Атмосфера мест

Церковь Святителя Николая Мирликийского

Первые письменные свидетельства о с. Пушкино относятся к 1401 г., когда в духовной грамоте серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго (1358-1410) - того, кто ударом засадного полка решил победу на поле Куликовом, - было упомянуто село на р. Уче, переходившее в руки его сына Андрея Владимировича (после 1372-1426), с 1410 г. - удельного князя Радонежского.

Впервые село под названием Пушкино фигурирует в описании 1498 г. уже как владение митрополичьего дома. Тогда здесь насчитывалось 16 дворов. В 1-й четверти XVI в. в состав владения митрополита входили с. Пушкино и окружающие его 25 деревень. В середине века возле Пушкина образовалась слободка с 29 бобыльскими дворами.

В 1571 г. владение митрополичьего дома было разорено при набеге хана Девлет-Гирея на Москву.

Деревянный Никольский храм, построенный «клецки», впервые упоминается в документах как «строение патриаршее» в 1585 г.

В этом храме во время своих «походов» молились следовавшие из Москвы патриархи Филарет, Иосиф, Никон, Иоаким (здесь был «первый стан», то есть первая остановка в пути). Ныне существующая Никольская церковь построена в 1692-1694 гг. по указанию патриарха Адриана.

Он сменил почившего патриарха Иоакима на первосвятительской кафедре в августе 1690 г., когда был уже немолод - родился в 1627 г. Был архимандритом кремлевского Чудова монастыря, а с 1686 г. - митрополитом Казанским. Он вполне разделял убеждения патриарха Иоакима, его избрали на патриаршество приверженцы старомосковской партии в противовес кандидату молодого царя Петра - митрополиту Псковскому Маркелу, известному своими прозападными взглядами.

Избрания Адриана желала и царица Наталья Кирилловна Нарышкина, почитавшая его за благочестие и высокодуховную жизнь. Пётр подчинился матери, но стало ясно, что единомыслия между патриархом и царём-западником не получится. В речи при интронизации Адриан чётко сформулировал основные принципы своей будущей деятельности: борьба со старообрядческим расколом и западными - латинскими и протестантскими - влияниями.

Патриарх, обличая западничество Петра I, не выступал резко, так как понимал, что в единстве церковной и светской власти - залог мира в государстве и церковной жизни. Тем не менее Адриан решительно осуждал насаждаемые Петром западные обычаи: брадобритие, курение табака и прочее, за что грозил церковным отлучением. А здравые инициативы царя находили поддержку у предстоятеля Русской Церкви: Патриарх Адриан благословил азовские походы Петра.

Но престарелый, немощный от болезней патриарх (с 1696 г. частично парализованный), которому государь оказывал лишь внешние знаки уважения и к голосу которого мало прислушивался, уже не мог изменить направление жизни русского общества, которое молодой царь властно погнал в сторону Европы. Тем не менее Адриан сопротивлялся противным духу православия начинаниям. Он отказался насильственно постричь в монашество отверженную жену царя Евдокию Лопухину, после чего между государем и первоиерархом отношения значительно ухудшились. Адриан не согласился, несмотря на требование царя, расстричь тамбовского епископа Игнатия, одобрительно отзывавшегося о сочинениях Григория Талицкого, в которых тот называл Петра «антихристом».

Отношения окончательно испортились после того, как Адриан явился к Петру с иконой печаловаться, по давнему обычаю, за приговорённых к смертной казни участников стрелецкого бунта 1698 г. Царь прогнал первосвятителя.

С этого времени патриарх Адриан, тяжело переживавший перекраивание России на западный манер, слёг и последние годы почти безвыездно провёл в подмосковном Николо-Перервинском монастыре, где и скончался в октябре 1700 г.

Царь Пётр два десятилетия откладывал избрание нового патриарха, затем и вовсе упразднил патриаршество, заменив его синодальным правлением.

По описанию 1714 г., при церкви имелась библиотека, насчитывавшая 34 тома (больше, чем в среднем в храмах Московского уезда).

В 1-й четверти XIX в. построена трёхъярусная колокольня.

Село росло, увеличивалось и число прихожан. Уже не все верующие могли войти в храм в праздничные дни, многим приходилось молиться, стоя на паперти и на церковном дворе. Настоятель храма о. Дмитрий Сперанский начал собирать средства для расширения храма.

В 1874 г. по проекту архитектора Николая Павловича Милюкова (1825-?) была построена трапезная, в которой освящены престолы Преподобного Сергия Радонежского (на северной стороне) и Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова (на южной).

Много жертвовал церковный староста, купец Н.И. Авученков. Шатёр колокольни перестроен в 1884 г. по проекту архитектора Николая Васильевича Никитина (1828-1913). Построена и каменная ограда с воротами.

На средства Б.А. Медынцева устроена каменная лестница от Троицкой дороги к колокольне.

На средства Армандов рядом с храмом была построена богадельня.

В Пушкино родился о. Михаил Михайлович Ежов. В юности он бывал у о. Алексия Зосимовского в 1903 г. на торжествах в Сарове.

В 1907 г. по благословению 112-летней монахини Зачатьевского монастыря Сары, предсказавшей ему священство, ушёл в Оптину, где стал послушником схиархимандрита Варсонофия. Тот скончался в Голутвином монастыре в 1913 г., Михаил привёз его тело в Оптину Пустынь.

В 1914-1917 гг. пережил фронт, голод, холод, тиф. Возвратился в Пушкино, окончил пастырские курсы.

В 1948 г. в Сыктывкаре стал диаконом, а в Архангельске - священником. Написал воспоминания об Оптиной пустыни и «Канон Божией Матери, читаемый в душевной скорби». Скончался на 85-м году жизни 26 апреля 1967 г. в Калужской епархии.

Около 1926 г. в Пушкино перебрались из Новгорода игумений Сергия и Иоанна (Екатерина и Наталия Борисовны Мансуровы), основательницы Сергиевского женского монастыря в Риге и Преображенской пустыни под Митавой (Елгавой). Сергия в 1927 г. умерла в Пушкино (её прах в 1980-х гг. перенесён в Преображенскую пустынь). Игуменья Иоанна последние годы жила, скрываясь, в г. Геническе.

С 1934 г. до своего ареста в 1938 г. (реабилитирован в 1939 г.) в храме с. Пушкино служил известный всей Москве протодиакон Михаил Кузьмич Холмогоров (1870-1951). Его запечатлел художник Павел Дмитриевич Корин в картине «Уходящая Русь». Михаил Кузьмич родился в с. Гребнево в семье священника. Окончил семинарию в 1891 г., а также вокальные курсы при филармонии.

С 1910 г. служил диаконом во многих московских церквах, в том числе в храме Христа Спасителя.

В середине 1940 г. храм был закрыт и разграблен, погибло его внутреннее убранство.

В 1947 г., после настойчивых обращений прихожан, возвращён верующим. Церковной общине пришлось заново восстанавливать весь интерьер. Трёхъярусный иконостас привезли из закрытого храма в с. Болтино Мытищинского района. Прихожане приносили из дома иконы, приобрели новые колокола.

При церкви сохранилось старое кладбище, которому более 300 лет.

Здесь похоронены настоятели церкви - протоиерей о. СП. Полиевктов (1931), о. С.Д. Сокольский (1938), а также купец В.И. Камзолкин -дед художника Е.И. Камзолкина.

У Никольской церкви похоронен Николай Петрович Бахрушин (1854-1927), потомственный почётный гражданин, выборный Московского Биржевого общества и Московского купеческого сословия, председатель Совета и попечитель Александро-Мариинского Замоскворецкого училища и начальной школы при фабрике «Товарищества Алексея Бахрушина Сыновей», основатель школы имени П.А. Бахрушина, член Московского общества любителей рыболовства. Его сын Николай погиб в 1929 г в лагере на Соловках, дочь Елена, сестра милосердия в Первую мировую войну, погибла в 1942 г. от голода в блокадном Ленинграде, дочери Мария и Елизавета (1893-1934, похоронена у Никольской церкви в Пушкино), также были сестрами милосердия в Первую мировую войну. За северной церковной оградой находятся две могилы: местного фабриканта Евгения Ивановича Арманда (1890) и его жены М.Ф. Арманд (1901).

К концу XVII в. в Пушкино было 26 дворов крестьян и бобылей, 14 дворов деловых работных людей, бывших на жалованье, 3 двора кузнецов, 5 дворов плотников, 2 двора рыбаков и 2 - сторожей. В начале XVIII в., кроме двора приказчиков и бывшего патриаршего двора, в селе имелись 102 двора крестьян. К концу века Пушкино располагалось по обеим сторонам р. Учи. Во 2-й половине XVIII в. начали развиваться ткацкие промыслы: крестьяне на домашних станах производили шерстяное сукно, кушаки, шёлковые платки.

В 1764 г. Пушкино стало экономическим селом. Его жители «большею частию промышляют в Москве извозчеством, подрядами и торгом, также имеют при домах своих постоялые дворы». Ведь Пушкино находится на дороге к Троице-Сергиеву монастырю (нынешнее Ярославское шоссе), мимо днём и ночью следовали экипажи и пешие паломники, которых к концу XIX в. стало до миллиона в год.

Начало промышленного развития села и ближайшей округи приходится на 1-ю половину XIX в.

В 1812 г. в Пушкино существовал медный завод, производивший в год более 1 тыс. пудов труб, кубов (емкостей), латуни и проволоки.

В 1843 г. имелось суконное заведение И.И. Брумлея, на котором было занято 144 рабочих. К.Ф. Фавор в 1844 г. основал в устье р. Серебрянки, при слиянии её с Учей, шерстоткацкую фабрику. Она одной из первых в Московском уезде была оснащена механическими ткацкими станками, которых в начале 1850-х гг. имела 150.

Вскоре фабрика перешла в руки Евгения Ивановича Арманда, который расширил ткацкое и красильное отделения, построив для них новые каменные помещения.

Родоначальником российских Армандов был Поль Арманд (1760-1835), прибывший в Россию в конце XVIII в. Осев в Москве, он открыл на Кузнецком мосту магазины галантереи и модной одежды.

В 1812 г. по приказу московского генерал-губернатора Ф.В. Ростопчина (1763-1826), в связи с приближением Наполеона, всех иностранцев депортировали из Москвы. Арманды на барже плыли в Ярославль, глава семейства дал сопровождавшему их офицеру расписку в том, что претензий к властям не имеет и что обращение с вынужденными переселенцами было прекрасное.

После изгнания наполеоновских войск из России Арманды возвратились. Однако Поль Арманд был разорён, он умер в 1835 г. и похоронен на Введенском кладбище в Москве. Его сын Жан Луи Арманд (1786-1855) принял российское подданство и православие и стал величаться Иваном Павловичем. Как и отец, он занимался торговлей, был купцом 3-й гильдии. Вместе с женой Мари Барб (1780-1872) упорным трудом восстановил дело.

В 1809 г. у него родился сын Евгений, который после получения образования приобщился к красильному делу и работал мастером на шерстоткацкой фабрике французского предпринимателя К.Ф. Фавора.

В 1853 г. началась Крымская война, в которой против России выступили Франция, Англия, Турция и Сардиния. Французский подданный К.Ф. Фавор был выслан из России. Его фабрику приобрёл Евгений Иванович Арманд (1809-1890).

В 1854 г. на ней работало 144 человека. В 1859 г. в полуверсте вверх по Серебрянке Арманд выстроил двухэтажный каменный корпус новой самоткацкой фабрики, каменное здание газового завода и проложил от станции шоссе (в наше время Московский проспект). В 1861 г. на предприятиях Арманда было занято 570 рабочих, оборот капитала составлял 180 тыс. руб.

В том же году Арманд расширил новую самоткацкую фабрику, выстроив второй каменный корпус. На ней было занято 150 человек. На предприятиях Арманда работали крестьяне Пушкина и близлежащих селений, треть составляли пришедшие в поисках работы жители других уездов и даже губерний. Единственная спальня при фабрике была рассчитана на 50 человек, остальные жили в своих домах либо снимали угол у окрестных крестьян. На предприятиях Арманда, оснащённых восемью паровыми машинами общей мощностью в 273 л.с, в конце XIX в. работало уже 1200 человек, оборот капитала составлял 900 тыс. руб.

На средства Евгения Ивановича в с. Пушкино были открыты школа (1869), больница для рабочих (1884) и библиотека (1890). Е.И. Арманд умер 23 мая 1890 г. на 81-м году жизни. Через два месяца, 15 июля 1890 г., скончалась его жена Мария Францевна. Оба похоронены на погосте Никольской церкви с. Пушкино.

Дело перешло к сыновьям - Евгению, Эмилю и Адольфу. Прежняя мануфактура стала называться «Торговый дом Евгения Арманд с сыновьями». Главой большой семьи Армандов стал старший из братьев, Евгений Евгеньевич, потомственный почётный гражданин и мануфактур-советник. Почётное гражданство в России введено в 1832 г. взамен именитых граждан - сословной категории, выделенной в 1785 г. Оно было потомственным или личным.

Пушкино многим обязано семье Армандов. На их средства был построен первый вокзал, проложено шоссе, создан посёлок для рабочих из 50 благоустроенных домов. Они построили больницу, школу, богадельню при Никольском храме. В их доме собиралось культурное общество со всей округи. 40 лет существовал домашний театр, приобщавший всё новые поколения сельской интеллигенции и рабочих к искусству.

Революция и последовавшее за ней разорение, смерть старших представителей рода не смогли погасить стремления семьи к служению людям. Во время разрухи и голода жена Льва Эмильевича Арманда, Лидия Марьяновна, создала в усадьбе «Вынорки», которой в начале XX в. владел В.Э. Тальгрен (современное название «Зверосовхоз», между Пушкино и Красноармейском; рядом, в пос. Жуковка, сохранилась усадьба П. С. Карцева) школу-интернат, отличавшуюся высоким уровнем преподавания, возможностью всестороннего развития способностей, полным самообслуживанием и самообеспечением.

Школа существовала до 1924 г. и закрыта инспекцией, которая вынесла приговор: «Вся группа, и детей и взрослых, приучается стоять над жизнью, отделяется от неё, обособляется в своего рода орден людей, понимающих друг друга и тесно связанных этим пониманием». Один из педагогов, толстовец О.В. Поль, замучен в застенках как религиозный фанатик. Сама Лидия Арманд в 1931 г. умерла в ссылке в Казахстане. Дети были разосланы по другим колониям, усадьба перестроена, в ней открыт питомник для норок и лис-чернобурок.

В Пушкино на улице Арманд сохранился дом, который занимал Е.Е. Арманд, его дети с семьями жили в двухэтажной части дома.

В 1840-1850-х гг. промышленным центром стало расположенное близ Пушкино с. Никольское-Кудрино (в наше время в черте города). Здесь на правом берегу Учи существовала бумагопрядильная фабрика Н.А. Небольсина. Бумагопрядильную фабрику А.И. Барановой вместе с имением приобрёл купец И.Ф. Прохоров и устроил здесь суконное производство.

В 1880 г. фабрику купило Товарищество суконной мануфактуры (Г.К. Дюпюи, М.Е. Попов, Н.А. Алексеев). Она занимала участок земли в 10 десятин. На нем располагались фабричный корпус с пристройками и жилые строения для рабочих. В основном оснащённая ручными ткацкими станками, фабрика имела одну паровую машину в 36 л.с. В зависимости от времени года число рабочих колебалось от 350 до 500, среди них многие являлись жителями других уездов и губерний. В отличие от предприятий Арманда, более половины рабочих жили при фабрике, размещаясь либо в особых спальнях, либо в самих мастерских.

Условия труда и быта рабочих на фабриках Пушкина и Никольского-Кудрина были такими же, как и на большинстве других ткацких предприятий России. Рабочий день продолжался с 5 часов утра до 8 вечера. На обеих фабриках широко применялся труд малолетних и подростков.

Так, в 1880 г. на фабрике в с. Никольском-Кудрине они составляли четвёртую часть всех работающих, на одной из фабрик Е.И. Арманда - половину. Заработная плата была низкой: мужчина получал 13-15 руб. в месяц, женщина - 7-8 руб., подросток - 5-7 руб.

В 1868 г. в Пушкине было открыто земское училище, под него выстроили специальное здание, состоящее из одной классной комнаты.

Обучались дети в возрасте от 8 до 14 лет, проживавшие как в самом селе, так и в д. Новой.

В 1882/83 учебном году училище посещали 33 мальчика и 17 девочек.

В 1890 г. на средства Е.И. Арманда открылась библиотека.

В Пушкино были две фабричные больницы. Одну из них, на 18 коек (4 родильных и 14 общих), открыл в 1884 г. Адольф Арманд и назвал Андреевской в память об умершем сыне. Так в селе появилось первое лечебное заведение. В 1889 г. выстроено инфекционное отделение (4 койки). Первым врачом был Успенский, его сменил А.Л. Коль, ставший впоследствии зятем Армандов. Другая больница, на 6 коек, была на фабрике в Никольском-Кудрине. В 1913 г. появилась земская больница.

Со строительством железной дороги и открытием ст. Пушкино окрестности стали дачным посёлком. Уже в 1890-х гг. вдоль станции в окружении елового леса насчитывалось до 700 дач. Эта часть Пушкина была, главным образом, сезонным поселением. Здесь имелись маленькое озеро, общественные парки и летний театр, построенный в 1896 г. На его сцене; сдаваемой на лето в аренду различным антрепренёрам, ставились оперы, оперетты, разыгрывались фарсы, водевили, устраивались концерты.

К концу XIX в. в целом выявилась территория будущего города, охватывавшая три части: Пушкино-село, Пушкино-промышленное, включавшее предприятия с фабричными посёлками, Пушкино-станцию с примыкавшим к ней дачным посёлком. Были и роскошные дачи-дворцы (например дача финансиста Ф.Ф. Берга, построенная в 1912 г. по проекту архитектора Игнатия Игнатьевича Нивинского, 1880-1934, в наше время тубдиспансер), и скромные, как дача Рабенека, в которой в наше время размещается историко-краеведческий музей, или дача протоиерея Петра Алексеевича Преображенского, редактора «Православного Обозрения».

В дни революции 1905-1907 гг. первый митинг рабочих с требованиями улучшения жилищных условий, повышения заработной платы и установления 8-часового рабочего дня состоялся 6 ноября 1905 г. А в декабре того же года рабочие фабрик Пушкина и Никольского-Кудрина примкнули к всеобщей политической забастовке.

Возникло несколько пропагандистско-агитаторских кружков: в Пушкине (24 человека), Ивантеевке (25 человек), Невзорове (7 человек). В 1906 г. в квартире Н.П. Буланова, находившейся при входе на фабрику, по решению партийного кружка была организована подпольная типография, в которой печатались прокламации.

В 1907 г. на фабрике Арманда произошли две забастовки.

В 1907 г. организовалось Товарищество Е. Арманд с сыновьями, объединившее механическо-ткацкую и красильно-отделочную фабрики, с основным капиталом в 800 тыс. руб. и числом рабочих в 1800-2000 человек.

В 1915 г. Арманды продали ткацкую фабрику рижскому акционерному обществу «Льноджут». Из Риги в Пушкино было перевезено новое оборудование, и фабрика стала выпускать мешковину и верёвки.

После Февральской революции, сразу же по возвращении из эмиграции, Инесса Арманд посетила Пушкино, где встретилась с революционно настроенными рабочими. Под её влиянием в апреле 1917 г. в Пушкине был создан Совет рабочих депутатов. Вскоре в него вошли также депутаты 190-го полка, стоявшего подачам в пос. Клязьма. Председателем Совета рабочих и солдатских депутатов был избран ГА. Быков.

1 мая 1917 г. состоялся митинг, рабочие требовали передать власть Советам.

После революции, лишившись имущества, потеряв высокое общественное положение, Арманды не покинули Россию. Старший сын Александра Евгеньевича, Фёдор, в Первую мировую войну был лётчиком, его брат Александр сражался на фронтах гражданской войны, дочь Инна много лет работала в Институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, другая дочь, Варвара, -художник в текстильной промышленности. Внучка «товарища Инессы» Елена Арманд стала сподвижницей Сахарова. Сын Льва Евгеньевича Давид Арманд (1905-1976) - доктор географических наук, профессор.

Московская обл., с. Пушкино



Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святителя Николая Мирликийского адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда
Всё самое интересное ещё дальше...