Атмосфера мест

С. Константиново. Церковь Сретения

С. Константиново расположено на р. Алфимовке, левом притоке Дубны. Впервые оно упомянуто в духовной грамоте великого князя Московского Ивана Даниловича Калиты: уезжая в Орду в 1328 г., он поделил свои владения между княгиней и сыновьями, Константинове досталось старшему сыну Семиону. Село было дворцовым промысловым угодьем, его жители занимались охотой и рыбной ловлей для московских князей.


В 1620 г. в селе стояли деревянная церковь Святителей Афанасия и Кирилла Александрийских и полуразрушенный храм Михаила Архангела.

В 1629 г. село - в вотчине матери царя Михаила Фёдоровича, великой государыни, инокини Марфы Ивановны (ум. 1631). В миру она звалась Ксенией Ивановной (урождённая Шестова), в 1585 г. вышла замуж за Фёдора Никитича Романова, племянника царицы Анастасии Романовны, первой жены Иоанна Грозного. Из нескольких рождённых детей выжили только Татьяна и Михаил (будущий царь).

В 1601 г. царь Борис Годунов воздвиг гонения на семью Романовых, Ксения и её муж были насильно пострижены в монашество, монахиню Марфу разлучили с детьми и отправили в ссылку. Победа Самозванца (Лжедимитрия I) дала им свободу. Марфа следовала за бывшим мужем, который стал митрополитом Ростовским Филаретом. Захваченный сторонниками Лжедимитрия II при разорении Ростова, он был отвезён в Тушино. Отбитый правительственными войсками, он вместе с инокиней Марфой и сыном пережил сожжение Москвы поляками во время восстания 1611 г.

В 1612 г. Марфа, выпущенная поляками из Кремля при осаде его войсками Второго ополчения, уехала с сыном в свою костромскую вотчину Домнино.

14 марта 1613 г. она принимала в Костромском Ипатьевском монастыре соборное посольство и, сначала несколько раз отказавшись, всё-таки благословила сына на царство. Вследствие её влияния на юного царя её родственники Салтыковы заняли крупные посты в правительстве и раздавали другим родственникам дворцовые земли. В её покоях в Вознесенском монастыре в Кремле допрашивали обвинённого в порче книг (он был справщиком на печатном дворе) Троицкого архимандрита, своими воззваниями поднявшего народ на освобождение Москвы в 1612 г., Дионисия (Зобниновского). Напуганная обвинением его в ереси, она дала согласие на жестокое наказание безвинного человека. Влияние инокини Марфы упало после возвращения из плена митрополита Филарета, вскоре избранного патриархом.

В 1650 г. царь Алексей Михайлович отдал село Троице-Сергиеву монастырю.

Ныне существующая каменная Сретенская церковь с приделами Святителей Афанасия и Кирилла Александрийских и Вознесения Господня выстроена в 1690 г. иеромонахом Иоасафом Константиновским. В 1695 г. даны два антиминса к освящению церквей Сретения и, в приделе, Святителей Афанасия и Кирилла. Троицкий иеромонах Иоасаф Константиновский, в миру Иван Алексеев Попов, из вдовых священников с. Константиновского, постригся в Троице-Сергиев монастырь, где был иеромонахом, в 1673 г. упоминается библиотекарем, а с 1674 по 1700 г. - ризничим.

26 сентября 1746 г. умер бездетным священник Сретенской церкви с. Константинове Сергий Иванов, а по смерти другого священника Степана Григорьева, его тестя, остались две малолетние дочери. Прихожане Сретенской церкви просили учрежденный Собор Троице-Сергиевой Лавры перевести к ним для священнослужения из с. Иудино (тогда Александровского уезда) вдового священника Ивана Иванова, уступившего место родному брату, бывшему дьячку Василию, с тем чтобы он половину церковного дохода отдавал на пропитание поповым дочерям до их совершеннолетия. Челобитье прихожан было подкреплено прошением, поданным 17 марта 1747 г. женой бывшего диакона Сретенской церкви Алексея Алексеева, вдовой Акилиной Григорьевой и поповыми детьми-сиротами.

В 1764 г. село стало управляться ведомством экономии.

В 1788 г. священником был Никита Степанов, в 1789 г. он уволен за старостью.

В 1789 г. к церкви с. Константинове назначен зять о. Никиты о. Николай Федорович Покровский, выпускник Вифанской семинарии.

В 1814 г. он сдал место сыну, о. Феодору Николаевичу Покровскому, который также окончил Вифанскую семинарию.

В 1831 г. о. Феодор умер от чахотки.

В Константинове был переведён священник Закубежского погоста Афанасий Васильевич Широгоров, в 1839 г. он умер, и место утверждено за учеником Вифанской семинарии Иваном Широгоровым.

С 1839 г. временно исправлял должность священника Сретенского храма заштатный священник с. Рождествино Иоанн Петрович Талицкий.

В 1843 г. священником Сретенской церкви назначен зять Широгоровых Пётр Вуколович Беляев, из студентов (то есть лучших учеников) Вифанской семинарии, «он был депутатом, 7 лет благочинным. В 1871 г. о. Пётр умер от холеры. Его вдова Мариамна Афанасьевна стала просвирней.

В 1884 г. с ней жили её больной сын Павел, бывший законоучитель Меленковского городского училища, и сестра Наталья Афанасьевна Широгорова (в 1884 г. ей был 61 год). Другой сын Мариамны Афанасьевны, Алексей (22-х лет), в это время находился на военной службе.

До 1872 г. причт состоял из священника, диакона, дьячка и пономаря. Потом из священника и псаломщика. В 1871 г. определён к служению при Сретенской церкви священник Архангельской церкви того же села Николай Александрович Беляев.

В 1874 г. он перемещён к Сретенской церкви. Отец Николай по окончании Владимирской семинарии был рукоположен во священника к Архангельскому храму с. Константинове Был законоучителем в Константиновском училище.

В 1872 г. награждён набедренником, в 1878 г. - скуфьёй, с 1979 г. был уполномоченным съездов. В 1880 г. утверждён смотрителем свечного склада, с 1881 г. благочинный, в 1883 г. награждён камилавкой. Дьячком-псаломщиком при Сретенском храме служил Алексей Степанович Елховский. Церковным старостой с 1875 г. состоял александровский купец Иван Иванович Соколов. Он много жертвовал на Сретенский храм.

В 1810 г. возведена высокая четырёхъярусная колокольня Сретенского храма (разрушена в советское время).

В 1819 г. пристроенная тёплая церковь Афанасия и Кирила расширена на престол в честь Вознесения Господня.

В 1821 г. придел освящён.

В 1834-1835 гг. эти приделы вновь перестроены и в 1836 г. освящены.

В 1852 г. стены над северным приделом надстроены и подведены под общую кровлю со Сретенской церковью. К ограде с юга были пристроены лавки для торговли во время ярмарок. К северной стороне колокольни пристроен каменный двухэтажный дом, в котором помещались начальное приходское училище и богадельня.

В 1825 г. вместо второго деревянного храма (Михаила Архангела) был построен каменный храм Михаила Архангела с приделом Владимирской иконы Божией Матери и с колокольней.

В храмозданной грамоте 1819 г. написано: «Благословили мы по прошению Епархии нашей Александровской округи села Константиновского священника Василия Васильева, всех приходских людей и строителя церкви крестьянина Степана Егорова, вместо того села деревянной Архангельской церкви построить вновь каменную в то ж наименование на удобном и отдалённом от обывательских и прочих домов месте».

В 1873 г. был образован Константиново-Никольский приход, в который входили Сретенская и Архангельская церкви с. Константинове и Никольский храм в с. Никольском (ныне Никульское). Главным храмом прихода определён Сретенский, приписными - Архангельский и Никольский. Приход состоял из сёл Константинове (в котором числилось 406 ревизских душ), Никольского (156 душ) и деревень Бабоши-но (129 душ), Гусарни (18), Базакино (35), Чернецкой (52), Козлово (94), Ясниково (31), Алмазово (10), Чирково (31), Гривино (26), Кисляково (65), Грачёво (49), Прикащицкой (50), всего в приходе было 1152 ревизские души. К приходу был назначен штат: 2 священника и 2 псаломщика.

В 1876 г. в Сретенской церкви служили священник Николай Беляев, дьячок Алексей Стефанович Елховский (1830-1908, убит в с. Константинове в сане диакона), пономарь Павел Орлов.

С 1865 по 1874 г. в Архангельской церкви служил священник Николай Беляев.

С 1874 г. - о. Павел Петровский, в 1876 г. утверждённый настоятелем Константино-Никольского прихода. В советское время храм разрушен.

В 1873 г. Архангельскую церковь обозревал архиепископ Владимирский и Суздальский Антоний (Павлинский (ум. 1878), управлял епархией с 1866 по 1878 г., с 1852 г. епископ Острогожский, викарий Воронежской епархии, с 1853 г. епископ Старорусский, викарий Новгородской епархии, с 1854 г. епископ Архангельский и Холмогорский, с 1857 г. Нижегородский и Арзамасский, с 1860 г. Волынский и Житомирский, с 1862 г. архиепископ). В Сретенской церкви он слушал литургию и совершил молебствие в сослужении с местным благочинным о. Алексием Язвицким и тремя приходскими священниками.

В 1883 г. в Архангельской и Сретенской церквах был архиепископ Владимирский и Суздальский Феогност, он посетил местного благочинного о. Николая Беляева и настоятеля Архангельского храма о. Павла Петровского и обедал у церковного старосты И.И. Соколова.

В 1845 г. в с. Константинове открыто училище. До 1873 г. оно было в ведении Владимирской палаты государственных имуществ. В училище обучалось до 50 мальчиков, с 1879 г. число учащихся возросло до 100 человек. Увеличение учащихся вдвое стало возможным благодаря новому каменному 2-этаж-т ному зданию училища, построенному его попечителем, купцом и местным землевладельцем Иваном Ивановичем Соколовым.

В 1884 г. при училище состояли два учителя: Дмитрий Васильевич Нарбеков (21 г.) и Владимир Сергеевич Соколов (20 лет).

В 1859 г. в с. Константинове было 139 дворов и 1003 жителя. После отмены крепостного права в 1861 г. село стало центром волости, в нём появились волостное правление и канцелярия станового пристава.

В с. Константинове родилась преподобномученица Анна (Макандина Анна Алексеевна; 5 ноября 1892 -14 марта 1938, память 1 марта и в Соборе новомучеников и исповедников российских), послушница. Она родилась в крестьянской семье, окончила сельскую школу.

В 1914 г. поступила послушницей в московский Алексеевский монастырь, трудилась на кухне.

В 1924 г. монастырь был закрыт, Анна поселилась вместе с монахинями на частной квартире; они сохраняли монашеские правила и устав, зарабатывали шитьём одеял.

В 1930 г. власти приняли решение об аресте всех насельников и насельниц закрытых монастырей, 28 декабря Анна была арестована.

Особое совещание при коллегии ОГПУ приговорило Анну к трём годам ссылки в Архангельскую область.

По окончании ссыпки в 1934 г. она вернулась в с. Константиново.

22 февраля 1938 г. была вновь арестована по обвинению «в распространении провокационных слухов о скором падении советской власти» и заключена в тюрьму г. Загорска (ныне Сергиев Посад). На допросах виновной себя не признала.

Расстреляна по приговору тройки УНКВД по Московской области от 8 марта 1938 г. и погребена в общей безвестной могиле. Прославлена Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 г.

В 1931 г., Сретенский храм был закрыт.

В нём служил священник Феодор Дорофеев (1885-1937, священномученик). Отец Феодор и прихожане принялись усиленно хлопотать о открытии. О. Феодор продолжал служить молебны в домах прихожан.

В декабре 1932 г. священник и наиболее активные из членов двадцатки были арестованы по обвинению в создании антисоветской контрреволюционной группировки церковников, которая будто бы ставила своей целью срыв мероприятий советской власти и развал колхозов; они будто бы собирали нелегальные собрания крестьян, на которых читали и разъясняли в антисоветском духе религиозную и антисемитскую литературу, возбуждая таким образом суеверия в отсталых группах населения. Кроме этого, о. Феодор был обвинён в том, что во время богослужений призывал верующих оказать помощь храму.

Феодор Дорофеев родился 7 июня 1885 г. в д. Козлаково Андреевской волости Владимирской губернии в семье крестьянина Евфимия Дорофеева. Окончил Владимирскую Духовную семинарию.

В 1906 г. женился на Александре Нарбековой, родители которой были крестьянами той же деревни. Был рукоположен в сан диакона и служил в храме с. Выпуково Александровского уезда Владимирской губернии. По рукоположении в сан священника служил в Сретенском храме в с. Константинове. После ареста священник не признал себя виновным.

В 1933 г. «тройкой» ОГПУ приговорён к 5 годам заключения в исправительно-трудовом лагере. По возвращении из заключения стал служить в храме с. Затьково Талдомского района.

31 октября снова арестован, обвинён в антисоветской деятельности, в том числе среди детей, в срыве подготовки к 1 мая, в призывах к народу о посещении церкви. Священник возводимых на него ложных обвинений не признал.

5 декабря 1937 г. приговорён к расстрелу и 10 декабря расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

С 1936 г. в Константиновской больнице работала лаборанткой мученица Татьяна (Гримблит). Она родилась 14 декабря 1903 г. в г. Томске в православной семье служащего акцизного управления Николая Гримблита.

Образование получила в Томской гимназии, которую она окончила в 1920 г. В том же году скончался её отец, и она поступила воспитательницей в детскую колонию «Ключи». Татьяна взяла себе за правило все зарабатываемые средства, а также то, что ей удавалось собрать в храмах г. Томска, менять на продукты и вещи и передавать тем, кто оказался в Томской тюрьме. Приходя в тюрьму, она спрашивала у администрации, кто из заключённых не получает продуктовых передач, и тем передавала.

В 1923 г. Татьяна повезла передачи нуждающимся узникам Иркутской тюрьмы. Ее арестовали, предъявив обвинение в контрреволюционной деятельности, которая заключалась в благотворительности заключённым, но через четыре месяца освободили.

В 1925 г. ОГПУ снова арестовало Татьяну Николаевну за помощь заключённым, на этот раз её освободили через несколько дней. Она продолжила своё служение страждущим. К этому времени она познакомилась со многими выдающимися архиереями и священниками Русской Православной Церкви, томившимися в тюрьмах Сибири. Её активная благотворительная деятельность всё более привлекала внимание сотрудников ОГПУ и раздражала безбожников.

Татьяна Николаевна вместе с некоторыми другими арестованными священниками рассматривалась как вдохновительница тихоновского движения в губернии. Ожидалось, что «с удалением их из губернии значительно поколеблются устои тихоновской организации». Документы дела были препровождены в ОГПУ в Москве, а после того, как здесь было принято решение о репрессиях против арестованных, 26 марта 1926 г. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ постановило выслать Татьяну Николаевну в Зырянский край на три года. 1 июля 1926 г. она была доставлена по этапу в Усть-Сысольск.

15 июля 1927 г. Особое Совещание при Коллегии ОГПУ постановило выслать Татьяну Николаевну этапом через всю страну в Казахстан на оставшийся срок. 15 декабря она прибыла в Туркестан.

19 декабря 1927 г. Особое Совещание постановило освободить её, предоставив право жить, где пожелает. О том, что она освобождена, сотрудники ОГПУ в Туркестане сообщили ей только 10 марта 1928 г., и 16 марта Татьяна Николаевна выехала в Москву. Она поселилась неподалеку от храма святителя Николая в Пыжах, в котором служил хорошо ей знакомый священник архимандрит Гавриил (Игошкин). Татьяна стала постоянной прихожанкой храма Николы в Пыжах, где пела на клиросе.

Вернувшись из заключения, она стала ещё активней помогать оставшимся в ссылках и находящимся в тюрьмах заключённым, многих из которых она теперь знала лично. Посещения заключённых и помощь им стали её подвигом и служением Христу. По выражению многих святителей, стяжавших впоследствии мученический венец, она была для них новым Филаретом Милостивым. В подвиге милосердия и помощи, безотказности и широте этой помощи ей не было равных.

В начале 1930-х гг. поднялась новая волна гонений на Русскую Православную Церковь. Сотни священнослужителей и мирян были арестованы в Москве, среди них 14 апреля 1931 г. и Татьяна. Через несколько дней следователь допросил её. Она рассказала, что действительно помогала ссыльным и заключённым, помогая всем, вовсе не интересуясь, церковные это люди или нет, и даже по политическим ли они осуждены статьям или по уголовным, для неё было важно только то, что они нуждались и не имели того, кто бы им помогал.

30 апреля 1931 г. Особое Совещание приговорило Татьяну к трём годам заключения в концлагере, и она была отправлена в Вишерский исправительно-трудовой лагерь в Пермской области. Там она изучила медицину и стала работать фельдшером, что как нельзя лучше соответствовало выбранному ею подвижническому пути - беззаветному служению ближним.

В 1932 г. она была освобождена с запретом жить в двенадцати городах на оставшийся срок. Местом жительства она избрала г. Юрьев-Польский Владимирской области. После окончания срока в 1933 г. поселилась в г. Александрове Владимирской области и устроилась фельдшером в больнице.

В 1936 г. она переехала в с. Константинове и стала лаборанткой в Константиновской районной больнице. Работая зачастую много больше, чем полагалось по её обязанностям, она все свои средства, а также и те, что ей жертвовали для узников верующие люди, отдавала на помощь находящемуся в заключении духовенству и православным мирянам, со всеми ними ведя активную переписку.

В её заботе о страждущих была ощутима не только материальная помощь, но и поддержка словом в письмах, которые она им посылала. Для некоторых она в иные периоды становилась единственным корреспондентом и помощником.

Больше всего из земных мест Татьяна Николаевна любила Дивеево, куда часто приезжала и где служил её духовный отец, протоиерей Павел Перуанский.

В одном из писем, написанном 5 сентября 1937 г. архиепископу Аверкию (Кедрову) находившемуся в то время в ссылке в Башкирии, беспокоясь о его судьбе, так как тогда отовсюду стали приходить известия об арестах духовенства и мирян, она писала: «Дорогой Владыка Аверкий! Что-то давно мне нет от Вас весточки. Я была в отпуске полтора месяца. Ездила в Дивеево и Сэров. Прекрасно провела там месяц. Дивно хорошо. Нет, в раю не слаще, потому больше любить невозможно. Да благословит тех людей, яркая красота души которых и теперь передо мной. Крепко полюбила я те места, и всегда меня туда тянет. Вот уже третий год подряд бываю там, с каждым разом всё дольше. Навсегда б я там осталась, да не было мне благословения на то. А на поездку во время отпуска все благословили. Откликайтесь, солнышко милое. А то я беспокоюсь, не случилось ли с Вами чего недоброго. Напомните мне географию. Далеко ли Бирск от Уфы? Пишите мне, я уже крепко соскучила о Вас, родной мой».

Вечером в тот день, когда Татьяна писала письмо, она была арестована. Уходя в тюрьму, она оставила записку подруге, чтобы та обо всём происшедшем уведомила её мать.

После допросов Татьяна была помещена в тюрьму в Загорске. 13 сентября 1937 г. следствие было закончено и составлено обвинительное заключение.

22 сентября 1937 г. Тройка НКВД приговорила Татьяну Гримблит к расстрелу. На следующий день она была отправлена в одну из Московских тюрем, где перед казнью с неё была снята фотография для палача.

Татьяна Николаевна Гримблит расстреляна 23 сентября 1937 г. и погребена в общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

В советское время с. Константинове стало районным центром.

Храм Сретения закрыт, разрушены его главы, обезличен северный придел, разрушена колокольня, в здании разместился клуб.

После Великой Отечественной войны Константиновский район присоединён к Загорскому.

В 1999 г. храм возвращён верующим.

Московская обл., c. Константиново

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

С. Константиново. Церковь Сретения адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда
Всё самое интересное ещё дальше...