Атмосфера мест

Церковь Рождества Христова

Дворцовое с. Быково в пойме рек Москвы и Пехорки известно исстари. Исстари в селе построена и Рождественская церковь. В начала XVII в. здесь стояла деревянная церковь во имя Рождества Христова, построенная клецки, дома церковного причта и 23 крестьянских двора. В 1633 г. - 55 дворов.


В 1710 г. в Быково уже каменная церковь. Главным занятием жителей было рыболовство. Рыбу отсюда поставляли к царскому столу.

В 1762 г. село было пожаловано Михаилу Михайловичу Измайлову (1719-1800), одному из участников дворцового переворота, возведшего на престол императрицу Екатерину II.

Измайлов к 1761 г. - генерал-майор, впоследствии был гофмаршалом, с 1775 г. - сенатор, вскоре возглавил 5-й департамент Сената, действительный тайный советник, кавалер орденов Св. благоверного князя Александра Невского и высшего российского ордена - Святого Андрея Первозванного (1793).

В 1795 г. Измайлов назначен главноначальствующим в Москве (т.е. ему было вверено управление Москвой и Московской губернией, но без командования войсками), это, вероятно было связано с тем, что с 1762 г. он не был в военной службе. Екатерина II часто писала Измайлову, обращая его внимание на тот или иной вопрос управления второй столицей (трижды писала по поводу азартных игр, запрещенных законом, требовала ответа о наказании игроков Волжина, Шепиловича и Михнева, с помощью 4-х сообщников беспощадно обыгравших множество людей), императрица строго следила за деятельностью московской полиции, пересылала Измайлову жалобы на её деятельность и проверяла - принимала необходимые меры для исправления положения.

В 1795 г. приказывала отдать под суд Екатерину Раевскую, неправедно отнявшую имение у сестер её умершего мужа и засекшую насмерть 2-х крепостных.

Приказывала начать в Москве строительство каменных набережных.

После смерти императрицы Екатерины, на престол вступил её сын, Павел Петрович, после коронации, в 1797 г., Измайлов «за старостью и слабостью здоровья» был отставлен от службы с сохранением жалованья. Измайлов был женат на Марии Александровне Нарышкиной (ум. 1780). Детей от этого брака не было. В доме Измайловых воспитывались сироты-племянницы Ирина и Евдокия Измайловы, дочери действительного тайного советника Ивана Михайловича Измайлова, от брака с княжной Александрой Борисовной Юсуповой.

В день воцарения Екатерины II он был исключен из службы за верность свергнутому императору Петру III. Дядя дал племянницам разностороннее образование, любитель всего изящного, он был настоящим кладезем мудрости для любознательной Евдокии (1780-1850), был знатоком московских древностей и мог увлекательно рассказывать о них.

Евдокия полюбила Отечество. Много ей дало общество дядюшкиных друзей, широко мыслящих, талантливых, разносторонне образованных. С Михаилом Михайловичем она бывала в известном всей Москве обилием «умных голов и непринужденностью» доме князя Вяземского. «Тут в сфере умственного соревнования, проглядывало между полами истинное равноправие». Внезапно размеренное течение её жизни было нарушено, вмешался сам император. Павел I благоволил людям в день переворота остававшимися верными его отцу, Петру III. А есть ли лучшая услуга покойному, как обеспечить будущее его сирот.

Самодержец решил осчастливить Евдокию Измайлову. По высочайшему повелению в женихи ей назначался князь Сергей Михайлович Голицын. «Непрошенный сват» испортил не одну судьбу, и Евдокия Измайлова, летом 1799 г. ставшая княгиней Голицыной, пополнила этот печальный список. Голицыны были за границей, когда узнали о внезапной кончине императора. В тот же день княгиня объявила мужу, что не желает с ним жить под одной крышей. Супруги вернулись в Россию порознь. В Петербурге Евдокия Ивановна купила дом, когда петербуржцы ложились спать, м подъезду её дома одна за другой подъезжали кареты. Голицына стала хозяйкой салона, красота, незаурядная эрудиция и разнообразие интересов княгини привлекали в её салон многих образованных людей того времени.

Здесь бывали: В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, К.Н. Батюшков, в 1817-1820 гг. постоянным посетителем её дома был А.С. Пушкин.

Пушкин писал о ней:

Краев чужих неопытный любитель

И своего всегдашний обвинитель,

Я говорил: в отечестве моем

Где верный ум, где гений мы найдем?

Где гражданин с душою благородной,

Возвышенной и пламенно свободной?

Где женщина - не с хладной красотой,

Но с пламенной, пленительной, живой?

Где разговор найду непринужденный,

Блистательный, веселый, просвященный?

С кем можно быть не хладным, не пустым?

Отечество почти я ненавидел-

Но я вчера Голицыну увидел

И примирен с отечеством моим.

Голицына привязывала сердца людей очень разных и по возрасту, VI по душевному складу, княгиня всегда оставалась в центре внимания своих друзей: «Редкая женщина, с пылким воображением, благороднейшими чувствами, редким умом и приятнейшего обхождения, натуральна, добра и не без милых женским недостатков». Несмотря на сомнительное положение, имя Голицыной оставалось незапятнаным. «Никогда ни малейшая тень подозрения, даже злословия не оттеняли чистой и светлой свободы её» - писал П.А. Вяземский.

Её личная жизнь сложилась трагически: она полюбила молодого офицера, князя Михаила Долгорукова, это был человек честный, серьезный, увлеченный наукой, с сильным характером. Евдокия Ивановна не могла соединиться с любимым, князь Голицын наотрез отказался дать развод. Михаил Долгоруков погиб в 1808 г., в самом начале шведской войны.

В 1817-1818 гг. Евдокия Ивановна хотела примириться с мужем, но князь не захотел: «у него есть связь, дети, их ради он не решился сойтись с женой». Княгиня Голицына вторгалась в область мысли, считавшуюся тогда прерогативой мужчин. Свои политические взгляды она выразила в сочинении: «Мнение, представляемое... княгинею Авдотьею Голицыной, урожденной Измайловой». Княгиня писала: «Любовь к Отечеству, основанная на правилах веры... распространяет просвещение и открывает в государстве источник силы и истины... Беспредельное самовластье - губительно для общества...неукоснительное соблюдение законов всеми и каждым - залог гражданского спокойствия и процветания страны. Революцию считала она слишком непомерной расплатой за социальное обновление. Сергей Тургенев посвятил ей стихотворение с эпиграфом: «Княгине Голицыной, которая старалась убедить, что революцию развязывают злодеи, добрые же её прекращают...» Княгиня писала: «Да сохранит нас Бог от внутренних неустройств, и тогда никакая иноземная власть не сможет поколебать нашего могущества».

В 1835 г. во Франции издана её книга «Анализ силы» - плод многолетних занятий математикой с академиком М.В. Остроградским. В записке на высочайшее имя в 1817 г. Евдокия Ивановна предложила создать в Москве мемориал в честь победы над Наполеоном. Она считала, что кремлевские стены - олицетворение силы и неприступности, должны принять на себя священную ношу: бронзовые доски с именами тех, «которые прославились воинскими подвигами или высокой добродетелью». «3десь все... должны быть равны, никакие происки и богатства не должны давать право быть первым среди героев... И потому последний из крестьян может этим правом воспользоваться...» Последние годы жизни княгиня провела в Париже, и только незадолго до смерти вернулась а Родину.

Она похоронена в Петербурге, перед смертью распорядись, чтобы на могильном её камне выбили надпись: «Прошу право-лавных русских и приходящих здесь помолиться за рабу Божию, дабы слышал Господь мои теплые молитвы у престола Всевышнего для Хранения духа Русского».

Старшая сестра Евдокии Ивановны, Ирина Ивановна (1768-1848) связана с Быково не только детскими воспоминаниями. Вероятно она унаследовала усадьбу после смерти М.М. Измайлова. Выйдя замуж за камер-юнкера, графа Иллариона Ивановича Воронцова (1760-1791), она прожила с ним не долго, муж её скончался 30-ти лет, вскоре после рождения их единственного сына Ивана (1790-1854). После смерти мужа, графиня Ирина Ивановна Воронцова провела несколько лет за границей из опасения за здоровье сына, бывшего слабым и болезненным ребенком. Она путешествовала по Италии вместе с сестрой своей, княгиней Евдокией Ивановной Голицыной. Ирина Ивановна, спокойная, практическая и уравновешенная, пользовалась репутацией любезной женщины, приятной в обращении.

Во время пребывания своего в Неаполе она привлекла к себе симпатии итальянских дам, русские путешественники, в большинстве своем, избегали знаться с иностранцами, она первая из знатных русских завела знакомства в итальянском обществе. Вернувшись в Россию, графиня много занималась устройством имущественных дел своего сына и, благодаря умелому управлению поместьями, способствовала увеличению его состояния. Она пользовалась особым расположением своей тетки по мужу, известной княгини Екатерины Романовны Дашковой, и когда та, поссорившись со своей дочерью Щербининой, вознамерилась лишить её наследства, то остановила свой выбор на сыне графини Ирины Ивановны. Последняя приняла это предложение за несовершеннолетнего сына, который с 1807 г. стал первым графом Воронцовым-Дашковым, к нему же перешла большая часть населенных имений княгини Дашковой. В старости графиня Ирина Ивановна жила у своего сына, в его доме на Дворцовой набережной. Совершенно оглохшая, она никуда не выходила из своих покоев, принимая только близких.

М.М. Измайлов председательствовал (с 1768 г.) в комиссии по строительству Кремлёвского дворца, проект которого был составлен архитектором Василием Ивановичем Баженовым (1737-1799), в конце 1780-х, начале 1790-х гг. Баженов обстроил Быково, усадьбу своего бывшего начальника по строительству дворца в Кремле. На портрете зодчий изображен с женой, дочерью каширского дворянина Аграфеной Лукиничной Краснухиной, детьми и родственниками.

Баженов - сын дьячка кремлевской придворной церкви.

Про детство Василий Иванович писал: «Я отважусь здесь упомянуть, что я родился уже художником. Рисовать я учился на песке, на бумаге, на сатенах... По зимам из снегу делал палаты и статуи». Но мальчика отдали учиться в Славяно-Греко-Латинскую Академию.

В 1755 г. он уже в Московском университете, посещал архитектурные классы князя Д. Ухтомского.

В 1756 г. переведен в Петербург, а Академическую гимназию. Окончил Петербургскую академию художеств, в 1760 г. получил звание «архитектурии помощника» направлен в Париж, с 1762 г. продолжал образование в Италии, избран профессором Флорентийской и Римской академий и членом Болонской академии. По возвращении в Россию женился, назначен адъюнктом Академии художеств. В 1765 г. получил звание академика архитектуры, в 1766 г. отставлен от должности из-за разногласий с Руководством академии, переехал в Москву, где императрица поручила ему восстановление кремлевских строений. Баженов разработал проект грандиозного дворца, для строительства которого были разобраны стены и башни Кремля, выходившие к Москве-реке.

В 1775 г. строительство оставлено.

В 1775 строил на Ходынском поле увеселительные сооружения для празднования Кучук-Кайнарджийского мира, в том же году начал работы по проектированию и строительству загородного дворца для императрицы в Царицыно.

В 1785 г. Екатерина II остановила работы.

Строительство было поручено М. Казакову. Гнев императрицы вызвала близость Баженова к наследнику престола Павлу и подозрение в том, что Баженов совращает Павла Петровича в масонство.

В 1780-1790-е гг. Баженов занимается частной практикой. После смерти Екатерины Павел вызвав Баженова в Петербург и назначил вице-президентом Академии художеств.

В 1789 г. В.И. Баженов построил в Быкове белокаменную церковь Владимирской иконы Божией Матери с приделом Рождества Христова в подклете. Вход в теплый нижний храм расположен между маршами лестниц, ведущих в верхний храм.

В плане храм имеет овальную форму, к нему примыкает прямоугольник трапезной, расширенной в 1-й половине XIX века. Баженов сделал два проекта, первый, без наружных лестниц, ведущих в верхний храм, но с двумя симметрично расположенными церковными сторожками, не был осуществлен. Храм был закрыт в 1930-е гг.

Внутренняя отделка из искусственного мрамора сохранилась, но была повреждена.

В храме находится чтимый мироточивый список Владимирской иконы Божией Матери. Отдельностоящая колокольня в стиле храма «в 1884 г. каменная, вновь построена местным землевладельцем инженером полковником Николаем Ивановичем Ильиным, по проекту 1883 г. архитектора Дмитрия Алексеевича Гущина (1827-1884) - так написано в клировой ведомости храма за 1916 г.

В 1839 г. трапезная храма расширена с обеих сторон архитектором Иваном Трофимовичем Таманским (1775-1850, сохранился договор 1838 г. на постройку архитектором церковных зданий в Быково). В советское время церковь была в запустении , осыпались балясины лестницы, в верхнем храме - сплошное разорение.

В 1989 г. храм возвращен верующим, началось его восстановление. Баженов разработал также проект парка с каскадом прудов, дома и парковых павильонов. Дом стоял на искусственном холме, который насыпали крепостные, перетаскивая в плетеных корзинах землю с мест, где были выкопаны три пруда.

В наше время от строений XVIII в. (кроме церкви) осталась только живописно расположенная на одном из островов пруда беседка, да от дома, построенного по проекту Баженова, сохранился подвальный этаж с 1 пандусами.

В парке Быкова ещё в начале XX в. стояла белокаменная сень над колодцем, вероятно построенная в то же время, что и храм. Императорское археологическое общество заинтересовалось сенью над колодцем в Быкове, и искало способы его сохранения. Из протокола заседания Императорского археологического общества: «Время строительства колодца неизвестно. Известковый камень, из которого построен колодец, в настоящее время потерял крепость и расселся, колодец угрожает падением. В последнее время в парке около него происходит беспрерывное гульбище молодежи, которая, не стесняясь назначением колодца для освящения воды, пользуется им не соответственно назначению». Парк принадлежит местной землевладелице Екатерине Андреевне Ильиной и, конечно, не застрахован от перехода в другие руки. Не только теперь, но и прежде было опасно входить внутрь колодца, и приходилось совершать водосвятие рядом на самом озере.

Иконы уже перенесены, колодец открыт со всех сторон и огражден жердями. По заключению местного благочинного, он никому не нужен, находится в полном пренебрежении и должен быть совершенно уничтожен.

Князь А.А. Щиринский-Шихматов заметил, что часовня едва ли принадлежит церкви. По-видимому, к ней надо относиться как к памятнику древности, интересному и ценному, но находящемуся в частном владении.

Постановлено: навести должные справки, кому именно принадлежит часовня».

В XIX в. владельцами усадьбы Быково (позднее она называлась Марьино) были Воронцовы-Дашковы. При новом владельце графе Иване Илларионовиче Воронцове-Дашкове (1790-1854), действительном тайном советнике, обер-церемониймейстере, члене Государственного совета, вице-президенте Капитула Российских орденов, кавалере высшего российского ордена - св. Андрея Первозванного, был построен на фундаменте баженовского дома ныне существующий Дворец по проекту архитектора Симона де Бернара (1816-1900, швейцарец, в 1839 г. окончил Императорскую Академию художеств в Петербурге с званием неклассного художника, в 1853 г. удостоен звания академика).

Южный фасад дворца украшает балкон с балюстрадой, который поддерживают четыре кариатиды. Аттик среднего ризалита здания украшен гербом Воронцовых-Дашковых. С северной стороны, ко входу во дворец ведет парадная лестница. На высокой башне находились солнечные часы. И в наше время дворец частично сохранил свою внутреннюю отделку.

Особенно впечатляют: вестибюль, имеющий круглую форму, на второй этаж ведет, украшенная мраморными вазами, винтовая лестница, зал (кабинет), отделанный резными панелями, с органом и двумя каминами (впрочем, отопление во дворце было калориферное), салон с богатой лепкой потолка, сохранились лепные потолки украшенные росписью в ванной комнате, камин с мраморной облицовкой, роспись плафона в будуаре. Дворец был окончен строительством в 1856 г., уже после смерти графа Ивана Илларионовича.

Тот же архитектор выстроил въезд; в усадьбу, оранжерею (перестроена в советское время), скотный двор, кухню, швейцарскую ферму (постройки не сохранились), службы.

Граф Иван Илларионович Воронцов в 1807 г., по желанию своей тетки Екатерины Романовны Дашковой (урожденной Воронцовой), при Екатерине II стоявшей во главе двух академий, пережившей своего сына Павла Михайловича Дашкова (ум. 1807), и желавшей сохранить древнюю фамилию князей Дашковых, высочайшим указом императора Александра I, стал первым графом Воронцовым-Дашковым. Иван Илларионович получил домашнее образование. Служил по ведомству иностранных дел.

В 1822-1827 гг. состоял посланником в Мюнхене (Бавария), в 1827-1831 гг. - посланником в Турине (Сардиния).

В 1831 г. пожалован в обер-церемониймейстеры Высочайшего Двора; занимал должность управляющего экспедицией церемониальных дел при Особой канцелярии Министерства иностранных дел.

С 1846 г. член Государственного совета; вице-канцлер российских императорских и царских орденов. За службу удостоен ряда высших российских орденов до ордена Св. Владимира 1-й степени включительно.

Скончался в возрасте 64-х лет.

По отзывам современников, он был в свое время самым видным лицом среди петербургской аристократии. За всегдашнее веселое выражение лица его называли «вечным именинником». Его дом в Петербурге был одним из наиболее блестящих, самым модным и привлекательным. Балы, им задаваемые, уступали только придворным балам! Как писал гр. В. А. Соллогуб, «каждую зиму Воронцовы давали бал, который двор удостаивал своим посещением. Весь цвет петербургское го света приглашался на этот бал, составлявший всегда, так сказать, происшествие светской жизни столицы. В день или, скорее, в вечер торжества дом-дворец Воронцовых-Дашковых представлял великолепное зрелище; на каждой ступени роскошной лестницы стояло по два ливрейных лакея: внизу в белых кафтанах — ливрея Дашковых, на второй половине лестницы в красных кафтанах — ливрея Воронцовых. К десяти часам все съезжались и размещались в ожидании высоких гостей в двух первых залах.

Когда приходила весть, что государь и императрица выехали из дворца, мажордом Воронцовых — итальянец, кажется, звали его Риччи (его знал весь Петербург), — в черном бархатном фраке, коротких бархатных панталонах, чулках и башмаках, со шпагой на боку и треуголкой под локтем, проворно спускался с лестницы и становился в сопровождении двух дворецких у подъезда; граф Воронцов помещался на верхней ступени лестницы, графиня ожидала на верхней площадке.

Императрица, опираясь на локоть графа Воронцова, поднималась на лестницу. Государь следовал за нею; императрица со свойственной ей благосклонностью обращалась к присутствующим и открывала бал, шествуя полонез с хозяином. Мажордом Риччи ни на секунду не покидал императрицы, всегда стоя на несколько шагов позади ее, а во время танцев держась в дверях танцевальной залы.

Ужин императрицы сервировался на отдельном небольшом столе на посуде из чистого золота; императрица ужинала одна; государь, по обыкновению, прохаживался между столами и садился где ему было угодно».

Иван Илларионович обладал врожденным вкусом, безграничной щедростью. Современник писал: «Самыми блестящими после балов придворных были, разумеется празднества, даваемые графом Иваном Воронцовым-Дашковым. Граф хорошо пел и вместе со своей женой выступал в благотворительных спектаклях. С1834 г. он был женат на Александре Кирилловне Нарышкиной (1817-1857).

М.Ю. Лермонтов посвятил ей стихотворение:

Как мальчик кудрявый резва,

Нарядна, как бабочка летом,

Значенья пустого слова

В устах её полны приветом

Ей нравиться долго нельзя:

Как цепь, ей несносна привычка,

Она ускользнет, как змея,

Порхнет и умчится, как птичка.

Таит молодое чело

По воле - и радость и горе.

В глазах - как на небе светло,

В душе её темно, как в море!

То истиной дышит в ней всё,

То всё в ней притворно и ложно!

Понять невозможно её,

Зато не любить невозможно.

Образ Александры Кирилловны запечатлел Карл Брюллов. О ней писали Достоевский, Некрасов. Литератор граф Владимир Соллогуб оставил её словесный портрет: «..много случалось встречать мне на моем веку женщин гораздо более красивых, может быть даже более умных, хотя графиня Воронцова-Дашкова отличалась необыкновенным остроумием, но никогда не встречал я ни в одной из них такого соединения самого тонкого вкуса, изящества, грации с такой неподдельной веселостью, живостью, почти мальчишеской проказливостью. Живым ключом била в ней жизнь и оживляла всё её окружающее... многие женщины впоследствии пытались ей подражать, но ни одна из них не смогла казаться тем, чем та была в действительности». Её отношения с осложнялись «роковой страстью» друга Лермонтова «Монго» Алексея Аркадьевича Столыпина, для которого эта любовь превратилась в «долгую, поработительную и тревожную связь».

Описывал внешность А.К. Воронцовой-Дашковой и Тургенев: «Она была удивительно сложена, её коса золотого цвета и тяжелая, как золото, падала ниже колен, но красавицей её никто бы не назвал, во всем её лице только Щ было хорошего, что глаза, и даже не самые глаза...но взгляд их быстрый и глубокий, беспечный до удали и задумчивый до уныния -загадочный взгляд». Графиня была одной из немногих, кто пытался помешать роковому поединку Пушкина с Дантесом. В день дуэли «она встретила Пушкина едущего на острова с Данзасом, и направлявшихся туда же Дантеса с Д. Аршиаком. Она думала, как бы предупредить несчастье, в котором не сомневалась после такой встречи, и не знала, как быть, Я кому обратиться? ... Приехав домой, она в отчаянии говорила, что с Пушкиным непременно произошло несчастье».

Александра Кирилловна обращалась к мужу, но он решительно пресек её порывы, говоря, что она слишком молода и не может понимать в вопросах мужской чести. После смерти мужа, в 1854 г., графиня вскоре вышла замуж за француза-доктора медицины барона де Поили и уехала с ним в Париж. Через полгода она умирает. Ходили слухи об её отравлении с целью завладеть богатством. Некрасов писал, что она, ограбленная и оставленная мужем, умерла в больнице для бедных.

Дочь Ивана Илларионовича и Александры Кирилловны Воронцовых-Дашковых, Ирина Ивановна (1835-1919) вышла замуж за генерал-адъютанта графа Фёдора Ивановича Паскевича Эриванского, князя Варшавского (1823-1908). Она переводила произведения Л.Н. Толстого на французский язык.

Усадьба перешла к сыну Ивана Илларионовича и Александры Кирилловны Воронцовых-Дашковых, генерал-лейтенанту графу Иллариону Ивановичу Воронцову-Дашкову (1837-1916). Когда в доме Воронцовых-Дашковых умерла Ирина Ивановна, дружившая с Екатериной Романовной Дашковой, бабушка Иллариона Ивановича, ему было 11 лет. Он хорошо помнил её и часто рассказывал о ней. Эта живая связь с эпохой Екатерины Великой придавала глубину его личности. Илларион Иванович был другом императора Александра II.

В марте 1881 г., после убийства Александра II, И.И. Воронцов-Дашков назначен начальником охраны императора в Гатчине, где временно поселяется Александр, был одним из организаторов «Священной дружины», призванной бороться с террористами. Воронцов-Дашков ведет переговоры с исполнительным комитетом партии «Народная воля», цель которых - перемирие, предложение воздержаться от терактов до совершения коронации Александра III. Илларион Иванович начал службу в 1856 г., прервав занятия в Московском университете, он поступил вольноопределяющимся в лейб-гвардии Конный полк, заканчивалась Крымская война.

В 1858 г. он снова в действующей армии, на Кавказе, начальствует над конвоем главнокомандующего.

В 1864 г., по окончании Кавказской войны, возвращается в Петербург и снова приступает к выполнению обязанностей адъютанта (стал адъютантом в 1861 г.) великого князя Александра Александровича (будущего императора Александра III).

В 1867 г. Илларион Иванович вступил в брак с графиней Елизаветой Андреевной Шуваловой (1845-1924). В их большой семье было четверо сыновей и четыре дочери: Иван (1868-1897) погиб от несчастного случая на охоте, Роман (1874-1893) умер от болезни, Илларион (1877-1932, паж, потом гусар, с 1914 г. командир кабардинского полка, пол-ковник, умер в эмиграции), Александра (1869-1959, фрейлина, замужем за графом П.П. Шуваловым, градоначальником Москвы, убит во время приема посетителей в 1905 г., на фотографии изображена с братом Иваном и сестрой Софьей), Софья (1870, фрейлина императрицы, замужем за Е.П. Демидовым, князем Сан-Донато), Мария (1871-1927, замужем за В.В. Мусиным-Пушкиным), Ирина (1873-1959, замужем за Д.С. Шереметевым, член литературно-исторического кружка «Патриаршья палата, член Общества ревнителей русского исторического просвещения), Александр (1881-1938). В 1865 г. Иллариона Ивановича посылают инспектировать войска в Среднюю Азию, где идет война с Кокандом. В 1867 г. он участвует в штурме крепости Джизак.

В 1870-е гг. пожалован в генерал-адъютанты, произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба гвардейского корпуса.

В турецкой войне 1877-1878 гг. Воронцов-Дашков командует кавалерией Рущукского отряда.

В 1878 г. серьезно заболевает, и после лечения в Европе назначается командиром 2-й гвардейской дивизии.

В 1881 г. в Лейпциге выходит Книга «Письма о современном состоянии России», в этой книге одна глава написана Илларионом Ивановичем: «Государство, в котором земледелие в упадке, идет к окончательному разорению и гибели..., разоренные же миллионы крестьян это пролетариат, с которым государству придется считаться».

С 1881 по 1897 г. Воронцов-Дашков - министр Императорского двора и уделов. Он упростил структуру министерства и усилил контроль за деятельностью его хозяйственных органов. Превратил удельные капиталы в земельную собственность, развивал на удельных землях фермерство. Его деятельность выходила за рамки министерства, он активно участвовал в обсуждении правительственных инициатив в Особом совещании, Комитете министров и Государственном совете.

В 1896 г. разразилась ходынская катастрофа. Коронация нового императора была омрачена многочисленными жертвами, людьми задавленными при раздаче царских подарков на Ходынском поле в Москве. Вину возлагали на заведовавшего церемониальной частью коронации министра двора и московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Воронцов-Дашков взял вину на себя, и был уволен с поста министра двора, и в том же 1897 г. назначен членом Государственного совета.

В 1904-1905 гг. он председатель общества Красного Креста. Илларион Иванович тяжело переживает бездействие правительства и высшего общества в связи с надвигающимся голодом.

В 1891 г., находясь в своем тамбовском имении он писал царю: «Здесь мы собираемся голодать, жара свыше 40 градусов, озимые хлеба у крестьян погибли совершенно, а яровые выжигаются беспощадно, положение в высшей степени срочное и требует скорой помощи». Воронцов-Дашков считал необходимым создать комитет помощи голодающим под эгидой императрицы или наследника престола. «А ежели бы при этом, Ваше Величество, объявили, что в виду общего бездействия в настоящем году при высочайшем дворе не будет, ни балов, ни больших обедов, а деньги, обыкновенно на это истрачиваемые, Вы жертвуете как первую лепту в фонд Комитета для продовольствия, то это несомненно произвело бы на народ самое отрадное впечатление. Простите меня, Ваше Величество, за это письмо, но верьте что по сопоставлении голодающего в тёмной избе мужика с петербургскими франтами роскошно ужинающими в освященных залах Зимнего дворца, как -то становится совестно и нехорошо на душе». С 1905 по 1915 г. Воронцов-Дашков - наместник Кавказа.

В конце 1905 г. Воронцов-Дашков просит царя заменить его, сославшись на состояние здоровья. Николай II отвечал: «Знаю, как трудна ваша задача и как тяжело вам в ваши годы оружием расчищать путь к умиротворению... Но я верю вам и полагаюсь на вашу служебную опытность и личные качества... Поэтому не могу согласиться на вашу просьбу...о замене вас другим лицом. Ради любви вашей к России и блага Кавказа и ради преданности вашей мне прошу вас, граф, остаться и продолжать работать на вашем ответственном боевом посту». Наместник приближает к себе либералов, назначает губернатором охваченной аграрными волнениями самой неспокойной губернии известного агронома, связанного с социал-демократами. Реакция на назначение последовала незамедлительно, Николай II писал наместнику: «Но вот о ком я считаю нужным сказать крепкое слово -это о кутаисском губернаторе Старосельском. По всем полученным мною сведениям он настоящий революционер, поддерживающий стою партией открытые отношения. Поистине место его... на хорошей иве!» Губернатор смещён, отдан под суд и вынужден эмигрировать. Иллариона Ивановича критикуют со всех сторон, и правительство и общественность. Воронцов-Дашков понимал эту критику так: «В общем, все нападки на мое управление сводились к указаниям на отличие моих приемов от практики, применяемой в других частях империи».

Во время русской революции 1905 -1907 гг. один из умнейших людей в правительстве России того времени, С.Ю. Витте, писал о Воронцове-Дашкове: «Быть может, он единственный из сановников на всю Россию, который и в настоящее время находится в том крае, в котором Управлял, и который пользуется всеобщим уважением и всеобщей симпатией...Это, может быть, единственный из начальников края, который в течение всей революции, в то время когда в Тифлисе ежедневно кого-нибудь убивали или в кого-нибудь кидали бомбу, спокойно ездил по городу как в коляске, так и верхом, и в течение всего этого времени на чего ни только не было сделано покушения, но даже никто никогда ещё не оскорбил ни словом, ни жестом».

В 1908 г. отмечали 50-летие службы Иллариона Ивановича.

Воронцов-Дашков принял широкую программу реформ экономической и политической жизни Кавказа, устранение остатков крепостной зависимости, землеустройство крестьян, развитие промышленного предпринимательства, введение земских учреждений, судебная реформа, создание высших учебных заведений, строительство железной дороги через Главный Кавказский хребет.

Силы Иллариона Ивановича слабеют. Он все чаще обращается с просьбой об отставке, появляются проекты завещания.

Начавшаяся Первая мировая война делает его ношу непосильной. 16 сентября 1915 г. наместник Кавказа отдает последний приказ: «Покидая с душевным сожалением дорогой мне Кавказ, я чувствую потребность обратиться ко всем народностям и всем слоям разноплеменного его населения с моим прощальным приветом».

Сил уже почти не было, и 15 января 1916 г. Воронцов-Дашков умирает в Алупке. Дела службы держали Иллариона Ивановича вдали от Быково, да и не было здесь размаха для его кипучей энергии хозяйственного строительства. Другое дело тамбовское Новотомниково, там знаменитые конные заводы, развитое многопрофильное хозяйство, туда он приезжал даже с Кавказа.

Воронцову-Дашкову принадлежала нефтеносная земля на Апшеронском полуострове, Юго-Камский железоделательный завод, вина из Алупки ценили в столице.

Быково опустело. В 1880-е гг. усадьбу купил один из совладельцев Московско-Рязанской железной дороги инженер-полковник Николай Иванович Ильин. Его отец, Иван Иванович Ильин, также инженер-полковник, был одним из строителей Большого Кремлевского дворца, а потом и комендантом его. До смерти И.И. Ильина, вся семья жила в Кремле, там же родился брат Николая Ивановича, Александр, крестник императора Александра II.

В 1906 г. Николай Иванович Ильин был избран старостой к церкви Рождества Христова в с. Быково на одиннадцатое трёхлетие.

В церкви Рождества Христова венчался брат Николая Ивановича Ильина, отец знаменитого руского философа Ивана Александровича Ильина, Александр Иванович, его супругой стала Екатерина Юльевна Швейкерт. Вероятно в Быково у дяди, бывал и сам философ. Сын Николая Ивановича Ильина, Андрей Николаевич и внук Михаил Андреевич, уже в советское время ставший известным искусствоведом и профессором МГУ, много путешествовали по Подмосковью, фотографировали и описывали памятники старины. Михаил Андреевич Ильин (1903-1981) в 1922-1926 гг. учился в Московском университете, специализировался в области истории древнерусского искусства и русской архитектуры XVIII-XIX вв. По специальности - архитектор. В 1920-х-начале 1930-х гг. был членом Общества изучения русской усадьбы и общества «Старая Москва». В 1930-х гг. репрессирован, отбывал ссылку в Казахстане.

С 1941 г. участвовал в военных действиях, ранен, после демобилизации вернулся в Москву, участвовал в проектировании станции метро «Добрынинская», с 1947 по 1960 г. - научный сотрудник Института истории искусств АН СССР, с 1947 г. преподавал на историческом факультеет МГУ, профессор. Свой самый популярный путеводитей «Подмосковье» М.А. Ильин посвятил: «Памяти моего отца-Андрея Николаевича Ильича, одного из зачинателей изучения Подмосковья».

В 1914 г. нижний храм с. Быково был расписан на деньги, пожертвованные по духовному завещанию, за погребение тела внутри ограды Черкви уроженца сего прихода дер. Вереи Петра Никитича Карпова. К храму была приписана часовня в усадебном парке г. Ильиной. Часовня была построена на краю парка, в память о трагическом событии, потрясшем всю Москву. Во флигеле усадьбы Быково проживал Убавляющий имениями удельного ведомства в Бронницком уезде граф Николай Алексеевич Толстой (1867-1907) с женой, Татьяной Константиновной (родилась в конце 1860-х гг., на фотографии 1901 г. Татьяна Константиновна, урожденная Шиловская, в первом браке – Котляревская во втором браке, с 1906 г. - графиня Толстая), урожденной Шиловской, по 1-му браку Котляревской, известной певицей цыганских романсов. Современница (Т.А. Аксакова писала: «Граф Николай Алексеевич Толстой выдающимися способенностями не обладал, но не нравиться не мог. Его открытое лицо, облагороженно-монгольского типа, было очень привлекательно. Толстой вырос в степном Борисоглебском уезде Тамбовской губернии, немного занимался хозяйством, много охотился, рано женился, был плохим мужем и хорошим сыном. Материальные дела были далеко не блестящие. Имение Бурнак, где жила старая графиня с младшим сыном Никитою, было сильно заложено, пришлось поступить на службу. В 1905 году Николай Толстой был назначен управляющим Быковским удельным имением и стал бывать на Пречистенском бульваре

Отец Татьяны Константиновны Шиловской, пользовался своеобразной известностью в Москве: «в кругах дворянско-цыганской богемы послереформенной Москвы большой известностью пользовался Константин Степанович Шиловский, человек очень талантливый и столь же беспутный. Под конец жизни он сделался актером и под фамилией Лашивского играл сначала у Корша, а потом (1888-1893 гг.) в Малом театре. Женат он был на светлейшей княжне Имеретинской и имел трех детей (Тюлю, Сашку и Вовку), но бросил семью, увлекшись некоей Марией Порфирьевной Савельской (ур. Веретенниковой), на которой и женился, предварительно посвятив ей модный в 1880-х гг. романс «Тигрёнок»...

Дочь Константина Степановича Шиловского Татьяна Константиновна (Тюля), живя с матерью в Петербурге... лет 20-ти вышла замуж за лейб-гусара Петра Михайловича Котляревского. Трудно представить себе людей более разных, чем эти супруги: Татьяна Константиновна, высокая, грузная, спокойная и даже медлительная, с изумительными по красоте и выразительности глазами, темным пушком на верхней губе и прелестной улыбкой, не была красивой в полном смысле этого слова, но ей сопутствовало какое-то своеобразное очарование. Когда же она брала в руки гитару (а без гитары я ее себе не представляю), тут уж было «все отдай, да мало!».

Часовня была устроена по прошению графини Татьяны Константиновны Толстой.

В 1907 г. 18 июня. Татьяна Константиновна, жившая в то время при станции Быково на даче г. Экка, направила в Московскую Духовную консисторию прошение: «3 января сего года в случившемся в усадьбе Быково пожаре погибли в огне: мой муж, граф Николай Алексеевич Толстой, мой брат, Владимир Константинович Шиловский, знакомые мои: Александра Анатольевна Катинец и Степан Сергеевич Перфильев, служащие мои, Пелагея Хлебникова и Яков Кудинов. Ныне, соорудив на свои средства, рядом с местом пожара часовню-памятник, с иконами святителя Николая Чудотворца, равноапостольного князя Владимира, Стефана архидиакона, царицы Александры, Пелагии преподобной и Иакова брата Божьего, для чего было обращено находившееся уже много лет на этом месте каменное строение, и предполагая освятить иконы и часовню в самом непродолжительном времени,- я покорнейше прошу консисторию разрешить мне произвести освящение той часовни, не приписывая её ни к какой церкви, при чем наблюдение за часовней, охранение её и содержание, принимаю на свой счет».

В часовню была перестроена находившаяся здесь беседка. Консистория приняла решение освятить часовню причтом Быковской церкви и сделать её приписной к данной церкви.

Благочинный Михаило-Архангельской церкви г. Бронниц протоиереи Василий Толгский по просьбе консистории осмотрел часовню. Она была расположена в дальнем углу парка г. Ильина. Его супруга Екатерина Андреевна Ильина обещала, что место, где стоит часовня, будет изъято из владений её мужа и обнесено забором.

Сгоревший флигель cтоял рядом с часовней, которая была разрушена в советское время.

В 1914 г. началась война. Автор и исполнитель песен А. Вертинский вспоминал о своей работе в 68-м санитарном поезде союза городов имени Марии Саввишны Морозовой: «Поезд ходил от фронта до Москвы и обратно... Несколько первых рейсов с нами ездила в качестве старшей сестры графиня Толстая, Татьяна Константиновна ... Это была очаровательнейшая, седая уже, добрая и благородная барыня. Она очень любила цыган и цыганские песни и пляски - крестила у них детей, женила их и вообще была «цыганской марерью». Её скромная квартирка в Настасьинском переулке всегда была полна цыган. Кроме того, она сама писала неплохие по тому времени романсы. А её знаменитую «Спи моя печальная» на слова Бальмонта пела вся Москва». В 1918 г. Т.К. Толстая погибла.

При церкви каменный дом священника, построенный в 1788 г. По клировой ведомости 1916 г. при храме была каменная сторожка построенная церковным старостой Н. И. Ильиным. Храму принадлежал также деревянный дом, купленный, с разрешения епархиального начальства, в 1906 г. после умершего священника о. Василия Благовещенского. С 1906 г. церковный староста-Сергей Алексеевич Горшков, бывший учитель земской школы. В 1875 г. в с. Быково открылось земское училище. Н.И.Ильин выстроил для неге двухэтажное здание, его жена Екатерина Андреевна стала попечительницей училища. До 1895 г. законоучителем здесь был священник быковское церкви Михаил Иванович Остроумов, а затем священник Михаил Васильевич Воскресенский. В 1916 г. ему было 76 лет. Сын московского диакона, в 1860 г. он окончил Московскую Духовную семинарию по 2-му разряду, рукоположен во священника к церкви Великомученика Димитрия Солунского на р. Истре. В 1867 г. переведен к Никольской церкви с. Загарье и в 1868 г. того же Богородского уезда и благочиния к Казанской церкви с. Меры (ныне с. Казанское Павловопосадского района), в 1879 г. переведен к Христорождественской церкви с. Данилова. В с. Быково с 1894 г. «по добровольному соглашению на обмен приходами с священником Василием Протопоповым». С 1860 г. о. Михаил состоял законоучителем в приходах, в которых служил, с 1904 г. законоучитель местной земской школы. Был награжден: набедренником (1875), скуфьей (1878), в 1885 г. получил благословение Святейшего Синода, орден Св. Анны 3-й степени, в 1910 г. возведен в сан протоиерея, в 1916 г. получил орден Св. Анны 2-й степени. Его жене, Евдокии Тимофеевне, в 1916 г. было 76 лет, дочери Мария и Екатерина жили при родителях. Парк усадьбы Быково был пейзажного типа, достопримечательностью его была аллея из черных роз. В советское время в усадебном доме устроили санаторий, были Разрушены парковые павильоны (в том числе эрмитаж, сохранились его чертежи), грот.

Быковскую церковь закрыли. С 1 по 3 ноября 1937 г. были арестованы все священники храма: о. Иоанн Кесарийский (род. 1878, в семье священника Костромской епархии, окончил Духовную семинарию и Московскую Духовную академию (1903), в 1904 г. рукоположен во священника), о. Петр Косменков (род. 1887, в семье псаломщика Троицкой церкви с. Пахрино Подольского уезда Московской губернии, в 1901 г. окончил Перервинское Духовное училище, в 1907 -Московскую Духовную семинарию, был направлен работать учителем, в 1910 г. рукоположен во священника, с 1918 г. служил в храме с. Быково до своего ареста в 1937 г.) и диакон Симеон Кречков (род. 1876 в семье псаломщика храма с. Понизовье Верейского уезда Московской губернии, окончил Перервинское Духовное училище и Московскую Духовную семинарию (1900), работал учителем, в 1903 г. рукоположен в сан диакона к храму с. Быково, где служил до своего ареста), староста храма Евдокия Сафронова (1878-1938, родилась в с. Лучинском Звенигородского уезда Московской губернии, в семье крестьянина, в 12 лет её отдали в прислуги в Москву, в 19 лет вышла замуж за крестьянина с. Быково.

В 1930 г. была выбрана старостой храма, за что тут же лишилась гражданских прав, которые ей удалось восстановить после многих хлопот, на первом допросе подписала протокол, составленный следователем, но уже через день категорически отказалась от возводимых на неё обвинений), члены церковного совета Пётр Пискарев-Молоков, Александр, Елизавета и Дмитрий Чиликины. Отец Иоанн, о. Пётр и о. Симеон были расстреляны в 1937 г. на Бутовском полигоне. Архиерейский Собор Русской Православной Церкви 2000 г. причислил священников Иоанна Кесарийского, Петра Косменкова и диакона Симеона Кречкова к лику новомучеников Российских. Евдокия Сафонова была приговорена к 8 годам лагеря и умерла в заключении, Пётр Пискарев-Молоков был приговорен к 8 годам заключения в исправительно-трудовом лагере и умер в заключении. Александр Чиликин и его сын Дмитрий были приговорены к 10 годам заключения в лагере.

В начале 1990-х годов обветшавший храм был передан общине верующих и восстановлен.

20 июня 1910 г., в присутствии московского губернатора генерала В.Ф. Джунковского был открыт первый крестьянский приют, основанный на средства крестьян 3-х волостей Бронницкого уезда при станции Быково. В приюте ко времени его открытия было 10 детей сирот. Попечителем приюта крестьяне избрали земского начальника этого участка Зволинского, который проявлял к детям прямо отеческие заботы. 18 августа 1910 г. приют посетил председатель Совета министров Пётр Аркадьевич Столыпин. Он принимал самое активное участие в разработке и проведении аграрной реформы. Указом 1906 г. был разрешен выход крестьян из общины с принадлежащим им наделом земли. Вышедшие из общины крестьяне образовывали хуторские поселки. В приют Столыпин приехал после посещения хуторского поселка Колонёц, где «старейший из хуторян крестьянин Лощенков и местный старта поднесли П.А. Столыпину хлеб-соль с просьбой повергнуть к стопам Государя верноподданнические чувства всех хуторян».

В наше время в г. Быково построен новый, каменный Воскресенский храм.

Московская обл., пос. Быково

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Рождества Христова адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда
Всё самое интересное ещё дальше...