Атмосфера мест

Церковь Казанской иконы Божией Матери

В писцовой книге Рузского уезда 1567-1569 гг. записано «сельцо Глебовское на речке Мологощи Степана до Андрея да Петра Дмитриевых детей Лыкова». В 1625 г. сельцо Глебовское принадлежало князю Григорию Петровичу Ромодановскому (ум. 1628). - Григорий Петрович был старшим сыном Петра Меньшого Борисовича Ромодановского, внуком князя Бориса Васильевича, правнуком князя Василия Феодоровича Стародубского - Ромодановского (родоначальника князей Ромодановских) и старшим братом князя Ивана Петровича.


В 1586 и 1587 г. был 1-м воеводой на Михайлове с наместником Василием Вердеревским, а в 1587-1588 г.-1-м воеводой на Воронеже с Юрием Дмитриевым.

В 1590-1591 г., когда приказано было быть воеводам «полковым но берегу», князь Григорий Петрович был 2-м воеводою левой руки при князе Андрее Ивановиче Голицыне в Кашире. Там же, но только одним воеводою л ивой руки, оставался он, когда 10-го июля «болыше» воеводы были отпущены из полков.

В том же году была роспись полковых воевод в Новгороде, на Наровское устье, за 10 верст от Ям-Города, - и князю Ромодановскому велено было быть 1-м воеводою сторожевого полка с князем М. М. Путятиным.

Вследствие этого назначения у него было два местнических дела: одно против окольничего Салтыкова, как 1-го воеводы передового полка, а второе было возбуждено против самого Ромодановского, как 1-го воеводы сторожевого полка, от князя Александра Феодоровича Жирового-Засекина, как 2-го воеводы передового полка.

В этом году в Новгороде Великом было несколько полковых росписей (от 1-го сентября, 20-го октября, 5-го декабря), при чем по последней росписи (посланной в Новгород с разрядным дьяком Сапуном Авраамовым), ему велено быть воеводою передового полка с князем Владимиром Кольцовым-Мосальским, которым и возбуждено было местническое дело.

В 1597 г., в мае - июне, Григорий Ромодановский был «приставом» у Цесарского посла Авраама Бургграфа Даневскаго.

В том же 1597 г., когда Государь послал на берег воевод по полкам, то князь Григорий был назначен 3-м воеводою левой руки.

В 1598-1599 г. он был послан с князем Григорием Константиновичем Волконским воеводою в Белгород, где был до 1601-1602 г.

В 1602 г. он участвовал во встрече жениха царской дочери Ксении Борисовны Годуновой, Датского королевича Иоганна, сына Датского короля Фридриха II и брата царствовавшего тогда короля Христиана IV. Иоганн, прибывший с целью женитьбы, умер до свадьбы в том же 1602 г. в Москве.

В том же году, когда были назначены воеводы по украинным городам, князь Григорий Петрович был назначен воеводою сторожевого полка на Орле, с князем Даниилом Барятинским, а оттуда послан был на Горских Черкас, на Терек (Терки), - «город овъ ставить».

В 1606 г. он принимал участие в заговоре против Лжедимитрия I и в мятеже (15-го мая), когда решено было убить Лжедимитрия, приверженцев его или, в крайнем случае, также Поляков, живших во дворце по случаю свадебных торжеств. Когда же чернь, опьяненная кровью, начала избивать и других поляков, живших в Москве, врываясь в дома, так что в течение семи часов перебили свыше 200 человек, бояре решили принять меры безопасности для послов Польского короля Сигизмунда (Олесницкого, Гонсевского и других): к посольскому двору отрядили 500 стрельцов, а с уверением в личной безопасности послов были присланы П. Н. Шереметев и князь Ромодановский.

От имени всех бояр они просили послов и их свиту не опасаться ничего, но безопасность эта давалась только под тем непременным условием, чтобы они не вмешивались вдела других поляков, то есть, тех, которые приехали с воеводой Сандомирским, Послы, успокоенные этим заявлением, выразили Шереметеву и Ромодановскому свою благодарность.

В том же (1606) году князь Григорий Петрович Ромодановский был пожалован в окольничие.

В 1608 г., 17-го января, в день свадьбы царя Василия Ивановича Шуйского, окольничий князь Григорий Ромодановский назначен был «ездить дозирать по воротам в Кремле».

В том же 1608 г. (в июне) когда Лжедимитрий II укрепился в с. Тушине, царь Василий Иванович Шуйский для защиты столицы выставил войско на Ходынке, под начальством воевод большого полка князя М.В. Скопина-Шуйского и Ив.Ник. Романова, при чем окольничий князь Григорий Петрович Ромодановский был 2-м воеводой передового полка.

Поляки опасались нападать на Ходынский лагерь: в Москве, ведь, находились князь Юрий Мнишек с дочерью и послы короля Сигизмунда (Олесницкий и Гонсевский). Когда же они, под предлогом мирного договора, выманили их из Москвы, то обстоятельства изменились.

Лагерь Ходынский раньше принимал большие меры предосторожности, но, когда начались переговоры, бдительность стала уменьшаться, Рожинский выведал об этом и ночью на 24-е июля напал на лагерь, захватил обоз и пушки, многих сонных и безоружных вырезал в лагере, другие же бежали.

Когда они добежали до Пресни (предместья Москвы), их встретило высланное царем из Москвы свежее войско; оно приняло беглецов и соединенными силами ударило на поляков. Произошла ожесточенная битва ,- и поляки вынуждены были отступить и прогнаны были до Ходынки.

В этих военных действиях принимал участие и Ромодановский. В конце июня число поляков увеличилось на 7.000 человек конницы, приведенных князем Яном-Петром Сапегою. Сначала Сапега рассчитывал действовать совместно с князем Рожинским и приступом взять Москву, но Рожинский медлил, рассчитывая на скорую измену.

Разладив с Рожинским, князь Сапега отделился от него, чтобы захватить и разграбить Троицкую Сергиеву Лавру, славившуюся своим богатством.

Царь Василий Шуйский, услышав о намерении Сапеги, отправил в погоню младшего брата своего, князя Ивана Ивановича Шуйского (по прозвищу «Пуговка»), окольничего князя Григория Петровича Ромодановского (воеводу передового полка) и Ф.В. Головина (воеводу сторожевого полка); они настигли его между селами Здвиженским и Рахманцовым и дали бой.

Русские не только выдержали две стремительные атаки, но многих побили, взяли в плен и даже захватили пушки («тако их побили, яко и наряд у них поймали»), а Сапега был сильно ранен в лицо. Однако, это не удержало его: он не прекратил боя, а наоборот даже еще стремительнее напал па русских.

Во время этой атаки князь Григорий Петрович Ромодановский лишился своего старшего сына Андрея, который пал в битве, находясь подле отца. Это, однако, не остановило князя, и он продолжал битву.

Битва была проиграна только тогда, когда «грех же ради наших», как выражается летописец, дрогнул со своим полком Федор Васильевич Головин, в смятении смял половину большого полка и побежал, несмотря на усилия князя Григория Петровича Ромодановского поддержать битву. В этой ожесточенной битве погибло много народу, многие были взяты в плен; воеводы пошли в Москву войско же не пошло в Москву, а тотчас же разошлось по домам, и Сапега беспрепятственно подступил к Троицкому монастырю.

В 1609 г. окольничий князь Григорий Петрович Ромодановский сделан был воеводою Каширским.

В 1610 г., после знаменитой Клушинской битвы, решившей участь царя Василия Шуйского, многие города стали отпадать от Шуйского, а в числе их и Коломна, которая присягнула «Тушинскому вору».

Воеводы Коломенские князь Михаил Самсонович Туренин и князь Федор Тимофеевич Долгорукий с коломенскими жителями стали писать по другим городам, призывая их присягнуть Самозванцу. Одна такая грамота попала и в Каширу, до того верную царю Шуйскому: жители этого города отпали и присягнули Лжедимитрию.

Ромодановского же, отказавшегося присягнуть, едва не убили, а затем силою заставили его присягнуть и послали силою к «Тушинскому вору». Однако, Ромодановский не держал сторону самозванца и тотчас после свержения с престола царя Василия Шуйского (17-го июля 1610), когда стали бояре присягать королевичу Владиславу, Ромодановский также присягнул.

В 1611 г. (в мае), когда первое ополчение Ляпуновское стояло под Москвою и действовало против Поляков, туда же явился и Сапега, заявляя себя другом России и объявив при этом условия, при соблюдении которых он желал бы помогать ополчению. Условия не были приняты, и тогда Сапега стал делать нападения на ополчение, но нападения его были отбиты. Гонсевский, запершийся с поляками в Москве, считая действия Сапеги вредными для выполнения задуманного поляками плана, решил удалить его от Москвы.

Он дал ему в помощь отряд поляков из 1500 человек под начальством пана Косяновского, с тем, чтобы он двинулся во внутрь России, грабил там и тем тревожил осаждающих Москву, а в виду того, что в ополчении было большинство людей из Рязанских мест, то Сапега отправлен был прежде всего в Переяславль-Рязанский. Кроме поляков, боярами Московскими был придан и русский ратный отряд под начальством окольничего князя Григория Петровича Ромодановского. Однако, Ромодановский врядли долго был с Сапегою.

Во время осадного сидения сначала от 1-го Лянуновского, или Рязанского ополчения, а затем и от 2-го, Нижегородского, когда поляки заперлись в Кремле, то волею-неволею пришлось запереться в нем патриарху, думным боярам и другим чинам Московским; среди них тогда был и князь Ромодановский. Во время осадного сидения (1611-1612) он был «1-м товарищем» у боярина Фед.Ив. Шереметева, заведывавшего Казенным Двором.

Кроме того, он назначен был от бояр Московских в смешанную московско-польскую комиссию, которая обязана была «чинить суд и расправу в случае возникновения каких-либо между Московскими и Литовскими людьми дел».

В 1613 г. князь Ромодановский подписался, как выборный человек, под грамотой об избрании на царство Михаила Феодоровича Романова.

В 1614 г. окольничий князь Ромодановский был послан на Крымскую посольскую размену в Ливны, при чем ему поручено было провожать посла князя Гр. Конст. Волконского с дьяком Петром Евдокимовым.

В следующем 1615 г., в день Рождества Христова, князь Григорий Петрович Ромодановский был пожалован в бояре.

В 1615-1616 г. (вероятнее, в начале 1616г.) боярин князь Ромодановский послан был в Казань «для сыску», «что Черемиса заворовала»; ему был дан в товарищи думный дворянин, знаменитый Кузьма Минин, да дьяк Марко Поздеев.

В 1618 г., в ожидании нашествия королевича Владислава на Москву, назначены были воеводы по воротам Московским, распределены отдельные районы Москвы и защита их вверена была этим отдельным воеводам, причем боярину князю Гр. Петр. Ромодановскому поручено было ведать Никитские ворота, а также пространство от Никитских ворот до Тверских, а на Никитские ворота еще был дан воевода Ф. Ф. Пушкин, Дм. Гавр. Аверкиев да дьяк Иван Мизинов.

В сентябре того же 1618 г. князь Гр. Петр. Ромодановский присутствовал на Земском соборе, а во время осады ведал район, ранее ему назначенный. В том же году, в декабре, тотчас после ухода королевича Владислава, боярин князь Григорий Ромодановский был послан в Можайск «разбирать дворян и детей боярских», бывших там же с боярином князем Борисом Михайловичем Лыковым. В товарищи ему был дан окольничий Артемий Васильевич Измайлов, который и поднял вследствие этого назначения местническое дело на боярина князя Ромодановского.

Скончался князь Ромодановсйй в 1628 г.

У князя Григория Ромодановского было 8 сыновей, после его кончины Глебовым владел сын Иван Григорьевич Ромодановский.

В 1678 г. - другой сын Г.П. Ромодановского, Феодор Григорьевич (ум. 1689), воевода в Пскове и Рыльске.

В 1705 г. Глебовов о владении Григория Борисовича Соколова, в 1720-х гг. поручик.

В 1748 г. Глебовом владела вдова майора Алексея Григорьевича Соколова, Устинья Авдеевна.

В 1800 г. Глебовым владел генерал-майор князь Александр Иванович Лобанов - Ростовский (1752-1830), старший сын князя Ивана Ивановича Лобанова-Ростовского и Екатерины Александровны, урожденной Куракиной.

В 1797 г. князь Александр Иванович был выбран в Московские губернские предводители дворянства.

Первая жена князя Александра Ивановича, Анна Никифоровна, урожденная Маслова, скончалась в 1819 г. Все его дети были от первого брака: Алексей, Иван, Борис, и 5 дочерей: Екатерина (старшая), Анастасия (за Семеном Ефимовичем Ляпуновым), Варвара, Прасковья (за Александром Васильевичем Новосильцовым) и Екатерина (младшая). Вторую жену князя звали Юлия Антоновна.

В 1832 г. Глебово было куплено графом Федором Ивановичем Толстым (1782-1846), по прозвищу «Американец», известный своими дуэлями и приключениями; сын бригадира и кологривского предводителя дворянства графа Ивана Андреевича Толстого от брака его с Анной Федоровной Майковой.

В 1803 г., при отправлении Крузенштерна в кругосветное путешествие, Толстой испросил себе разрешение принять участие в плавании и отправился с Крузенштерном в качестве волонтера. Он был рад удалиться из Петербурга, где у него были неприятности из-за дуэли с полковником Дризеном. на адмиральский корабль «Надежда» погрузились 52 члена экипажа, в их числе два натуралиста, астроном, живописец, врач и дипломатический посланник Николай Резанов, при нем «молодые благовоспитанные особы в качестве кавалеров посольства», среди них - граф Федор Толстой.

Два корабля, входившие в состав экспедиции - «Надежда» и «Нева», - покинув Петербург и проследовав вдоль побережья Европы, вошли в Атлантический океан у одного из Канарских островов; затем корабли пересекли экватор, обогнули мыс Горн.

7 мая корабль «Надежда», потеряв из вида «Неву», бросил якорь у Маркизовых островов, в бухте острова Нукагивы. Федор Толстой покинул Маркизовы острова весь татуированный, он был очень горд своей татуировкой, показывал её всем, кто желал смотреть. Во время плавания он постоянно докучал адмиралу своими шалостями и проказами и, в конце концов, за неоднократные проступки и нарушения дисциплины был высажен на берег русской колонии в Северной Америке. Прожив здесь некоторое время, Толстой посетил Алеутские острова, где жил среди индейских племен колошей, и затем сухим путем вернулся в Россию.

В 1808 г., будучи поручиком Нейшлотского гарнизонного батальона, Толстой участвовал в Шведской кампании, затем был дважды разжалован в солдаты за дуэли и различные бесчинства в 1809 г. поселился в Москве, ведя крупную карточную игру и предаваясь всяким излишествам.

Во время Отечественной войны Толстой в качестве ратника ополчения отличился отчаянною храбростью, в сражении при Бородине он был ранен в ногу. За храбрость и боевые заслуги получил Георгиевский крест 4-й степени. Ему возвратили офицерский чин, и после войны он вышел в отставку полковником.

Толстой поселился в Москве, в Староконюшенном переулке, и где жил открыто и роскошно, задавая изысканные обеды, на которых собирались многочисленные его приятели. Федор Иванович был, без сомнения, одним из самых утонченных гастрономов Европы того времени. Он утверждал, что «хорошо приготовленная пища облагораживает и способствует воспарению мыслей».

Он устраивал кутежи и постоянно участвовал в дуэлях, в которых, равно как и в карточной игре, он вел себя чрезвычайно хладнокровно и которые унесли не одну жертву его крайнего характера и пылких страстей. Иногда он выезжал в Петербург, а лето проводил в своей подмосковной деревне. Пирование обыкновенно заканчивалось у цыган.

Федор Иванович был покорен чудесной певицей, цыганкой Авдотьей Тугаевой, влюбился в нее и увез к себе в дом.

В 1821 г. он женился на Авдотье Максимовне после случая, доказавшего ее настоящую глубокую любовь к нему: однажды, крупно проигравшись и не имея денег, чтобы заплатить долг чести, Федор готов был застрелиться; Дуняша узнала причину его отчаяния и принесла ему нужную сумму; на его удивленный вопрос, откуда у нее столько денег, она ответила: «От тебя же. Мало ли ты мне: дарил, - я все прятала. Теперь возьми их, они твои». Из-за женитьбы на цыганке - что считалось предосудительным в свете, - перед Федором закрылись многие двери высшего общества. Он оскорбился, стал жить уединенно.

От Авдотьи Максимовны Тугаевой, у него было множество детей, но все они умерли в младенчестве, кроме Сарры, скончавшейся в 1838 г., 18 лет, известной своими поэтическими дарованиями.

Дочь графа Федора Ивановича Толстого и жены его Евдокии Максимовны Тугаевой, родом цыганки, графиня Сарра Федоровна Толстая, (1820-1838 г.) была пятым ребенком у родителей, которые очень боялись за ее здоровье, так как рождавшиеся у них ранее дети умирали в младенчестве.

После смерти графа Федора Ивановича Толстого, в Глебово продолжала жить его жена цыганка Авдотья Максимовна Тугаева. Она сначала сдавала усадебный дом в Глебово, а в 1859 г. продала усадьбу Степану Степановичу Шиловскому.

Авдотья Максимовна переехала в московский дом, где в 1861 г. в порыве злобы её зарубил топором собственный лакей.

В 1859 г. в Глебово во всю уже хозяйничают Шиловские. Ныне существующая каменная церковь Казанской иконы Божией Матери была построена в 1859 г. новым владельцем Глебова Степаном Степановичем Шиловским (1823 - до 1866). Церковь в Глебове - уменьшенная версия церкви Благовещения у казарм Коннногвардейского полка, построенной архитектором К. Тоном в Санкт-Петербурге.

Церковь была приписана ко храму с. Филатова. В подклете церкви был устроен склеп для погребения членов семейства Шиловских. Для храмовой иконы была сделана богато украшенная бриллиантами и драгоценными камнями риза. Московские епархиальные ведомости в 1875 г. писали о том, что «всё в церкви до самых мелочей дышит какой-то особенностью и изяществом. Покойный храмоздатель не жалел никаких денег для её благолепия».

Степан Степанович Шиловский принадлежал к старинному дворянскому роду, известному с XIII в., его предки служили князьям Рязанским. Степан Степанович был великодушным человеком, открытым и смелым. Состояние Шиловских составил его отец, Степан Иванович (ум. до 1852 г., надворный советник (1840), помещик Ряжского уезда, женатый на Елизавете Петровне, урожденной Дмитриевой-Мамоновой. С.С. Шиловский в 1843 г. - мичман гвардейского экипажа, в 1849 г. - гвардии прапорщик, в 1853-капитан, после женитьбы, вышел в отставку - в 1862 г. - коллежский асессор, меломан, очень богатый человек, в 1848 г. он венчался с Марией Васильевной Вердеревской, талантливейшей певицей. Степан Степанович делал всё возможное для развития таланта и Упрочения артистической славы своей жены. Последние годы их совместной жизни были омрачены увлечением Марьи Васильевны известным московским барином-дон-жуаном В.П. Бегичевым, знакомым Марьи Васильевны с 1848 г.

В 1860-х гг. Шиловские уезжают в Италию, вскоре Степан Степанович умирает, и в 1866 г. Мария Васильевна выходит замуж за Бегичева.

В 1864 г. С.С. Шиловский переписывает на имя жены усадьбу Глебово. В результате расточительности Марии Васильевны и её сына Константина, получившего, и растратившего огромное состояние, около 2-х миллионов рублей, после смерти отца, усадьба Глебово приходит в упадок, и в конце концов выставляется на продажу за долги.

Но в 1859 г. ещё всё хорошо. Вслед за церковью в том же году С.С. Шиловский построил в имении Глебово несколько флигелей и красивых домиков, в которых летом можно было принимать гостей, расселять хористов, оркестрантов, а то и сдавать дачникам. Меблированные домики имели просторные террасы, обязательно бильярд и печи на случай летних холодов. На реке строились плотины и создавались пруды, дно укладывалось бревнами. В них потом разводились карпы, открывались удобные купальни.

В центре этого дачного поселка выстроили большую баню. Со временем в усадьбе появились и оранжереи, и даже театр. Отдыхавшие могли найти новых знакомых, гуляя по пихтовому и лиственичному парку. А кто хотел уединиться, тот о большем уюте и тишине не мог и мечтать.

Главный дом был обширным, некоторые современники называли его дворцом. Начинается бурная художественная жизнь Глебова, которая длилась почти 30 лет до 1887 г. Летом в небольшое село съезжалась масса меломанов, образовывалось целое культурное общество. Часть людей привозили из Петербурга Шиловские, часть устремлялась отовсюду в надежде быть причастным к художественным затеям усадьбы. Шиловский не жалел денег на благоустройство. Степан Степанович Шиловский решил создать в Глебово своеобразный летний художественный центр, обстановку художественного творчества, к которой привыкла его Маша, Мария Васильевна Шиловская (1830-1879), урожденная Вердеревская.

С 1864 г. она становится владелицей имения при с. Глебове. Она принадлежала к старинному дворянскому роду, владевшему имениями в Рязанском губернии и домами в столицах. Ее отец офицер, а потом чиновник Василий Евграфович и мать Александра Петровна, урожденная Гурва, в молодости вращались в художественных и просвещенных кругах русского общества. Свою дочку Машу они отдали в лучшее учебное заведение для дворянок - Екатерининский институт.. Там и раскрылись дарования Марии Вердеревской и ее яркая натура. Она во всем хотела быть первой.

По выходе из института Мария Васильевна стала брать уроки у знаменитого педагога по вокалу Давида, приехавшего в Петербург из Вены. 29 апреля 1845 г. состоялось первое публичное выступление Марии Вердеревской - концерт учеников класса Давида. После концерта Сантк-Петербургские ведомости известили о появлении новой знаменитости в русском вокальном мире. 7 января 1846 г. Мария выступила перед широкой публикой - концерт в университете. О ней уже слышали, ее уже ждали. А когда она закончила романс Даргомыжского «Мне минуло 16 лет», разразилась ураганная овация.

В 1853 г. на авторском концерте Даргомыжского, посвященном 40-летию композитора, она торжественно вручала бриллиантовый дирижерский жезл своему учителю. Но такие концерты случались редко, композиторы не могли каждый год организовывать авторские вечера.

В нее страстно влюбился пылкий меломан и миллионер Степан Степанович Шиловский. Возможно, это произошло на одном из усадебных концертов в Рязанской губернии, гвозможно, где-то в Москве.

В январе 1848 г. они венчались, а в ноябре рождается первенец. Его называют родовым именем Шиловских - Константин. Шиловский покупает дом в Петербурге и с начала 1849 г. они открывают в этом доме один из самых притягательных музыкальных салонов северной столицы, салону. Полтора десятилетия петербургский салон Марии Васильевны слыл чуть ли не главным центром музыкальной жизни.

В 1850-е гг. выходят один за другим собственные сочинения Марии Васильевны.

В 1853 г. она поет в одном концерте с Полиной Виардо и это еще больше вздымает славу Марии Шиловской. Незабываемым остался концерт с Антоном Рубинштейном.

В 1848 г. у Марии Васильевны Шиловской родился первенец - Константин Степанович Шиловский (1849-1893). Крупный, подвижный, весёлый мальчик, характером в отца - открытый и смелый. Он получил блестящее домашнее образование. Его художественная одаренность раскрылась рано, он был многосторонне одаренным, одни считали его непревзойденным певцом, талантливейшим автором романсов, одаренным скульптором, как к опытному либретисту, к нему обращался П.И. Чайковский.

К.С. Шиловский владел усадьбой Глебово с 1880 г. В Глебово К. Шиловский устроил скульптурную мастерскую. Скульптуры, выполненные Константином Степановичем украшали парк в Глебово, когда в 1887 г. усадьбу пришлось продать, то он разбил скульптуры собственной рукой. Умер Константин Степанович Шиловский в 1893 г. от воспаления легких, в маленькой квартирке, всеми оставленный.

У Марии Васильевны Шиловской (урожденной Вердеревской) было двое сыновей: Константин и Владимир. Мария Васильевна для своих детей не скупилась на расходы. У них были лучшие учителя. Так сыновьям её давал уроки историк, археограф и библиограф Пётр Иванович Бартенев.

В 1866 г. Мария Васильевна Шиловская вторым браком сочеталась с В.П. Бегичевым). Бегичев был женат, у него трое детей, старшая дочь Мария стала потом писательницей, и написала роман - воспоминания, о том, как роковая женщина М.В. Шиловская погубила её отца. Жена Бегичева, Вера Николаевна, хрупкая и больная женщина, знала о романе мужа с М. Шиловской. Впрочем об этом знала вся Москва. Мария Васильевна окончательно добила Веру Николаевну своей заботой. Она заботилась о её детях, заваливала дом подарками, приглашала к ней лучших врачей, часами стояла перед ней на коленях. Вера Николаевна умерла 24 октября 1866 г., и на 9-й день, 2 ноября того же года, М. Шиловская и В. Бегичев обвенчались почти без свидетелей в одном из московских храмов.

Владимир Петрович Бегичев - первый красавец Москвы, родился б мая 1828г. в г. Туле, умер – 7 (19) ноября 1891 г. в Петербурге, драматург-переводчик. Из небогатых дворян Тульской губернии. Получил домашнее образование.

С 1845 г. студент юридического факультета Московского университета, в апреле 1846 г. уволен по прошению. Но в обществе Бегичев слыл высокообразованным человеком. В умении находить теплые места и предаваться красивой жизни он не знал себе равных...

С 1846 г. служил в Московском горном правлении, с 1848 г. - в Московской палате государственных имуществ.

В 1853-1859 гг. письмоводитель Московского воспитательного дома, после чего вышел в отставку.

В 1853 г. на сцене Малого театра поставлен водевиль Бегичева и Б.М. Маркевича «Китайская роза».

В 1863 г. Бегичев- чиновник особых поручений при Московской казенной палате. С октября 1864 г. занял должность инспектора репертуара московских императорских театров.

Вероятно, жизнь с Бегичевым, полная тревог и обид, погубила талант Марии Васильевны. Венчание с М.В. Шиловской мало изменило жизнь Бегичева. Даже жить он остался в своей казенной квартире. Мария Васильевна была подавлена тем, как изменилась её жизнь

В 1897 г. в Глебово побывал А.П. Чехов. Он писал: «имение красивое, уютное, с прекраснейшими парками (пихты и лиственницы), с рекою, прудами, церковью, театром, художественной мастерской, со статуями и монументами».

В 1890 г. имением Глебово владел коллежский секретарь Владимир Гаврилович Медведников.

В 1890 г. в Глебово была ещё одна усадьба - П.М. Зернова. Эта усадьба позднее получила название Глебово-Брусилово по имени её последнего владельца (с 1911 г.) Бориса Алексеевича Брусилова. Он принадлежал к старинному дворянскому роду, многие представители которого были тесно связаны с военной службой.

Борис Алексеевич Брусилов (1855-1918) родился в Тифлисе в семье генерала.

В августе 1918 г. Борис Алексеевич Брусилов был арестован органами ВЧК. Умер в заключении.

Старший брат Бориса Алексеевича, Алексей Алексеевич Брусилов (1853-1926), военноначальник, в 1872 г. окончил Пажеский корпус. Участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Как и его брат Борис, служил в 15 драгунском Тверском полку.

В 1890-х гг. помощник начальника офицерской школы. В начале первой мировой войны 1914-1918 гг. командовал армией, фронтом, войска которого осуществили блестящий прорыв австро-германских позиций. Знаменитый «Брусиловский прорыв» (1916 г.) стал звездным часом в биографии 63-летнего генерала и одним из крупнейших сражений той войны. За три месяца боев противник потерял 1,5 млн. солдат и офицеров, из них 400 тысяч пленными. Успешное проведение операции выдвинуло А.А. Брусилова в число лучших военачальников первой мировой войны.

С 22 мая по 19 июля 1917 г. А.А. Брусилов -верховный главнокомандующий, однако после провала июньского наступления 1917 г. был заменен Л.Г. Корниловым и переведен на должность специального советника Временного правительства.

Во время октябрьских боев в 1917 г. в Москве, Алексей Алексеевич был ранен осколками снаряда разорвавшегося в его квартире. После Октябрьской революции до 1920 г. служебных постов не занимал, но отверг предложения возглавить белое движение.

С 1920 г. - в Красной армии, в 1923-1924 гг. - инспектор кавалерии. Умер в Москве в возрасте 73 лет от воспаления легких.

Единственный сын Алексея Алексеевича Брусилова, Алексей (1887-1919), в 1908 г. окончил Пажеский корпус, служил в лейб-гвардии Конно-гренадерском полку, с 1912 по 1914 г. обучался в офицерской школе, участвовал в боях 1-й мировой войны, со 2 мая 1916 г. командовал пешим эскадроном стрелкового дивизиона 2-й гвардейской кавалерийской дивизии, с 10 января 1917 г. командовал 2 эскадроном Конно-гренадерского полка, с 1917 г. -ротмистр.

В августе 1918 г. - арестован ЧК, был в заключении, в 1919 г. в Красной армии командовал кавалерийским полком, попал в плен, по одним сведениям - расстрелян, по другим -был рядовым в одном из стрелковых полков Добровольческой армии, и умер от тифа при отступлении. Был женат на Варваре Сергеевне Котляревской.

В конце 1918 г. из усадьбы Брусиловых были отправлены в Национальный музейный фонд: портрет, 3 картины Ван-Дейка и копия с Рубенса, икона св. Николы Можайского в серебряном окладе. Гарнитур из карельской березы XVIII века стиля «жакоб» передали в музей усадьбы (бывший Ново-Иерусалимский монастырь). Затем в усадьбе Глебово-Брусилово была создана птицефабрика... Дом был разрушен. Теперь от усадьбы Брусиловых, кроме церкви, остался лишь пруд, в 1998 г. он был на грани гибели.

В советское время церковь была закрыта по постановлению Президиума Мособлисполкома.

В 1938 г. был арестован и вскоре расстрелян священник Алексей Смирнов служивший в филатовской и приписанной к ней глебовской церквях.

В 1980-х гг. разоренный храм продолжал разрушаться, никакого клуба в нем так никогда и не было. В начале 1990-х гг. птицефабрика начала восстановление церкви, но работы быстро остановились.

Храм был возвращен верующим, и с 2003 г. начались восстановительные работы.

В 2004 г. в храме Казанской иконы Божией Матеи в пос. Глебово было отслужена первая литургия.

Невдалеке от храма находится часовня над святым источником.

Московская обл., с. Глебово

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Казанской иконы Божией Матери адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда