Атмосфера мест

Никольская церковь

Название Новозагарье появилось в 1926 г. Оно объединяет в себе названия двух расположенных рядом населенных пунктов: д. Новую и с. Загарье. В начале XVII в. в дворцовой Загарской волости была деревянная церковь Святителя Николая, стоявшая исстари, как записано в книгах Патриаршего казенного приказа.

В 1646 г. по писцовым книгам при Никольской церкви «во дворе поп Василий, дьячек Никифорко Васильев, во дворе пономарь Лучка Клементьев».

В 1710 г. на погосте Никольском две церкви - Святителя Николая и Великомученицы Параскевы. До пожалования в 1710 г. Алексею Александровичу Курбатову, Загарская волость была дворцовой. Вместо второй из церквей, Пятницкой, в 1715 г. была построена каменная церковь Успения Пресвятой Богородицы. Деревянная Никольская церковь разобрана в 1850 г., на месте ее алтаря поставлена часовня.

С 1727 г волостью владел Петр Васильевич Чичерин, а после его смерти в 1748 г. - его вдова Александра Васильевна, урожденная княгиня Мо-сальская, с детьми Василием, Алексеем и Сергеем Петровичами. Сын Петра Васильевича, Василий Петрович Чичерин -действительный статский советник, в 1777 г. был воеводой в Переславле-Залесском, в 1778 г. - председателем Владимирской палаты гражданского суда, с 1779 по 1796 г -председателем такой же палаты в Тамбове.

В 1753 г. А.В. Чичерина продала волость генералу Николаю Михайловичу Леонтьеву. Н.М. Леонтьев был сыном генерал-аншефа, Киевского генерал-губернатора Михаила Ивановича Леонтьева.

В 1796 г. от графини Екатерины Александровны Леонтьевой (урожденной Румянцевой), Загарье переходит к ее племяннику, С.П. Румянцеву.

С 1796 по 1833 г. Загарье принадлежало Сергею Петровичу Румянцеву (1755-1838), действительному тайному советнику, главному директору Государственного дворянского банка, с 1798 г. министру уделов, сенатору, действительному члену Российской академии, одному из основателей Румянцевского музея.

В 1796 г. граф С.П. Румянцев все время пребывал в Петербурге, нередко хворал. Он был опечален кончиной благоволившей к нему императрицы Екатерины II, последовавшей в ноябре 1796 г. Вскоре после этого он испытал и другую утрату: в том же году, 8 декабря, скончался отец его, фельдмаршал граф П.А. Румянцев-Задунайский. Граф С.П. Румянцев не только любил отца, но и очень высоко ценил и уважал за его полезную деятельность. Эта кончина делала его одним из сонаследников огромного состояния, как земельного, так и денежного, оставшегося после фельдмаршала, которое трое его сыновей, живших в чрезвычайной дружбе, мирно поделили между собою.

Преемник Великой императрицы, ее сын Павел I, благоволивший и к самому фельдмаршалу Румянцеву, и к его сыновьям, которых знал с ранней их молодости, приказал графу С.П. Румянцеву в самые первые дни своего царствования донести, не теряя времени, «что может быть сходного ему в воздаяние за претерпенные им утеснения». Граф выразил желание продолжать ту же службу, - и Павел I назначил его, указом 14 ноября 1796 г., присутствующим членом в Коллегии иностранных дел (на место отставленного от службы графа Моркова), где вице-канцлером был его двоюродный брат князь Александр Борисович Куракин, а канцлером - граф Иван Андревич Остерман.

Император благоволил к графу С.П. Румянцеву и разрешил ему приезжать в Павловск в какое время он только пожелает. В конце 1799 г. болезненное состояние графа побудило его просить увольнения на год за границу, и 2 января 1800 г. последовало на то Высочайшее соизволение. Он на самом деле отправился на воды в Теплиц. Но еще до истечения срока дозволенного ему отпуска последовал 7 июня того же 1800 г. Высочайший указ Сенату о том, что д.т.с. граф Румянцев отставляется от службы. Причины такого отставления от службы, конечно, в указе указаны не были и в различных записках современников о них также не упоминается. Румянцев одновременно был уволен и от дирекции Государственного банка для дворянства, которая была возложена на князя Гагарина.

Эта немилость императора продолжалась недолго, и уже указом 24 ноября 1800 г. граф Румянцев был снова принят на службу чином действительного тайного советника, с отдачей прежнего старшинства, и назначен членом Совета при Высочайшем дворе. Вскоре после этого император Павел, 11 марта 1801 г., скончался; новый монарх, Александр I, не замедлил упразднить 26 марта самый Совет и назначил в то же время СП. Румянцева к присутствованию в Сенат.

Молодой император, за выбытием князя Гагарина, намеревался в конце 1801 г. назначить графа Румянцева опять управляющим банком, но такое назначение почему-то не состоялось, и только в 1802 г., указом Государственному совету от 21 апреля, он был назначен членом вновь учрежденного Государственного совета и принимал участие в разсмотрении проекта нового устройства Сената, составленного по поручению императора неофициальным комитетом. В том же году Румянцев был уволен от этой службы по непосещении им заседаний Совета, но в 1805 г. вновь назначен членом Совета и состоял таковым по день своей кончины в 1838 г. Одно время он принимал живое участие в рассмотрении дел, входивших на разрешение Государственного совета, как это надо закпючить из многих его отдельных мнений по таковым делам, напечатанных в «Чтениях Общества Истории и Древностей Российских при Московском Университете».

Граф Сергей Петрович Румянцев скончался 24 января 1838 г. и погребен близ Москвы, в с. Троицком, принадлежавшем в то время дочери его, Зинаиде Сергеевне Дивовой, а затем князю Голицыну. Граф Румянцев состоял с 14 марта 1810 г. почетным членом Императорской Академии наук, а с 1828 г., апреля 14, - действительным членом Российской академии. Он женат не был, но оставил трех дочерей, носивших фамилию Кагуловых (или Кагульских); они все вступили в брак. Он долгое время находился в близких отношениях с Наталией Николаевной Нелединской-Мелецкой, жил с ней в одном доме и был очень к ней привязан.

После графа Румянцева усадьба принадлежала Федору Васильевичу Самарину (1784-1855). Он получил домашнее воспитание и в 16 лет поступил на службу в лейб-гвардии Измайловский полк. Ф.В. Самарин - участник всех войн, которые вела Россия с Турцией и Францией в начале XIX в.

В 1805 г. он воевал в Силезии, в 1806 г. был в сражении под Пултуском. Он был награжден за храбрость в сражениях под Журжею и Измаилом золотым оружием и орденом Святого Владимира 4-й степени.

В 1812 г. находился при дунайской армии адмирала Чичагова и совершил с нею поход из Молдавии под Березину и оттуда до границ России.

В 1813 и 1814 гг. состоял при армиях Чичагова, Барклая-де-Толли и прусского фельдмаршала Блюхера, участвовал в войне за освобождение Германии. Вместе с русскими войсками он вошел в Париж в 1814 г. После того Ф.В. Самарин взял отпуск и 27 января 1816 г., по болезни, вышел в отставку в чине полковника, полученном за отличие.

В конце 1817 г., чтобы иметь право при переходе в гражданскую службу быть переименованным в статские советники, Самарин выдержал экзамен, установленный указом 6 августа 1809 г., был зачислен на службу в Иностранную коллегию и пожалован в камергеры, а 12 декабря 1818 г. произведен в статские советники и пожалован в должность гофмейстера.

В 1818 г. Самарин зачислен шталмейстером (придворный чин 3 класса, состоял по придворному конюшенному ведомству), а в 1826 г. вышел в отставку действительным статским советником и поселился в Москве. У него было 9 детей, воспитанию которых по собственной системе он посвятил остаток жизни.

В 1840-х гг. дом Ф.В. Самарина был одним из центров культурной жизни Москвы, здесь собиралось высшее московское общество, профессора и студенты университета, актеры: Щепкин, Шуйский, Садовский. Занимаясь лично сельским хозяйством, Ф.В.Самарин сделал много полезного в своих обширных владениях. Так, в Богородском уезде (Загарье и Аверкиево), он ввел взаимное страхование от огня. Первое сельское церковно-приходское училище в Богородском уезде было открыто в с. Загарье, при Федоре Васильевиче Самарине, в ноябре 1836 г. при церкви Св. Николая Чудотворца. Софья Юрьевна пережила мужа на 26 лет, которые провела в доме своей дочери графини Марии Федоровны Сологуб.

Из детей Федора Васильевича Самарина самым известным был сын Юрий, убежденный и деятельный сторонник освобождения крестьян. Юрий Фёдорович - крестник вдовствующей императрицы Марии Федоровны (супруги императора Павла) и императора Александра I. Детские годы Юрий Самарин провел в Санкт-Петербурге и Париже.

С 1826 г. после переезда в Москву обучался на дому под руководством отца, Ф. В. Самарина, «в совершенном уединении, без всякого товарищества».

В 1832-1834 гг. готовился к экзамену в Императорском Московском университете; за некоторое время до публичного испытания экзаменовался у профессоров университета на дому.

В 1834 г. поступил в университет, застав еще эпоху действия Устава 1804 г.

В 1853 г. Ю.Ф.Самарин вышел в отставку и покинул службу. Юрий Федорович подолгу жил в деревне, изучал быт и хозяйственное положение крестьян и всё более убеждался в необходимости отмены крепостного права.

В 1853-1856 г. в своем имении работал над запиской «О крепостном состоянии и переходе из него к гражданской свободе». Настаивал на обязательном освобождении крестьянина с землей.

Ю.Ф. Самарин умер в Берлине, от заражения крови после небольшой операции. Похоронен в Москве в Даниловском монастыре.

После Федора Васильевича Самарина усадьбой владел его сын Николай Федорович Самарин (1829-1892). Самарины много сделали для начального образования крестьян в Богородском уезде. В январе 1869 г. уездным предводителем дворянства Богородского уезда становится Николай Федорович Самарин, который исправлял эту должность до октября 1872 г., но это был не единственный его срок. Второй раз он вступает в должность в январе 1875 г. и служит по январь 1884 г. Получается, что в общей сложности Николай Федорович был предводителем дворянства около 14 лет. Все это время он проживал в своем имении Загарье.

За время его предводительства в уезде было открыто 66 начальных школ, а ведь это время зарождения начального образования - время реформ. Только в 1864 г. появляется «Положение о народных училищах», где регламентируются начальное и среднее образование, которое становится всесословным, и только через десять лет выходит «Положение о начальных народных училищах», а еще через десять лет появляются «Правила о церковно-приходских школах».

В январе 1884 г. Николая Федоровича на посту предводителя меняет его племянник Федор Дмитриевич, сын Дмитрия Федоровича Самарина, который исправлял эту должность по апрель 1891 г. За ним этот пост занимает его родной брат Сергей Дмитриевич Самарин (1865-1929, женат на Ульяне Михайловне Осоргиной (1892-1977), окончил историко-филологический факультет Московского университета, с 1889 по 1896 г. предводитель дворянства Богородского уезда, художник-любитель, сельский хозяин в усадьбе Васильевское-на-Волге, во время 1-й Мировой войны организовал лазарет для раненых в Серпухове), который прослужил предводителем до 1896 г. Федор Дмитриевич и Сергей Дмитриевич занимались не только практическими вопросами народного образования (открытием новых школ, ремонтом и постройкой зданий для уже существующих, разработкой учебных программ и проведения экзаменов, улучшением условий жизни учителей и учительниц), но и отстаиванием прав существования начальных народных училищ.

После небольшого перерыва в 1899 г. на должность Богородского уездного предводителя дворянства избирается родной брат Федора и Сергея Дмитриевичей - Александр, который в 1908 г. уходит с этой должности в связи с назначением его Московским предводителем дворянства, которым он служил до 1915 г. Вклад в дело народного образования Александра Дмитриевича был огромен, ведь кроме предводительства он долгое время исправлял должность председателя Богородского уездного училищного совета, а также был попечителем учебных заведений Москвы. И это притом, что чем бы не занимался Александр Дмитриевич, он ко всему относился очень серьезно и вникал во все тонкости дела.

Принимая активное участие в деятельности по развитию народного образования, Александр Дмитриевич не забывал и о своих собственных имениях. В 1902 г. на свои средства он нанимает особое помещение для школы вместе с квартирой учителя в д. Аверкиевой, так как постройка здания школы должна была завершиться только к лету 1903 г. Эта деревня относилась к уже упомянутому имению Загарье, которым когда-то владел Николай Федорович Самарин.

Кстати, к тому времени в самом Загарье уже несколько лет существовало земское училище.

После брата Николая Загарьем владел Дмитрий Федорович Самарин (1831 -1901) - гласный (выборный член) Московской земской управы, сотрудник изданий И.С. Аксакова «День» и «Москва», один из ведущих публицистов газеты «Московские ведомости». Дмитрий Федорович был женат на Варваре Петровне Ермоловой (1832-1905). Дети Дмитрия Федоровича (сыновья Федор, Сергей, Петр, Александр и дочери имели родовое имение (9023 дес.) в Московской и Самарской губерниях в совместном владении.

Последним владельцем усадьбы был губернский предводитель дворянства Александр Дмитриевич Самарин (1868-1932), член Государственного совета по назначению, православного вероисповедания, из дворянского рода (внесен в 6-ю часть дворянской родословной книги Московской губернии); с 1908 г. действительный статский советник, землевладелец (175 десятин); домовладелец (дом в Москве); владел водяной мельницей и картофельно-крахмальным заводом в имении Абрамцево Московской губернии. Женат (с 1903); жена - Вера Саввична, урожденная Мамонтова (ум. 1907), дочь предпринимателя и промышленника Саввы Ивановича Мамонтова (1841-1918); имел двоих сыновей и дочь.

А.Д. Самарин окончил 5 московскую классическую гимназию с золотой медалью, в 1890 г. - историко-филологический факультет Московского университета. Поступил на военную службу вольноопределяющимся в 6-ю батарею 1-й гренадерской артиллерийской бригады, в 1891 г. уволен в запас. В 1893-1899 гг. земский начальник 4-го участка Бронницкого уезда Московской губернии. В 1899-1908 гг. предводитель дворянства Богородского уезда.

В 1908 г. директор Богородского отделения Общества попечительного о тюрьмах. Предводитель дворянства Московской губернии (9 февраля 1908-3 сентября 1912). С 12 июля 1912 г. почетный опекун.

В 1914 г. член Исполнительной комиссии Главного управления Российского общества Красного Креста по подаче помощи больным и раненым воинам, в 1914-1917 гг. главноуполномоченный общества по эвакуации во внутренние районы страны. Обер-прокурор Св. Синода (с 5 июля по 26 сентября 1915 г.). С1912 г. участник съездов Объединенного дворянства, с декабря 1916 г. председатель Постоянного совета этой организации. Член «Кружка москвичей».

С 1908 г. почетный член Елисаветинского благотворительного общества в Москве и Московской губернии, член Московского епархиального училищного совета.

В 1912 г. входил в состав Комитета по устройству в Москве Музея 1812 года.

В 1917 г. А.Д. Самарин участвовал в подготовке Поместного собора Русской Православной Церкви, баллотировался в московские митрополиты, в ноябре 1917 г. возглавил Совет объединенных приходов Москвы. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви в январе 1918 г. его кандидатура выдвинута на выборах патриарха.

В августе 1918 г. А.Д. Самарин перебрался из Москвы в Оптину пустынь, пытался выехать на Украину, но был арестован на вокзале в Брянске.

В январе 1919 г. А.Д. Самарин переведен в московскую Бутырскую тюрьму.

4 апреля 1919 г. А.Д. Самарин был освобожден из Бутырской тюрьмы, занимался устройством музея в своем бывшем имении Абрамцево; в августе 1919 г. вновь арестован и отправлен в московскую Таганскую тюрьму по делу «Совета объединенных приходов г. Москвы». 2 января 1920 г. приговорен Московским ревтрибуналом к расстрелу с заменой его тюремным заключением; в тюрьме - секретарь Педагогического совета при Отделе малолетних преступников.

В марте 1922 г. А.Д. Самарин был амнистирован. Жил в Абрамцеве, занимался устройством музея.

В ноябре 1925 г вновь арестован, 7 месяцев провел в Бутырской тюрьме. Постановлением от 21 мая 1926 г. Особого совещания при Коллегии ОПТУ АД. Самарин приговорен к ссылке в Сибирь на 3 года за «участие в черно-сотенно-монархической группировке «Даниловский синод»»; жил в Якутске, преподавал немецкий язык, внештатный сотрудник Якутской национальной библиотеки.

В августе 1928 г. переведен в Олекминск, в июне 1929 г.- в Кострому. Весной 1931 г. опять арестован, вскоре освобожден. Александр Дмитриевич скончался 30 января 1932 г. в Костроме. Реабилитирован в 1989 г.

В Загарье у Самариных был каменный дом. В 1911 г. в доме был дан обед участникам освящения пристроенной к церкви трапезной и колокольни. Во время Первой мировой войны в доме был лазарет. В советское время дом полностью разрушен. Усадьба Самариных располагалась к северу от церкви. От усадьбы сохранились заросший парк и пруд.

В 1841 г. церковь Успения перестроили в формах классицизма (изменен архитектурный облик главного храма, появились трапезная и двухъярусная колокольня) по проекту архитектора Афанасия Григорьевича Григорьева (1782-1868), одного из восстановителей Москвы после пожара 1812 г.

В 1906-1911 гг. пристроили трапезную с престолами.

Клировая ведомость Загарского храма за 1887 г.: «Построена церковь неизвестно кем и когда. Распространена в 1844 г. двумя теплыми приделами, в 1869 г. сделана вся теплой. Крепка. Зданием каменная, с таковою же колокольнею, которая выстроена в 1844 г. Престолов в ней три: в настоящей во имя Успения Пресвятой Богородицы, в приделах: на правой стороне - во имя Святителя и Чудотворца Николая, на левой - во имя Святой великомученицы Параскевы.

Церковной утварью достаточна. Причт с 1866 г. состоит из двух священников, диакона, дьячка и пономаря. Священник Евгений Орлинков живет в собственном деревянном доме на церковной земле. Священник Алексий Малиновский живет в собственном двухэтажном доме, у коего низ каменный, а верх деревянный, на церковной земле. У прочих членов причта дома собственные, деревянные, на церковной земле. Здания, принадлежащие церкви, - двухэтажная сторожка и сарай деревянные.

Клировая ведомость церкви Святителя и Чудотворца Николая в с. Загарье за 1919 г.: «...В 1907 г. трапезная расширена, надстроена колокольня. С 1866 г. по штату положены 2 священника, диакон и 2 псаломщика. Жалования не положено. Кружечных доходов за 1919 г. получено 11 000 рублей. С 1917 г. вся земля взята на учет Советской властью. Священноцерковнослужители имеют дома собственные на церковной земле. Здания, принадлежащие церкви, - двухэтажная сторожка на каменном фундаменте, в верхнем этаже помещается школа, тесовый сарай для склада ветхих церковных вещей и деревянный сарай для склада дров и фобов. Копии с метрических книг в 1919 г. взяты Советской властью и хранятся в местном Совдепе. В приходе - 6 школ: Загарская при церкви, Загарская при погосте, Алферовская, Андреевская, Крупинская и Перхуровская. Церковный староста - дер. Крупиной Александр Тимофеевич Русаков, из крестьян, окончил курс в Загарской земской школе, должность проходит с 1908 г.

43 года настоятелем Никольского храма был священник Алексей Измаилович Цветков. В 1896 г. в семье Цветковых родился сын Алексей, окончивший Донское духовное училище в 1911 г. и Московскую духовную семинарию в 1917 г. В преклонных годах он был репрессирован и в 66 лет умер в заключении. Дом о. Алексея Цветкова стоял напротив больницы. Рядом были дома диакона Троицкого и псаломщика Груздева, про-сфорницы и священника Былова.

В 1935 г. настоятелем храма стал о. Александр Михайлович Воздвиженский (1876-1937). Он родился в семье диакона в с. Ведерницы Дмитровского уезда Московской губернии. В 1899 г. он окончил Вифанскую духовную семинарию, в 1901 г. рукоположен в сан диакона, в 1903 г. во священника, служил в различных храмах Московской епархии (с 1931 г. в с. Казанское Павловопосадского района). Арестован по обвинению в антисоветской агитации, 7 октября 1937 г., на допросах признавал, что осуждал политику советской власти, направленную на искоренение веры, и 13 ноября того же года расстрелян. Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 г. причислен к лику новомучеников Российских.

С 1938 г. в храме не проходили богослужения по причине отсутствия священника, духовенство было репрессировано. Прихожане считали, что храм был закрыт. Они обратились в райисполком с прошением об открытии церкви. Так как церкви не были официально зарыты, но райисполком разрешил возобновить богослужения в церквях сел Новозагорья и Казанского.

Близ входа в храм погребен протоиерей Михаил Сырчин. С 1980 г. по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия до самого дня своей кончины в 1998 г. он был настоятелем храма с. Загарье.

Отец Михаил родился в Омске 25 октября 1930 г., в православной семье служащих. В 1952 г. посту-Лосковскую духовную семинарию, которую закончил в 1956 г. по первому разряду. 25 февраля 1957 г. рукоположен в сан иерея и причислен в клир Александро-Невской церкви г. Егорьевска Московской области. В 1967 г. заочно окончил Московскую духовную академию со званием кандидата богословия по кафедре Церковной археологии. С августа 1971 г. по июль 1973 г. нес послушание секретаря Святейшего Патриарха. В ноябре 1990 г. о. Михаилу Сырчину было поручено «пастырское окормление прихожан и реставрация Никитской церкви д. Бывалино...»

В 1869 г. в с. Загарье (Никольское) есть школа (2 учителя, 40 учеников). В 1890 г. законоучителем в Загарской земской школе был священник Алексий Малиновский, учителями - Иван Чистов и Алексей Ласкин. Иван Николаевич Чистов был регентом в загарской церкви. Он похоронен у часовни в ограде храма. В 1902 г. в Загарье открылась библиотека. В 1910 г. в ней было 878 книг.

Базары в Загарье бывали по пятницам, ярмарки проводили на Николу вешнего и зимнего и на 9-ю пятницу по Пасхе.

Организация санитарно-медицинского дела постоянно находилась в центре внимания Московского губернского земства, которым особенно отмечалась деятельность богородских дворян, в том числе и Д.Ф. Самарина.

В 1890 г. в Загарье была открыта амбулатория с проживанием при ней врача. Позднее здесь была построена земская больница. И в наше время больница располагается все в тех же зданиях, сильно обветшавших без своевременного и правильного ремонта. В начале XX в. прием в больнице и амбулатории больных своего уезда был бесплатным, больные из других уездов платили 20 коп. за амбулаторное обследование и 6 руб. 60 коп. в месяц за койку и содержание в больнице.

В 1911 г. сельский сход постановил отметить 50-летие освобождения крестьян установкой в с. Загарье памятника Царю-Освободителю Александру II. Был произведен подворный сбор и, для сбора пожертвований, пущен подписной лист. В том же году памятник был установлен, в советское время уничтожен.

На площадке, через дорогу от церкви, и в наше время стоит постамент утраченного памятника. Сельские общества были небогатыми и поэтому они не могли приобрести памятник, выполненный по индивидуальному заказу. Они покупали памятники, выпускавшиеся некоторыми литейными заводами серийно. По размеру постамента можно предположить, что памятник в Загарье был подобен поставленному, также сельским обществом, в с. Озеры Коломенского уезда (в советское время разрушен и этот памятник).

В июле 1918 г. в с. Загарье началось восстание против советской власти. Восстания тогда полыхали повсеместно. В огне восстаний была вся соседняя Владимирская губерния. Восставшие летом 1918 г. захватили г. Юрьев-Польской. Восстания были и в северной части Рязанской губернии, восстала Поминовская волость Егорьевского уезда. Ненадежной большевики считали и Гуслицу, там были проведены аресты и расстрелы.

В Московской губернии в это же время большое восстание было в Верейском уезде, в Дмитровском - восстало большое село Рогачево. 12 мая восстал Павловский Посад. Этих стихийных, разрозненных восстаний было - не перечесть, но все они были подавлены одно за другим. Большая часть восстаний была вызвана мобилизацией в Красную армию.

3 марта 1918 г. большевики подписали позорный Брестский мир с Германской империей, демобилизовали Российскую армию. В первые дни октябрьского переворота выпустили декрет о мире, и вот, спустя несколько месяцев, объявили мобилизацию для ведения уже гражданской войны.

В руководстве восстанием были обвинены братья Русаковы, офицеры, из семьи владельцев фабрики в д. Крупино. Старший из братьев Русаковых - штабс-капитан Дмитрий Тимофеевич. Они были расстреляны на месте.

Во время советской власти в Загарье были уничтожены лучшие дома. Красная сторона улицы, по обе стороны памятника, напротив церкви и напротив больницы, в наше время представляет из себя пустырь. Но до революции здесь стояли лучшие в селе дома. Напротив церкви и больницы - дома духовенства, далее - дома местных фабрикантов и предпринимателей. Один из домов этого ряда сохранился. Но и этот дом, ободранный в советское время и после, не дает представления о богатых домах Загарья.

В приходе храма с. Загарье была и д. Крупино. В 1646 г. в Крупино, Малахове тож, 4 двора крестьян.

В середине XVIII в. Крупино входит вместе с Загарьем во владение Николая Михайловича Леонтьева (ум. 1769). После него имение перешло к его вдове Екатерине Александровне, урожденной графине Румянцевой. А в 1796 г. Крупиным владеет граф Сергей Петрович Румянцев. С середины XIX в. Крупино принадлежало Самариным.

При д. Крупино была усадьба Дмитрия Федоровича Самарина.

Начало промышленной деятельности в Крупино было положено в 1812 г. Кондратием Семеновичем Русаковым. Он был крестьянином-отходником, деньги на оброк зарабатывал в медном заведении в Москве. Он хорошо знал свою работу. В это время Россия вела нескончаемые войны, и была большая потребность в солдатских пуговицах, уборах для казацких шапок, эфесах шпаг и сабель и пр. Их то Кондратий Семенович решил изготавливать дома, в д. Крупино. Позднее Русаков перешел на изготовление кадильниц, литых икон-складней и т.п.

В 1833 г. в Крупино основано медно-литейное заведение братьев Большаковых. В 1882 г. изделия этого заведения на Всероссийской художественно-промышленной выставке получили серебряную медаль. В 1884 г. медно-литейное заведение Ивана Харламовича Большакова располагалось в 5 зданиях, имело паровую машину. 34 рабочих в год изготовляли 7800 пудов изделий на сумму 19 000 руб. Часть д. Крупино вдоль дороги на Аверки-ево называлась «Балашовкой». Здесь стоял дом Балашевых. И в наше время на «Балашовке», низкой болотистой части деревни, стоят развалины когда-то добротного дома.

К Загарской волости относилась и д. Алферово. В составе Загарской волости Алферово принадлежало прибыльщику Курбатову, потом Екатерине Александровне Леонтьевой, урожденной Румянцевой. Деревня была значительной в 1795 г. в ней проживали 250 крестьян.

В 1869 г. в Алферово 98 деревянных домов в которых жили 579 крестьян. В деревне было 7 медных заведений, в которых работали 41 мужика и одна женщина (в 1876 г. в медных мастерских работало уже 64 человека из которых только 33 были наемными работниками и 31 человек - членами семьи владельцев, в 1890 г. медно-латунных мастерских увеличилось до 19, и число работающих в них возросло до 73 человек), изготовлением картузов занимались 42 человека, ткачеством только 4, кручением шелка -2.

В 1880-х гг. число медно-латунных мастерских сокращается, но количество рабочих в них увеличивается.

В 1885 г. учреждено медно-латунное заведение крестьянина Федора Максимовича Шелуханова, у него было 16 рабочих, которые изготовляли церковной утвари на 2000 руб. в год.

В наше время в Алферово построена деревянная часовня.

В наше время в приходе церкви с. Новое Загарье находится д. Андреево. Здесь жила семья Демидовых, крепко верующих православных христиан. В Андреево было несколько фабрик, принадлежавших этому роду.

В 1868 г. в Андреево была основана шелкокрутильная фабрика, выпускавшая сырцовые шелковые нити.

В 1916 г. на фабрике было 55 человек рабочих, управлял ею хозяин, Козьма Иванович Демидов. В Андреево частично сохранились постройки фабрики, принадлежавшей их родственнику.

В 1876 г. была основана еще одна фабрика, которой управляли Демидовы. В 1916 г. дела на фабрике шли не особенно хорошо. Если в 1913 г. на ней работали 28 рабочих, то в 1916 г. - только 12.

Фабрикой управлял Максим Яковлевич Демидов. И совсем маленькой была фабрика, основанная в 1906 г., которой управлял Максим Панкратьевич Демидов. На ней работало 7 человек. У Матвея Панкратьевича, владельца небольшой шелкокрутильной фабрики, был брат Иван Панкратьевич. В свое время братья разделили имущество, и Матвей Панкратьевич стал единоличным владельцем фабрики, а Иван Панкратьевич работал для фабрики у себя на дому.

Семья Ивана Панкратьевича была глубоко благочестивой, и в самое тяжелое для Русской Православной Церкви время, во времена гонений от безбожников, его сын и дочь стали старостами храмов, дочь - в Троицкой церкви в селе Аверкиево (в 1920-х гг.), а сын, Иван, - в Покровской церкви с. Запонорье (в Орехово-Зуевском районе, церковь разрушена в советское время).

Иван Иванович Демидов родился 27 сентября 1907 г. в д. Андреево Запонорской волости Богородского уезда Московской губернии в семье богатого крестьянина Ивана Панкратьевича Демидова. Он едва только и успел окончить до прихода советской власти сельскую школу, а затем работал вместе с отцом в сельском хозяйстве.

В 1929 г. он был призван в армию и служил в артиллерийском полку, расквартированном в г. Моршанске Тамбовской области. Иван не скрывал, что он человек верующий, да и невозможно это было скрыть, нося крест, и политруки всячески пытались его склонить к отказу от веры.

Вернувшись из армии, Иван работал вместе с отцом в своем хозяйстве.

В 1933 г. Иван Иванович, уступая просьбам крестьян, согласился стать старостой в Покровской церкви в с. Запонорье. В том же году его арестовали и приговорили к четырем месяцам заключения в исправительно-трудовом лагере за невыполнение государственных обязательств.

В 1935 г. он снова был приговорен к шести месяцам заключения в исправительно-трудовом лагере за неуплату налогов. Вернувшись из заключения, он устроился рабочим на строительстве школы в Павловой Посаде, а затем в 1937 г. - рабочим на лесопильном заводе в Дрезне. Но где бы он ни работал, он никогда не забывал, что он - церковный староста и всегда был озабочен тем, совершается ли в храме богослужение. Когда не стало постоянного священника в Покровском храме, он привозил священника из города, и тот совершал требы в домах прихожан. Это и явилось причиной ареста Ивана.

11 октября 1937 г. «тройка» НКВД приговорила Ивана Демидова к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере, и он был отправлен в поселок Кульдур Бирского района Хабаровского края, в Буреинский железнодорожный лагерь НКВД.

В 1939 г. Иван Иванович отправил заявление с просьбой пересмотреть дело и приговор, как неправый. 20 сентября 1939 г. ему был послан ответ областного прокурора: «В жалобе отказать».

Находясь в заключении, он ни от кого не скрывал, что он человек верующий и был на родине церковным старостой, и когда его спрашивали о его вере и уповании, он отвечал на это прямо, нисколько не смущаясь, всегда опирался в своих ответах на слова Священного Писания. И сотрудники оперативного отдела лагеря стали преследовать его и подыскиваться, чтобы открыть против него новое дело.

В апреле 1942 г. они допросили заключенных, работавших вместе с Иваном Демидовым, добиваясь от них лжесвидетельств, и те показали, что Иван Демидов вел антисоветские разговоры, был враждебно настроен к советской власти, говорил, что осужден за свои религиозные убеждения и что в прошлом был церковным старостой, что, будучи старостой, отстаивал храм от закрытия; когда разговаривал на религиозные темы, утверждали свидетели, то всегда говорил, что Бог есть и все должны верить в Бога.

24 сентября следствие было закончено, Ивану Демидову были даны материалы дела для ознакомления. Ознакомившись с ними в присутствии дежурного сотрудника НКВД, он заявил, что с материалами ознакомился, дополнить чем-либо их не может, но подписывать протокол об окончании следствия не будет. Сотрудник НКВД спросил, почему, на что Иван Иванович категорично и спокойно ответил, что не желает подписывать и все, не желает и объяснять почему.

2 ноября 1942 г. дело было рассмотрено в закрытом заседании Постоянной сессией областного суда Еврейской автономной республики Хабаровского края. После оглашения обвинительного заключения, объемом в одну страницу, судья спросил Ивана Ивановича, понятно ли ему обвинительное заключение и признает ли он себя виновным. - Обвинение мне понятно. Виновным себя не признаю. Никакими контрреволюционными разговорами не занимался, - ответил Иван Иванович - отцы муки за веру терпели, и я перетерплю, но вере православной не изменю.

Иван Демидов был арестован и заключен в лагерный изолятор.

Суд удалился на совещание, а затем зачитал приговор к десяти годам лишения свободы с содержанием в исправительно-трудовых лагерях НКВД и поражением в правах, после отбытия приговора, сроком на пять лет.

Церковный староста Иван Иванович Демидов скончался 13 июля 1944 г. в центральной больнице лагеря на станции Известковая и на следующий день был погребен в безвестной могиле на лагерном кладбище. Иван Демидов погиб смертью мученика за веру.

В Андрееве в советское время были разрушены все дома, принадлежавшие Демидовым. Это были крепкие, двухэтажные дома, украшенные красивой резьбой. В одном из них, после выселения владельцев, помещалась школа. Та же участь постигла и дом богатого крестьянина Павла Ефимовича Лютикова.

Московская обл., с. Новозагарье



Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Никольская церковь адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда
Всё самое интересное ещё дальше...