Атмосфера мест

Церковь Рождества Божией Матери

Город Орехово-Зуево был образован в 1917 г. указом Временного правительства из трёх населённых пунктов: местечка Никольское и сёл Орехово Владимирской губернии и Зуево Московской. Селом Зуево стало только после 1860 г., до этого старинная д. Зуево Богородского уезда был известна как торговое и промышленное поселение.

В 1770 г. шесть крепостных крестьян д. Зуево получили право на владение ткацкими станами. Одним из них был Фёдор Кононов. В 1770 г. у него был один стан, в 1773 г. - шесть.

В 1791 г. он оформил свое предприятие как фабрику. В 1773 г. в Зуеве всего было выдано 16 билетов на владение 49 станами. В д. Зуево в 1799 г. было 25 дворов и 167 жителей. Все они занимались выделкой на дому шёлковых тканей, платков и лент. В 1812 г. в Зуеве была шёлковая фабрика на 7 станов с 7 работниками Григория Игнатьева. В 1820-х гг. в Зуеве было уже 93 двора с 605 жителями. Здесь были фабрики Н.С. Зимина, А.П. Кононовой, В.П. Брызгалина, Т.П. Новосёловой, на которых вырабатывались шёлковые платки, нанка, миткаль, марселин, коленкор, плис и поплин. На маленьких фабриках ручного ткачества было от 4 до 15 рабочих.

Во 2-й половине XVIII в. земли, на которых стояла д. Зуево, были во владении Всеволода Алексеевича Всеволожского (1738-1797), участника возведения на престол императрицы Екатерины II. В клировых ведомостях за 1789 г. церкви Рождества Пресвятой Богородицы на погосте у р. Вырки приходская д. Зуево упоминается как «вотчина его высокопревосходительства тайного советника действительного камергера Всеволода Алексеевича Всеволожского». За участие в государственном перевороте Всеволод Алексеевич и его братья Илья и Сергей были щедро награждены имениями и чинами.

Всеволод Алексеевич стал сенатором, действительным камергером, а в 1793 г. был награждён орденом Святого Александра Невского, с 1795 г. - действительный тайный советник. Он участвовал в трудах по составлению положения о дворянстве.

В 1773 г. Всеволожский купил у Строгановых часть их огромных владений в Пермском наместничестве (более 10,8 миллиона десятин).

Всеволод Алексеевич не имел детей, своё состояние - земли в Пермской губернии с четырьмя заводами, соляными варницами и золотыми россыпями - он оставил Всеволоду Андреевичу Всеволожскому (1769-1836) самому деятельному представителю древнего рода Всеволожских.

После 1812 г. В.А. Всеволожский перебрался из Москвы в Петербург и, помимо столичного дома, в 1818 г. приобрёл землю, 9 тысяч десятин в пригороде, - мызу Рябове Человек необычайно энергичный, всесторонне образованный, он ревниво следил за новинками техники как за рубежом, так и в отечестве. В 1815 г. он на своём металлургическом Пожвинском заводе собрал талантливых русских мастеровых и инженеров. Возглавил эту учёную дружину горный инженер Пётр Григорьевич Соболевский (1782-1841), впоследствии член Санкт-Петербургской АН, учёный-металлург, положивший начало порошковой металлургии. Русские умельцы, такие как Казанцевы, С.П. Истомин и другие, создали три речных судна с паровыми двигателями мощностью 6, 24 и 36 л.с.

Летом 1816 г. В.А. Всеволожский сам совершил их обкатку, путешествуя по Каме и Волге от Пожвы до Казани. Ободренный успехом, он стал добиваться привилегии на изготовление пароходов по всей России. Привилегии не добился, но решил применить паровые машины для сухопутных пароходов и первым сделал эту техническую заявку в России. В 1829 г. были созданы опытные образцы «паровой фуры для перевозки руды и угля по чугунным дорогам». В 1833 г. Всеволожский представил на 1-й промышленной выставке в Петербурге модель сухопутного парохода в натуральную величину. Первый российский паровоз был построен в 1839 г. уже сыновьями Всеволода Андреевича.

Всеволожский продал Зуево Гавриилу Васильевичу Рюмину (1751-1827, именитый гражданин, позднее дворянин).

В 1818 г. Зуево значится как вотчина «господина коллежского советника и кавалера Гавриила Васильева сына Рюмина». Гавриил Васильевич был самым богатым человеком в Рязани.

Он спас от разрушения знаменитый Успенский собор в Рязанском Кремле. Собор пришел в ветхость, Святейший Синод постановил его снести. Гаврила Васильевич пожертвовал большую часть необходимых на восстановление собора денег и сам смотрел за работами. Гаврила Васильевич пожертвовал деньги на возведение в Рязанском Кремле колокольни. Денег хватило на возведение двух ярусов, уже после смерти отца Николай Гаврилович Рюмин пожертвовал средства для возведение последнего, четвёртого яруса. Гаврила Рюмин был откупщиком.

В 1780-х гг. он совместно с другим купцом держал на откупе питейные сборы по Рязани, Спасску и Михайлову с уездами. Он обязан был продавать казённое вино и сам получал право на изготовление собственной водки, пива и мёда. После получения дворянского звания и зачисления на службу, на должность инспектора «экспедиции казённых винокуренных заводов», Гаврила Васильевич не занимался более откупами, иногда брал казённые подряды, в том числе поставлял вино (вероятно, со своего водочного завода) в военное ведомство.

Земли, купленные отцом, перешли к тайному советнику, президенту Российского общества любителей садоводства Николаю Гавриловичу Рюмину (1793-1870), дворянину во втором поколении (его дед был купцом в Рязани, где о Рюминых на многие годы оставалась добрая память), владельцу д. Зуево Богородского уезда Московской губернии, крепостным крестьянином которого был основатель семьи промышленников Морозовых -Савва Васильевич. Николай Гаврилович и сам был предпринимателем.

В 1860 г. совместно с И.Ф. Мамонтовым он участвовал в строительстве и входил в правление Московско-Сергиевской железной дороги. Рюмины были очень верующими людьми. Они делали крупные вклады в Троице-Сергиевскую Лавру, обновили церковь Воздвижения Креста Господня в Москве, в приходе которой жили.

После реформ императора Александра II, среди которых главным было освобождение крестьян в 1861 г., население Зуева стремительно росло. За 10 лет оно увеличилось в 7 раз и к 1871 г. достигло 5537 человек. Во множестве появлялись ткацкие фабрики, хлопок для которых доставлялся на баржах по Клязьме, а с 1863 г. по железной дороге. В Зуеве в конце 1860-х гг. находились бумаготкацкие фабрики купца И.С. Зимина с 400 рабочими и Лепёшкина (218 рабочих), ситценабивная фабрика М.Т. Новосёлова. В 1869 г. Зуево стало центром волости Богородского уезда.

До 1860 г. жители д. Зуево были приписаны в приход церкви Рождества Пресвятой Богородицы на Вырковском погосте. До приходского храма было далеко, километров 8-9, и идти приходилось через лес. Затем население д. Зуево было приписано к построенной в 1860 г. деревянной Крестовоздвиженской церкви в с. Дубровка (ныне в границах г. Орехово-Зуево).

В 1871 г. крестьяне д. Зуево через своего поверенного подали прошение о строительстве каменной церкви в их селе с переводом причта из Дубровки в Зуево. Для построения было пожертвовано 4 десятины земли, дома причта обязались устроить на свой счёт.

31 мая 1871 г. Иов Захаров обратился с прошением к «Его Преосвященству, Преосвященнейшему Игнатию, Епископу Можайскому, Викарию Московскому и разных орденов Кавалеру», где писал: «Православные жители деревни Зуевой всегда имели сердечное желание... иметь свой отдельный храм... Для сооружения храма на первый раз триста тысяч кирпича пожертвовали, до 15 тысяч деньгами, все один перед другим наперерыв заявляют свои пожертвования и с достоверностию можно сказать, что храм будет выстроен вчерне в два лета, на устройство новых иконостасов сейчас зуевские фабричные мастера заявляют желание устроить на свой счёт, такоже с построением церкви намерены устроить образцовое училище, дабы не приглашать для обучения детей своих странствующих престарелых дев и вдовиц, которые... издетства поселяют в них ложные понятия относительно истин веры и обрядов православной церкви, дома для причта обязуюсь перенести на свой счёт и устроить в лучшем виде, не обременяя ничем причт... В деревне же Зуевой, где предполагают построить каменный храм, находится до 450 душ мужского пола приходских и до двух сот домов с пятью обширными заведениями бумажными, на которых проживает до 6 тысяч фабричного народа. В праздничные и Воскресные дни по неудобности хождения к службе в приходский деревянный храм фабричный народ остаётся без службы церковной и волею и неволею влекутся в питейные и трактирные заведения... По изложенным причинам благоволите разрешить и тем доставить православным христианам духовную радость - видеть храм в многолюдном селении, где народ остаётся без церкви и пастыря и предаётся пьянству и бесчинным кличам, а с сооружением храма нашим обществом повелено будет не открывать ни питейных, ни трактирных заведений до окончания Литургии. К сему прошению временно московской купец Иов Васильев Захаров руку приложил».

Прошение было поддержано игуменом Спасо-Преображенского Гуслицкого монастыря Парфением. Он высказал в ходатайстве мысль, что церковь в Зуеве нужна по многочисленности фабричного и раскольничьего населения, для возвышения нравственности и распространения Православия, которое ослабляется тем, что раскольники в Зуеве имеют до 10 моленных.

Православная церковь в Зуеве была нужна не только из-за обилия раскольников, но и для «возвышения нравственности». Корреспондент «Московского листка» в 1901 г. насчитал в Зуеве «25 распивочных заведений, вытянувшихся почти в одну линию по главной улице села на протяжении какой-нибудь версты». Он писал: «Пьют здесь до одурения». В Карасове, на Ходынском поле и в Чугуновском переулке чаще, чем в других местах Зуева, происходили массовые драки. «Даже днём по некоторым местам села ходить было небезопасно», - пишет современный исследователь.

Одновременно к преосвященному Игнатию обратились жители д. Дубровки, прихожане Крестовоздвиженской церкви с прошением, в котором сообщалось, что храмоздатель Крестовоздвиженской церкви г. Ильин, занимавшийся лесоустройством у помещика Рюмина, войдя в положение крестьян Зуева и Дубровки, которым приходилось на богослужения ходить очень далеко, в храм Рождества Пресвятой Богородицы погоста при р. Вырке, решил устроить им храм в Дубровке, испросив благословения у митрополита Филарета. Крестьяне д. Зуево, и старообрядцы, и православные, не изъявили желания на построение каменного храма в Зуеве и к тому же не приняли участия в Устроении г. Ильиным близ д. Дубровки купленной за 800 рублей на Погосте у р. Вырки деревянной церкви и при ней училища.

Церковь была устроена на 650 человек с помощью купцов Братниных и Паршиных, с освящением в 1862 г. 25 ноября, со звоном из 6 колоколов. В училище обучались 50 человек. Но у дубровских крестьян было желание построить и каменную церковь в селе, близ Крестовоздвиженской деревянной церкви.

Храмоздателем согласился быть коллежский советник Константин Пахомиевич Ильин. Крестьяне с. Дубровки писали, что храм в Зуево не особо нужен, так как их приход (Дубровский) безбеден, в их селе существует несколько фабрик, общее число прихожан - 1425 человек, и превращать их деревянный храм в кладбищенский и строить в Зуеве каменный, совершенно не нужно. А если уж в Зуеве будет каменный храм, то просили дать и им разрешение на строительство тоже каменного храма Живоначальной Троицы с приделами Святого благоверного князя Александра Невского и Мироносицы Марии Магдалины (в честь Государя Императора и Государыни Императрицы, так как их величества сделали вклад 17 марта 1863 г. на их Крестовоздвиженскую церковь под скромными именами «Александра и Марии со чады»).

В октябре 1871 г. купцы-фабриканты Брашнины, государственные крестьяне и К.П. Ильин отправили преосвященному Игнатию прошение, в котором говорилось, что единственно теснота в деревянном храме подвигла их на строительство каменной во имя Святой Троицы церкви на 1500 человек, чертежи храма исполнены архитектором, коллежским асессором Грудзиным, братья Брашнины-Николай, Лаврентий и Никита Сергеевичи - жертвовали 1000 рублей серебром, принявший на себя обязательство быть строителем каменного Троицкого храма К.П. Ильин с женой Анной Павловной, кроме положенных 2 года назад из 6% в кредитное учреждение денег, жертвовал 250 рублей на украшение деревянной Крестовоздвиженской церкви и на каменную 1000 рублей. Кроме того, Ильин, как техник архитектуры, принимал на себя безвозмездно надзор за построением каменной церкви. Из 1425 прихожан Крестовоздвиженской церкви 800 были фабричными Подгорной фабрики Зиминых.

На имя Его Преосвященства Игнатия, епископа Можайского, в октябре 1871 г. написала вдова тайного советника Николая Гавриловича Рюмина, Елена Фёдоровна, она писала, что её покойный муж был истинным христианином, и в продолжение всей жизни по мере возможности содействовал укреплению Православной веры, в некоторых своих имениях, от которых приходские церкви были отдалены, он, по разрешению духовных властей, воздвигал храмы на своё иждивение. С целью дать возможность чаще слышать учение Спасителя Нашего, он постоянно желал построить храм в Зуеве, но не имел возможности лично приступить и следить за постройкой. В 1858 г. некто г. Ильин изъявил желание быть строителем храма в Зуеве, и тогда Рюмин, кроме другого пожертвования, дал необходимое количество-30 Десятин земли, но Ильин построил малую деревянную церковь и в расстоянии 2-х вёрст от Зуева, в лесу, в совершенно пустом, не населённом месте. В настоящее время все жители д. Зуево желают воздвигнуть каменный храм и жертвуют для этого капитал и ещё 4 десятины земли, прося, чтобы земля, пожертвованная Рюминым, была приписана к вновь сооружаемому храму, а деревянная церковь стала кладбищенской. Желание построить церковь в Зуеве было основано на том, что там с рабочими на фабриках насчитывается до 6000 жителей, и так как работа производится день и ночь, они, по отдалённости храма, редко в него ходят, и ещё в той деревне есть раскольники, что составляло душевную скорбь Рюмина, и разумный пастырь в Божьем храме смог бы многих вывести из их заблуждения.

По заданию преосвященного Игнатия место, где находилась деревянная церковь, осмотрел протоиерей Петропавловской, на р. Клязьме, церкви Тихон Колычев и нашёл, что место очень удобное, церковь и колокольня крепки, дома священно- и церковнослужителей удобны и крепки, храм снабжён всем необходимым и даже больше - всё прекрасно и в благолепии. При существующей деревянной церкви дубровцам вполне возможно построить и каменную. А вот в Зуеве построить каменную церковь маловероятно: денег мало, а раскольников много.

В своём донесении благочинный, протоиерей Воскресенской церкви Павловского Посада Сергий Цветков писал, что протоиерей Тихон Колычев был явно подкуплен братьями Братниными, потому и написал такой отзыв. В результате посещения протоиереем Тихоном Колычевым Дубровки и Зуева вражда между дубровцами и зуевцами только усилилась. И протоиерей Сергий Цветков просил влиятельное духовное лицо примирить враждующих, приняв верное решение.

По рассмотрении всех ходатайств и прошений последовало решение: «1871 года ноября 5 дня. По указу Его Императорского Величества Московская Духовная Консистория слушали дело о постройке каменных церквей... Приказали:... принимая во внимание, что потребность иметь церковь в деревне Зуевой по многочисленности её населения и для противодействия расколу оказывается действительной... дозволить построить в оной деревне новую каменную церковь... на избранном месте и на имеющиеся в виду средства.. Подписано: Богоявленский Архимандрит Никодим, Златоустовский Архимандрит Григорий, Покровского Собора протоиерей Александр Воскресенский».

В архиве сохранилось дело «о постройке церквей в деревнях Богородского уезда Зуеве и Дубровке», начатое 3 января 1872 г. Строительное отделение Московского губернского правления утвердило проект, построение церкви предполагалось произвести на добровольные пожертвования деньгами и материалами. В Зуеве уже было пожертвовано 300 000 кирпича и 15 000 деньгами.

В 1873 г. И.В. Захаров вновь обратился с прошением к епископу Игнатию. Иов Васильевич сообщил о том, что постройка храма началась в 1872 г. и стены выложены до окон. Постройка предполагалась долгой, так как храм возводили большой. Поэтому нельзя ли пока поставить в Зуеве деревянный храм? Желающих посещать его много, осенью и зимой непогода не позволяет молящимся ходить в Крестовоздвиженскую церковь в Дубровке, ходят больше в храм с. Орехово в Покровском уезде Владимирской губернии.

В 1872 г. было разрешено близ Зуева устроить собственное кладбище, но хоронить на нём невозможно, так как оно находится в трёх верстах от приходского Крестовоздвиженского храма, и надо нести покойника ещё и до храма. Поэтому Захаров просил не только разрешить поставить деревянный храм, но и сделать Зуевский приход самостоятельным, перевести к Церкви с. Зуево из Крестовоздвиженского храма священника Симеона Страхова, как человека благонравного.

В 1872 г. на долю Зуева вышло 330 треб. Деревянный храм в Зуеве поставить при кладбище, и назначить причт из священника и псаломщика. Дома для причта прихожане обязуются построить.

Разрешение на построение при кладбище в Зуеве деревянной церкви было получено. Иов Захаров исхлопотал в Консистории позволение временно установить в Зуеве бездействующую деревянную церковь из села Войново-Гора, что и было исполнено.

Для совершения богослужений в новообразованном приходе купец, владелец фабрики в Павловском Посаде, где был городским головой и церковным старостой городского собора, Яков Иванович Лабзин (ум. 1891), приобрёл в с. Воинова Гора деревянную церковь Успения. Её перевезли в Зуево и освятили 18 декабря 1873 г. (с сохранением главного престола в честь Успения).

В 1874 г. к Успенской церкви с. Зуево был переведён из с. Дубровки священник Симеон Петрович Страхов. При церкви в Дубровке, в устроенном тщанием самого священника приходском училище, он проходил должность учителя и законоучителя. В Зуевском народном училище занимал должность законоучителя по декабрь 1883 г. У него был собственный дом на собственной земле. В 1883 г. о. Симеон Страхов передал приход зятю, священнику Феодору Орловскому, а сам ушёл за штат.

При церкви была сторожка. В Зуевской церкви, до советского периода, копии метрических книг сохранялись с 1874 г., исповедные росписи - с 1875 г.

В стихарь посвящен в 1875 г. По окончании в семинарии во втором разряде курса наук, вследствие его прошения, выбран на должность надзирателя за учениками училища и епархиальным начальством в этой должности утверждён с 1877 г. В том же году исправлял должность учителя в приготовительном классе, должность учителя латинского языка в 1880-1881 гг., географии и нотного пения безвозмездно по июнь 1881 г., в 1881 г. определён во псаломщика к Московской Преображенской, что на Глинищах, церкви. В 1883 г. определён на настоящее место во священника. Состоит законоучителем Зуевского начального народного училища и епархиальным начальством в этой должности утверждён в 1884 г. Жена Олимпиада Симеонова, 23 лет, дети - Михаил 3 года, Ольга 1 год, Пантелеймон 4 месяца.

Диакон на вакансии Василий Андреевич Воскресенский, 33-х лет. Псаломщик Пётр Иоаннович Воскресенский, 36 лет. Просвирня, после умершего диакона Троицкой, с. Турбичева, церкви Дмитровского уезда Иоанна Борисова Орловского - вдова Елена Константинова, 68 лет, священнику Феодору Орловскому мать. Дочери - девицы Елизавета, 48 лет, определена в Московскую Ваганьковскую богадельню, Серафима, 29 лет.

Заштатные и сиротствующие: заштатный священник Симеон Петрович Страхов, 49 лет, сын дьячка, тесть священнику Феодору Орловскому.

Причта по штату к зуевской церкви было положено: священник и псаломщик. В 1882 г. открылась вторая вакансия псаломщика. В 1888 г. она закрыта, в 1890 г. открыта диаконская вакансия, в 1894 г. открыты вторые вакансии священника и псаломщика. В 1886 г. причтом сделан заём в 10 000 руб., что позволило подготовить к освящению главный престол - Рождества Божией Матери. 21 октября 1890 г. его освятил епископ Можайский Александр (Светлаков, 1832-1895, хиротонисан во епископа Можайского в 1885 г., с 1892 г. епископ Дмитровский, с 1894 г. епископ Калужский, автор около 60 книг, брошюр и статей, председатель московского Общества любителей церковного пения). Владыке сослужили благочинный, настоятель Воскресенского собора Павловского Посада протоиерей Павел Доброклонский, протоиерей Лев Левшин (храм с. Орехово), священник Пётр Закатов (с. Крестовоздвиженское), Василий Рождественский (храм с. Орехово), Пётр Соколов, Симеон Страхов и настоятель зуевского храма о. Феодор Орловский.

Приделы Святителя Николая и Великомученика Пантелеймона освящены в 1900-1901 гг. Иконостасы главного храма и приделов сохранились.

У апсиды Никольского придела похоронены жертвователи на строительство храма: умерший в начале XX в. Алексей Иванович Крестов (ум. 1909, жития его было 71 год) и Николай Алексеевич Крестов (ум 1904 жития его было 33 года). Жертвователем был и похороненный тут же первый церковный староста храма И.В. Захаров. На памятнике сохранилась надпись: «Под сим камнем погребено тело основателя здешнего храма и церковного старосты Иова Васильевича Захарова (ум. 9 мая 1899 г.)

В храме сохраняются чтимые иконы Казанской Божией Матери, святителя Николая, святого великомученика и целителя Пантелеймона. Приходская библиотека состояла из 552 томов.

Храм строился под руководством настоятеля храма священника Феодора Орловского (служил в зуевском храме с 1883 г.) Феодор Иванович (в 1901 г. ему было 42 года) - сын диакона из Московской епархии и отец семерых детей. Его сыновья Пантелеймон (род. 1887 г.) и Пётр (род. 1891) окончили соответственно Перервинское (1902) и Заиконоспасское (1906) Духовные училища и Московскую Духовную семинарию (соответственно в 1908 и 1912 гг.; по воспоминаниям дочери о. Василия Никольского, служившего в зуевском храме, они стали - один учителем, другой хирургом). Отец Феодор был награждён нагрудным крестом в 1908 г. и орденом Святой Анны в 1911 г. Он умер в начале 1930-х гг. Его мать, а потом сестра были просвирнями при храме. После смерти о. Феодора из Зуева уехал и диакон Подобедов.

В клировых ведомостях за 1890 г. сообщается: «Церковь Рождества Пресвятой Богородицы с. Зуева построена в 1890 г. тщанием прихожан и доброхотных дателей. Зданием каменная, тёплая. При ней временная колокольня на деревянных столбах. Престол один, два придела не отстроены. При ней деревянный однопрестольный храм Успения Божией Матери. Причта по штату положено - священник и псаломщик, в 1882 г. открыта вторая псаломщическая вакансия, в 1888 г. она закрыта, в 1890 г. открыта диаконская вакансия.

Дома у священноцерковнослужителей собственные. Священник Орловский. Диакон Иоанн Петров Кедров, 23 лет. Псаломщик Пётр Иоаннов Воскресенский, 39 л. В 1882 г. был судим и штрафован на 10 руб. в пользу бедных духовного звания за неправильно выданную метрическую выписку. В 1890 г. был судим и штрафован тем, что послан был на две недели в Пешношский монастырь для понесения епитимий по назначению настоятеля за незаконное совершение брака крестьянина Серпуховского уезда, Васильевской волости, деревни Малого Ящерова Фёдора Митрофанова с крестьянкой вдовой Натальей Павловой.

Просвирня после умершего диакона Троицкой села Турбичева церкви Иоанна Орловского Елена Константинова, 71 г., священнику мать.

Заштатные и сиротствующие. Заштатный священник Симеон Петров Страхов, 52 г. В 1882 г. был судим и штрафован за неправильно выданную метрическую выписку тремя рублями в пользу бедных духовного звания».

По штату Зуевской церкви полагалось два священника, диакон и два псаломщика.

В 1894 г. вторым священником назначен Сергей Петрович Орлов (в 1901 г. ему было 27 лет, сын псаломщика, родился в Москве). Он проводил публичные собеседования со старообрядцами. В 1903 г. о. Сергий переведён в с. Черкизово под Москвой. Прощание о. Сергия с паствой житель Орехова, гравёр на фабрике С. Морозова Василий Иванович Бычков в своём дневнике описал так: «В воскресенье 16-го отец Сергий Орлов совершал последнюю вечерню в с. Зуеве, сказал последнюю прощальную проповедь. Многие, или, вернее, почти все присутствующие плакали, плакал и сам проповедник, плакал и отец Фёдор Орловский. Только вот что лезет в голову. Жили эти священники не в ладу, и Сергий сам говорил это в прощальной проповеди, к чему же здесь слёзы, особенно со стороны о. Фёдора, который невзлюбил Сергия с самого его приезда, мне думается, что если бы кого другого прислали, всё равно Фёдор бы встретил его враждебно благодаря своей алчности. Перевёлся Сергий в с. Черкизово под Москвой и прямо из церкви уехал к новому месту».

С 1890 г. в зуевском храме диаконом служил о. Иоанн Петрович Кедров (родился в Московской епархии, сын священника, в 1901 г. ему было 34 года, в 1882-1888 гг. обучался в Вифанской Духовной семинарии). С 1903 г. рукоположен во иерея к той же церкви. В 1895 г. в семье о. Иоанна Кедрова родился сын Михаил. В 1909 г. он окончил Донское Духовное училище и в 1915 г. - Московскую Духовную семинарию. Ко времени окончания Михаилом Кедровым семинарии его отец уже умер.

В 1903 г. на место диакона поступил Иоанн Петрович Цветков (24-х лет).

Зуевская церковноприходская школа была открыта 2 сентября 1896 г. в с. Зуеве. Её деревянное одноэтажное здание располагалось поодаль от южной стены храма. В советское время в здании разместилась городская школа, потом его разрушили. Основателями церковноприходской школы были священник Сергей Петрович Орлов и покойный директор правления Богородско-Глуховской мануфактуры Константин Васильевич Морозов, который до самой смерти (в 1901 г.) содержал её на свои личные средства. Его сестра Е.В. Свешникова была замужем за членом правления Товарищества В. Морозова и директором фабрик в Никольском, видным старообрядцем С.Н. Свешниковым.

В 1903 г. Зуевская школа была преобразована в двухклассную. Она помещалась в собственном здании с квартирами для двух учащих, получала в пособие от общества 1.000 рублей. Учащихся было 130. Заведующим с 1903 г. состоял священник Ф.И. Орловский. Попечителя в школе 5-й год не было.

В здании помещались две воскресные школы: мужская с 7-ю учащимися и женская с 31. Несмотря на случайность и скудость средств, на постоянно меняющийся состав преподавателей, а иногда и недостаток в них, школы посильно вели своё дело. Заведующим обеих воскресных школ состоял тот же священник Ф.И. Орловский.

По клировой ведомости 1897 г. псаломщиками в зуевской церкви были Пётр Иванович Воскресенский (в 1901 г. ему 50 лет) и Иван Андреевич Виноградов (64-х лет, бывший священник Московской Тихвинской церкви, за совершение незаконного брака - невеста была жениху племянницей, священник об этом знал - лишён священства). В 1890 г. он вышел за штат и на его место определён Александр Александрович Добровольский (в 1901 г. ему 26 лет).

Просвирнями в это время были вдова диакона Елена Константиновна Орлова (78 лет, мать о. Феодора Орловского) и Вера Михайловна Самарина (31 года, вдова священника). В 1901 г. вместо Елены Константиновны просвирней стала Серафима Ивановна Орловская (о. Феодору сестра).

В 1901 г. приход храма состоял из 665 человек, в 1904 г. из 705, в списки вносились только местные жители, постоянно проживавшие в с. Зуево; рабочие фабрик- временно проживающие, а их было большинство среди жителей Зуева, - не имели возможности полноценно участвовать в жизни прихода.

В 1904 г. на церковные деньги (900 руб.) были окрашены крыша и купола, а также стены внутри храма.

После окончания Московской Духовной семинарии по первому разряду в 1913 г., для преподавания Закона Божия, в Зуевское народное училище был направлен Пётр Васильевич Пушкинский (1891-1937), будущий священномученик. Он родился в семье священника с. Барково (ныне в Пушкинском района Московской области).

В 1914 г. женился на дочери протоиерея Василия Смирнова, Зинаиде, вскоре был рукоположен во священника к церкви Илии Пророка в г. Верее, назначен настоятелем храма и законоучителем Верейской женской прогимназии. В 1918 г. о. Пётр был арестован прямо на улице латышским карательным отрядом, направленным большевиками для подавления крестьянского восстания в с. Вышгород. Отца Петра отправили в тюрьму. Во время Гражданской войны он был призван в ополчение. После войны продолжал служение в Ильинском храме, был возведён в сан протоиерея. Отец Пётр поддерживал близкие отношения со святым праведным Алексеем Мечёвым, и когда широко известный в Москве батюшка бывал в Верее на отдыхе, то всегда служил в храме Илии Пророка. После смерти в 1923 г. о. Алексия Мечёва стал проезжать его сын, священник Сергий Мечёв, в будущем священномученик. 31 июля 1937 г. о. Петра арестовали и заключили в тюрьму в Можайске, 9 октября приговорили к расстрелу и 13 октября того же года расстреляли на Бутовском полигоне под Москвой.

Православные педагоги, утверждая в детях желание жить в вере, боролись против главных врагов России: пьянства, отсутствия уважения к ближнему - матерной ругани, воровства.

Сразу после захвата власти Советом депутатов милиция, созданная органами Временного правительства, была распущена и заменена милицией, подобранной большевиками, в мае 1917 г. большевистская организация приступила к формированию Красной гвардии.

Повседневная жизнь нового заштатного города Богородского уезда Московской губернии быстро становилась такой, какая не приснится и в кошмарном сне. В 1918 г. морозовские фабрики были национализированы, введён рабочий контроль. Осенью 1918 г. предприятия работали с перебоями и в декабре остановились совсем. В годы потрясений фабрики закрывались, пришлые рабочие возвращались в родные места, молодёжь забирали на фронт, тысячи рабочих направлялись во все концы страны, чтобы русские убивали русских, десятки продотрядов посылались вооружённой силой отнимать у крестьян хлеб. Население г. Орехово-Зуево с 82 000 человек в 1913 г. уменьшилось до 31 700 в 1920-е гг. Рабочие голодали. В 1922 г. произошла забастовка с требованием - работы и хлеба. Напряжение попытались разрядить судом над правлением Орехово-Зуевского хлопчатобумажного треста и его председателем Серебряковым.

Для того, чтобы жители города быстрее забыли свою историю, в 1930 г. произошло массовое переименование улиц, новые названия не имели местного колорита и не указывали на этапы развития города, а были стандартными, повторяющимися во всех городах СССР: Ленинская, Пролетарская, Октябрьская, Красноармейская, Володарского, Карла Либкнехта, Урицкого, Дзержинского и т.д., и т.п.

После революции 1917 г. в жизни Зуевского храма произошли трагические изменения. Клировая ведомость 1919 г. Богородицерождественского храма сообщает: положенного жалования нет, церковный капитал отобран, церковная земля советской властью отобрана, отобран и дом у священника Павла Архангельского (назначенного к Зуевскому храму в 1909 г.). Метрические книги в 1918 г. отобраны советской властью, печать отобрана, имеющиеся в приходе школы состоят в ведении советской власти.

В 1919 г. настоятелем храма продолжал быть о. Феодор Орловский. Он овдовел. Вторым священником был Павел Георгиевич Архангельский (ему был 51 год). Он окончил курс Московской Духовной семинарии. В 1909 г. определён на настоящее место. Его жену звали Елена Петровна, ей было 49 лет. Диаконом в 1911 г. к зуевскому храму определён Михаил Семёновоч Подобедов (в 1919 г. ему 52 года). Его жену звали Мария Ивановна (41 год). Псаломщиками в это время были А.А. Добровольский и определённый к зуевскому храму, окончивший 3 класса Донского Духовного училища, исполняющий должность псаломщика Иван Петрович Воскресенский. Он был холостым.

Репрессии 1920-х -1930-х гг. с особой яростью были обрушены на епископат Русской Православной Церкви. Гонители хотели обезглавить Церковь, лишить её архипастырей (которых с 1917 по 1940 г. погибло более 250), иереев и, следовательно, Таинств. На случай гибели или ареста правящего епархиального архиерея в каждой епархии были поставлены викарные епископы, причём и в тех городах, где раньше не было епископских кафедр. Сам г. Орехово-Зуево образован в 1917 г., и в 1926 г. викариатствоздесь уже существовало, сюда назначен епископ Бугульминский Никита (Делекторский). Священномученик Никита (в миру Фёдор Петрович Делекторский) родился 22 декабря 1876 г. в г. Покров Владимирской губернии в семье священника.

В 1897 г. окончил Владимирскую Духовную семинарию и был направлен преподавателем Закона Божия в Южское училище в Вязниковском уезде.

В 1898 г. женился на Антонине Николаевне Флоринской, дочери соборного протоиерея г. Александрова. 3 августа 1898 г. рукоположен в сан священника ко храму Николаевского женского монастыря г. Переславля.

С 1901 по 1907 г. о. Феодор состоял председателем Ревизионного комитета при Переяславском Духовном училище. С 1903 по 1907 г. нёс послушание законоучителя церковной школы Николаевского женского монастыря и состоял заведующим и законоучителем Успенской церковноприходской школы г. Переславля. В 1907 г. от него ушла жена, и, по-видимому, обстоятельства сложились таким образом, что семью невозможно было восстановить, но детей у них не было, не было и необходимости заботиться о семье. 22 августа 1909 г. о. Феодор был уволен по прошению за штат, а 31 августа того же года стал вольнослушателем Московской Духовной академии. 16 октября 1910 г. утверждён в звании студента.

В 1915 г. о. Феодор окончил Московскую Духовную академию со степенью кандидата богословия. Тема его кандидатской работы была «Ветхозаветные пророки как пастыри» и заслужила высокую оценку рецензентов. С 1 октября 1915 г. по 27 декабря 1916 г. о. Феодор был помощником секретаря Совета и правления Московской Духовной академии. 17 июля 1916 г. священник Феодор Делекторский был награждён камилавкой за особые труды по обстоятельствам военного времени. 27 декабря 1916 г. о. Феодор по приглашению архиепископа Пермского и Кунгурского Андроника Никольского (священномученик) был назначен настоятелем Петропавловского кафедрального собора в городе Перми и преподавателем теории словесности и истории иностранной литературы в Пермском епархиальном женском училище.

В 1919 г. возведён в сан протоиерея и в том же году Высшим Временным Сибирским Церковным Управлением, которое возглавлял священномученик архиепископ Сильвестр (Ольшевский), протоиерей Феодор награждён золотым наперсным крестом. При отступлении Белой Армии он остался в Перми.

В это время протоиерей Феодор решил всецело посвятить себя служению Церкви и принять монашеский постриг, о чём и сообщил епископу Пермскому Сильвестру (Братановскому), который принял соответствующее решение: «Ввиду безвестного отсутствия в течение 15 лет Антонины Делекторской и расторжения брака протоиерея Фео-дора Делекторского с нею в гражданском суде, церковное благословение с нею как таинство снимается для предоставления возможности протоиерею Феодору Делекторскому всецело посвятить себя служению святой Церкви в безбрачном состоянии».

В 1922 г. протоиерей Феодор вернулся из Перми на родину, во Владимирскую епархию, и был назначен настоятелем Христорождественского собора в г. Александрове и благочинным всех городских церквей.

7 мая 1924 г. Святейший Патриарх Тихон и Священный Синод постановили открыть в Самарской епархии викарную кафедру в городе Бугульме, назначив на неё протоиерея Феодора Делекторского. 9 мая в храме Валаамского подворья в Москве митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский) совершил постриг протоиерея Феодора в монашество с наречением ему имени Никита и возвёл его в сан архимандрита. 12 мая архимандрит Никита был хиротонисан во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии.

По прибытии епископа Никиты в Бугульму ОПТУ арестовало его, обвинив в связи с белочехами во время гражданской войны. Но это ложное обвинение следователи не сумели доказать, и после месяца, проведённого в тюрьме, епископ был освобождён. В 1925 г. власти снова арестовали его и обвинили в том, что он совершал богослужение без разрешения местных властей, как православный епископ, подчиняющийся Патриарху Тихону, между тем как законной религиозной организацией власти признавали лишь обновленцев. Кроме того, преосвященный Никита был обвинён и в том, что за богослужением поминал Святейшего Патриарха Тихона. После полутора месяцев пребывания в тюрьме в г. Мелекессе владыка был освобождён. 8 1926 г. преосвященный Никита был назначен епископом Орехово-Зуевским, викарием Московской епархии, и с тех пор поселился в этом городе, где у него появилось много духовных детей. В 1927 г. он был уволен по прошению за штат. Жить остался в Орехово-Зуеве.

По-видимому, с этого времени он нес подвиг старчества, крайнего нестяжания и юродства. Иногда он выезжал в Москву и тогда останавливался у благочестивых людей, принимавших странников. Там в 1930 г. он был арестован и приговорён к трем годам заключения в исправительно-трудовом лагере на строительстве Днепрогэса, где работал конюхом и ночным сторожем. В 1934 г. владыка вернулся в Орехово-Зуево и поселился в комнате общежития, населённого в основном милиционерами кавалерийского взвода. Милиционеры знали, что это ушедший за штат епископ Орехово-Зуевский, но относились к нему доброжелательно, видя его совершенную нестяжательность и доброту. Духовные дети помогали владыке материально, но всё, что ему давали, он раздавал нуждающимся, зарабатывая на жизнь сбором утильсырья.

Получив летом 1937 г. распоряжение о начале массовых гонений, власти Орехово-Зуева стали собирать сведения через служивших в орехово-зуевском соборе обновленцев обо всех проживавших в городе духовных лицах и, в частности, о преосвященном Никите.

13 октября, в то время, когда епископ проходил мимо орехово-зуевского собора, сотрудники НКВД арестовали его. Он был заключён в Таганскую тюрьму в Москве. Сразу же после ареста начались допросы, которые продолжались беспрерывно в течение трёх суток.

Следователь не спрашивал и не старался подтвердить свои домыслы об антисоветской деятельности епископа, для него был вполне достаточным преступлением сан живущего на покое епископа.

19 октября был допрошен один из лжесвидетелей, который сказал, что знает епископа с 1936 г. и часто видел его в соборе в Орехово-Зуеве, куда тот заходил помолиться, что епископ имеет большой круг единомышленников и почитателей во многих городах Советского Союза, что будто бы владыка говорил ему: обязанность каждого истинного пастыря побуждать верующих к защите Церкви, не допустить закрытия церквей, организовать верующих вокруг церкви для её защиты. В заключение лжесвидетель сказал, что епископ юродствует и к нему обращаются как к прозорливому, который может провидеть грядущее.

17 ноября 1937 г. «тройка» НКВД приговорила преосвященного Никиту к расстрелу. Он расстрелян через день после приговора, 19 ноября, и погребён в одном из рвов, куда сваливали тела расстрелянных, на полигоне Бутово под Москвой.

Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2000 г. епископ Никита причислен к лику новомучеников российских.

29 сентября 1928 г. состоялась хиротония Иоанна (Соколова) во епископа Орехово-Зуевского. В 1929 г. он был переведён в г. Кимры, в 1931 г. - снова в Орехово-Зуево. Владыка Иоанн был духовником митрополита Сергия (Страгородского). В 1943 г. участвовал в заседаниях Собора, избравшего митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси. Владыка Иоанн с 12 февраля 1944 г. стал митрополитом Киевским и Галицким, экзархом Украины. Скончался на покое в 1968 г.

15 мая 1934 г. на орехово-зуевскую кафедру переведён епископ Муромский Иоанн (в миру Андрей Алексеевич Широков). Приезжая в Зуево, он останавливался в деревянной сторожке в ограде храма. Окончив в 1917 г. Казанский университет, Андрей Широков был оставлен профессорским стипендиатом на кафедре историиЦеркви. В 1923 г. пострижен в монашество, в 1929 г. совершена его хиротония в епископа Марийского, с 1936 г. епископ Дмитровский. С 24 апреля 1937 г. в заключении, где и погиб.

Власти в 1931 г. закрыли Крестовоздвиженскую церковь в Дубровке. По распоряжению епархиального начальства в 1931 г. из неё в Зуевский храм Рождества Пресвятой Богородицы был переведён, вместе с общиной верующих, благочинный Орехово-Зуевского и Павловопосадского округов протоиерей Василий Евгеньевич Никольский (1877-1937). Он был назначен настоятелем Зуевского храма. Проживал по адресу: ул. Володарского, д. 14. Этот дом у одной старушки, которая осталась жить в пристройке до своей смерти, купили монахини разорённого Зуевского скита Московского Вознесенского монастыря: настоятельница Енафа, её племянница монахиня Ольга и послушница Александра, тоже родственница.

Они были родом из-под Рыбинска и примерно в 1926 г. уехали на родину. В этом _ доме останавливался, приезжая для служения в зуевском храме, епископ Орехово-Зуевский Иоанн (Соколов). Когда он узнал, что о. Василий Никольский ходит на свою чреду богослужений из с. Крестовоздвиженского (Дубровки), где жил с семьёй, да ещё и через лес, то предложил ему жить в своём доме, кроме комнаты, в которой сам останавливался. Обязанности благочинного и настоятеля храма о. Василий Никольский выполнял до 1934 г., после чего продолжал служение в штате собора. В 1935 г. награждён крестом с украшениями.

По свидетельству дочери о. Василия, он в 1936 г., к престольному празднику, получил право ношения митры. Во время начавшихся массовых гонений на Русскую Православную Церковь протоиерей Василий Никольский был арестован 16 ноября 1937 г. (на фотографии изображён незадолго до того, с женой Евгенией Николаевной) и заключён в Таганскую тюрьму в Москве. Властями были допрошены два лжесвидетеля, которые рассказа- _ ли следователю, будто слышали от о. Василия разговоры против сталинской конституции и стахановского движения. 19 ноября протоиерей был Допрошен. На ложные обвинения он отвечал, что предъявленного обвинения не признаёт. В тот же день было составлено заключение и дело передано на рассмотрение «тройки» НКВД. 21 ноября 1937 г. «тройка» НКВД приговорила о. Василия к расстрелу.

Протоиерей Василий Никольский расстрелян 27 ноября 1937 г. на полигоне Бутово под Москвой и погребён в об щей могиле.

С 1934 г. настоятелем собора в г. Орехово-Зуево и благочинным Орехово-Зуевского округа Московской епархии был назначен протоиерей Борис Николаевич Кроткевич (в монашестве Антоний, 1889-1973, в будущем митрополит Тамбовский и Мичуринский).

В 1937 г. он был переведён настоятелем храма в г. Перово Московской епархии и благочинным церквей Ухтомского и Раменского районов. В том же году арестован по обвинению в антисоветской пропаганде и осуждён на 5 лет лагерей, освобождён в 1942 г. Он родился в семье священника, окончил 2-ю гимназию в Киеве, год учился в Киевском медицинском институте. Прервав обучение, поступил в Киевскую Духовную академию, которую окончил в 1914 г. После вступления в брак рукоположен во диакона, 14 августа 1914 г. во священника и служил в Воздвиженской церкви с. Пирогова Киевской епархии.

В 1917 г. переведён в церковь Великомученицы Екатерины на Лукиановском кладбище в Киеве, в 1919 г. назначен настоятелем киевской Байково-кладбищенской церкви, благочинным 3-го округа Киева с возведением в сан протоиерея. С 1931 г. - настоятель Софийской церкви на Софийской набережной в Москве, с 17 августа 1932 г. настоятель Христорождественского собора г. Коврова и благочинный Ковровского округа Владимирской епархии. В ноябре того же года за сочинение «История Страстной седмицы до образования Студийского устава» удостоен степени кандидата богословия.

В 1933 г. настоятель Введенской церкви г. Иваново. В 1935 г. разведён. С 1937 по 1942 г. находился в заключении в исправительно-трудовых лагерях.

В 1944 г. возобновил пастырское служение в Житомирской епархии, где был назначен настоятелем храма и благочинным. 11 августа 1944 г. принял монашеский постриг от игумена Кронида в пещерном храме Киево-Печерской Лавры с наречением имени в честь преподобного Антония Киево-Печерского. 14 августа 1944 г. во Владимирском соборе Киева Антоний был хиротонисан во епископа Житомирского и Овручского. Хиротонию возглавил патриарший экзарх Украины митрополит Киевский Иоанн (Соколов).

В 1946 г. Антоний был переведён на Костромскую и Галичскую кафедру и назначен временно управляющим Ярославской епархией. 25 февраля 1952 г. возведён в сан архиепископа, 16 ноября 1953 г. по собственному прошению уволен на покой. 9 февраля 1954 г. назначен на Тульскую и Белёвскую кафедру, с 1958 г. временно управлял также Ростовской и Новочеркасской епархией. 16 марта 1961 г. переведён на Минскую и Белорусскую кафедру, возведён в сан митрополита. 5 июля того же года снова уволен на покой. С 12 января 1962 г. митрополит Орловский и Брянский, с 28 мая 1963 г. на покое, с 30 марта 1964 г. митрополит Ивановский и Кинешемский, с 27 января 1966 г. Тульский и Белёвский, с 7 июля 1966 г. на покое, с 28 ноября 1968 г. митрополит Тамбовский и Мичуринский.

8 июня 1970 г. ввиду преклонного возраста уволен на покой и поселился в подмосковной Малаховке. Столь частые перемещения с кафедры на кафедру были, к сожалению, обычной практикой во время гонений на Церковь в 1960-х гг. Нередко у владыки Антония складывались конфликтные отношения с епархиальными клириками и паствой. В разных епархиях его обвиняли в том, что он не проявляет должного рвения в противодействии закрытию храмов и, исполняя указания уполномоченных Совета по делам религий при Совете Министров СССР, делает слишком большие и не всегда необходимые уступки властям. В частности, сразу после прибытия в Ивановскую епархию Антоний передал городским властям дом епархиального управления с домовым храмом, епархиальные автомобили; по распоряжению Антония сожжены епархиальные архив и библиотека, часть книг из которой была архиереем отдана городу. В Патриархию жаловались и на его деспотическое отношение к духовенству. Антоний умер в пос. Малаховка, погребён в ограде храма Рождества Пресвятой Богородицы в с. Никольском-Трубецком Московской области.

В 1930 г. в Зуеве обрываются следы регента хора Троице-Сергиевой Лавры иеромонаха Нафанаила (Бочкало). Он жил в одном из частных домов в районе улицы Володарского, у своей духовной дочери. 28 августа 1937 г. был арестован и 21 сентября того же года расстрелян Алексей Ефимович Кочетков (1874-1937), кустарь, изготовитель церковных свечей.

14 сентября 1937 г. арестован регент хора зуевского храма Сергей Григорьевич Андреев (1878-1937). Он родился в Орехово-Зуеве, из мещан, заведовал конторой механического цеха завода им. Барышникова. 26 сентября 1937 г. по обвинению в систематической антисоветской пропаганде приговорён к расстрелу и 27 сентября расстрелян. После ареста 16 ноября 1937 г. протоиерея Василия Никольского на следующий день, 17 ноября 1937 г., был арестован благочинный, настоятель зуевского храма Рождества Пресвятой Богородицы протоиерей Михаил Иванович Ясаков (1896-1937). Он родился в с. Болтай Саратовской области в семье крестьянина бедняка, окончил семинарию. Проживал в Орехово-Зуеве на ул. Володарского, д. 3, кв. 282, по обвинению в контрреволюционной агитации 21 ноября 1937 г. осуждён на смертную казнь и 25 ноября расстрелян.

18 ноября 1937 г. арестован священник зуевского храма Виктор Викторович Поливанов (1905-1937). Он родился в Казахстане, в г. Верном (в советское время Алма-Ата), проживал в г. Орехово-Зуево на улице Володарского в д.ЗЗ. Дочери о. Василия Никольского запомнилось, что после поездки на родину о. Виктор угощал её огромными яблоками, невиданными в Зуеве, которые назывались «апорт». По обвинению в террористической агитации 21 ноября о. Виктор Поливанов приговорён к расстрелу и 25 ноября 1937 г. расстрелян. 3-4 дня от ареста до расстрела, на предъявление обвинения, допрос, фотографирование, суд и вынесение приговора, конвоирование в Москву и в Бутово - три дня очень мало даже по советским меркам.

В 1939 г. в церкви прекратились богослужения, но актив верующих сохранился. В мае 1940 г. церковным старостой храма Рождества Пресвятой Богородицы был избран Дмитрий Иванович Волков (1871-1942, мученик за веру). Он родился в д. Островищи Покровского уезда Владимирской губернии в крестьянской глубоко верующей семье. Работал столяром, жил в г. Орехово-Зуево, был прихожанином храма Рождества Пресвятой Богородицы. После выхода на пенсию всё свое время посвятил церковным делам и, избранный старостой храма, возглавил усилия верующих по его сохранению. Каждую субботу в церкви собирались члены приходского собрания. Дмитрий Иванович возглавил делегацию орехово-зуевских верующих в Москву к Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Сергию (Страгородскому) с просьбой о назначении в г. Орехово-Зуево священника. Верующие собрали 3000 рублей и уплатили налоги за бездействующий храм, провели ремонт. Дмитрий Иванович Волков и член приходского совета Никита Сухарев (мученик за веру) обратились в горсовет Орехово-Зуева за разрешением на проведение богослужений в храме, им было отказано. Власти организовали митинги на фабриках города с целью не допустить возрождения церковной жизни в Орехово-Зуеве. Прихожане решили обжаловать решение горсовета и получили отказ в Московском областном совете, тогда они, 15 мая 1941 г., обратились с жалобой в приёмную Верховного Совета РСФСР.

23 июня Волков и Сухарев были арестованы УНКВД по Московской области и содержались в тюрьме в Москве. В июле, в связи с объявлением Москвы на военном положении и эвакуации следственных органов НКВД, Дмитрий Волков был отправлен этапом в Омск и заключён в тюрьму № 1, На допросах он решительно отвергал обвинения в контрреволюционной деятельности и антисоветской агитации, но подтверждал, что он, действительно боролся за открытие орехово-зуевского храма. 27 декабря 1941 г. Волков и Сухарев были приговорены к 5 годам ссылки в Омской области, но из тюрьмы не были освобождены, скончались от невыносимых условий содержания заключённых. Их имена определением Священного Синода включены в собор новомучеников и исповедников российских.

Церковь была вновь открыта в 1943 г., но к этому времени её внутреннее убранство потерпело значительный урон.

Первым настоятелем после открытия храма был пожилой священник, переживший заключение, он служил в Зуеве долго, здесь и умер. Имени его старожилы не помнят. Потом настоятели менялись чуть ли не каждый год. В разное время зуевский храм, как главный в благочинии, посещали и служили в нём Божественную литургию управляющие Московской епархией Русской Православной Церкви митрополиты Крутицкие и Коломенские: Николай (Ярушевич, на кафедре митрополита Крутицкого и Коломенского был с 1947 по 1960 г.), Питирим (Свиридов, на кафедре с 1960 по 1963 г.), Пимен (Извеков, митрополит Крутицкий и Коломенский с 1963 по 1971 г., затем Патриарх Московский и всея Руси), митрополит Серафим (Никитин, на кафедре с 1971 по 1977 г.). Неоднократно Богородицерождественский храм посещал и служил в нём Божественную литургию митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, управляющий Московской епархией с 11 июня 1977 г., постоянный член Священного Синода Русской Православной Церкви (1972), председатель Синодальной Комиссии по канонизации святых (с 11 апреля 1989 г.), сопредседатель Оргкомитета по подготовке и проведению Дней славянской письменности и культуры (1993). В сан митрополита он был возведён 27 апреля 1972 г. и 30 мая того же года назначен председателем Отдела Внешних Церковных Сношений и постоянным членом Священного Синода. На посту председателя ОВЦС пребывал до 1981 г. В 1993 г. включён в состав правительственной комиссии по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков императора Николая II и членов его семьи.

В 1995-1998 гг. - председатель комиссии по художественному убранству храма Христа Спасителя в Москве. С 13 по 16 августа 2000 г. участвовал в работе Юбилейного Архиерейского Собора, на котором были прославлены новомученики и исповедники российские XX в. по представлению Синодальной Комиссии по канонизации святых. Участвовал в Работе Поместных Соборов Русской Православной Церкви в 1988 и 1990 гг., а также Архиерейских Соборов, проходивших в Москве в 1989, 1990,1992,1994,1997 и 2000 гг. Митрополит Ювеналий награждён церковными орденами Александрийской, Антиохийской, Иерусалимской, Русской, Грузинской, Болгарской, Чехословацкой и Синайской Православных Церквей.

В 1985 г. награждён орденом Дружбы народов, в 2000 г. - орденом Почёта.

В Зуевском храме служил протоиерей Иосиф Корольчук (1890-1968). Он родился в Царстве Польском, которое тогда было частью Российской империи, во время Первой мировой войны эвакуирован в Москву. Окончил духовную семинарию, учился в консерватории (вокал и скрипка), служил диаконом в храмах Москвы. После закрытия храма Введения в Барашах, в котором служил о. Иосиф, ему пришлось работать ночным сторожем, потом поступить на железную дорогу. Им заинтересовалось НКВД, и о. Иосиф пере ехал на Эмбу (Казахстан), где работал в депо).

После Великой Отечественной войны стали открываться храмы. Отец Иосиф вернулся к церковному служению, сначала в с. Марчуги, там был избит ворвавшимися в дом грабителями, потом в с. Новленском (г. Воскресенск), в Москве, Орехово-Зуеве, с. Душенове (Щёлковского района).

С 1949 г о. Иосиф жил в г. Железнодорожном, где 11 января 1968 г. убит при невыясненных обстоятельствах.

В конце 1959-х - начале 1960-х гг. настоятелем собора и благочинным Орехово-Зуевского округа был протоиерей Василий Павлович Пухов.

С 1961 по 1962 г. настоятелем храма и благочинным Орехово-Зуевского округа был о. Василий Лебедев, будущий патриарший экзарх Средней Европы (1978), архиепископ Мелхиседек (Василий Михайлович Лебедев на фотографии с диаконом Стефаном Сложеникиным). Он родился в 1927 г. в крестьянской семье в д. Новочеркасово Шатурского района Московской области.

С 1946 по 1950 г. учился в Московской Духовной семинарии, по окончании которой в июле 1950 г. рукоположен во священника к Преображенскому храму с. Бесово Каширского района Московской области. В декабре того же года переведён в Пятницкую церковь с. Туголес Шатурского района Московской области. В феврале 1955 г. назначен настоятелем Воскресенского храма с. Молоди Чеховского района Московской области. В январе 1961 г. назначен настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы г. Орехово-Зуево и благочинным церквей Орехово-Зуевского округа Московской епархии.

В 1962 г. поступил в Московскую Духовную академию, одновременно неся послушание приходского священника в г. Ярославле.

В 1963 г. вступил в число братии Тро-ице-Сергиевой Лавры, пострижен в монашество с именем Мельхиседек, и направлен на послушание в Троицкое Патриаршее подворье, что в Переделкине. По окончании 3-го курса Московской Духовной академии иеромонах Мельхиседек призван к епископскому служению на Вологодской кафедре. 15 июня 1965 г. митрополит Ленинградский и Ладожский Никодим (Ротов) возвёл иеромонаха Мельхиседека в сан архимандрита, а 16 июня в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры совершено наречение архимандрита Мельхиседека во епископа Вологодского. 17 июня того же года была совершена хиротония архимандрита Мельхиседека во епископа Вологодского.

В 1967 г. он назначен епископом Венским и Австрийским, в 1970 г. переведён на Пензенскую кафедру, с 1976 г. архиепископ, с 1978 г. экзарх Средней Европы, с 1984 г. архиепископ Свердловский, в 1993 г. переименован во архиепископа Екатеринбургского и Веротурского, в 1994 г. переведён на Брянскую кафедру, в 2002 г. уволен на покой.

С 1962 по 1997 г. настоятелем храма был протоиерей Сергий Нечаев (1929-1998). По окончании Московской Духовной семинарии в 1952 г. он в том же году посвящен в сан диакона и затем в сан иерея.

В 1962 г. окончил Московскую Духовную академию, назначен настоятелем церкви Рождества Пресвятой Богородицы г. Орехово-Зуево и благочинным церквей Орехово-Зуевского округа. Удостоен всех наград священника, включая митру. Время настоятельства о. Сергия совпало с хрущёвским гонением и с последующей эпохой скрытого давления на Церковь. Это не могло не сказаться на его здоровье. Отпевание почившего пастыря совершил 13 июня 1998 г. архиепископ Можайский Григорий в сослужении благочинного церквей Орехово-Зуевского округа протоиерея Сергия Ткаченко и духовенства благочиния. Похоронен о. Сергий Нечаев у алтаря храма Рождества Богородицы.

На стене храма Рождества Пресвятой Богородицы установлена памятная доска: «21 июля 1991 года в этом храме по пути из Москвы в Дивеево пребывали святые мощи преподобного Серафима Саровского Чудотворца. Божественную Литургию и молебен совершил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в сослужении с иерархами Русской Церкви».

Мощи были перенесены из Москвы в основанную преподобным Дивеевскую обитель крестным ходом через Ногинск, Орехово-Зуево, Владимир, Нижний Новгород, Арзамас. Рака была установлена перед амвоном, посреди храма. Патриарху сослужили митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий и сонм духовенства. Жители г. Орехово-Зуево и окрестных городов и сёл, желавшие приложиться к святым мощам, составили очередь, которая не кончалась до самого вечера.

7 декабря 2003 г. после непродолжительной болезни на 90-м году жизни скончался протодиакон Храма Рождества Богородицы г. Орехово-Зуево Стефан Сложеникин. (род. 1913). Он родился в с. Алгасово Тамбовской губернии. Его Ж отеЧ погиб в Гражданскую войну, когда мальчику было 6 лет. Мать его в 28 лет осталась вдовой с двумя детьми. Жили они при храме, в церковном доме. Мать смотрела за порядком в храме: чистила подсвечники, обслуживала прихожан за свечным ящиком. С раннего детства он стал помогать в алтаре, в 14 лет читал на службе Апостол, в 17 лет стал псаломщиком.

В 1933 г. в двадцатилетнем возрасте женился на дочери священника Любови Ивановне.

В 1935-1936 гг. у них родились дочь и сын, погодки. Стефан Тимофеевич продолжал служить при храме, несмотря на угрозы властей, а оснований для опасения было предостаточно: сам - псаломщик, мать помощник старосты, вся семья при храме. Забрали мать, Стефана в ту же ночь вызвали в НКВД. Допросили, потом отпустили. Вскоре его, мать и жену с двумя маленькими детьми выгнали из дома. Переселились в хату к бедным старым людям, в 1939 г. решили перебраться в Орехово-Зуево, Стефан Тимофеевич сначала приехал один, устроился на завод «Респиратор» рабочим в цехе, затем перешёл шофёром на машину, потом к нему приехала жена с детьми и его мать. Осенью 1941 г. его забрали на фронт. После войны продолжал работать шофёром. Однажды после аварии Стефан чудом остался жив и решил: пора Богу служить. В то время у него было уже четверо детей.

В 1952 г. он возвратился в свой храм в Тамбовскую область.

6 апреля 1952 г. епископом Тамбовским Иоасафом рукоположен во диакона.

С 1953 г. митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем назначен в церковь с. Савино Балашихинского района Московской области. С августа 1954 г. по 24 октября 1957г. - диакон Никитской церкви с. Кабаново Орехово-Зуевского района Московской области. Г С 24 октября 1957 г. митрополитом Крутицким и Коломенским Николаем Стефан Сложеникин назначен в храм Рождества Богородицы в Орехово-Зуеве, где и служил до конца дней. Оба его сына стали священниками - протоиереи Сложеникины Александр и Николай (1949-2005, родился в Орехово-Зуево), из трёх дочерей две были замужем за священниками).

Ныне храм обновлён и украшен, в том числе гранитным полом (1998 г.), перестроена и надстроена сторожка (2003), расширена территория церковного двора, часть которого отведена под детскую площадку. Действует воскресная школа. Налажено сотрудничество со школами города. Выпускается газета благочиния «Благовест». Совершаются паломничества по святым местам.

От старого Зуева к нашему времени почти ничего не осталось, разрушены дома, хранившие истории семейств, в них проживавших. Старая застройка Зуева сохранилась фрагментарно, большей частью в районе улицы 1905 года и во дворах на улице Гагарина.

Дом Паршина, надстроенный в советское время, известен тем, что в 1933 г. за ним была возведена ажурная металлическая конструкция «башни Шухова» поддерживавшей резервуар городского водопровода.

Московская обл., Орехово-Зуево

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Рождества Божией Матери адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда