Атмосфера мест

Церковь Сретения

Церковь Сретения в Новой Деревне была собрана в 1922 г. из материала поврежденной пожаром церкви у ст. Пушкино. В ней придел Сошествия Святого Духа на Апостолов.

В 1930-е гг. власти пытались разобрать её, но прихожане отстояли, в советское время церковь не закрывалась.

В Сретенском храме до своей мученической кончины в 1990 г. служил проповедник, богослов и церковный писатель, протоиерей Александр Мень.

Здесь крестился поэт и бард Александр Галич.

В церкви с. Новая Деревня отпевали Надежду Мандельштам, автора воспоминаний, вдову поэта Осипа Мандельштама.

Отец Александр соборовал знаменитого учёного-генетика Тимофеева-Ресовского. Способствовал возвращению к христианству писателя, в будущем лауреата Нобелевской премии, Александра Исаевича Солженицына.

А. Мень родился в 1935 г., отец был директором текстильной фабрики. Основы веры заложены матерью, друзьями семьи (духовными детьми о. Серафима Батюкова) и «маросейскими» (духовными детьми о. Алексея и о. Сергия Мечевых).

В доме Бориса Александровича Васильева в 1940-х г. Александр посещал уроки Закона Божьего для детей и семинары для взрослых по Новому Завету. Часто бывал в Загорске у схимонахини Марии и запечатлел её облик: великий, пасхальный, чуждый ханжества и мрачности.

К 12 годам прочёл полный круг житий и понял, что надо излагать их по-новому.

К 10-му классу прошёл самостоятельно курс семинарии. Много читал святых отцов: Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, блаженного Августина, «Добротолюбие», а также Феофана Затворника.

В школьные и первые студенческие годы (поступил в Пушной институт на заочное отделение) основательно изучил толстовство и теософию, они вызвали резко отрицательную реакцию.

Познакомился с инспектором Московской духовной академии Ведерниковым, который советовал учиться дальше.

Сначала Александр был под влиянием Хомякова, но в 1950 г. ознакомился с трудами Владимира Соловьёва, соединившими в нём веру и отцов с философским мышлением.

Из идей В. Соловьёва наиболее чужды о. Александру апокалипсические мотивы и идея земной теократии, а самое драгоценное - идея синтеза («цельного знания»). Софиология никогда ни привлекала.

В 1950 г. много читал Спинозу, Лейбница, Декарта, на 1-м курсе «Столп...» Флоренского, которым был восхищён. Задумал очерк общей истории Церкви. Сблизился Николаем Евграфовичем Пестовым. Постоянно бывал в Лавре, тесно общался с монахами, что, однако, не вызвало желания идти этим путём.

Из русских богословов начала XX в. больше всего обязан Н.А. Бердяеву (Продолжающееся Творение - в этом «Смысл Творчества», о. Александр часто повторял слова Бердяева: «Трагичность жизни разрешается только на духовном уровне»), Н. Лосскому, который привёл к мысли о возникновении несовершенства на уровне элементарных составляющих (монад), П. Флоренскому, С. Булгакову (раннему) и С. Франку. Очень ценил труды О/Н. Трубецкого. В Иркутске (куда перевели институт) жил на частной квартире и работал истопником в епархиальном управлении.

Это стало известно, и в 1958 г. он был отчислен из института (уже,сдал.первый госэкзамен).

Был представлен митрополиту Московскому и Крутицкому Николаю.

1 июня 1958 г. рукоположен во диаконы в храме Ризположения на Донской улице преосвященным Макарием Можайским и направлен в приход с. Акулово Одинцовского района.

Поступил в Ленинградскую семинарию (1960). Его духовник о. Николай Голубцов, человек мудрый, светлый, открытый (до рукоположения - биолог), благословил подать прошение о рукоположении в сан священника. Он говорил по своему опыту: «...с интеллигенцией больше всего намучаешься», - он был пастырем этого духовно заброшенного сословия и завещал продолжение дела о. Александру Меню. Оказали влияние на о. Александра также о. Алексей Мечев заочно, о. Серафим (Батюков).

Рукоположен о. Александр в 1960 г. в Донском монастыре епископом Стефаном (Никитиным) из «маросейских» (врач-психоневролог, при о. Алексии Мечеве был старостой Никольского храма на Маросейке, репрессирован, после окончания срока заключения рукоположен). О. Александр был назначен вторым священником в Алабино, через год стал настоятелем. Жил на приходе (с супругой, женился в институте).

В 1964 г. переведён в Тарасовку и в том же году поступил в Московскую духовную академию, где учился по 1968 г. Поменялся со священником Новой Деревни, куда давно стремился.

Первая публикация о. Александра была в 1959 г. в «Журнале Московской Патриархии».

В Алабине он написал «Историю религий», «Магизм и Единобожие», «У врат молчания», ещё один вариант «Сына человеческого». В Тарасовке: «Дионис, Логос, Судьба», «Небо на земле» и «Откуда произошло все это».

В трудах о. Александра нашло отражение его «глубокое и многообразное видение истории мира и человека. Отец Александр не повторяет традиционных схем, но дает захватывающее зрелище религиозных происков смысла мироздания, показывает ответное действие Слова Божия в библейской истории Израиля, высшей точкой которого является приход Богочеловека».

Окончательно оформились методы и принципы работы. Цель: создать предпосылки для образа жизни, мысли и успехов христиан XX в. без староверчества.

В Новой Деревне написаны: «Пророки», 6-й том «Истоков», «На пороге Нового Завета», новый вариант «Сына человеческого». Задачей о. Александра в течение 35 лет был синтез Библии с наукой, церковная историософия в свете Евангелия. Современник вспоминал: «Вокруг него все как-то само собой слагалось в порядок... его любили животные, растения, вещи и, конечно же, книги. По его словам, они приходили к нему сами, в нужное время... Домашние хозяйственные заботы, немалые, принимал играючи. Хлопоча на кухоньке, напевал, подшучивал, вспоминал стихи, иной раз на греческом или иврите».

Говорил: «Сердце гибче ума и способнее к росту, если с ним заниматься», вера есть жизнь... Библия требует от нас полной, всецелой самотождественности, единства личного начала. Только так «второе я» становится просто тенью, которая должна знать свое место, а не психическим паразитом на личности. Чем прочнее единство, тем больше открытости Вышнему. Когда мы учимся доверию к жизни, бытию, Богу, когда говорим ему «Ты», происходит основное. Мы выходим на контакт с самой сутью вещей, У священников немного особое положение.

Если писателю скажут, что он «единственный» - это его триумф, а для нас - катастрофа. Мы рядовые, живущие присягой. Мы из той породы, которая «в одиночку в поле не воин». Кроме того, от чувства самости успешно оберегают неудачи, ответственность, утомление и опасность... вообще у меня научный склад ума, а наука учит смирению. Ну сделал то-то и то-то. Ну одной книгой больше. Что это в сравнении с безмерностью задач?, «Сатана - абсолют пошлости. Дьявол начинается там, где кончается творчество». «Без семьи себя с трудом представляю. Главное быть не жрецом, а пастырем. Верю, что история - сила. (Если она прервётся, то Евангелие не реализовано и не понято). Его осуществление впереди, но верю, что и царство зла будет возрастать».

За ним следили, было два обыска. Во время одного из них он дописывал последние страницы книги о библейских пророках. Одиозным для властей он стал после письма священников Н. Эшлимана и Г. Якунина: существовал миф, будто автор письма - о. Александр. Добавились и западные публикации. Считал политику преходящей, а работать хотел в сфере не преходящей. На вопрос архиепископа Киприана (Зернова, в целом хорошо относившегося к о. Александру), не диссидент ли он, ответил: «Нет, считаю себя полезным человеком общества, которое, как и всякое другое, нуждается в духовных и нравственных устоях». 1982-1983 гг. были сложными для прихода, двоих прихожан арестовал КГБ, о. Александра вызывали на допросы.

9 сентября 1990 г. в 6 часов 30 минут убийца нанёс топором удар пастырю, шедшему в храм на воскресную службу.

Чин отпевания о. Александра совершил митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, огласивший слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II: «По человеческому разумению, казалось бы, только сейчас и настало время, когда талант о. Александра как проповедника Слова Божия и воссоздателя подлинно общинной приходской жизни мог раскрыться во всей своей полноте. Увы, сложилось иначе - Господь призвал его совершить священнотаинственное служение к Себе.

В памяти людей и Церкви, верю, останется то немалое, что о. Александр реально сделал для них».

В надгробном слове владыка Ювеналий сказал: «Он был и в школах, и на заводах, в больших рабочих аудиториях, и среди интеллигенции. Проповедуя учение Господа нашего Иисуса Христа... о. Александр находил понятные всем слова...»

Издание его трудов продолжает «Фонд имени Александра Меня».

Служение о. Александра всегда имело чётко выраженную тенденцию к развитию детского религиозного воспитания и серьёзной катехизации взрослых. При первой возможности о. Александр начал труды по возведению крестильного храма и воскресной школы, сам спроектировав внешний вид здания. Работы продолжились и после его гибели, в 1995 г. рядом со Сретенским храмом построено большое каменное здание, в котором разместились крестильный храм во имя Святого благоверного князя Александра Невского, освящённый 19 ноября 2001 года митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием воскресная школа, библиотека и музей.

С 1999 г. в приходе издаётся газета «Горчичное зерно».

Московская обл., с. Новая Деревня



Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Сретения адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда