Атмосфера мест

Церковь Казанской иконы Божией Матери

Ламишино впервые упомянуто в летописи 1504 г. Оно принадлежало Борису Ивановичу Курчеву-Пушкину. В первой четверти XVII в. с. Богородское (Ламишино-тож) находилось в Дмитровском уезде, Мушковском стане, и принадлежало боярину князю Григорию Петровичу Ромодановскому.


В 1627-1628 гг. с. Богородское (Ламишино-тож) переходит к стольнику Льву Афанасьеву Плещееву. Это видно из писцовых книг (1627-1628 гг.), где написано: «За стольником Львом Афанасьевым Плещеевым купленная вотчина с. Богородское (Ламишино-тож) на реке Истре, а в сем дворе вотчинников живут приказчик, да деловые люди, да крестьян 1 двор с 4-мя человеками и деревня Ушаково, на речке Теменке, а в ней три двора крестьянских».

Лев Афанасьевич Плещеев, сын Афанасия Никитича, умер 1645 г.; в 1608 г. он был сторонником Тушинского вора и писал Яну Сапеге, что просит выслать пана Шумницкого из пожалованного ему самозванцем с. Ивановского, в Суздальском уезде, а в следующем 1609 г. он одним из первых перебежал из Тушина к Сигизмунду. В грамоте к боярам, управлявшим государством, Сигизмунд писал о Плещееве и других тушинских дворянах и дьяках, перешедших на его сторону, что они «почали служить преж всех», и что когда они приехали к нему в Смоленск, то «князь Василий Шуйский, будучи на Московском государстве, из мести, дворы их на Москве разорил до основания и животы их все велел пограбити на себя». Вследствие этого, Сигизмунд предписывал наградить их новыми домами и поместными окладами.

В 1610 г. Лев Плещеев пришел из Бежецкой пятины на помощь Салтыкову, приехавшему в Новгород, для приведения жителей к присяге королевичу Владиславу.

В 1611 г. Сигизмунд пожаловал Плещеева в оружейничие на место Измайлова, которого послал на службу в Сибирь.

В 1611 г. Лев Плещеев - стольник, он писал Можайскому воеводе Никулину из Девичьего монастыря из Москвы, чтобы он сообщил «всему войску королевскому» и воеводе Потоцкому, «чтоб спешили к Москве вскоре». В 1613г., 13-го июля, вдень венчания на царство Михаила Феодоровича Романова, Л. Плещеев был одним из десяти стольников, шедших перед царем из царских палат к соборной церкви. В том же году он - рында в белом платье при приеме кизильбашского посла.

В 1614 г. осенью смотрел в кривой стол, когда царь ходил на освящение храма в Рубцово и на богомолье к Троице; в 1616, 1619 и 1625 гг. изредка бывал кравчим у государева стола, в 1624 и 1626 гг. был в числе поезжан на обеих свадьбах царя Михаила Феодоровича и на другой день второй свадьбы был с царем в мыльне.

В 1630 и 1631 г. он присутствовал в Грановитой палате при приеме шведского посланника, а в 1634 г.- при приеме, литовского гонца.

В 1631 -1634 гг. на лошадях Л.Плещеева было отвезено под Смоленск, для продовольствия войска 50 четвертей муки.

В 1637 г. он - казначей.

С 1626 по 1640 гг. включительно, вместе с князем Василием Еншеевичем Сулешевым, стоял у государева стола во время торжественных обедов, а также во время обедов у Троицы, в подмосковном Николо-Угрешском монастыре и в московском Новодевичьем монастыре.

В течение этих пятнадцати лет Плещеев только один раз обедал у государева стола.

В 1641 г. он - воевода в Уфе, в 1643-1644 гг. - воевода в Самаре, а товарищем при нем был сын его Андрей Львович.

В 1644 г., 28-го июля, Плещеевы прислали к царю с сеунчем, что побили калмыков у Яицких вершин и взяли в плен 480 человек. Царь Михаил Феодорович отправил к ним с своим государевым жалованьем, с милостивым словом и с золотыми и велел о здоровье спрашивать.

В 1646 г. с. Богородское (Ламишино-тож) с деревнями Ушаковою и Поновою было уже в вотчине за Александром Львовым Плещеевым, сыном Льва Плещеева, а в селе двор вотчинников, да в селе и двух деревнях 32 двора крестьян, в них 103 человека, деревня Понова стала вновь; нужно полагать, что так называлась сначала деревня Тарлапово.

В 1670 г. этой вотчиной владеет Феодор Львов Плещеев, второй сын Льва Афанасьева Плещеева, так как в приходской книге патриаршего казенного приказа за 1670 г. написано: «В нынешнем году по книге Дмитровской десятины старосты поповского Пречистенского попа Леонтия новоприбылая церковь Нерукотворенного Образа в вотчине Феодора Львова Плещеева, в с. Богородском (Ламишине-тож) обложена данью ...» В селе в 1670 г. построена церковь в честь Спаса Нерукотворного, но в 1678 г. церковь уже значилась как «Нерукотворенного Образа и Пресвятыя Богородицы Казанския».

В 1703 г. в приходе церкви находилось 59 дворов. После Феодора Львова Плещеева с. Богородское (Ламишино-тож) перешло к его детям: Симеону и Феодору Плещеевым. Федор Федорович Плещеев, ум. 22-го ноября 1701 г., в Москве.

В 1694 г. Ф.Плещеев сопровождал Петра в путешествии в Архангельск в 1695-1696 гг. участвовал в Азовских походах, а в 1697 г., вместе с царем Петром I изучал корабельное дело на Остиндской верфи в Амстердаме.

В 1720 г. Василий Андреев Плещеев (сын Андрея Алексеева) свою половину имения продал Анне Ивановне Жеребцовой, которая свою вотчину отдала детям своим Алексею и Николаю Григорьевичам Жеребцовым.

В 1743 г. вотчина с. Ламишина из Дмитровской десятины переходит в Загородную десятину и принадлежит Алексею Григорьевичу Жеребцову, что видно из приходной книги казенного приказа за 1743 г., где написано: «Генваря 28 дня по указу Ея Величества и по определению коллегии экономии велено: имеющуюся в Дмитровской десятине в вотчине действительного камергера Алексея Григорьевича, сына Жереб-цова в с. Богородском (Ламишине-тож) церковь Казанской Пресвятыя Богородицы приписать поблизости к Загородной десятине, а из Дмитровской десятины за дальностью из оклада выключить.

А в 1743 г. - в Ламишино только церковь во имя Казанской Богородицы, с приделом в честь святителя Николая Чудотворца. Алексей Григорьевич Жеребцов, действительный тайный советник, сенатор, родился в 1711 г., умер 5 июля 1777 г. Известно, что 1 января 1742 г., при императрице Елизавете Петровне, А. Г. Жеребцов пожалован из камер-юнкеров в камергеры с чином генерал-майора.

В 1751 г. он был награжден орденом св. Александра Невского, а через четыре года произведен в генерал-лейтенанты с оставлением в придворном звании. 6 октября 1757 г. ему было пожаловано 1.000 душ крестьян в вечное и потомственное владение. Три года спустя Жеребцов, уже в чине генерал-поручика, был назначен сенатором.

В 1762 г. ему было велено отправиться в Москву для присутствования на коронации императрицы Екатерины II. 23 января 1764 г. он был уволен от службы с переименованием в действительные тайные советники. Умер Жеребцов в Санкт-Петербурге, в 1777 г. и погребен в Александро-Невской лавре.

В 1756 г. вотчина пол села Ламишина от старшего брата Алексея Григорьевича Жеребцова переходит к младшему брату Николаю Григорьевичу Жеребцову, который был обер-прокурором правительствующего сената и московским губернатором.

В 1756 г. храм пришёл в крайнюю ветхость, и помещик с. Ламишина, обер-прокурор правительствующего Сената (с 1745-1754, с 1755 г. - действительный тайный советник) и московский вице-губернатор Николай Григорьевич Жеребцов просил дозволения «престолы возобновить, церковь и придел исправить». Но во время осмотра выяснилось, что храм, не разбирая, исправить невозможно.

Николай Григорьевич Жеребцов с осени 1758 г. до 16 августа 1760 г. был в должности московского губернатора.

При следующей владелице с. Ламишино, княгине Марфе Петровне Мещерской, в феврале 1763 г. было разрешено вместо ветхой церкви построить новую, также деревянную, во имя Казанской иконы Божией Матери, уже с двумя приделами: святителя Николая Чудотворца и равноапостольной Марии Магдалины.

В 1765 г. храм был построен и 12 августа 1765 г. дано было дозволение освятить его наместнику Воскресенского монастыря иеромонаху Виссариону. Приделы же в то время ещё не были готовы к освящению, и были освящены значительно позже, уже при сыне княгини М.П. Мещерской, князе Юрии Фёдоровиче Мещерском.

В 1779 г. он писал в прошении, что в деревянной церкви, построенной его матерью, пристроенные приделы: 1) во имя святителя и чудотворца Николая и 2) св. Марии Магдалины готовы к освящению.

Синодальная контора 24 июля 1779 г. дозволила освятить приделы всё тому же иеромонаху Виссариону, который 3 августа освятил придел Николая Чудотворца, и 4 августа - придел Марии Магдалины.

От Ю.Ф. Мещерского в 1788 г. имение переходит к его сестре Елене Фёдоровне Мещерской.

В 1801 г. другая половина Ламишина с дер. Ушаково принадлежала по купчей коллежскому советнику Евтихию Евтихиевичу Бурцеву.

Деревянный храм в Ламишино простоял до 1801 г. В этом году на его месте был поставлен деревянный же храм, перевезённый из с. Тёплого.

В 1801 г. помещики с. Ламишино генерал-майор Пётр Николаевич Жеребцов и коллежский советник Евтихий Евтихиевич Бурцев просили дозволения перевезти и поставить в Ламишино из с. Теплого Русского уезда храм из соснового леса, «который там, за построением каменного, остается праздным». Храм отдавала помещица с. Теплого Саймонова.

Разрешение на перевозку, постройку и освящение на прежнем месте и с прежними названиями приделов было получено 3 июня 1803 г. Этот храм был построен в 1746 г. В нём было 2 престола, после перевозки был достроен ещё один придел.

В декабре 1803 г. придел святителя Николая был готов к освящению.

В 1828 г. в этот храм был сделан новый иконостас.

В 1831 г. внутри храм был обшит парусиной и по местам расписан.

В 1896 г. был расширен придел Святителя Николая.

После построения нового каменного храма деревянный был разобран.

От Евтихия Евтихиевича Бурцева, умершего в1817 г., вотчина полсела Ламишина с деревнями Ушаково и Раково перешла к сыну его Павлу Евтихиевичу Бурцеву, а от него в 1832 г. к брату его штабс-капитану Петру Евтихиевичу Бурцеву, к которому от Дмитрия Александровича Жеребцова в том же 1832 г. перешла и другая половина села Ламишина с деревней Тарлапово. Таким образом владение, Петра Евтихиевича Бурцева составилась из с. Богородскаго (Ламишина - тож) с деревнями: Ушаково, Тарлапово и Раково. Петру Евтихиевичу Бурцеву в это время было 40 лет, жене - его Любови Павловне - 29 лет. Дворов было в с. Ламишино - 22, в Ушакове - 22, в Тарлапове - 16, Ракове - 11; к приходу с. Ламишина в это время принадлежали еще две деревни: Горки - 11 дворов и Васильки 13 дворов; итого во всем приходе было дворов с барскими домами - 98, а всего населения: душ мужского пола - 420, а женского - 450.

Все владения Петра Евтихиевича Бурцева оставались у него до 1861 г. освобождения крестьян от крепостной зависимости, кроме д. Раково, которая в 1855 г. от Бурцева перешла к тайному советнику и кавалеру Петру Степановичу Митусову.

После смерти штабс-капитана Петра Евтихиевича Бурцева имение Ламишино перешло к его дочери Софье Петровне, которая в 1863 г. вышла замуж за художника Николая Васильевича Неврева (1830-1904).

Николай Васильевич - исторический и жанровый живописец. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества; получил звание свободного художника за картину: «Домашняя крестьянская сцена».

К приходу с. Ламишина кроме деревень: Ушаково, Тарлапово, Раково и Бурцевки принадлежат еще три деревни: Горки, Васильки и Кутузово. Сведений об этих деревнях с более давних времен, как только генерального межевания 1770 г., никаких не имеется.

Священник В.П. Смоленский собрал сведения о ламишинских священниках: «О священно-церковнослужителях Казанской с. Ламишина Церкви сохранились следующие сведения: в описании загородной десятины историка священника Холмогорова по церкви с. Богородского (Ламишино-тож) имя первого священника упоминается в 1679 г. - Семен Климов, вторым значится священник Иосиф Абрамов 1705-1715 гг. По словам священнической вдовы, девяностолетней старушки Екатерины Михеевой Павловской, которая имела мужа, отца и деда священниками с. Ламишина, после о. Иосифа священником был Адриан, a после него сын его Леонтий Адрианов Багрецов. Он служил в 1770-х гг., в это время было генеральное межевание земли, при котором он присутствовал, и его подпись значится на плане церковной земли.

После священника Леонтия Адрианова Багрецова в 1805 г. его место заступил зять его Михей Павлов, принявший фамилию тоже Багрецов, прослуживший на сем месте до 1834 г., в этом году он митрополитом Филаретом переведен был в с. Горбово, Рузского уезда, к Казанской же церкви, а из Горбова в 1841 г. тем же митрополитом переведен в Троицкую Одигитриевскую пустынь. Таким образом священник Михей Павлов священствовал в Ламишине около 30 лет. Он много заботился о благоукрашении храма, перевезенного из с. Теплого. Так в 1828 г. им сделан новый иконостас, в который написано вновь 40 икон.

В 1831 г. церковь во всех трех приделах обшита была парусиною и места-ми по парусине расписана. Что по тогдашнему времени стоило немалых денег.

В 1834 г. в ноябре месяце место его заступает зять Григорий Иванович Павловский, кончивший курс Вифанской духовной семинарии, 24-х лет, прослуживший на сем месте - 35 лет до 1869 г. Этот священник также много потрудился для своего храма. При нем несколько раз церковь красилась масляною краскою в разные цвета. До 1837 г. кладбище существовало только при церкви. В этот же год по его хлопотам отведено новое кладбище. Кстати сказать, кладбище это не совсем удобное, в могилах, особенно весною, стоит вода, да, просуществовавши около 80 лет, оно сделалось тесным, так что предстоит нужда в отведении другого кладбища, более удобного. В 1841 г. вместо разбитого пятипудового колокола, на собранные пожертвования отлит новый в 31 пуд и 33 ф. колокол, а до этого большим колоколом был в 11 пудов.

В 1857 г. выправлены планы на церковную землю. Колокольня переделана заново; под церковь подведен каменный фундамент; построена каменная сторожка; придел Николая Чудотворца в 1867 г. из холодного сделан теплым. Вся жизнь о. Григория Павловского была в трудах. К нему с доверим относилось и епархиальное начальство. Так оно 1861 г. утвердило его в должности благочинного; но недолго он был на этой» должности. За свое гуманное и черезчур мягкое отношение к подчиненным не в пользу для них, он от сей должности в 1865 г. отстранен. В обращении с прихожанами также был черезчур прост и общедоступен. Прошло со смерти его около 45 лет, а его доброта, мягкость характера, простое обращение и добродушие и сейчас еще на памяти у многих. У очень многих встречалось в поминании его имя. Был он человек религиозный и богомольный; небольшого роста. Имел немалую семью, вел большое хозяйство, скотоводство и занимался пчеловодством: число ульев у него иногда доходило до 70.

В 1869 г. 9 декабря он волею Божиею скончался от чахотки, погребен в ограде против алтаря святителя и чудотворца Николая; на его могиле помещен из простого камня памятник. Под сим же памятником через большой промежуток времени, а именно в 1907 г. 3-го июня погребена его жена Екатерина Михеевна, которая долгое время проживала в г. Серпухове у своей дочери Ольги Григорьевны Павловской, просфорни при Распятской церкви. Эта вдова-матушка известна своею благотворительностью для бывшего своего родного храма. Еще при жизни своего мужа в 1867 г. ими обоими пожертвованы в церковь серебряно-вызолоченные сосуды с надписью на дискосе: за упокой иерея Михея, диаконов Тимоеея и Павла: Надежды, Анны и Наталии.

В 1891 г. пожертвована серебряно-вызолоченная дарохранительница с надписью на ней: о здравии Екатерины с чадами, за упокой: иерея Григория, Алексея, Павла, Августы и Анны, Животворящий Крест с предстоящими (эта жертва была совместна с дочерью Ольгою Григорьевной Павловской и зятем священником о. Садиковым) и сто рублей на новый каменный храм. Кроме всего этого из материала покрова, бывшего на ея фобе, ценою в сто рублей, сшито облачение священническое и одежда на главный престол голубого цвета, с выработанными цветами.

В 1870 г. на место священника Г. И. Павловского поступил зять его Александр Михайлович Цветков, кончивший курс московской духовной семинарии, родом москвич, человек противоположного характера тестю. При нем переделан иконостас, а также заново переделана была вся утварь. В Ламишине он оставался недолго: в 1874 г. в марте месяце перешел сначала в с. Котово, Бронницкого уезда, а оттуда в с. Раменское, где и скончался.

В сентябре месяце 1874 г. в с. Ламишино был определен во священники Николай Иванович Воронцов, окончивший курс московской духовной семинарии, сын священника с. Огникова, отличавшийся простотою и доступностью в обращении с прихожанами. Прослуживши в Ламишине семь лет с половиною, он после смерти своего отца перешел на свою родину в с. Огниково, где и скончался в 1890 г.

На его место в 1882 г. в марте месяце поступил во священники Василий Николаевич Поспелов, из псаломщиков г. Москвы. В следующем же 1883 г. он перевелся на другое место.

В 1884 г. в июне месяце поступил во священники Владимир Иванович Надеждин, из воспитанников московской духовной семинарии выпуска 1880 г., переведенный в с. Ламишино из псаломщиков Григорие-Неокесарийской, что на Полянке г. Москвы, церкви. Он был человек со странностями. Так, например, разсказывают, что иногда он во время службы падал ниц и в таком положении оставался подолгу, происходила большая пауза в богослужении и псаломщикам иногда поневоле приходилось идти в алтарь и выводить его из такого положения. И этот священник был в Ламишине недолго; в следующем, 1885 г., он перевелся в с. Волочаново, Волоколамского уезда, оставаясь и на новом месте с теми же странностями. В виду этого епархиальное начальство запретило его в священнослужении, низведя его на должность псаломщика. Впоследствии он находится в заштате без должности и вел странническую жизнь.

В 1886 г. в мае месяце поступил в с. Ламишино во священники второй зять священника Г. И. Павловского, Феодор Васильев Садиков, из диаконов Георгиевской, г. Серпухова, церкви, родиной из с. Якоти, Дмитровского уезда, по образованию - уволенный из четвертого класса Вифанской духовной семинарии. При частых сменах священников храм пришел в бедность и запущенность. Священник Садиков много потрудился в приведении его в приличный вид и в приобретении необходимых вещей. При нем придел Николая Чудотворца отремонтирован. Много получалось вещей из места прежнего его служения г. Серпухова. Прослуживши пять с половиною лет, в октябре месяце 1891 г. священник Садиков ушел в заштат. Ушедши в заштат, около десяти лет был в г. Москве при разных церквах ранним священником, а последние десять лет своей жизни прожил в духовном Георгиевском приюте г. Москвы, где и скончался в 1913 г. 13 ноября.

Будучи и за штатом, он не забывал своего ламишинского храма. Им пожертвовано несколько вещей для храма, как, например, уже упоминалось, Распятие в сообществе с другими лицами. Из московских церквей, где он служил ранним священником, им выпрошено для нашего храма два священнических серебряных облачения, теперь уже не особо новых. При стройке нового храма им также жертвовались деньги на него. Тело его для предания земле перевезено в Ламишино и погребено в ограде рядом со своим тестем священником Павловским и женою своею Анною Григорьевной, умершей еще в молодых годах - 22-х лет 2 сентября 1869 г. после родов, приехавши погостить на свою родину к своему родителю священнику Павловскому. На могиле священника Феодора Садикова и жены его Анны стоит общий мраморный памятник.

Умер священник Садиков 71 года, из покрова, бывшего на его гробе, стоимостью в сто рублей, сшито белое облачение на престол и на жертвенник в главном алтаре.

С 1891 г. октября 21 дня в с. Ламишино к Казанскому храму поступил священник Василий Петрович Смоленский 21 года (будущий священномученик), из воспитанников московской духовной семинарии выпуска 1891 г. Он родился в 1869 г. в с.Савельево Серпуховского уезда Московской губернии в семье псаломщика.

19 июля 1895 г. в Ламишино в семье о. Василия родился сын Борис, окончивший в 1910 г. Звенигородское духовное училище, и в 1916 г. Вифанскую духовную семинарию. На долю о. Василия Смоленского выпало немало забот по постройкам... в с. Ламишине Звенигородского уезда, им, на месте ветхой деревянной церкви была сооружена каменная (1902-1905, расписана в 1908).

В домашней же жизни ему пришлось претерпеть несчастие -пожар. Пожар случился ночью 1912 г. на 19 января. Была очень ясная морозная ночь. Загорелось от невыясненной причины на дворе. Пожар был обнаружен в два часа ночи и уже тогда, когда почти весь двор был в пламени, потушить пламя не было возможности. Сгорел весь дом со двором, а на дворе скотина: лошадь, корова и домашняя птица. Из дома вещи были кое-как вынесены; сгорело же все, что было в кухне, в сенях, в двух чуланах, в подполье и подвале под чуланом. Благодаря выданной страховой премии дом опять был построен по прежнему плану и прежних размеров 18 на 12 аршин». 7 сентября 1918 г. по ложному доносу о. Василий был заключен в Звенигородский арестантский дом, через 7 дней освобожден.

В 1929 г. власти решили закрыть Казанский храм.

Отец Василий был арестован 19 октября 1929 г., заключен в Бутырскую тюрьму, обвинен в «антисоветской деятельности», а также в том, что якобы угрожал комсомольцам расправой за их работу по пропаганде безбожия. Виновным себя он не признал. По постановлению тройки ОГПУ он был выслан 18 ноября в Северный край на 3 года, отбывал срок в г. Онега.

14 августа 1933 г. вернулся в родное село, однако вскоре из-за запрета проживать в 100-километровой зоне вокруг Москвы уехал в с. Холмец (ныне Шаховского р-на Московской области), 24 октября был назначен в Никольскую церковь в Холмце, в следующем году награжден митрой.

В мае 1941 г. о. Василий был выселен из Московской области, уехал в с. Новоникольское Ярославской области, но и там местные власти отказали ему, как священнослужителю, в регистрации.

20 сентября 1941 г. В. поселился в Смоленской области, 15 октября в связи с наступлением немецких войск и приближением фронта вернулся в Холмец. Через несколько дней после приезда о. Василия село было занято немцами.

26 октября 1941 г. он возобновил богослужения в храме, закрытом советскими властями во время его отсутствия. В январе 1942 г. Красная Армия освободила Холмец, однако церковь сразу не закрыли, и о. Василий продолжал служить.

5 марта он был арестован по обвинению в пособничестве немцам («по заданию немецкого командования открыл церковь... При открытии церкви был сфотографирован с немцами и получил при этом от них деньги») и «антисоветской подрывной деятельности», заключен в Таганскую тюрьму. На допросе о. Василий объяснил, что не уехал из села при наступлении немцев, потому что, «являясь служителем культа... остался со всеми верующими... остался служить в церкви», а также заявил, что никаких заданий от немцев не получал, молебнов о победе немецкой армии не служил, «предательской деятельностью не занимался». До вынесения приговора о. Василий заболел и был помещен в тюремную больницу, где скончался 12 июня 1942 г.

15 июля 1942 г. особым совещанием при НКВД о. Василий, к тому времени уже скончавшийся, был приговорен к расстрелу.

Имя мученика включено в Собор новомучеников и исповедников Российских постановлением Священного Синода РПЦ от 30 июля 2003 г.

Имя первого дьячка Казанской церкви с. Ламишино упоминается в 1704 г. - Аврам Симонов, он служил по 1765 г.

Потом до 1773 г. о низших членах причта нигде не упоминается.

В 1773 г. значится дьячком Алексей Симонов, в 1801 г. Афанасий Степанов, который с 1832 г. стал носить фамилию Салманов, прослужил он в с. Ламишине до 1839 г. После этого года за старостью лет уволился в заштат, скончался в 1845 г. 70 лет, похоронен при церкви.

В 1839 г. поступил дьячек Лев Лукьянов Екатеринославский.

В 1845 г. - дьячек Павел Иванов Вишняков.

В 1849 г. поступил в октябре дьячек Алексей Дометиев Никольский, скончавшийся в 1907 г. 2 августа.

В 1907 г. 13 декабря поступил псаломщик (в 1880 г.: дьячки и пономари, как должности, упразднились и заменились псаломщиками) Иосиф Васильев Косьминский, переведенный из с. Дорны, Звенигородского уезда.

В 1912 г. 6 февраля псаломщик Косьминский перевелся в с. Орудьево, Дмитровского уезда, во диакона; место его этого же числа заменил псаломщик Дмитрий Дмитриев Миролюбов, который в должности псаломщика прослужил только до 31 мая 1915 г. Первого июня псаломщик Миролюбов посвящен во диакона к Казанской же, с. Ламишина, церкви на вакансии псаломщика.

Более или менее долгое время проживших в псаломщиках при храме с Ламишина было двое: Афанасий Степанов Салманов и Алексей Дометиев Никольский. Салманов прослужил около 40 лет, о нем никаких сведений не имеется, а Никольский прослужил 57 лет. Псаломщик этот был из ряда выдающихся...Человек он был в высшей степени бережливый и трудолюбивый. Сначала жил в большой бедности, а потом занялся сапожным ремеслом. Дело это в начале велось в небольшом размере, а потом, все увеличивая и увеличивая, он довел его до того, что стал держать до четырех мастеров, не считая себя. Шил обувь на всю округу и помещиков. Обувь отличалась большою прочностью, а потому в заказчиках недостатка не было.

В турецкую войну был поставщиком и на казну. Ремесло это дало ему немалый достаток, и он, будучи сельским псаломщиком в бедном приходе, был обладателем капитала в несколько тысяч. Эти средства позволили ему на новый храм повесить колокол стоимостью в 2200 руб... Кроме сапожного ремесла он занимался земледелием да пчеловодством, которое, кстати сказать, в Ламишине, благодаря лесистой местности, реке и лугам, может процветать и давать немалую выгоду. Количество колод у него иногда доходило до 60 штук. Означенный псаломщик Никольский прослужил на одном месте 57 лет, умер в глубокой старости — 77 лет. Погребен в ограде против Казанского придела; на могиле стоял мраморный памятник. Из покрова на его фобе, белого цвета, сшито полное священническое и диаконское облачения.

Первым пономарем значится Феодор Леонтьев в 1776 г., нужно предположить сын священника Леонтия.

В 1801 г. значится Михаил Петров.

В 1821 г. Алексей Михеев, сын священника Михея Павлова. Алексей Михеев в 1834 г. переведен во диакона в приход Черная Грязь Дмитровского уезда, там и скончался.

В 1834 г. в августе месяце поступил новый пономарь Василий Николаев Успенский.

В 1839 г. Петр Дмитриев Афонский.

В 1845 г. поступил в должность понамаря священник Алексей Афанасьев Вишняков. В 1847 г. Иван Петров Мурашев. В 1858 г. Порфирий Смирнов.

В 1862 г. Алексей Васильев Виноградов, который был последним понамарем, в 1875 г. он удостоен был сана диакона на понамарской вакансии; но в 1876 г. он скончался, погребен при церкви. После него понамарская вакансия была прикрыта. По штату был положен священник и псаломщик».

В церковном архиве приходо-расходные книги имелись только с 1809 г., с этого времени и можно сделать перечень церковных старост.

В 1809 г. церковным старостою был Михаил Егоров, крестьянин с. Лами-шина, и далее были старостами церковными крестьяне с. Ламишина: 1815 г. Петр Егоров; 1818 г. Иван Антипов; 1821 г. Лактион Марков; 1824 г. Евсей Федоров; 1827 г. Петр Егоров; 1836 г. Феодор Евсеев; 1838 г. крестьянин деревни Ушакова Панкратий Яковлев; 1845 г, той же деревни крестьянин Антон Данилов; 1851 г. крестьянин Феодор Никонов; 1859 г. крестьянин Иван Степанов; 1865 г. Павел Петров из дер. Ракова; 1868 г. крестьянин той же деревни Петр Павлов; 1874 г. крестьянин дер. Бур-цевки Николай Иванов: 1876 г. крестьянин дер. Ракова Феодор Иванов Тюмаков: 1883 г. крестьянин дер. Ушакова Тимофей Аристархов; 1886 г. управляющий имением сельца Кутузова московский мещанин Михаил Константинов Высотский; 1892 г. крестьянин дер. Ракова Тит Дмитриев Дроздов; 1898 г. крестьянин дер. Бурцевки Степан Иванов Бурков; 1901 г. крестьянин дер. Ушакова Петр Михайлов Ивлиев; 1902 г. потомственный почетный гражданин Николай Адрианов Чикин и 1914 г. с 15 декабря церковный староста крестьянин дер. Ракова Василий Михайлов Тюмаков.

Клировая ведомость за 1847 г. с. Ламишино сообщает: церковь Казанской Божией Матери. Церковь, деревянная, три престола - Казанской Божией Матери, Равноапостольной Марии Магдалины, Святителя Николая Чудотворца. Причт издавна - священник, дьячок и пономарь. Вотчинник села - отставной штабс-капитан Петр Евтихиевич Бурцов, жил в селе. Дома у причта собственные, деревянные, на церковной земле. Содержание порядочное. Священник Григорий Иоаннович Павловский, 36 лет, родился в Московской губернии, сын дьячка. Обучался в Владимирской семинарии богословским, философским, историческим и математическим наукам, латинскому, греческому, еврейскому и французскому языкам.

В 1834 г., по окончании семинарии с аттестатом 2-го разряда, рукоположен во священника на данное место. Жена Екатерина Михеевна, 31 г., дети - Иоанн Казанский, 9 лет, обучался в доме отца по билету № 36 Звенигородского духовного училища 2-го приходского класса, Павел, 5 лет, Анна, 2 г. Дьячок Павел Иванович Вишняков, 22 лет, пономарь Иван Петрович Мурашев, 21 г. Сиротствующие: вдова бывшего дьячка Афанасия Стефанова, Акилина Михайловна, 64 г., дочь, девица Мария Афанасьевна, 21 г., жили на содержании дьячка Павла Вишнякова по обязательству; вдова Димитрия Николаева, диакона с. Ильинского Звенигородской округи, Акилина Васильевна, 48 лет, жила на содержании зятя, пономаря Ивана Мурашева по обязательству.

Храм в Ламишино к началу XX в. сильно обветшал, но приход был бедным, кроме села ещё 4 деревни: Горки, Раково, Бурцевка, Павловка, сельцо Кутузово и сельцо Васильково.

В 1902 г. новый храм было решено строить на месте старого, и из его материала пристроить к приходской школе придел равноапостольной Марии Магдалины.

Через 4-5 дней храм был разобран и сложен в огромную кучу. К 20 июня были выкопаны рвы под фундамент, дно было застлано слоем булыжника, залитого глиной, положен слой бетона, и после этого приступлено к кирпичной кладке.

В 1930-х гг. храм был закрыт и разорён.

Богослужения возобновлены в 1998 г.

В наше время храм восстановлен.

Московская обл., с. Ламишино

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Казанской иконы Божией Матери адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда