Атмосфера мест

Церковь Святителя Николая в Никольском училище

Никольское училище при фабрике Саввы Морозова было расположено в местечке Никольском, где находились фабрики товариществ Саввы и Викулы Морозовых. Местечко - это населенный пункт, который по роду занятий населения и экономическому значению считался близким к городу. Жители местечка считались мещанами (если не принадлежали к более высшему сословию) и вместо подушной подати платили налоги с недвижимости, то есть входили в городское податное сословие.

В 1913 г. на фабриках Никольской мануфактуры Саввы Морозова было 18 тысяч постоянных рабочих и 4 тысячи сезонных; на фабриках Викулы Морозова -12 500 рабочих. В 1913 г. в местечке проживало 38 026 человек, вместе с 21 533 жителями с. Орехово и 22 097 жителями Зуева общее население составляло 81 656 жителей. В Никольском было 2 больницы и одна в Зуеве с общим числом коек 250, в больницах трудились 16 врачей и 40 медицинских сестёр и фельдшеров.

В Орехове были две частные гимназии и собирались строить ещё одну при Никольской мануфактуре. В Никольском были открыты две фабричные шестиклассные школы и несколько трёхклассных, чертёжные, ремесленные, а также школы-мастерские. Никольское, Орехово и Зуево уже давно представляли собой в экономическом отношении единое целое, население местечка и двух сёл было не меньше, чем в губернском городе.

В 1916 г. Никольском было отделение политической полиции, которое возглавлял помощник начальника Владимирского губернского жандармского управления во Владимирском и Покровском уездах подполковник Сергей Анемподистович Есипов. Местную полицию возглавлял пристав, коллежский секретарь Николай Сергеевич Дробышев, у Него было два помощника - коллежские регистраторы (низший чин табели о рангах): Иван Александрович Зайцев и Александр Михайлович Попов. Коннополицейской стражей заведовал околоточный надзиратель, не имевший чина, Фёдор Тимофеевич Бирюлькин, у него был помощник - околоточный надзиратель Семён Яковлевич Белоусов.

Газета «Колотушка» писала в 1930 г. (номер от 18 февраля): «14 февраля по инициативе бригады из 173 казармы было проведено общее собрание жителей 79 казармы. Бригада сделала информацию о коллективизации сельского хозяйства и призвала жителей оказать материальную помощь коллективизации путем сдачи ценностей. В этот день жителями 79 казармы сдано 26 золотых перстней, 4 массивных серебряных портсигара, несколько пар золотых серёг, брошек с всевозможными камнями, облигации займов, серебряные и медные монеты старой чеканки, серебряные цепочки с крестами, серебряные солонки, вилки, медные подсвечники, будильник, галоши, ручная швейная машинка и проч. Специально набранная комиссия по сбору, учитывая энтузиазм жителей, решила продлить сбор ценностей».

До уничтожения старого Opехово-Зуева это место - граница между с. Орехово и местечком Никольское выглядело так. От перекрёстка до вокзала в этих двухэтажных домах было множество магазинов, библиотека, картинная галерея.

Савва Васильевич Морозов, начавший своё дело в с. Зуево, деятельно принялся за его расширение, и в 1830 г. им была основана в г. Богородске как отделение Зуевской фабрики небольшая красильная и отбельная, а также контора для раздачи пряжи мастерам и принятия тканей от них. Эти заведения послужили основанием нынешней Богородско-Глуховской бумажной мануфактуры, перешедшей в начале 1840-х гг. к его второму сыну Захару Саввичу Морозову. В 1825 г. Савва Васильевич основал московскую фабрику. На ней было 240 ручных станков с жаккардовыми машинами для выработки цветных Узорчатых тканей. Фабрика ликвидирована после Крымской войны.

В 1823 г. Савва Васильевич купил у Г.В. Рюмина на другом берегу Клязьмы, уже в Покровском уезде Владимирской губернии часть пустоши Плёсы, покупкой смежных участков земли он расширял свое владение. На этих землях позднее им были построены фабрики, и воз никло местечко Никольское.

В деле устройства фабрик Савва Васильевич проявил целеустремленность и настойчивость. В 1838-1839 гг. Савва Васильевич создает в Никольском Никольскую механическую ткацкую фабрику в большом многоэтажном каменном корпусе, а в 1847 г., почти рядом с ткацким корпусом выстроил специальный прядильный корпус, небывалых до того времени размеров.

Первый сын - главный помощник Саввы Васильевича - Елисей Саввич после женитьбы также отделился и открыл рядом со своим отцом в местечке Никольском маленькую красильную фабрику, послужившую в свою очередь началом мануфактуры Товарищества «Викула Морозов с сыновьями»

С выделением из состава общей фирмы сыновей - Елисея и Захара Саввичей - Савва Васильевич с 1850 г., тогда уже в преклонных летах (ум. 1860), передал ведение всеми делами своему младшему сыну Тимофею Саввичу (1823-1889, его трудовая деятельность началась в 12 лет на отцовской фабрике, юношей он уже был одним из главных руководителей семейного дела) при сотрудничестве четвёртого сына Ивана. Иван Саввич не любил мануфактурного дела и вскоре после смерти Саввы Васильевича выделил свой капитал, так что Тимофей Саввич с 1850 г. до своей смерти в 1889 г. являлся единственным руководителем наследства Саввы Васильевича Морозова.

На Морозовской мануфактуре с 1884 по 1891 г. служил первый русский директор прядильной фабрики Михаил Петрович Лотарёв. Он был дядей известного русского поэта Игоря Северянина (Игорь Васильевич Лотарёв, 1887-1941, - эгофутурист, певец «гротескно-элегантной городской жизни», наиболее популярное стихотворение которого - «Ананасы в шампанском»), из непутёвого племянника Михаил Петрович безуспешно пытался сделать инженера. Михаил Петрович (род. 1854) и его брат Василий были детьми мещанина и крестьянки. Отец умер рано, и мать, Пелагея Леонтьевна, с детьми вернулась в дом отца, Леонтия Власьевича Полякова, крестьянина с. Новосёлки Андреевской волости Александровского уезда Владимирской губернии. Дед занялся воспитанием внуков. Он отдал их в услужение - «в люди», в немецкие семьи, понимая, что только так мальчики, выросшие в деревне, смогут научиться вести себя в обществен приобретут знание иностранного языка.

С 1866 по 1870 г. Михаил Петрович учился в Московской практической академии коммерческих наук. Деньги для обучения Михаила и Василия, по благословению священника, собирали всем селом. По окончании академии Михаил и Василий уехали в Ревель, где Михаил поступил в политехнический институт, а Василий в военное училище.

В 1880 г. М.П. Лотарёв стал компаньоном Н.А. Ильвовского, имевшего небольшую шёлковую фабрику в Москве. Фабрика сгорела в 1881 г., Ильвовский разорился, и, чтобы облегчить участь компаньона, Михаил Петрович женился на его старшей дочери. М.П. Лотарёв переехал в Иваново-Вознесенск, где работал с 1882 по 1884 г. директором прядильной и ткацкой фабрик Н. Гарелина, потом работал в Орехово-Зуеве, а с 1892 г. в Лодзи директором на фабриках Акционерного общества Карла Шейбера.

В 1896 г. на фабрике произошли волнения, рабочие требовали улучшения условий труда, и директор их поддержал, вследствие чего был уволен. Но хозяин фабрики поступил опрометчиво, так как Михаил Петрович при поступлении на работу подписал контракт, согласно которому должен был проработать определённый срок, а если захочет уволиться раньше, то должен уплатить хозяину (Акционерному обществу) неустойку, равную годовому жалованью - 15 000 рублей, если же хозяин увольняет директора раньше срока, то неустойку платит Акционерное общество. Михаил Петрович добился того, что ему выплатили неустойку, на полученные деньги он купил участок земли в Вологодской губернии и построил усадьбу.

В 1880-х гг. Тимофей Саввич пригласил на работу инженера-механика Василия Михайловича Кондратьева (он стал главным механиком Никольской мануфактуры, заведовал механическим заводом Товарищества Никольской мануфактуры, торфяными болотами, электротехнической станцией, умер в 1905 г.) и инженера-технолога Сергея Александровича Назарова (стал одним из директоров мануфактуры). Женой С.А. Назарова была Татьяна Михайловна, в девичестве Кондратьева, сестра Василия Михайловича Кондратьева. Братья Василия Михайловича и Татьяны Михайловны - Иван и Александр Михайловичи Кондратьевы - были актёрами Малого театра в Москве. Они приезжали в Орехово к брату и стали режиссёрами самодеятельного спектакля по пьесе А.Н. Островского «Не в свои сани не садись».

В 1912 г. был построен каменный дом для служащих фабрик Саввы Морозова (ныне известен как старый Дом Советов, жившие в нём люди были выселены).

В семье скромного служащего Никольской мануфактуры Николая Тихомирова (он служил в конторе в Никольском, потом в московской конторе) в 1893 г. родился известный в будущем историк, академик Михаил Николаевич Тихомиров (1893-1965). В семье чтили Бога, трудолюбие, знание. Именно отец, вспоминал позднее М.Н. Тихомиров, привил ему и другим детям (младший брат Михаила Николаевича, Борис, был также историком, репрессирован и сгинул в сталинских лагерях) любовь к истории и литературе, «почтение» к хлебу и твёрдую веру в Бога. Михаил Николаевич всю жизнь оставался верующим.

Напротив дома служащих находится городской парк, в котором стоял дом М.Ф Морозовой и до наших дней стоит дом В.Н. Оглоблина. Владимир Николаевич Оглоблин (1854-?), технолог. Он окончил физико-математический факультет Киевского университета. Был заведующим фабриками Никольской мануфактуры Морозовых. Его главные труды: «Колористический сборник за 1894 г.» и соответственно за 1895 г., «Белениехлопчатобумажных товаров» (лекции, читанные в Императорском техническом училище. М., 1909), «Красочное производство за границей и в России» (М., 1915). Как председатель местного Общества образования, Владимир Николаевич содействовал открытию в Орехове гимназии.

В 1917 г. летом его выгнали из дома, в котором разместились городская дума, руководимая большевиками, и штаб Красной гвардии. В подвале во время красного террора проводились расстрелы.

У Никольской мануфактуры в 1907 г. Морозовыми была построена одна из первых в Российской империи механизированных пекарен. Здание было двухэтажным, в советское время надстроены ещё два этажа. Напротив пекарни в первые годы XX в. построено каменное здание пожарной части.

В сёлах Зуево и Орехово, в местечке Никольском и окрестностях, с огнём боролись 4 пожарные части: одна при фабрике Саввы Морозова; другая - Викулы Морозова; третья - с. Зуево; четвёртая - окрестных деревень. У каждой части были свои хоругви, формы, машины, лошади и обоз.

Никольское училище основано в 1864 г. владельцем фабрик Тимофеем Саввичем Морозовым (1823-1889), гласным Московской городской думы, председателем Московского биржевого комитета, председателем московского отделения «Общества для содействия русской промышленности и торговле», был учредителем и членом совета Московского Купеческого банка, совладельцем Московско-Курской железной дороги. Во время Русско-турецкой войны на фабрике Морозова безвозмездно шили солдатское бельё, полушубки, ткали бинты.

Незадолго до смерти Тимофей Саввич от своего имени пожертвовал 126 000 руб. для намеченной им постройки нового здания училища. 17 апреля 1890 г. училище переехало в новое помещение, которое М.Ф. Морозова передала в собственность Товарищества. Правление в знак благодарности обратилось с просьбой к Покровскому уездному училищному совету дать согласие на то, чтобы вывесить в холле портрет ТС. Морозова, который с такой трогательной заботой взялся за последнее дело в своей жизни. Спустя всего лишь семь лет в связи с притоком учеников пришлось надстраивать четвёртый этаж, на что Правление отпустило свыше 41 500 руб. В 1900-1901 учебном году в Никольской школе было открыто уже 30 классов, а штат преподавателей насчитывал 31 человека. Никольское училище отметило новоселье в роскошно обставленном трёхэтажном каменном доме, построенном под руководством архитектора Адольфа Николаевича Кнабе.

В последние годы жизни Тимофея Саввича самое деятельное участие в управлении училищами стал принимать директор Правления Товарищества и зять Морозовых , Александр Александрович Назаров (1849-1900, он был женат на Александре Тимофеевне Морозовой). В течение 12 лет он заведовал ремесленными классами, в которые поступали подростки, окончившие начальное училище. Классы возникли в 1878 г. благодаря инициативе Т.С. Морозова, стремившегося повысить уровень технических знаний подмастерьев. Подготовкой подростков кандидат университета А.А. Назаров занимался вместе с учёным рисовальщиком, то есть преподавателем начертательной геометрии, М.В. Бобровым. Ремесленные «штудии» были приспособлены к потребностям Никольской мануфактуры, велось обучение детей черчению, рисованию и ремёслам. Мальчики получали практические знания и навыки в слесарном, токарном, кузнечном, столярно-модельном, ткацком и переплётном деле. В общей сложности в начале 1880-х гг. в учебных мастерских числилось 47 подростков. Ремесленные классы оснащались соответствующими станками, инструментами, машинами и другим оборудованием, которое приводилось в действие паровыми двигателями.

Старший сын Александра Александровича лишил себя жизни, его нашли зарезавшимся в кровати. Вскоре после этого Александр Александрович вошёл в спальню второго сына и увидал стоящую у кровати сына свою жену, намеревающуюся лишить его жизни. После чего Александр Александрович начал сильно задумываться и предполагать, что его старший сын лишил себя жизни не сам, а был убит матерью во время её припадка. Так ли всё это, я узнать точно не мог».

В 1905 г. училище размещалось в четырёхэтажном здании, имело шестилетний курс обучения. В нём было 38 педагогов, 1881 учащийся. Еженедельно проводились религиозно-нравственные чтения.

Только на фабриках Саввы Морозова трудились люди из 22 губерний Российской империи. Это были не самые образованные, не самые воспитанные и не самые морально устойчивые люди. В основном это были бывшие крестьяне, давно оставившие отчий дом и крестьянский труд и ведшие зачастую полукочевой образ жизни, переходя с фабрики на фабрику в поисках лучших условий материальной жизни. Савва Тимофеевич Морозов хотел воспитать этих людей и просветить средствами науки и культуры, он строил училища и театры. Но духовное просвещение не отвечало сложившимся условиям жизни на огромных фабриках.

Ещё в начале 1870-х гг. настоятель Гуслицкого монастыря Парфений говорил, что только в Зуеве, принимая во внимание число жителей, местных и пришлых, работавших на фабриках, нужно открыть 5 церквей.

До 1917 г. Орехово и Зуево считались сёлами, Никольское - местечком (в административном отношении было ниже самого маленького заштатного городка, но по роду занятий жителей и экономическому значению было близко к городу). В число прихожан включали только постоянных жителей этих мест, домовладельцев. Огромные массы временно проживающих - работников фабрик, а их только на фабриках товарищества Викулы Морозова в 1915 г. было 10 500 человек, а на фабриках Саввы Морозова в тот же год 18000 человек, - в число прихожан этих сельских храмов не входили. Не в каждом уездном городе было столько жителей (для примера, в 1917 г. в самом большом уездном городе Московской губернии, Коломне, было 43 000 жителей - без Коломзавода, - а в уездном городе Владимирской губернии, которому в административном отношении подчинялись Орехово и Никольское, в г. Покрове, в начале XX в. было менее 3000 жителей). Всю массу фабричных людей (около 30 000) духовно просвещали 4 священника ореховского храма, которые служили также в двух приписных храмах, в Никольском училище и богадельне, где богослужения совершались только по большим праздникам.

Передав здание училища Правлению Никольской мануфактуры, Мария Фёдоровна Морозова (1830-1911), супруга Тимофея Саввича, осталась попечительницей этого учебного заведения. После смерти Тимофея Саввича она возглавила большую семью Морозовых. Современник писал о ней: «Это была женщина очень властная, с ясным умом, большим житейским тактом и самостоятельными взглядами». Она воспитывалась в богатой семье купца-старообрядца, который предпочитал вести дом по-европейски. С детства Марию Фёдоровну окружали книги, прежде всего духовного содержания, любовь к чтению осталась у неё на всю жизнь. В 16 лет она вышла замуж за Тимофея Саввича Морозова, стала ему верной помощницей, вела немалое домашнее хозяйство и воспитывала шестерых детей.

В 1889 г., после смерти мужа, она возглавила одно из крупнейших текстильных предприятий России. Товарищество Никольской мануфактуры расширялось и крепло, за время управления Марии Фёдоровны стоимость компании выросла в три раза. Всю свою долгую жизнь Мария Фёдоровна посвятила делам благотворительности. Единственная среди купчих она была награждена «Мариинским знаком отличия за 25 лет беспорочной службы в благотворительных заведениях».

Живя в Москве, Мария Фёдоровна Морозова энергично решала проблемы города. Её московский дом был рядом с Хитровым рынком, центром босячества, нищенства и преступности. В то время как московские власти и даже

Министерство внутренних дел искало пути к решению проблемы, Мария Фёдоровна решительно приступила к уничтожению Хитровки. Она стала скупать дома на Хитровом рынке. В 1908 г после смерти последнего из братьев Ляпиных она купила ляпинский ночлежный дом и закрыла его. Сделала это с присущим ей размахом. Дочь Марии Фёдоровны Юлия Тимофеевна Крестовникова обратилась в городскую управу с заявлением от имени своей матери, что желает построить и передать городу безвозмездно ночлежный дом на 800 мест, оговорив при этом, что городское управление должно выделить под строительство участок земли вблизи Брестского (ныне Белорусского) вокзала.

Соглашение состоялось, и в 1909 г. на улице Пресненский вал был выстроен и передан городу большой пятиэтажный дом (номер 15) на 800 мест. Так было решено сразу несколько проблем: люди, приезжавшие для устройства на работу, получили жильё, промышленные предприятия обеспечивались рабочей силой, а М.Ф. Морозова избавилась от беспокойной публики. По инициативе и на средства М.Ф. Морозовой было создано ещё одно благотворительное учреждение - биржа труда. Её здание построено в 1913-1914 гг. во 2-м Дьяковском переулке по соседству с Ермаковским ночлежным домом на месте нынешнего здания номер 5 в Орликовом переулке.

М.Ф. Морозова построила в училище храм Святителя Николая, в 1902 г.

В 1907 г. было решено расширить церковь - пристроить алтарь. На молебне по случаю его закладки присутствовал заведующий Училищем А.Ф. Алякринский. Молебен совершали настоятель ореховского храма о. Феодор Загорский, о. Василий Рождественский, о. Алексей Молчанов, диаконы Северовостоков и Горский. Представителем от Марии Фёдоровны Морозовой был инспектор Иван Васильевич Аристов, от правления Товарищества - Владимир Николаевич Красоткин. Первый камень клал священник Ф. Загорский, второй - Аристов, третий - Красоткин, четвёртый - заведующий училищем А.Ф. Алякринский и пятый - заведующий строительным отделом Д.А. Голубков. Во время молебна обрушились гю-мостки, на которые после фотографа-любителя Н.И. Барто забрались любопытные. Несчастий с людьми не было. На закладке было очень мало народа. Алтарь строится за счёт М.Ф. Морозовой».

Скончалась Мария Фёдоровна Морозова на 85-м году своей жизни 18 июля 1911 г. В её лице купеческая Москва потеряла одну из своих видных и ярких представительниц.

В 1908 г. освящение новопостроенного алтаря совершили протоиерей Феодор Загорский, священники Алексий Молчанов и Сергий Красовский. Церковным старостой был избран Тимофей Денисович Ануфриев (главный бухгалтер Морозовской фабрики, им основаны сберегательная касса при фабриках, похоронная касса служащих, общество потребителей). Пел духовный хор фабрики Саввы Морозова под управлением учителя Гавриила Федосеевича Кузнецова, который руководил также хором училища. Этот хор принимал участие в богослужениях, проводившихся причтом ореховской церкви в храме училища. Бычков записал в дневнике: «1908 г. Ноябрь. 17-е. Понедельник. Вчера было освящение церкви при школе, сооружённой на средства Марии Фёдоровны Морозовой... Накануне, за всенощной, с 8 учениками сделалось дурно от изнеможения, а поэтому на время обедни и освящения был приглашён врач из больницы В.В. Булгаков, для дежурства при школе».

21 мая 1911 г. Бычков в своём дневнике сделал запись о кончине церковного старосты Никольского храма Т.Д. Анофриева.

В 1916 г. Никольским училищем руководил заведующий делами (директор), статский советник Николай Фёдорович Светиков, законоучителями были протоиерей Алексей Иванович Молчанов, священники Сергей Константинович Красовский и Платон Николаевич Дружиловский, диакон Алексей Никонович Булыгин.

В наше время здание Никольского училища стоит пустым, в помещении церкви - спортзал.

Рядом с фабриками Товарищества Никольской мануфактуры находились корпуса мануфактуры Викулы Морозова.

Викул Морозов скончался в 1895 г.

Контора мануфактуры Викулы Морозова (снесена в советское время) стояла рядом с конторой мануфактуры Саввы Морозова.

В местечке Никольском участки земли Никольской мануфактуры и мануфактуры Викулы Морозова представляли собой чересполосное владение, поэтому и строения обеих мануфактур строились не обособленными городками, а были на плане города как бы перемешаны.

Так, между зданием правления Никольской мануфактуры и Никольским училищем разместилась усадьба (её собираются сносить) члена правления товарищества мануфактур Викулы Морозова Степана Никифоровича Свешникова, участника Первого Всероссийского Собора христиан поморского брачного согласия (беспоповцев). Личные счета характеризуют человека. Они у Степана Никифоровича Свешникова за 1904-1905 гг. действительно личные - удовлетворение личных потребностей и платы, связанные с общественным положением.

В 1904 г. - мелкие суммы - за содержание конного двора 19 р. 80 к.; за чтение книг (в прифабричной библиотеке) 75 к.; в 1905 г. - содержание конного двора 16 р. 56 к.; за прислугу и мытьё полов 14 р. 50 к. В течение 1905 г. за разные мелкие услуги - за садовника, натирку полов, мытьё полов, со счета харчевых припасов, жалованье прислуге, за пастбище коровье и т.д. - от 1 до 30-40 р. Ни о какой благотворительности в личных счетах С.Н. Свешникова не упоминается.

Постановление Владимирского губернского по фабричным делам присутствия, принятое в 1893 г., обязывало владельцев фабрик «оказывать своим рабочим бесплатно как первоначальную, так и дальнейшую госпитальную врачебную помощь: или при своих больницах, или же за неимением оных в городских или сельских земских больницах».

За усадьбой Свешникова стоят корпуса больницы мануфактуры Викулы Морозова. Это целый городок, расположенный на узком, вытянутом от улицы Ленина к железной дороге участке земли, построенный с 1860-х по 1910-е гг. Больничный городок состоит из каменных и деревянных домов (в настоящее время разрушаемых). Каменные корпуса больницы начали строиться с 1890-х гг. Красный каменный корпус с выделенными белой краской наличниками окон и карнизами построен в 1896 г

Северная оконечность местечка Никольского называлась «Крутое». Здесь товариществом мануфактур Викулы Морозова были построены корпуса казарм, училище, богадельня, баня. Здесь же находились склады товарищества, по выразительности каменной кладки похожие на сооружения времён Римской империи.

У железнодорожной платформы Крутое стоит каменное трёхэтажное здание богадельни «Товарищества мануфактур Викулы Морозова с сыновьями».

В 1916 г. ею заведовал учитель, губернский секретарь Сергей Иванович Зайцев.

В 1912 г. на Крутом построено здание женского училища (в советское время - школа № 5). За школьным двором поднимаются громады каменных казарм товарищества мануфактур Викулы Морозова.

Викуловские владения были и за железной дорогой, так, за Зимним театром до нашего времени сохранились постройки сильно искажённого перестройками каменного викуловского конного двора.

Московская обл., Орехово-Зуево

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святителя Николая в Никольском училище адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда