Атмосфера мест

Церковь Святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Село Красное (в древности Пахово) стоит на р. Страдани, впадающей в Пахру. В 1627 г. оно принадлежало двоюродному брату и ближнему боярину царя Михаила Феодоровича, князю Ивану Борисовичу Черкасскому. Его подпись, в ту пору стольника, стоит на соборном определении 1598 г. об избрании на царство Бориса Годунова. В 1599 г. при опале на Романовых был схвачен и Иван Борисович. В дом Черкасских приходил Григорий Отрепьев (будущий Лжедимитрий), который от князя Ивана «честь приобретал».


В 1601 г. боярский приговор определил князю самую высшую меру наказания из всех обвиняемых - ссылку в Сибирь, а его имущество отписали на государя.

В 1602 г. ему было велено жить в Нижнем Новгороде, в том же году он возвращён в Москву. У царя Василия Шуйского Черкасский был кравчим, в 1610 г. в битве с поляками на р. Ходынке командовал одним из полков.

В 1611 г. попал в плен к владимирцам, поддерживавшим кандидатуру польского королевича Владислава на российский престол. Избрание царя Михаила Феодоровича Романова произвело крутой поворот в жизни князя Черкасского. Он в числе трёх бояр (с И.Ф. Шереметевым и И.Н. Романовым) вошёл в постоянный совет при государе.

В 1613 г. стал боярином (раньше спасителя России князя Д.М. Пожарского). В 1618 г. Иван Борисович был послан в Ярославль собирать ратных людей на помощь Москве, осаждённой поляками. Войско князя разбило отряды поляков, посланные разорять северные русские области, в Ярославском, Устюжском и Белозерском уездах. С 1624 по 1639 г. Иван Борисович управлял Стрелецким, Иноземным, Рейтарским, Аптекарским, Казённого двора и Большой казны приказами. Он постоянно находился при особе государя, сопровождал его на богомолья; присутствовал на приёмах послов, деятельно участвовал в выборе Царских невест (в 1624 и 1626 гг.)

В 1638 г., в связи с угрозой набега татар, послан с войсками под Тулу. Во время поездки царя в 1649 г. на богомолье во Владимир князь Черкасский «ведал Москву». Он был одним из самых богатых людей в столице. Детей не имел, и по его смерти 4 апреля 1642 г. все богатства перешли к двоюродному брату, ближнему боярину и воеводе, князю Якову Куденетовичу Черкасскому, которому стало принадлежать и Красное (до 1648 г.).

В 1641 и 1645 гг. князь Яков посылался с войсками под Тулу для охраны границ от татар.

В 1649-1650 гг. он ведал Стрелецкий и Иноземный приказы и Новую Четь. Один из самых выдающихся полководцев царя Алексея Михайловича, Черкасский в 1654 г., во время войны с Польшей, был назначен первым воеводой в большом полку, в котором находился и сам царь. Князю сдались Дорогобуж, Орша, Шклов, он разбил войска гетмана Радзивилла, а в 1655 г. гетмана Гонсевского, и взял столицу Литвы Вильно, города Ковно и Гродно, двинулся на Варшаву, но против русских выступили шведы. Князь повернул на них, занял много городов и осадил Ригу. Возобновилась война с Польшей, и в 1663 г. князь Яков опять стал во главе армии, но в эту кампанию Действовал нерешительно и в 1664 г. был отозван. Последние годы провёл вдали от тревог военной жизни, в удалении от царского двора.

Скончался в 1666 г. Красное в 1648 г. пожаловано боярину Илье Даниловичу Милославскому (ум. 1668).

В 1643 г. в чине стольника он был послан в Турцию, в 1647 г. - в Голландию с известием о вступлении на престол царя Алексея Михайловича и с заданием вербовать на русскую службу иностранных специалистов.

В 1648 г. на его дочери Марии женился царь Алексей Михайлович, а на другой дочери, Анне, - воспитатель царевича Алексея, с 1645 г. практически правитель государства, боярин Борис Иванович Морозов. Против его злоупотреблений в 1648 г. в Москве и других городах поднялось восстание, и после устранения Морозова во главе правительства стал Илья Данилович. Он владел железоделательными и поташными заводами, предпринимал крупные торговые операции. От И.Д. Милославского Красное перешло к его племяннику Ивану Михайловичу Милославскому (ум. 1685), ярому противнику партии Нарышкиных и молодого царя Петра Алексеевича, одному из организаторов стрелецкого восстания 1682 г. Иван Михайлович в чине окольничего, затем боярина возглавлял важные приказы: Челобитный (1661-1662), Аптекарский (1668-1670), Владимирскую, Галицкую и Новгородскую четверти (1677-1680), Большого прихода, Большой казны, Иноземный и Рейтарский (1677-1682), Пушкарский (1678-1680,1682), Казённый (1679-1680). После смерти старших членов рода и воцарения Феодора Алексеевича (Милославского по матери) Иван Михайлович возглавил семейную придворную партию и фактически диктовал свою волю правительству.

Его властолюбие способствовало тому, что придворные, в 1676 г. не позволившие осуществить переворот в пользу Петра из страха перед властным характером А.С. Матвеева, в начале 1680-х гг. организовали заговор с целью устранения Ивана Михайловича. Сильным орудием для этого явился союз близких к царской семье дворян Языковых, Лихачёвых и Апраксиных, в 1681 г. оттеснивших Ивана Михайловича от царя Феодора и лишивших его не только власти, но и участия в жизни двора. Зимой 1682 г. смертельная болезнь царя заставила думать о том, кто будет его преемником. Большинство придворных, не желая возвращения власти Милославских при 16-летнем Иване, выступило за Петра (по матери Нарышкина). Иван Михайлович не смог повлиять на события, и переворот успешно осуществился.

В 1682 г., во время восстания стрельцов, сопровождавшегося убийством А.С. Матвеева и многих представителей семьи Нарышкиных, Иван Михайлович пытался вернуться к власти, но коалицию Милославских возглавила царевна Софья, сумевшая «утишить» восставших стрельцов и солдат. Напуганный в детстве убийствами, происходившими у него на глазах, царь Пётр Алексеевич не простил своего страха Ивану Михайловичу, которого Нарышкины изобразили возмутителем стрельцов, и при удобном случае варварски надругался над останками почившего боярина. После смерти И.М. Милославского вотчину унаследовал грузинский царевич Александр Арчилович Имеретинский, женатый на Федосье Михайловне Милославской. «Сей царевич, быв ровесником и с младых лет наперсником» Петра I, вместе с царём в 1697 г. выехал за границу в составе Великого посольства, в Гааге изучал артиллерийское дело. В 1700 г. ему было поручено ведать Пушкарский приказ.

Царевич Александр командовал артиллерией в неудачной для русских битве под Нарвой (1700) и умер в шведском плену. Вплоть до 1703 г. Красное упоминалось как сельцо, то есть населённый пункт, в котором есть усадьба помещика, но нет церкви. При царевиче Имеретинском в Красном был выстроен двор вотчинников. Мысль о построении храма пришла Александру Арчиловичу в конце 1690-х гг. Уже в бытность его в плену, по заказу его отца, имеретинского царя Арчила Вахтанговича, в ту пору жившего в Москве, в 1706 г была возведена церковь Святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова (освящена в 1710 г. архимандритом Московского Донского монастыря Лаврентием).

Правый придел построен и освящён в 1786 г. архимандритом Саввино-Сторожевского монастыря Феофилактом в честь Первоверховных апостолов Петра и Павла, левый, после 1795 г., в честь Преподобного Александра Свирского. Приделы пристроены князем Александром Петровичем Дадианом (1753-1816). После разорения французами в 1812 г. храм вновь освящался, придел Преподобного Александра Свирского был переосвящён во имя Благоверного князя Александра Невского. Притвор с парными колокольнями пристроен к зданию церкви в XIX в.

При храме издавна причт: священник, дьячок и пономарь. В 1774 г., по желанию князя Дадиана, прибавлен диакон.

В 1850 г. в храме с. Красного служил священник Сергий Стефанович Грузинский. Его жена - Надежда Николаева, внучка священника Николая Петрова, который служил в храме при князе Дадиане. Князь дал ему в вечное владение землю и дом.

После смерти царевича Александра в 1711 г. Красное перешло к его родной сестре, царевне Дарье Арчиловне. По её духовному завещанию в 1728 г. имение унаследовала её племянница, царевна Софья Александровна Имеретинская (1691-1747), бывшая замужем за генерал-майором князем Егором Леонтьевичем Дадьяном (1683-1765), сыном владетеля Мингрелии Левана IV, который с 1700 г. жил в Москве и исполнял обязанности переводчика при сношениях проживавших в Москве грузин с петербургским двором, через него велась переписка с Грузией. После него село принадлежало князю Петру Егоровичу Дадиану (1716-1784). Красным владело семейство Салтыковых. При них в середине XVIII в. сформировался усадебный ансамбль. Первоначально все его постройки были созданы в стиле барокко.

Тогда же был разбит регулярный парк с пятью прудами геометрической формы: круглыми и прямоугольными, соединёнными каналами. Помимо декоративного значения, пруды служили живорыбными садками. Усадебный дом с флигелем, сооружённый в середине XVIII в., через сто лет был перестроен. После смерти владельца села, лейб-гвардии Конного полка ротмистра Глеба Алексеевича Салтыкова (ум. 1775), Красное унаследовала его вдова Дарья Николаевна (1730-1801), урождённая Иванова, она вошла в историю под именем Салтычихи и «людоедки». Оставшись после мужа полной владелицей 600 крестьян, она в течение 7 лет замучила до смерти 139 человек, преимущественно женщин, в том числе нескольких девочек 11-12 лет. Салтычиха приводила себя в истерическое состояние, придираясь к несчастным жертвам за якобы плохо вымытые полы или выстиранное белье, и начинала наносить побои скалкой, вальком, палкой и поленьями.

Затем по её приказанию конюхи и гайдуки били «провинившуюся» розгами, батогами, кнутом и плетьми. Под крики барыни: «Бейте до смерти!» - последние нередко исполняли в точности её приказание. В случаях особого исступления опаливала своей жертве волосы, била об стену головой, обливала кипятком, брала за уши горячими щипцами, кидала девочек с высокого крыльца, морила голодом и т. д. Дворянина Тютчева из-за отвергнутой им любви покушалась убить вместе с его женой. О её злодействах ходили по Москве слухи, так как её крепостные обращались с жалобами, но благодаря влиятельному родству и подаркам всё заканчивалось наказанием и ссылкой жалобщиков. Наконец, двум крепостным, у которых она убила жён, удалось летом 1762 г. подать просьбу Екатерине II. Юстиц-коллегия произвела следствие, длившееся 6 лет, на котором обвиняемая ни в чём не призналась. В 1768 г. коллегия, установив, что Салтычиха «немалое число людей своих мужска и женска пола бесчеловечно, мучительски убивала до смерти», приговорила её к смертной казни, но казнь была заменена. Лишённая дворянства и фамилии, «Дарья Николаева дочь» была возведена в Москве на эшафот, прикована к столбу (на шее повешен лист с надписью «Мучительница и душегубка») и после часового стояния заключена в подземную тюрьму в московском Ивановском девичьем монастыре, где и сидела до 1779 г. под сводами церкви, а затем до самой смерти в застенке, пристроенном к стене храма.

По делу Дарьи Салтыковой был обнародован императорский указ от 10 декабря 1768 г., в котором объявлялось: Дарью Салтыкову «приковать, стоящую на эшафоте к столбу, прицепить на него лист с надписью «мучительница и душегубка»... затем заключить её в железы, отвести оттуда её в один из женских монастырей, находящихся в Белом или Земляном городе, и там посадить в нарочно сделанную подземельную тюрьму, в которой по смерть её содержать таким образом, чтобы она ниоткуда в ней свету не имела. Пищу ей обыкновенную старческую подавать туда со свечою, которую опять у ней гасить, как скоро она наестся. А из того заключения выводить её во время каждого церковного служения в такое место, откуда бы она могла оное слышать не входя в церковь... что с нею, Дарьею, и исполнено...» Салтыкова ни разу не обнаружила раскаяния. От связи с караульным солдатом имела ребенка. Сообщники Салтычихи - крепостные, дворовые люди и священник, который отпевал и хоронил замученных как умерших естественной смертью, - по приговору Юстиц-коллегии были наказаны кнутом с вырезанием ноздрей и сосланы в Нерчинск на вечные каторжные работы

У Салтычихи было двое сыновей. Николай (ум. 1775) был женат на графине Анастасии Фёдоровне Головиной (1753-1818), они имели сына Фёдора (ум. 1795) и дочь Елизавету (ум. 1852), которая вышла замуж за графа Гавриила Карловича де-Реймон (ум. 1833). Николая Салтычиха пыталась однажды зарезать, бросившись на него с кинжалом.

Второй сын - Фёдор (1750-1801). После смерти последнего и самой Салтычихи Красное, как выморочное имение, перешло к племяннику её мужа Николаю Ивановичу Салтыкову (1736-1816). Он, сын генерал-аншефа Ивана Алексеевича Салтыкова от брака с графиней Анастасией Петровной Толстой, начал службу рядовым в лейб-гвардии Семёновском полку. Во время Семилетней войны принимал участие во многих сражениях с пруссаками и после битвы при Куннерсдорфе был пожалован в полковники. В 1765 г., уже в чине генерал-майора, командовал русскими войсками в Польше, а при начале 1-й Русско-турецкой войны участвовал в военных действиях при осаде Хотина, за что получил чин генерал-поручика и орден Святого Александра Невского. Тотчас после этого Салтыков уехал для лечения за границу, где провёл три года. По возвращении в 1775 г. в Россию он был осыпан милостями: императрица Екатерина назначила его вице-президентом Военной коллегии, произвела в генерал-аншефы и определила гофмейстером при дворе наследника престола, великого князя Павла Петровича, чем выразила особое к нему доверие.

На этом месте Салтыков проявил глубокий такт и умение приспособляться к обстоятельствам: одинаково пользовался расположением как императрицы, так и её наследника, и поддерживал между ними добрые отношения. Салтыков ездил в 1776 г. в Берлин на обручение великого князя с принцессой Вюртембергской, впоследствии великой княгиней Марией Феодоровной, а в 1781 и 1782 гг. сопровождал великокняжескую чету в путешествии за границу. Затем императрица Екатерина возложила на Салтыкова новую величайшую обязанность - быть главным воспитателем великих князей Александра и Константина Павловичей. Салтыков, отлично изучивший придворную науку, заботился главным образом о том, чтобы приучить своих воспитанников лавировать между противоречивыми требованиями их родителей, с одной стороны, и царственной бабки, с другой; в других отношениях Салтыков, по отзыву современников, был самым неспособным педагогом и воспитателем.

В конце своего царствования Екатерина II пожаловала Николаю Ивановичу графское достоинство и до 5000 душ крестьян и поручила ему управление Военной коллегией. При императоре Павле Салтыков был пожалован в генерал-фельдмаршалы, но значения не имел. Александр I в годину Отечественной войны назначил его председателем Государственного совета и Комитета министров, на время своего отсутствия (кампания 1813 и 1814 гг.) поставил в положение регента государства и 5 августа 1814 г. возвёл в княжеское достоинство с титулом светлости. Уклончивость, хитрость, умение жить и ладить с людьми были преобладающими качествами в характере и уме Николая Ивановича. Эгоист и гибкий царедворец, Салтыков, по словам князя И.М. Долгорукого, близко его знавшего, «внутренне любил только себя и неспособен был благодетельствовать, когда требовалась на то некоторая упругость в характере, настойчивость в поступках и твердость в правилах». В домашних делах Салтыков подчинялся всецело влиянию жены своей, Наталии Владимировны, урождённой княжны Долгоруковой (1737-1812). Они стали супругами в 1762 г., в 1793 г. графиня была пожалована в действительные статс-дамы, в 1797 г. получила екатерининскую ленту.

Погребена в с. Черкутино (Владимирская область). Наталия Владимировна Салтыкова, в молодости отличавшаяся красотой, но слабая и болезненная, по словам современника, «была умна, лукава и скупа» и мало показывалась в обществе. Научившись от матери всяким старинным русским приметам, она их придерживалась до суеверия и пользовалась ими как могла, чтобы избавиться от скучных светских обязанностей. Екатерина II не любила её и не обращала на неё никакого внимания. Великий князь Павел Петрович, при котором её муж состоял с 1773 г., также не был расположен к Салтыковой; не любили её и при дворе великого князя Александра Павловича. Тщательно избегая придворных собраний, она редко выходила из комнат, которые муж занимал во дворце, и уверяла всех, что никогда ничего не знает о том, что делается. Это не мешало ей, однако, всячески выдвигать мужа и интриговать против других.

В дни Отечественной войны 1812 г. Красное на короткое время оказалось в центре событий. Со стороны Подольска через село на Калужскую дорогу вышла кутузовская армия, сопровождаемая по ночам заревом горящей Москвы. Русские авангардные части подошли уже вечером 6 (18) сентября. На следующий день прибыли главные силы, остальные войска и обозы продвигались к Калужской дороге ещё в течение двух дней. Со стороны Москвы, на Десне, армию прикрывал 8-й корпус генерала Милорадовича, а со стороны Подольска - 6-й корпус Раевского и кавалерия князя Васильчикова, расположенные в деревне Луковня. Линия русских аванпостов тянулась по всему левому берегу Пахры от Поливанова до слияния Пахры с Десной и по правому берегу Десны.

В первые три дня армия отдыхала «в полной беспечности», занимаясь обустройством лагеря. В Красном Кутузов издал первые после Бородинского боя распоряжения «к образованию правильного управления по движению армии», была реорганизована квартирмейстерская служба, генерал-квартирмейстером был назначен М.Ф. Толь. Из Красного на Смоленскую дорогу, для действия на коммуникациях французов, в район Перхушкова был отправлен отряд генерал-майора И.С. Дорохова. Движение французов из Подольска на Вороново вынудило русскую армию отступить на позиции у с. Тарутино. В Красной Пахре был Наполеон. Отсюда он повернул французскую армию и просёлочными дорогами вывел её на Боровскую дорогу к с. Фоминскому.

После смерти Николая Ивановича Салтыкова селом владел его сын, светлейший князь Александр Николаевич Салтыков (1775-1837), капрал в 1775 г., в 1787 г. он был уже подпоручиком Семёновского полка, а 25 марта 1790 г. пожалован в камер-юнкеры. В царствование Павла I, в 1 796 г., пожалован в камергеры, в 1798 г. в тайные советники и командором Мальтийского ордена, а в следующем году, 16 марта, - гофмейстером ко двору великой княжны Марии Павловны. Со вступлением на престол Александра I, с которым он вместе рос, но который к нему не благоволил из-за «каких-то детских ссор», Салтыков был переведён в 1801 г. членом в Коллегию иностранных дел. В 1805 г. по случаю отпуска на два года за границу графа Ю.А. Головкина, на чьей дочери Наталье он был женат с апреля 1801 г., исправлял должность обер-церемониймейстера высочайшего двора. В следующем году назначен сенатором, а в 1806 г. товарищем (заместителем) министра иностранных дел и с 16 марта 1807 г. управлял министерством до возвращения министра барона Будберга, ездившего с государем за границу. 4 февраля 1810 г. назначен членом Государственного совета и 12 июля - директором Комиссии погашения долгов. 9 апреля 1813 г. Салтыкову вновь поручено было управлять Министерством иностранных дел, за отсутствием канцлера, графа Румянцева, и присутствовать в Комитете министров. 12 декабря того же года он был уволен от управления министерством, а 5 марта 1817 г. - «от всех дел, по расстроенному здоровью».

С 1814 г. он сделался светлейшим князем по случаю пожалования этого титула его отцу. Современники очень лестно отзывались о князе Салтыкове: одни называли его милым человеком, другие восхваляли его любовь к справедливости и праведным требованиям, Карамзин считал его человеком умным и приятным и писал Дмитриеву, что «в Петербурге немного таких людей». Вообще по уму, благородству характера, по образованию его признавали выдающимся человеком своего времени. Современник так изобразил князя А.Н. Салтыкова: «Он был бледен, сух и казался старее своих лет. Выросши с императором Александром, он имел в манерах что-то с ним сходное: важность без спеси и учтивость, удерживающую всякую короткость. Умственным образованием он мало отличался от других вельможских детей того времени: напитан французской литературой, проникнут духом французской аристократии и исполнен знания французской истории. На французском языке изъяснялся лучше, чем на природном; на нем, однако же, не упускал случая искренно хвалить свое отечество. Общее мнение сильно его поддерживало: предполагаемые в нем познания, вид спокойствия, непоколебимости, любовь к отчизне заставляли в нем видеть истинно великого государственного человека». Князь А.Н. Салтыков умер в Москве 27 января 1857 г. и похоронен в Донском монастыре.

В 1801 г. за графа (с 1814 г. светлейшего князя) Александра Николаевича Салтыкова вышла замуж дочь обер-камергера Юрия Александровича Головкина (1762-1846) Наталья. По смерти отца, будучи последней в роде, она получила разрешение именоваться с потомством Салтыковой-Головкиной. Современник писал о ней: «Если бы у Натальи Юрьевны не были слишком крупные черты, она могла бы почитаться совершенной красавицей. Молодость, свежесть, кокетство многих сводили с ума. Без большого ума, она была очаровательна до невозможности». Грустно подумать, что она, как и её мать Екатерина Львовна, урождённая Нарышкина (1762-1820), так печально окончила свое поприще: и в 45 лет Катерина Львовна была то же, что в 16: дурна собой и не стара... она была стройна, как 20-летняя дева... наряд её соответствовал стану, прибавьте к тому ловкость, ум, необыкновенную любезность, сильное желание нравиться... и вы без труда поверите, что были люди, которые соглашались её любить... Графиня Головкина уже давно была только по имени супругою...» Встретив Наталью Юрьевну позднее, современник нашёл её «столь же доброй, столь же милой, как и прежде, даже не много состарившеюся, и душевно пожалел о ней, увидев, до какой степени сделалась она нечувствительна к общему неуважению. Горе тем, кои, разрывая со светом связи, удаляются от немых его приговоров для того, чтобы предаваться осуждаемым им наслаждениям!» В 1852 г. с. Красное владели Наталья Юрьевна и её сын Алексей Александрович (1826-?). Высочайше утверждённое 10 декабря 1862 г. мнение Государственного совета дозволило коллежскому асессору, князю Алексею Александровичу Салтыкову принять фамильное имя матери и именоваться князем Салтыковым-Головкиным. Последней владелицей усадьбы была светлейшая княгиня Екатерина Алексеевна Салтыкова-Головкина.

В 1897 г. в семье псаломщика церкви с. Красное Арсентия Троицкого родился сын Иван, у него было начальное образование, но в годы гонений на Церковь он был рукоположен во священника к церкви Архангела Михаила с. Поджигородово (в Клинском районе Московской области). 27 января 1938 г. арестован по ложному обвинению в контрреволюционной агитации и 11 февраля того же года расстрелян.

В советское время храм был закрыт, разрушены главка и колокольни, настоятель храма репрессирован.

В 1991 г. храм был возвращён верующим и восстанавливается.

Московская обл., с. Красное

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда