Атмосфера мест

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы

В 1585 г. Поярково - вотчина Московского митрополита, в это время в селе стояла деревянная церковь Святого великомученика и победоносца Георгия, построенная «клецки». Село было уничтожено в Смутное время.


В 1623 г. пустошь, «что было село Поярково», - поместье дьяка Фёдора Никитича Апраксина.

В 1610 г. он был в числе лиц, которые «почали служить польскому королю Сигизмунду «преж всех», за это был пожалован дьяком в Устюжскую четь.

В 1613 г. Фёдор Апраксин подписал, в числе других дьяков, грамоту об избрании на царство царя Михаила Феодоровича.

С 1614 по 1637 гг. был дьяком в Муроме, в приказе Казанского дворца, в Великом Новгороде, в Каменном приказе, в Ямском.

В 1650 г. селом владел Богдан Фёдорович Нарбеков.

В следующем году он променял Поярково Артамону Сергеевичу Матвееву (1625-1682), который в 1651 г. был стрелецким головой, с 1654 г. - стольником и полковником стрелецким, в 1671 г. - думным дворянином и наместником Серпуховским, в 1672 г. - окольничим, в 1673 г. - ближним окольничим, в 1674 г. - ближним боярином.

В 1665 г. Артамон Сергеевич построил в Поярково ныне существующую каменную церковь Рождества Божией Матери.

В 1670-х гг. возведена колокольня. Отец А.С. Матвеева был дьяком и известен тем, что в 1634 г. ездил в Турцию «втоварищах» с Г.И. Коробьиным, а в 1645 г. - в Персию «в товарищах» же с B.C. Волконским. От отца Матвеев получил значительные вотчины. На 13-м году был взят во дворец «в житьё» и воспитывался вместе с царевичем Алексеем. Сближение перешло в прочную дружбу. По вступлении Алексея Михайловича на престол Матвеев скоро стал получать ответственные поручения, хотя довольно долго оставался в чине стрелецкого головы. Во время польского похода 1654 г. он участвовал в переговорах о сдаче Смоленска; в том же году поехал в Малороссию в составе «великого посольства» В.В. Бутурлина и присутствовал на Переяславской раде; в 1656-1657 гг. дважды посылался в Литву и Польшу для переговоров с гетманом Гонсевским об избрании царя Алексея Михайловича на польский престол, а в промежутке вёл переговоры в Малороссии с гетманом Выговским.

В 1666 г. на Матвеева была возложена важная обязанность состоять при восточных патриархах, прибывших в Москву для суда над Никоном.

В 1669 г. Матвеев снова в Малороссии, куда послан вместе с Г.Г. Ромодановским ввиду наступивших там смут; результатом были постановления Глуховской рады, которыми надолго определилось положение Малороссии и в выработке которых Матвеев, несомненно, играл главную роль. Вскоре по возвращении он был назначен начальником Малороссийского приказа вместо Ордина-Нащокина, которого в 1671 г. сменил и в заведовании Посольским приказом и стал направлять внешнюю политику России. Сдержанный по характеру, Матвеев очень осторожно пользовался дружбой Алексея Михайловича, умел не задевать самолюбия других. Те же сдержанность и осторожность он проявлял и в государственных делах. Перед русской дипломатией стали два трудно примиримых вопроса - об отношениях со Швецией и с Польшей.

После того, как попытка разрешить их войнами 1654-1655 гг. окончилась неудачей, приходилось выбирать или приобретение балтийского берега в новой войне со шведами, но с пожертвованием русскими интересами в Малороссии в пользу Польши, или наоборот - отстаивание Малороссии, но с отказом от выхода к Балтийскому морю. Матвеев решительно выбрал вторую программу и на этом столкнулся с Ординым-Нащокиным, настаивавшим на первой. Со времени заключения Андрусовского перемирия, поставившего для России практически невыполнимое условие, уступку Киева полякам, началась между обоими дипломатами борьба, не принимавшая, правда, резких форм, но постоянная и упорная, закончившаяся полной победой Матвеева.

В противоположность Ордину-Нащокину, руководствовавшемуся в малороссийском вопросе исключительно соображениями выгоды, Матвеев видел в присоединении Малороссии к Москве народное историческое дело - как он выражался, «прицепление ветви к приличному корени», - и в этом нашёл полное сочувствие себя со стороны царя Алексея Михайловича. Отсюда мягкость и терпеливость в сношениях с представителями Малороссии, стремление опереться там на народные массы, - свойства, снискавшие ему широкую популярность на Украине, где его прямо называли «добродеем и батькой».

Отсюда же его склонность идти навстречу Швеции, которая в это время стремилась к миру с Россией и в которой Матвеев рассчитывал найти поддержку в борьбе с Польшей.

Положение Матвеева стало особенно прочным с тех пор, как царь Алексей Михайлович женился на его воспитаннице Наталье Кирилловне Нарышкиной. В последние годы царя Алексея Михайловича Матвеев - самый влиятельный из его приближённых. За время управления Малороссийским и Посольским приказами он, по его собственному выражению, «учинил прибыли великие» государевой казне: построил аптеку и кружечный двор и из доходов от них «сделал дворы камены - Посольский, греческий, лавки», и, сверх того, ежегодно доставлял в Тайный и другие приказы по 60000 рублей.

Важным делом его была новая организация обеспечения продовольствием московских войск, расположенных на Украине: вместо хлебных запасов туда стали посылать из Москвы деньги, что было много экономнее и удобнее. Матвеев расширил операции Московского монетного двора.

В 1672 г. заключил новый договор с армянской компанией по торговле персидским шелком, предоставлявший по сравнению с договором 1667 г. значительные выгоды казне и русским купцам. При нем также был отправлен в Китай Н. Спафарий с поручением составить подробное описание пути от Тобольска до китайской границы. Матвеев, несомненно, оказывал влияние и на другие стороны управления, хотя и не поддающееся точному определению.

Он был одним из выдающихся и образованнейших людей своего времени, умел ценить преимущества западной культуры и охотно поддерживал сношения с иноземцами, о чём свидетельствовала даже обстановка его дома: заграничные зеркала, картины, часы затейливой конструкции, расписные потолки. Познакомившись с театральным искусством Немецкой слободы, Матвеев из своих дворовых людей составил труппу актёров, поручив обучить их немцу, и потом тешил царя театральными представлениями, когда тот приезжал к нему в гости.

В доме Матвеева женщины стали свободно появляться в мужском обществе, и благодаря этому царь Алексей познакомился с Натальей Кирилловной Нарышкиной.

Вскоре после смерти Алексея Михайловича Матвеев по проискам своих врагов Милославских подвергся опале: под предлогом обиды, будто бы причинённой им одному иноземному послу, устранён от заведования Посольским приказом и послан воеводой в Верхотурье. Вслед затем обвинён в чернокнижии и, лишённый без суда боярства и имений, с дороги, из Казани, был отправлен в ссылку в Пустозёрск. Там он пробыл около 4-х лет в очень тяжёлых условиях, писал царю Феодору Алексеевичу челобитные, просил также содействия у патриарха и у влиятельных вельмож; но добился только незначительного облегчения своей участи: был переведён в Мезень. Только в 1681 г., по просьбе второй жены Феодора Алексеевича, крестницы Матвеева, М.М. Апраксиной, его перевели в г. Лух, причём тогда же объявлена была его невиновность, ему были возвращены оставшиеся после раздачи прежние «пожитки» и даже пожалована новая обширная вотчина - село Верхний Ландех (Суздальского уезда). С избранием на царство Петра I, когда партия Нарышкиных восторжествовала, Матвеев немедленно был вызван в Москву, где ему предстояло стать главной опорой нового правительства. Он приехал в Москву 11 мая 1682 г., а 15-го произошёл стрелецкий бунт, и Матвеев сделался одной из первых его жертв: он был изрублен стрельцами на глазах царской семьи.

В 1677 г. Поярково было отписано к дворцовому ведомству.

В 1678 г. с. Рождествено-Поярково пожаловано князю Михаилу Алегуковичу Черкасскому.

С 1702 г. селом владел сын А. Матвеева (от брака с Евдокией Григорьевной Гамильтон, ум. 1672), действительный тайный советник, граф Андрей Артамонова Матвеев (1666-1728). На 8-м году жизни он был пожалован в комнатные стольники, в царствование Феодора Алексеевича последовал за отцом в ссылку и, по возвращении едва избежав смерти в дни стрелецкого бунта, снова был выслан из Москвы по требованию стрельцов.

В 1691-1693 гг. Матвеев-воевода в Двинском крае, а в 1699 г. назначен послом при Голландских Штатах, потом в Австрии. В Голландии его задачей было склонять Штаты к посредничеству между Россией и Швецией и одновременно «распалять злобу англичан и голландцев против шведа»; в Австрии он должен был добиваться заключения союзного договора с венским двором.

В 1705 г. Матвеев в Париже вёл переговоры о возвращении конфискованных французским правительством русских торговых судов, а главное - о посредничестве Франции вместо уклонявшейся от этой роли Голландии; с той же главной целью Матвеев едет в 1706 г. в Англию. Усилия его не сопровождались, однако, успехами.

В 1716 г. Матвеев был отозван в Петербург, с титулом графа Римской империи и в чине тайного советника; в Петербурге ему поручено было сначала заведование Морской академией, а в 1719 г. он назначен сенатором и президентом Юстиц-коллегии, в 1724 г. - президентом Московской сенатской конторы. В царствование Екатерины I Матвеев не был включён в состав Верховного тайного совета, а вместо того командирован ревизовать Московскую губернию. Найдя всюду «непостижимое воровство и хищения», он подверг виновных суровым наказаниям, в первом же подвергнутом ревизии городе он велел повесить секретаря воеводской канцелярии, это обстоятельство отчасти явилось причиной его выхода в отставку в 1727 г.

Незаурядной личностью была и его жена Настасья Ермиловна, урождённая княжна Барятинская, она первой из русских женщин сопровождала мужа в дипломатических миссиях.

В 1728 г. граф А.А. Матвеев продал Поярково Василию Васильевичу Степанову, от которого в 1739 г. оно перешло к детям Василию, Алексею и Екатерине (по мужу Мошковой).

В 1782 г. село продано опекуном детей Е.В. Мошковой, Александра и Петра Павловичей и Натальи Павловны, Павлу Ивановичу Глебову. В конце XVIII в. селом владела М.В. Кутузова, потом Скодиановы, в середине XIX в. В.М. Гурьев, в 1890 г. - купец Иосиф Никифорович Морозов.

Поярковская церковно-приходская школа была известна хорошей организацией паломничеств своих учеников.

Дети пешком ходили в Казанский-Головинский монастырь (в наше время в черте Москвы), Ново-Иерусалимский, на родину своего законоучителя в с. Нетесово.

В 1895 г. 40 учеников отправились в Спасо-Влахернский монастырь (ныне в Дмитровском районе), прошли около 40 километров и столько же обратно. Руководителем паломничества были законоучитель Н. Соловьев и учитель Е. Стрельцов. Дети шли с посохами, сзади для уставших ехали три телеги. Когда проходили мимо храмов, становились рядами и пели тропари Божией Матери, храмовым святым, покровителям школы святым равноапостольным Кириллу и Мефодию, равноапостольному князю Владимиру, великомученику и целителю Пантелеймону. За версту от монастыря у часовни помолились и в полном порядке с пением дошли до монастыря (это было в 9 часов вечера). Перед его воротами дети молитвенно возблагодарили Господа и Его Пречистую Матерь за то, что все здравыми прибыли на богомолье. По распоряжению игуменьи Серафимы паломников разместили в гостинице.

В советское время храм в с. Поярково был закрыт и разорён.

В 1993 г. возвращён верующим и восстановлен.

Московская обл., с. Поярково

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Рождества Пресвятой Богородицы адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда