Атмосфера мест

Церковь Святой праведной Ксении Петербургской

В заброшенной больничной часовне, в 1998 г. переданной Русской Православной Церкви, после восстановления и необходимой перестройки освящён престол во имя Святой Праведной Ксении Петербургской. Часовня была возведена как часть Никольской больницы, построенной по проекту архитектора Александра Антоновича Галецкого в 1903 - 1906 гг. на средства Саввы Тимофеевича Морозова.

В 1900-х гг. Александр Антонович стал архитектором Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын»; вероятно, назначение на эту должность состоялось по рекомендации Ф.О. Шехтеля, строившего Савве Тимофеевичу дом в Москве и дачу на р. Киржач. В то время больница была одной из лучших в России. Первую деревянную больницу в Никольском, на 100 коек, построил в начале 1860-х гг. Тимофей Саввич Морозов.

В ней было три отделения: мужское, женское и родовспомогательное, при больнице была аптека.

В1873 г. Никольская больница переехала в новое двухэтажное здание, в 1890-е гг. число коек увеличилось до 160.

В 1906 г. закончилось начатое ещё Саввой Тимофеевичем строительство главного корпуса больницы по проекту архитектора А.А. Га-лецкого. Больница была рассчитана на 300 коек, с двумя хирургическими и двумя терапевтическими отделениями, рентгеновским, электротерапевтическим и гидротерапевтическим кабинетами, гинекологическим и родильным отделениями, амбулаторией и аптекой. Здания были построены из красного кирпича с выделением белым цветом штукатурного обрамления окон и дверей. Центральное здание больничного городка увенчано стеклянным куполом над операционной. Купол венчает металлический гребень. Кованые металлические козырьки над входными дверями оживляют простой рисунок раскреповки стен главного корпуса.

На лужайке перед главным корпусом возвышается башня, служившая мощным вентиляционным воздухозаборником. Все корпуса больничного городка выполнены в одном стиле и создают подлинный архитектурный ансамбль, единственный такого уровня и масштаба в городе. В конце участка сохранился деревянный барак, какие обычно строились в больницах того времени для заразных больных. Сооружение зданий и их отделка производились при непосредственном участии главного врача Александра Павловича Базилевича (ум. 1908).

Благодаря заботе главного врача больница была оснащена по последнему слову техники: механическая прачечная с паровой дезинфекционной камерой, вытяжная вентиляция, биологический фильтр для очистки сточных вод, лучшее медицинское оборудование. Савва Тимофеевич очень ценил самоотверженную работу А.П. Базилевича.

В 1916 г. в больнице при фабрике «Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова Сын и Ко» служили: старший врач - доктор медицины Пётр Александрович Резвяков, врачи Павел Кондратьевич Ануфриев и Николай Васильевич Воробьев, женщины-врачи Клавдия Марианновна Воробьёва и Тереза Богумиловна Стравинская. Аптекой управлял провизор Михаил Иванович Архангельский.

В Морозовской больнице работали фельдшерами Александр Иванович Холлер и Фокей Фёдорович Антонов. В огромном больничном дворе проживали многие сотрудники больницы, в том числе семья Антоновых. Дочь Фокея Фёдоровича, Варвара Фокеевна Антонова, стала артисткой театра-студии при Орехово-Зуевском рабочем театре. На больничном дворе Варя со своими братишками и сестрёнками (в семье было шестеро детей), со сверстницами и сверстниками, родители которых тоже работали в больнице, в играх проводили весь день.

В 1914 г., когда Варе исполнилось восемь лет, девочку отвели в школу. Учителя сразу обратили внимание на звонкий, богатый яркими красками голос Вари. Со временем стали доверять ей чтение молитвы на общешкольных молебнах.

После закрытия часовни в ней был морг, потом здание было брошено и разрушалось. Силами общины храма Рождества Божией Матери в Орехово-Зуево часовня восстановлена, освящена во имя Святой праведной Ксении Петербургской.

Тем же архитектором поблизости было построено здание Зимнего театра (сохранился до нашего времени в несколько перестроенном виде), заложенного при Савве Тимофеевиче и построенного в его память Зинаидой Григорьевной и Тимофеем Саввичем Морозовыми. При проектировании за образец архитектором был взят проект сцены и внутренних помещений Московского художественного театра, выполненный учителем Галецкого, Ф. Шехтелем.

В 1912 г. в связи с подготовкой к 100-летию победы над Наполеоном в только что возведённом общедоступном Зимнем театре был впервые создан полнокровный драматический коллектив. В течение первых трёх лет возглавлял этот большой, в 170 человек, творческий коллектив местный режиссёр-любитель В.В. Трубников. 9 сентября 1912 г. состоялась премьера спектакля по пьесе Александрова «В селе Знаменском». Были также осуществлены постановки спектаклей по пьесам А. Н. Островского «Бедность не порок» и «На бойком месте», а затем «Венецианский истукан» П.П. Гнедича и другие.

Глубоко уважавший Савву Тимофеевича Морозова, в 1910 г. писавший о становлении МХАТа, роли Саввы в успехе нового предприятия: «Он не только поддержал дело материально, но он встал в ряды его деятелей, не боясь самой трудной, неблагодарной и чёрной работы» - Константин Сергеевич Станиславский с особой заинтересованностью следил за первыми шагами Зимнего театра в Орехово-Зуеве, последнего их трёх построенных Саввой Тимофеевичем. Строительство Зимнего театра в Никольском завершила его супруга, Зинаида Григорьевна Морозова в 1912 г. Но даже при наличии группы местных одарённых актеров, которые прошли школу А.Н. Гайгерова, впитали в себя опыт корифеев Малого театра и МХТа, часто гастролировавших в орехово-зуевском Клубе служащих, нельзя было создать полнокровный драматический театральный коллектив без опытного режиссёра.

В начале 1880-х гг. Никольская мануфактура располагала казармами нескольких категорий. Одни предназначались для семейных рабочих, другие для холостых взрослых, третьи - для мальчиков в возрасте от 12 до 16 лет. В отдельных казармах размещались женщины. Все эти категории отличались друг от друга условиями проживания. Семейных селили в комнаты или каморки, причём в каждой находилось по три семьи. Считалось, что число проживавших не должно было превышать 6-7 человек на комнату, однако правило не всегда соблюдалось.

Холостых рабочих тоже отправляли в каморки, но уже в одной комнате находилось по 12 человек. Подростков селили в отдельные большие палаты, каждая из них вмещала до 76 человек. По мнению земского статистика Виктора Степановича Пругавина (1858-1896, в 1880 г. занимался исследованием кустарных промыслов во Владимирской губернии, много писал по экономическим вопросам), санитарные условия содержания семейных казарм оставляли желать лучшего.

Спёртый воздух, теснота, грязь - всё это его поразило. Фабричный инспектор Песков, два года спустя посетивший те же места, отмечал и некоторые положительные стороны. С его точки зрения, планировка казарм была удачной. При этом в новых зданиях, которых не видел B.C. Пругавин, установили принудительную вентиляцию. В июне 1883 г. правление товарищества выделило средства на строительство двухэтажной кирпичной казармы с водяным отоплением для рабочих новой отбельной фабрики в д. Городищи Покровского уезда Владимирской губернии, сооружение которой только что было завершено. На эти цели было отпущено 55 000 рублей серебром. Летом 1884 и 1885 гг. в благоустроенных казармах появились первые обитатели.

С приходом в дело Саввы Тимофеевича Морозова, старшего сына Тимофея Саввича, в качестве директора по социальным вопросам, масштабы жилищного строительства в Никольском приняли небывалый ранее размах. Правление товарищества приняло решение о выделении на 1891-1892 гг. 300 000 руб. на улучшение быта рабочих. Это была первая часть суммы, предназначенной для сооружения новых казарм, отвечавших современным санитарно-гигиеническим нормам. Одновременно с жильём для рабочих возводились и благоустроенные дома поквартирной системы для служащих, на эти цели с 1891 по 1896 г. были затрачены громадные по тем временам средства - 1 180 000 руб. Санитарный совет, в который входили главный врач Никольской больницы А.П. Базилевич и заведующий механическим заводом В.М. Кондратьев, под непосредственным руководством Саввы Тимофеевича Морозова, занялся составлением планов и проектов по строек улучшенного типа. При этом они следовали правилам, утвержденным Владимирским губернским по фабричным делам присутствием 2 апреля 1894 г.

Первые две новые рабочие кирпичные казармы в три этажа каморочного типа были заложены в 1894 г., и в течение двух лет предполагалось завершить их строительство. Однако как в Никольском, так и в Городищах ремонтные и строительные работы, связанные с улучшением быта рабочих, не прекращались вплоть до 1917 г. Наружные площадки у фасадов и внутренние дворики мостились ковровским камнем. Невдалеке от казарм сооружались хозяйственные пристройки: сараи, коровники, курятники и пр. В балаганах хранили овощи, закупаемые на зиму. Балаганы были общие, на несколько семей, у каждой семьи свой ящик для картофеля.

Полной обстановкой рабочих казарм и снабжением их всем необходимым для нормального жилья Никольская мануфактура занималась самостоятельно.

В Никольском, за железной дорогой,. правлением Никольской мануфактуры были построены четырёхэтажные каменные казармы и двухэтажные с каменным нижним и деревянным верхним этажами. Здесь же стояла баня (сохранилась до нашего времени) и строения Морозовской ткацкой фабрики. Все каменные и полукаменные казармы были сломаны в 1970-1990-х гг. Не пощадили и 30-ю казарму, в которой в 1905 г. располагался стачечный комитет, комитет РСДРП, создавались дружины боевиков и заседал первый Совет рабочих депутатов (в октябре 1905 г. само правление Никольской мануфактуры выделило 30-ю казарму для собраний рабочих). С целью разоружения боевиков 1 декабря 1905 г. - 30-ю казарму штурмовали казаки и полиция. Поводом к решительному наступлению войск и полиции были события 25 ноября в с. Городищи. Ещё Тимофей Саввич Морозов купил земельный участок в с. Городищи, где были устроены конторы для приёма тканей от кустарей, позднее построены Городищенская фабрика и казармы (самая лучшая - в 1893 г), депо для паровозика узкоколейки.

Морозовы освоили всё нижнее течение р. Киржач. В 1892 г. архитектор Фёдор Осипович Шехтель (1859-1926) построил в имении Усад на берегу Киржача для Саввы Тимофеевича Морозова дачу. Позднее она полностью разрушена.

Между Морозовской дачей и Городищенской фабрикой, также на берегу Киржача, была построена усадьба лесничего. Лес ценили, его охраняли, за ним ухаживали, такого безобразного состояния, в каком находятся леса в наше время, Морозовы не допускали. Лесничий был крупной фигурой и приравнивался по зарплате к директору.

В 20-х числах ноября 1905 г. отряды боевиков с морозовских фабрик направились в окрестности Орехово-Зуева с целью останова работавших фабрик.

25 ноября 1905 г. вооружённый отряд боевиков из Орехово-Зуева пытался захватить охраняемую казаками Городищенскую фабрику, с целью поднять рабочих на забастовку. В результате столкновения боевиков и казаков были убиты 3 человека и тяжело ранены 2. Похороны убитого в Городищах члена боевой дружины Павла Черепнина снова обострили ситуацию.

Понадобились две революции, Мировая и Гражданская войны, чтобы разрушить большую часть тех удобств жизни, которые создавал для своих рабочих и служащих Савва Тимофеевич.

Московская обл., Орехово-Зуево



Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святой праведной Ксении Петербургской адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда