась в наёмном здании. В 1909 г. в ней обучалось 42 человека. Заведовал школой священник Воскресенского храма с. Ильинский Погост Н.И. Глаголевский.

В сельце Богородском сохранились парк и пруды усадьбы Абрама Степановича Лопухина (1732-1799), который незаслуженно пострадал в начале царствования Елизаветы Петровны. Ему не было и девяти лет, когда на эшафоте в Петербурге били кнутом и урезали языки его отцу, матери и старшему брату. Воспитали его родные.

Он исправно служил при императрице Екатерине (в 1767 г. произведён в полковники, в 1772 г. награждён орденом Святого Георгия IV степени, с 1773 г. генерал-майор, в 1781 г. генерал-поручик, правитель Орловского наместничества). Был женат на княжне Анне Алексеевне Юсуповой (1737-1794).

Его сын Степан Авраамович (1769-1814) в 1797 г., в 28 лет, получил от Государя Павла Петровича придворный чин егермейстера, который соответствовал тогда III классу по Табели о рангах и был равен генерал-лейтенанту в военной и тайному советнику в статской службе.

Вскоре он женился на Марии Ивановне (1779-1803), дочери генерал-майора графа Ивана Андреевича Толстого. Графине Толстой было всего восемнадцать лет, она была старшим ребенком в семье. Её младшим братом был известный граф Федор Иванович Толстой по прозвищу Американец, бретёр, которому Пушкин посвятил несколько эпиграмм, внуком другого младшего брата Марии Ивановны Лопухиной был знаменитый поэт и драматург граф Алексей Константинович Толстой. Портрет Марии Ивановны, в 1797 г., после замужества, по заказу Степана Авраамовича Лопухина, написал портретист Владимир Лукич Боровиковский.

С 1815 г. Богородским владел Александр Петрович Дубовицкий (1782-1848), сын Петра Николаевича Дубовицкого, от брака с Надеждой Ивановной Медведской. Он служил в Преображенском полку и вышел в отставку с чином подполковника.

В 1808 г. он женился на Марии Ивановне Озеровой, дочери статского советника и сестре члена Государственного совета Петра Ивановича Озерова. Александр Петрович «нежно и пламенно» любил жену и имел от неё сына Петра, известного хирурга и главного военно-медицинского инспектора, и дочерей Надежду и Софию. С юных лет Дубовицкий обнаруживал склонность к чтению Священного Писания и уединённому «размышлению об исправлении нравственного своего состояния».

Потеря жены, умершей в 1821 г., окончательно пошатнула его душевное равновесие. Познакомившись с сектантами квакерско-хлыстовского типа, которыми в то время кишел Петербург, Дубовицкий в 1803 г. выступил в качестве «всемирного миссионера», основателя секты «внутренних поклонников Господних», в противоположность «устным» христианам, то есть членам видимой Церкви, чтущим Бога одними устами. Учение его имело успех в сёлах Скопинской военно-коннозаводской волости, Рязанской губернии, Липягах и Горлове.

Местный священник донёс по начальству. Дело дошло до митрополита Серафима, Комитета Министров и самого Государя. Аракчеев, в то время собиравший «горящее углие» на голову князя А.Н. Голицына, с радостью ухватился за это дело, чтобы повредить ему, благоволившему к Дубовицкому, и в 1824 г. добился ссылки Дубовицкого в Кириллов Белозерский монастырь.

В 1826 г. к императору Николаю I обратилась мать Александра Петровича, Надежда Ивановна Дубовицкая (1754-1849). Она просила оказать милосердие к сиротствующим её внукам и её преклонному 80-летнему возрасту и освободить сына из монастыря. Император ответил ей, «чтобы она взяла терпение». Дубовицкая обратилась к митрополиту Серафиму.

К хлопотам присоединилась и Елизавета Петровна Протасьева (1791-1847), сестра Александра Петровича. Наконец, А.П. Дубовицкий 7 августа 1826 г. был освобождён и в 1828 г. поселился в Москве на Шаболовке, где продолжал собирать около себя «внутренних» христиан. Дубовицкий был высокого мнения о «данном ему от Бога Даре», считал себя «миссионером, посланным от Бога» для просвещения если не всего мира, то всей России. На самом деле это был заурядный фанатик и энтузиаст, каких развелось много в век послереволюционной реакции, умственно неуравновешенный, «заблуждённый безмерным чтением Библии, без должного о ней понятия».

Секта Дубовицкого ничем не отличалась от других расплодившихся в то время квакерских и хлыстовсхих сект. В ней были те же разглагольствования о любви, братстве, искании Бога, то же «алкание» наития Божия Духа, тот же внешний аскетизм и пуританизм, доходивший до ношения вериг, бичевания и экстатических телодвижений, те же самодельные, нелепые по форме и бедные содержанием песни. Дубовицкий иногда доходил до смешного, вроде предпринятого им нелепого путешествия на баржах из Петербурга в Москву со всем своим штатом «внутренних» христиан, распевавших его нескладные «распевцы». Он обнаруживал тупое изуверство: воспитывавшихся у него детей били за недостаток «Христова духа», морили голодом и тяжёлым ученьем.

Враги Дубовицкого распускали слухи, что он «ханжа, поселяющий разврат», «соблазняющий невинных девиц» и распространяющий оскопление среди женщин. Подобно многим проповедникам духовного христианства, Дубовицкий приманивал простонародье щедрыми подачками и угощениями под громким названием «трапез любви». Проповедуя, что «по светскому он барин, а по духовному всем равен», и раздавая лобзания любви, Дубовицкий в сущности оставался барином-крепостником, аристократом, презиравшим плебеев. Люди его круга собирали в свои усадьбы крепостных людей и устраивали из них оркестры и балетные труппы; Дубовицкий из отторгнутых от семей крестьянских детей устроил «школу благочестия и добронравия», чтобы помещичьей властью вести свои крепостные души насильно в Царствие Небесное.

Благодушные духовные лица, вроде митрополита Серафима, признавали Дубовицкого «истинным христианином». Но такое легкомысленное отношение к делам веры было не свойственно московскому митрополиту Филарету, который не находил возможным «ослаблять предосторожность» по отношению к этому фанатику. Когда же Дубовицкий уловил в свои сети московского учёного монаха, инспектора Академии архимандрита Платона Казанцева, Филарет счёл своим долгом пресечь соблазн. Дубовицкий в 1833 г. был сослан в Саровскую пустынь, в 1839 г. переведён в Седмиезерную пустынь близ Казани, где сын его был профессором, в 1840 г. - в Казанский Кизический монастырь, а с переводом сына в Петербург - в Новгородский Перекомский монастырь.

В 1842 г. Дубовицкий был освобождён и отдан на поруки сыну. Он умер 6 сентября 1848 г. в с. Суходол Елецкого уезда и погребён в Московском Донском монастыре.

После отца Богородским владел Пётр Александрович Дубовицкий (1815-1868), профессор, президент Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Окончив курс медицинского факультета Московского университета в 1833 г., он изучал затем хирургию за границей. По возвращении в 1837-1841 гг. был профессором общей и частной хирургии в Казанском университете; своё жалованье жертвовал на учебные пособия.

В 1840 г. переведён профессором в медико-хирургическую академию. Одно время управлял государственным коннозаводством и умер начальником главного военно-медицинского управления. По инициативе Дубовицкого начали издаваться с 1842 г. в Санкт-Петербурге «Записки по части врачебных и естественных наук», которые он 7 лет редактировал. В 1852 г. вышел в отставку, пожертвовав полагавшуюся ему пенсию на стипендии Санкт-петербургской медико-хирургической академии, Московскому и Казанскому университетам.

С 1857 г. был президентом медико-хирургической академии; много способствовал преобразованию и улучшению академии и постройке новых обширных зданий её. Был председателем санкт-петербургского общества врачей.

От усадеб в наше время не осталось ничего, кроме прудов и парка. Посреди деревни пруд, устроенный при Дубовицких.

В Богородском сохраняются: каменное здание фабрики, построенное в 1906 г., в наше время утратившее возраст под толстым слоем новой штукатурки, две казармы, построенные на средства владельца фабрики Исаева, и каменное двухэтажное здание красильной фабрики.

В 1916 г. бумаготкацкая и красильно-отделочная фабрика Торгового дома М.М. Исаева Сыновья в сельце Богородском Дорховской волости производила тик и сарпинку. На фабрике было 182 рабочих; установлены ; паровая машина и газогенератор.

Дома Исаевых стоят рядом с домом старообрядческого священника (при советской власти в этом доме была размещена школа).

Московская обл., с. Богородское

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Православная церковноприходская школа адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда