Атмосфера мест

Церковь Великомученика Никиты

В 1890 г. при д. Кабаново устроен храм Великомученика Никиты и образован приход. Деревянный храм был куплен в д. Дубровка Богородского уезда Московской губернии на средства Алексея Васильевича Смирнова (хозяина Ликинской мануфактуры), перешедшего в 1873 г. в православие из старообрядцев. Он был активным членом миссионерского Братства святителя Петра Митрополита Московского. В 1891 г. учреждена церковно-приходская школа, построен церковный дом.

Одной из православных семей Кабаново была семья Федосеевых. Их л дом был по левой стороне от Ликино, вторым или третьим после железнодорожного переезда. В конце XIX в. домохозяином был Семён Федосеев. Он был православным, крестьянствовал. Его первая жена, Матрона, умерла, родив троих детей: Григория, Ивана и Максима.

Отец Павел Фелицин, первый настоятель кабановской церкви после восстановления прихода в 1953 г., хорошо знал Татьяну Михайловну, перед смертью соборовал её, и был на похоронах (Татьяна Михайловна умерла в 1969 г.) Дочь Татьяны Михайловны Анна Григорьевна Федосеева (по мужу Машкова), в детстве часто приходила к бабушке (Евдокии, жившей в собственном доме в Кудыкино), до замужества ходила в церковь с. Гора и пела там на клиросе, потом уехала с мужем из Ликино-Дулёва. Внучка Григория Семёновича, Людмила Баранова, поёт в правом хоре в Иоанно-Богословском храме.

Старший сын Семёна Федосеева – Григорий. В 1923 г. у него родился сын Николай, а в 1925 г. - дочь Ольга. Сам Григорий родился в Кабанове в 1883 г., работал на Ликинской фабрике, умер в 1942 г., в 59 лет. На фабрике прядильщицей работала и его жена Татьяна Михайловна Ульянова. Она родилась в Кудыкине в 1889г, была прихожанкой церкви Великомученика Никиты в Кабанове, в свободное от работы время занималась огородами, ходила в лес за грибами, любила готовить, часто пекла пироги. В преклонном возрасте её приглашали читать псалтырь по усопшим.

В деревнях Кабаново, Емельяново, Ионово было много старообрядцев. В Ионове была старообрядческая школа, открытая Романом Зиновьевичем Дмитриевым. Её поддерживали Викула Морозов, Зимины и другие богатые старообрядцы, она была одной из самых популярных среди старообрядцев окрестных селении.

В Кабанове жил Иван Иванович Зыков (1837-1913), «видный делец поморцев брачного согласия», как его назвали «Владимирские епархиальные ведомости», член духовного совета Зуевской общины. В 1909 г. он был избран товарищем (заместителем) председателя 1-го Всероссийского собора христиан поморского брачного согласия в Москве.

Одновременно с построением храма была открыта и церковно-приходская школа. Одним из её учеников (окончил 4-летний курс обучения) был Владимир Фокеевич Фомин (1884-1944). С 13 лет он вместе с 5-ю братьями и их жёнами работал на домашней фабрике, ткали на ручных станах. После службы в армии Владимир Фомин поступил на Ликинскую фабрику, где был сначала ткачом, потом помощником мастера. Здесь он познакомился с Анной Абрамовной Ульяновой (1884 - 1967, род. в д. Кудыкино, училась в Горской церковно-приходской школ, с 9 лет дома мотала шпули, с 13 лет - на Ликинской фабрике). Она стала в 1905 г. его женойю Сначала они жили в Емельянове в семейном доме Фоминых, через год перешли на квартиру в Емельяново, потом в Ликино. Они строили свой дом, но началась война, и в 1914 г. В.Ф. Фомина призвали в армию.

В 1915 г. он попал в плен. Работал у помещиков и крестьян батраком. Трижды пытался бежать, и всё неудачно. Наконец в 1918 г. бежал, вернулся домой и поступил на Дрезненскую фабрику. Анна Абрамовна родила 9 детей, из которых 7 умерли во младенчестве. С 1928 г. занималась домашним хозяйством.

В 1940 г. на работе из-за несчастного случая Владимир Фокеевич лишился кисти левой руки, получил пенсию по инвалидности. Их потомок Александр Смирнов поёт в правом хоре Иоанно-Богословского храма г. Ликино-Дулёво.

Первый известный нам настоятель церкви Великомученика Никиты в с. Кабаново - протоиерей Разумовский Алексей Павлович (1868-1921). Он умер не старым - возможно, от свирепствовавшего в то время в округе тифа - и похоронен у алтаря церкви. У него было пятеро детей: Сергей, Семён, Зинаида, Любовь, Клавдия (работала преподавателем немецкого языка в школе № 3 в Ликино-Дулёве).

С 1921 по 1924 г. диаконом в Никитском храме был Иоанн Иванович Покровский.

У алтаря Никитского храма находятся могилы о. Василия Максимова (1886-1937) и его жены Юлии Александровны Максимовой (1895-1927). Могила о. Василия - памятная, тела его в ней нет, в 1937 г. он был арестован и расстрелян. Его сын и после смерти отца прислуживал в храме. Священномученик Василий родился 28 января 1887 г. в с. Бабка Павловского уезда Воронежской губернии в семье крестьянина Никиты Максимова.

Семья жила бедно, а кроме того, Никита тяжело заболел и ослеп. Василий рос мальчиком благочестивым и послушным, и местный священник благословил его прислуживать в алтаре. Однажды в престольный праздник службу в храме совершал архиерей с Урала; ему понравился благочестивый, одарённый музыкальными способностями мальчик, и он взял его с собой к месту своего служения в Шадринск и определил в духовное училище. Василию было тогда 14 лет.

В Шадринске он познакомился со своей будущей женой Юлией, которая училась в то время в музыкальном училище. Её отец, священник Александр Конев, служил в храме на станции Мысовая Иркутской губернии. В 1914 г. Василий Никитич был рукоположен в сан священника к одному из храмов г. Шадринска, затем переведён в храм в г. Петропавловске.

В 1923 г. о. Василий переехал в Москву и был назначен в храм великомученика Никиты в с. Кабаново Орехово-Зуевского уезда Московской губернии. За безупречное и ревностное служение Церкви отец Василий был возведён в сан протоиерея и впоследствии награждён митрой и назначен благочинным. В Кабанове было несколько домов, принадлежащих церкви: дома священника и диакона, церковноприходская школа и небольшая сторожка, где жила благочестивая девица Евфимия Вишнякова со своим отцом-сторожем. К ним в комнату была протянута верёвка с колокольни, чтобы в случае проникновения в храм воров сторож мог звонить в колокол.

Из церковных зданий к 1923 г. за церковью остались только дом священника и сторожка. Протоиерей Василий поселился с семьёй (женой Юлией и дочерями Марией и Ниной) в большом священническом доме. Служил о. Василий часто; за каждой службой он говорил проповеди, к которым всегда накануне тщательно готовился, пользуясь своей большой библиотекой. Отец Василий знал, что его проповеди достигают сердца прихожан и посему не нравятся гражданским властям, но он считал просвещение паствы своим долгом.

Народ понимал, что священник находится в опасном положении, и ценил, что он не устает проповедовать. Прихожане доверяли своему батюшке и знали, что в это трудное время они не одиноки и не оставлены и всегда могут обратиться к нему за помощью и поддержкой. И он в свою очередь старался всецело служить церковному народу и по каждой просьбе шёл соборовать и причащать тех, кто не мог прийти в храм.

В 1927 г., 10 июня, скончалась его жена Юлия, которой исполнилось всего лишь тридцать два года. Она сковырнула на подбородке прыщик, началось заражение крови, и, не проболев недели, она умерла. Отец Василий остался с тремя детьми - дочерьми Марией и Ниной десяти и четырёх лет и сыном Николаем, которому не исполнилось и двух лет. Для о. Василия это явилось тяжёлым испытанием, потому что с женой они жили душа в душу и она была ему первым помощником. Первое время после смерти жены он не мог спать и, бывало, как только дети засыпали, шёл на могилу жены и подолгу молился. Случалось, проснутся дети, а отца нет, он на могиле матери. Эти переживания тяжело сказались впоследствии на здоровье священника.

В конце 1920-х гг. в селе случился пожар, сгорело сразу несколько домов. Отец Василий уступил большой церковный дом семьям погорельцев, а сам перешёл в небольшой домик на окраине села, хозяева которого пригласили к себе священника с детьми. Впоследствии он перешёл жить в церковную сторожку, где на одной половине жила Евфимия с отцом, а на другой поселился о. Василий с детьми. Евфимия взяла на себя попечение о детях и старалась заменить им мать.

Труды и переживания медленно подтачивали здоровье священника. В 1935 г. о. Василий поехал по церковным делам в Москву с двумя прихожанами, алтарниками Василием и Николаем, которые много помогали ему в работах по храму. Все они остановились у его дочери Марии, Которая жила в то время в Москве недалеко от Даниловского кладбища. Здесь у о. Василия открылось кровохарканье. Он отправился в больницу, и ему сказали, что у него туберкулезный процесс в легких и ему нужно немедленно лечиться. Врачи объяснили, что нужно делать, и священник уехал домой. Надежды на то, что каверны зарубцуются и он вылечится, было немного.

Отца Василия спасла любовь прихожан. Как только они узнали, что священник тяжело болен, его завалили продуктами, в селе даже установилась очередь - кому какие продукты нести, прихожане снабжали его всем необходимым, только бы отец Василий выздоровел. Благодаря ли этим продуктам, поддержавшим физические силы священника, или благодаря той любви, которая обнаружилась у прихожан к своему батюшке, - он исцелился от туберкулеза совершенно.

В 1937 г. отовсюду стали приходить известия об арестах священников и мирян. Нависла угроза ареста и над протоиереем Василием. Власти не раз предлагали священнику уйти из храма и, зная, что у него красивый и сильный голос, предлагали ему устроиться артистом в театр, но о. Василий отверг эти предложения. Он стал готовиться к аресту и сжёг самое дорогое для него - дневник своей покойной жены.

В 1937 г. с колокольни храма с. Кабаново власти сняли колокола.

Глубокой ночью с 22 на 23 августа 1937 г. в дверь той половины сторожки, где жила семья священника, постучали. Отец Василий открыл. В дом вошли сотрудники НКВД и велели священнику собираться и следовать за ними. Дети проснулись. Отец Василий стал собираться. Обыска не устраивали. Выйдя вместе со священником из дома, один из сотрудников НКВД закрыл входную дверь на палку, чтобы дети не могли выйти вслед за отцом. Машина стояла далеко от дома, и к ней надо было идти. Прежде чем уходить, о. Василий попросил разрешения пройти на могилу жены и помолиться. Ему разрешили. Он помолился и направился к машине. За всем происходящим наблюдала из своей половины Евфимия; как только она увидела, что все ушли, тут же прошла на другую половину к детям и начала их успокаивать и утешать. Впрочем, они были слишком малы, чтобы понять, что их любящий отец ушёл от них навсегда. С этого времени Евфимия взяла на себя попечение и заботу о детях.

Протоиерея Василия заключили в тюрьму в Орехово-Зуеве, и здесь в первый раз он был допрошен. Лжесвидетели по должности и страха ради дали необходимые следствию показания, и следователь задавал вопросы священнику в соответствии с их показаниямию

В начале сентября Евфимия и дети собрали о. Василию передачу. В записке, перечислив все вещи, дочь Нина написала отцу: «Пальто, шарф, кепка, два полотенца, зубная щетка, мыло простое и духовое и мыльница, зубной порошок, футляр для щётки, две пары белья, вязаная рубаха, калоши. Папочка! Мы здоровы. Мы учимся хорошо, о нас не беспокойся. Папочка, мы тебя все целуем - Нина, Коля, Маруся. Ото всех поклон».

В тюрьму в Орехово-Зуево поехала монахиня Евфимия. Ей удалось передать священнику вещи и записку, на оборотной стороне которой он написал: «Дорогие мои и милые! Обо мне не беспокойтесь. Я здоров. Всё в порядке. Дело ещё не окончено. Учитесь хорошенько. Кто назначен на мое место или нет? Живите тут, никуда не уходите. Евфимии спасибо. Пошлите черную рубаху верхнюю и белую. Целую всех. Благословляю. Бог да хранит вас. 12 сентября 1937 года».

Вскоре после этого о. Василия перевезли в тюрьму в Москву. 20 сентября следователь коротко допросил священника.

22 сентября тройка НКВД приговорила о. Василия к расстрелу. Протоиерей Василий Максимов был расстрелян 23 сентября 1937 г. на Бутовском полигоне под Москвой.

После ареста и смерти о. Василия, о чём, впрочем, его дети тогда не знали, старшая дочь Мария продала оставшийся от родителей сервиз на двадцать четыре персоны, который когда-то о. Василию сделали по его заказу на Дулёвской фабрике, и на эти деньги купила комнату в Вешняках в Москве. Переехав в неё, она взяла к себе брата и сестру. Библиотека о. Василия была подарена. Все светские книги, большую часть которых составляла русская классика, подарили усердному прихожанину Василию, дочь которого училась в институте и стала потом учительницей. Духовные книги отдали церковной певчей, а она передала их некоему молодому человеку, который, читая их, просвещался и был впоследствии рукоположен в сан священника. Во время служения в Никитском храме о. Василия Максимова алтарником был Павел Дмитриевич Пушков (на фотографии он с женой Марьей Тимофеевной, которая пела на правом клиросе в Кабановском храме. Пушковы жили в Кабанове, их дом сохранился. Алтарником в Кабановском храме был и сын Павла Дмитриевича, Василий Павлович Пушков. Он начинал свое служение при о. Василие Максимове, и продолжил, уже после открытия храма, при о. Павле Фелицине.

Потомком Павла Дмитриевича и Анны Павловны Пушковых, соответственно в четвёртом и третьем поколениях, является преподаватель воскресной школы при Иоанно-Богословском храме Екатерина Иванникова. После о. Василия два месяца на Никитском приходе служил о. Александр Успенский, после же его ареста, церковь 16 лет стояла без службы. Но не была разграблена. По рассказам старожилов, церковь сохраняла жившая в Кабанове монахиня Евфимия .

В последнее десятилетие перед революцией и некоторое время после неё регентом в кабановском храме был Иван Егорович Дегтярёв (1886 -умер перед войной). Он родился в д. Василёвой Ягодинской волости Судогодского уезда Владимирской губернии. Он обучился теории музыки и игре на скрипке. Вероятно, как регенту церкви, построенной А.В. Смирновым, его семье была выделена комната в шестой казарме Ликинской фабрики.

В 1918 г. родилась его третья дочь Мария (прожила 86 лет).

Уже в советское время старшая дочь поселилась отдельно, в Орехово-Зуеве, и порвала все связи с семьёй. Иван Егорович собирал детишек, чьи родители проживали в казарме, и учил их пению.

В 1930-е гг. Иван Егорович руководил хором в Ликинском клубе. Увлёкся живописью, всю жизнь был страстным грибником.

В 1953 г. богослужения в Никитском храме с. Кабаново возобновились. В колокольню Никитского храма в 1937 г. ударила молния, и колокольня до открытия храма стояла без креста. Оживший Никитский храм с. Кабаново был отремонтирован и заново перекрыт верующими.

Из закрытой церкви Троицкого погоста, что на речке Берёзовке (или, как в просторечии её называли, Десятая Пятница), в Кабаново перешёл протоиерей Павел Семёнович Фелицын (1897- 1973). Часть икон и церковной утвари, а также престол, были перенесены верующими из закрытой Троицкой церкви (Десятой Пятницы) в Кабаново.

Отец Павел Фелицын за два года до смерти уже не мог служить (у него пропал голос). Он был похоронен у алтаря рядом с могилами о. Феодора Овчининского (ум. 1935 г.), настоятеля Дулёвской церкви, и его супруги Марии Ивановны (ум. 1942 г.).

С отцом Павлом Фелицыным в Троицком храме, диаконом, а потом священником (совсем немного) в Кабанове служил Михаил Нестеров (1919-1996). В 1946 г. он был рукоположен во диакона. Служил в Мариуполе, Орехово-Зуевском районе (Дрезна, Кабаново), был рукоположен во иерея и назначен настоятелем собора в Можайске. В храм никто не ходил, он стоял пустой, с выбитыми стёклами, не было хора. Отец Михаил потихоньку всё наладил, прослужил 5 лет и вышел за штат после двух инфарктов. Отец Михаил родился в крестьянской семье, у него было 6 братьев и сестёр. С детства был при храме, несмотря на насмешки и унижения, которым подвергался в школе, и стал псаломщиком.

В мае 1941 г. призван в армию и направлен на Север, всю войну сражался на полуострове Рыбачий. Вернулся с больными ногами. Поступил в Богословский институт в Новодевичьем монастыре в Москве. Заболел язвой желудка. После службы в Можайске, и выхода за штат, он поехал в Болшево, где псаломщицей служила его тётушка Мария. Вновь начал служить в храме в окрестностях г. Пушкино, снова вышел за штат, но в конце того же года назначен в Антиохийское подворье в Москве, где и служил с 1959 по 1977 г. Его там полюбили и прозвали «пушистым» за пышные волосы. Отец Михаил был награждён советскими боевыми орденами и медалями и орденами Антиохийской церкви. По болезни ушёл на пенсию, служил по праздникам в болшевском храме Святых бессребреников Косьмы и Дамиана (ныне в черте г. Королёва). Он много болел, у него отняли ногу, и в храм его привозили в кресле-коляске, а последние полгода уже не вставал с постели. Скончался мирно, во сне, 30 апреля 1996 г. и похоронен у стен Космодемьянского храма.

С 1954 по 1957 г. в Никитской церкви с. Кабаново служил диакон Стефан Сложеникин, в 1957 г. переведён в церковь Рождества Пресвятой Богородицы г. Орехово-Зуево.

В 1950-х -1960-х гг. регентом хора Кабановского храма был Арсений Иванович Сычёв.

В 1957 г. пожар уничтожил главку и колокольню Никитской церкви, и даже частично стены. Верующие восстановили церковь, но уже в более простых формах и без колокольни.

В 1961 г. в храме служил иёромонах Августин. Позднее он женился и снял сан. В то время вторые священники в Кабановском храме менялись почти каждый год.

В 1964-1965 гг. служил о. Иоанн (фамилию его прихожане уже не помнят).

С 1969 по 1990 г. служил протоиерей Валентин Дятлов. Отец Валентин родился 3 сентября 1927 г. в с. Осташкове Мытищинского района в благочестивой православной семье. Церковь Рождества Христова в этом селении единственная действовала в районе; её священнослужители на протяжении детских и юношеских лет будущего пастыря все больше укрепляли в его сердце стремление к служению Церкви Христовой в священном сане, которое в годы всеобщего богоборчества могло стоить цены самой жизни.

Юность о. Валентина прошла в тяжёлые военные годы. Валентин Дятлов служил Родине на фронтах Великой Отечественной войны. Его служение было отмечено государственными наградами.

В 1956 г. В. Дятлов окончил Ленинградскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан диакона, а 28 августа того же года Управляющим Ярославской епархией Преосвященным епископом Угличским Исайей (Ковалёвым) - в сан священника и направлен на служение в Ярославскую епархию. Отец Валентин нес настоятельское послушание в различных храмах Ярославской епархии. В 1967 г. о. Валентин стал благочинным Ростовского округа, а в 1969 г. в связи с переездом на постоянное место жительства в Московскую область был принят в клир Московской епархии.

С 1990 г. протоиерей Валентин Дятлов служил в храме Святой Троицы с. Болтино Мытищинского района. Храм его пастырскими трудами был полностью восстановлен из руин.

12 декабря 2004 г. при совершении Божественной литургии на 78-м году жизни протоиерей Валентин Дятлов скоропостижно скончался.

Непродолжительное время в Никитском храме служил вторым священником о. Дмитрий Дудко (1922-2004). Он родился в крестьянской семье в Брянской области. Его родители были глубоко верующими людьми. В его жизни было много страданий, голодное детство, арест отца, немецкая оккупация.

В 1943 г. Дмитрия призвали в армию и отправили на фронт, через год, после ранения и перенесённого тифа, комиссовали из армии.

В 1945 г. Дмитрий Дудко поступил в Московскую Духовную семинарию, после окончания которой в 1947 г. поступил в Духовную академию.

В 1948 г., будучи студентом Московской Духовной академии, он был арестован за то, что в период войны на оккупированной немцами территории напечатал духовные стихи в газете, контролируемой немецкими властями, и приговорён к 10 годам лагерей. Из заключения освободился в 1956 г.

В 1960 г. по окончании Академии был рукоположен во священника, и направлен на служение в московский храм Святых апостолов Петра и Павла на Преображенской площади. В разгар хрущевских гонений на Церковь, этот храм был взорван, несмотря на многочисленные протесты творческой интеллигенции. Отца Дмитрия перевели в храм Святителя Николая на Преображенскеом кладбище, где он служил в течение 12 лет, проповедовал, проводил пастырские беседы с прихожанами.

В 1970-е гг. о. Дмитрий стал одним из самых известных священников Москвы и Подмосковья. Он не боялся негласного запрета на проповеди, касавшиеся современной жизни, за один год крестил более 400 взрослых людей, ставших активными верующими, прихожане его храма выпускали приходской бюллетень. В отчете Совета по делам религий за 1974 г. о. Дмитрию посвящено много строк: он «хранит и читает самиздат», «обрабатывает молодёжь во вредном идеологическом духе», приведены цитаты из его проповедей, одна из них - «Безбожия надо бояться, ибо оно страшнее чумы».

В 1974 г. о. Дмитрий переведён вторым священником в Никитский храм с. Кабаново, через некоторое время он попал в автомобильную катастрофу, в результате которой у него были сломаны ноги и повреждено легкое. После выздоровления, в 1976 г. о. Дмитрий был направлен вторым священником в храм Смоленской иконы Божией Матери в с. Гребнево Щелковского благочиния.

В январе 1980 г. о. Дмитрий был арестован, через полгода выпущен из тюрьмы - после заявления по телевидению, составленного, по словам о. Дмитрия, из его слов, но не им. После освобождения он был определён в храм Владимирской иконы Божией Матери в с. Виноградове, под Москвой. С 1984 г. служил на погосте Старки Коломенского района.

В 1990 г. удостоен сана протоиерея, в 2001 г. награждён крестом с украшениями. Многие его книги переведены на иностранные языки. Отец Дмитрий Дудко погребён на Пятницком кладбище в Москве рядом с могилой супруги, Нины Ивановны Дудко.

Некоторое время с о. Валентином в Кабановском храме служил священник Александр Золотов.

В Никитском храме служил диаконом Анатолий Шевчук, впоследствии рукоположенный во священника и переведённый на службу в Казанский храм с. Иванисово Богородского благочиния. Сын иерея Анатолия Шевчука, всеми уважаемый игумен Амвросий, служит в соседнем Павловопосадском благочинии, он восстановил храм Великомученика Никиты в с. Бывалино и там же основал детский лагерь «Никита».

В Кабановском храме некоторое время служил диаконом и впоследствии первый настоятель и восстановитель вновь открытого храма с. Стромынь Богородского благочиния о. Павел Грошев.

В Никитском храме с. Кабаново алтарником был и будущий восстановитель Покровского Хотьковского монастыря и Вознесенской Давидовой пустыни архимандрит Герман (Хапугин, 1965— 2005, убит в своей келье в Давидовой пустыни).

Отец Пётр Беспалов был вторым священником в Кабанове при настоятельстве о. Валентина Дятлова. Отца Петра почитали прихожане. При переводе о. Валентина в Мытищинское благочиние о. Пётр, по словам старых прихожан, был переведён в Можайск.

На их место в Никитский храм с. Кабаново были назначены о. Василий Извеков и протоиерей Александр Федотов.

Отец Василий Извеков был настоятелем Кабановской церкви с 1990 по 1992 г., ему принадлежит почин в открытии церквей в г. Ликино-Дулёво, в с. Гора и Пятницкого храма в г. Дрезна (из Кабаново о. Василий был переведён настоятелем Тихвинского храма г. Ногинска). С ним и немного с о. Николаем Пироговым служил протоиерей Александр Федотов. Первый молебен при открытии Иоанно-Богословского храма г. Ликино-Дулёво служили благочинный протоиерей Виктор Аксёнов и протоиерей Александр.

В наше время настоятелем Никитского храма в с. Кабаново является протоиерей Николай Пирогов.

За время управления о. Николая кабановским приходом храм обложен кирпичом, построена звонница, появилась новая церковная ограда.

В Кабановском храме начинал служение и нынешний благочинный Орехово-Зуевского округа протоиерей Андрей Коробков.

С. Кабаново почти слилось с д. Емельяново, в которой на повороте дороги стоит переделанная в жилой дом каменная часовня. Она была перестроена в 1930-х гг. в магазин, потом в здании было пожарное депо, хранился пожарный насос. Потом куплена под жильё.

Московская обл., с. Кабаново

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Великомученика Никиты адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда