Атмосфера мест

Церковь Рождества Божией Матери

Место, на котором в наше время стоит храм Рождества Божией Матери, известно с начала XVII в. Это была пустошь Деревягино на р. Жданке, владел ею князь Иван Семёнович Куракин (ум. в 1632 г.). В 1606 г. он наместник в Смоленске, участвовал в заговоре против Лжедимитрия I, поддерживал царя Василия Шуйского, в 1608 г. разбил польский отряд Лисовского и освободил Коломну. Видя бессилие Шуйского навести порядок в стране, стал сторонником избрания на царство королевича Владислава.

В 1612 г. был в польском отряде.

В 1615 г. отправлен в почётную ссылку - воеводой в Тобольск. Князь Даниил Григорьевич Гагарин, воевода во Пскове, участвовавший в избрании на царство Михаила Фёдоровича Романова, поселил на пустоши крестьян. Следующая владелица, Феодора Васильевна Волынская, в 1670 г. продала деревню в Приказ тайных дел.

В 1683 г. деревня пожалована князю Алексею Петровичу Прозоровскому, кравчему в 1682-1690 гг., боярину с 1690 г. Он с 1697 по 1699 гг. был воеводой в Азове, в 1700 -1701 гг. - на Северной Двине, укреплял Архангельск, построил крепость Ново-Двинку, отразил нападение шведов (при этом были взяты два вражеских корабля). Весной 1701 г., будучи Двинским воеводой, князь А.П. Прозоровский получил царскую грамоту об укреплении Архангельска и Холмогор, так как Петр I предполагал, что летом может произойти нападение на них шведов. На о. Бревеник, в 15 верстах от Архангельска, повелевалось построить каменную крепость Ново-Двинку, по чертежу, утвержденному государем. Для стро-6ния крепости был прислан из Москвы инженер Резе. В июне 1701 г. князь Прозоровский и архиепископ холмогорский Афанасий, с соловецким архимандритом Фирсом, с двумя игуменами и двумя протоиереями, приплыли ко. Бревенику и положили основание крепости Ново-Двинки, которая была достроена лишь четыре года спустя воеводой Ржевским. Между тем, в Москве было получено донесение, что шведский комиссар в Гельзинере; ищет штурманов к Архангельску на четыре шведских корабля, как будто бы для китоловной экспедиции в Гренландию.

Получив это донесение, царь послал князю Прозоровскому грамоту, чтобы были приняты меры предосторожности. Когда в Архангельске наступило время ярмарки и пришло множество английских и голландских кораблей с товарами, князь Прозоровский не замедлил принять меры предосторожности: в Архангельске и других местах поставлены батареи; в Ново-Двинку посланы солдатские головы с 200 вооруженных солдат; старые Двинские устья, Мурманское и Пудожемское засыпаны землею, перебиты сваями и обставлены 20 пушками; у Архангельской пристани приготовлено шесть брандеров с пришедших на ярмарку английских и голландских кораблей взяты ружья, порох, свинец и розданы служилым и торговым безоружным людям. Едва князь Прозоровский приготовился к обороне, как 20-го июня вечером пришла на Двинское Березовское устье шведская эскадра, под английским и голландским флагами, и стала на якоре против Мудьюгского острова. На следующее утро сторожевой капитан этого острова, приняв стоявшие суда за торговые, отправился со своею командою для досмотра товаров; шведы встретили их с честью, но как только они взошли на корабль, всех захватили в плен.

Вечером два шведских фрегата и одна яхта, под английскими и голландскими флагами, прошли Березовское устье и появились в Малой Двинке. После долгого ожесточенного боя перед батареей Ново-Двинки, шведы были принуждены покинуть один из своих фрегатов и яхту, попавшие на мель, и выйти на уцелевшем фрегате в море. Князь Прозоровский распорядился вынуть из воды фрегат и яхту и привести их в Архангельск с опущенными флагами; на них найдено, между прочим: пять знамен, тринадцать пушек и большое количество ядер. Вторично шведская эскадра уже не решилась напасть на Архангельск и ограничилась тем, что разорила на Мудьюгском острове караульный избы, а на р. Куе сожгла около двадцати дворов Куйского соляного промысла, принадлежавшего Соловецкому монастырю. Получив от князя Прозоровского, донесение об этом, Петр писал Ф. М. Апраксину: «Зело чудесно!... Сим нечаемым счасием поздравляю вас. Где чего не чаяли, Бог дал».

За князем А.П. Прозоровским в 1678-1679 г.г. значились вотчины сельцо Жданское, в Московском уезде, и поместная и вотчинная земля в с. Исакове, Ростовского стана.

В 1684 г. ему и его брату князю Василию Петровичу была отдана вотчина их отца в Епифанском уезде, в а Судакове с деревнями, которою раньше владели: князь Яков Кудетович Черкасский, женатый на их родной тетке, княгине Евдокии Семёновне Прозоровской, и князь Михаил Алегукович Черкасский.

В 1686 г. по прошению князя Алексея Петровича Прозоровского был построен ныне существующий каменный храм Рождества Божией Матери. Село по церкви стало называться Рождественно.

В 1704 г. селом владел сын Алексея Петровича - Иван Алексеевич. Потом оно принадлежало вдове Алексея Петровича - Аграфене Михайловне, вышедшей замуж за князя Юрия Владимировича Долгорукова (1666-1708).

Он был убит на Дону восставшими казаками. Его сын Юрий Юрьевич в 1728 г. продал Рождественно сенатору, князю Алексею Дмитриевичу Голицыну (1697-1768), который во втором браке (с Аграфеной Васильевной Салтыковой, сестрой фаворита будущей императрицы Екатерины II, С.В. Салтыкова) имел дочерей Варвару и Анну (выданных в замужество, Варвару, за Наумова, и Анну, за Маслова), и сына Николая. Алексей Дмитриевич Голицын сенатор, действительный тайный советник, сын верховника князя Дмитрия Михайловича Голицына (1665— 1738) от брака с княгиней Анной Яковлевной Одоевской (ум. 1750), родился 16 августа 1697 г.

В 1727 г. назначен камергером в штат невесты Петра II, княжны М.А. Меншиковой. 21 июня 1728 г. назначен флигель-здъютантом к дяде своему фельдмаршалу кнзю М.М. Голицыну. Затем в царствование Анны Иоанновны 28 апреля 1730 г. получил чин действительного статского советника и 5 июня того же года назначен главам судьей Московского судного приказа. В 1737 г. Голицын пострадал одновременно со своим отцом. 4 декабря высший суд, учрежденный Аля рассмотрения тяжбы зятя князя Д.М. Голицына, князя К.Д. Кантемира с его мачехой, обнаружил участие в этом деле князя Алексея Дмитриевича, а затем был привлечен и князь Д.М.Голицын, которого и желательно было погубить правительству Анны Иоанновны. 2 января 1737 г. Алексей Дмитриевич был допрошен в Москве С.А Салтыковым и 28-го арестован.

Голицын был лишен чина действительного статского советника и «написан прапорщиком в Кизлярский гарнизон», а имения его были конфискованы. Имущество жены было спасено по ходатайству ее отца, и ей было предложено на выбор следовать Я мужем или остаться в Москве: она последовала за мужем.

22 января 1741 г. правительница Анна Леопольдовна возвратила Голицына из ссылки с приказанием жить в своих деревнях безвыездно, а 17 сентябре того же года назначила сенатором назначение новых сенаторов было устроено Головкиным с целью иметь значительное число приверженцев своей партии в Сенате для низвержения графа Остермана и возвратила ему чин действительного статского советника, отписанные у него имения, движимое и недвижимое имение его родителей и брата Сергея, пожаловала в 1743 г. чин тайного советника, и в 1744 г. - орден Св. Александра Невского.

В 1745 г. Голицын был назначен членом вновь учрежденной комиссии для исследования беспорядков и злоупотреблений по управлению бывших командиров над башкирцами.

В 1757 г. Голицын произведен в действительные тайные советники.

В 1763 г. Екатерина II пожаловала ему ленту ордена Св. апостола Андрея Первозванного. Скончался он в 1768 г. в Москве и похоронен в Богоявленском монастыре.

В 1766 г. он пристроил к храму северный придел, освящённый во имя великомученицы Варвары. После Алексея Дмитриевича селом владел его сын князь Николай Алексеевич Голицын (1751 -1809), сенатор и посол при шведском дворе.

С 1803 г. селом владел светлейший князь Сергей Александрович Меншиков (1746-1815), действительный тайный советник, сенатор. Из рода светлейших князей Меншиковых. Внук генералиссимуса светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова; второй сын генерал-аншефа светлейшего князя Александра Александровича Меншикова (1714-1764) от брака с княжной Елизаветой Петровной Голицыной (1721-1764). Получил домашнее образование. Будучи камер-пажом при Высочайшем Дворе, 28 июня 1762 г. принял участие в перевороте, возведшем на престол императрицу Екатерину II.

В сентябре 1762 г., в коронацию императрицы, пожалован в поручики лейб-гвардии Преображенского полка. Участник Русско-турецкой войны 1768-1774 г., за отличие в которой в 1770 г., в чине подполковника, награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, а в 1775 г. пожалован во флигель-адъютанты императрицы. По окончании войны командовал полком, в 1778 г. произведен в генерал-майоры. С 1785 г., в чине генерал-поручика, находился в отпуску по болезни. В сентябре 1786 г. произведен в тайные советники и назначен сенатором. При увольнении от службы в 1801 г., «во уважение Долговременного и беспорочного продолжения оной», получил чин действительного тайного советника. Кавалер ордена Св. Александра Невского. Скончался в Москве на 70-м году жизни и похоронен там же в Донском монастыре.

От брака с княжной Екатериной Николаевной Голицыной (1764 — 1832), дочерью обер-гофмаршала князя Н.М. Голицына, имел детей: Светлейшего князя Александра Сергеевича (1787—1869); светлейшего князя Николая Сергеевича (1790— 1863), полковника, флигель-адъютанта; светлейшую княжну Екатерину Сергеевну (1794—1835), замужем за шталмейстером кн. А. П. Гагариным. От князя С.А. Меншикова село перешло к его сыну, Александру Сергеевичу (1787-1869), генерал-адъютанту, адмиралу, с 1830 г. фактическому руководителю Морского ведомства, тормозившему технический прогресс и боевую подготовку флота. Во время Крымской войны он был главнокомандующим сухопутными и морскими силами в Крыму и отстранён после поражений при Альме и Инкермане. Князь Александр Сергеевич происходил из рода светлейших князей Меншиковых. Сын сенатора, действ, тайного советника светленйшего князя Сергея Александровича Меншикова (1745 — 1815) от брака с княжной Екатериной Николаевной Голицыной (1764 — 1832). Родился в Санкт-Петербурге. Получил домашнее образование, посещал немецкие университеты.

В апреле 1805 г. зачислен юнкером в Коллегию иностранных дел, определен к российской миссии в Берлине. В ноябре 1806 г. пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора. В апреле 1807 г. причислен к миссии в Лондоне. В июле 1809 г. в чине подпоручика начал службу в лейб-гвардии Артиллерийском батальоне.

В 1809 — 1811 гг. участвовал в Русско-турецкой войне, состоял адъютантом при генерале от инфантерии графе Н.М. Каменском; отличился при взятии крепостей Туртука и Рущук, был ранен в ногу, награжден орденом Св. Владимира 4-степени.

В феврале 1812 г. переведен в лейб-гвардии Преображенский полки произведен в поручики. В 1812 — 1815 гг. дивизионный квартирмейстер гренадерской дивизии, участвовал в Отечественной войне 1812 и Заграничных походах русской армии 1813 — 1814 гг., отличился в сражениях при Кульме и Лейпциге, вторично ранен при взятии Парижа (март 1814), за храбрость награжден орденом Св. Анны 2-й степени, с алмазами и золотой шпагой. В ноябре 1812 г. произведен в штабс-капитаны, в январе 1813 г. — в капитаны, в сентябре 1813 г. — в полковники. В августе 1816 г. произведен в генерал-майоры. С февраля 1816 г. директор канцелярии начальника Главного штаба, исполняющий должность генерал-квартирмейстера Главного штаба. В октябре 1817 г. пожалован в генерал-адъютанты. В эти годы был близок к императору Александру I, сопровождал его в поездках по России и за границу, в том числе на конгрессы в Троппау, Лейбах и Верону. В 1821 г. вместе с Н.Н. Ново-сильцовым и графом М.С. Воронцовым составил проект освобождения помещичьих крестьян (проект не получил одобрения императора). В 1820 г., с усилением влияния графа А. А. Аракчеева, отношение императора Александра I к Меншикову изменилось (император отзывался о нем, что у него «душа чернее сапога», что у него «есть ум лишь для того, чтобы кусаться»). К тому же, благодаря своему острому языку, он имел много врагов и прослыл вольнодумцем и либералом (чему способствовал также и поданный им проект освобождения крестьян). Ему было предложено командование Черноморским флотом, от чего он, не зная морской службы, отказался. Предложенное затем место посланника в Дрездене (Саксония) Меншиков счел за оскорбление и в ноябре 1824 г. вышел в отставку. Поселившись в своем имении, случайно, благодаря тому, что нашел учителя-моряка, занялся изучением морского дела.

Император Николай I, знавший Меншикова еще по службе в гвардии, вскоре по воцарении, в январе 1826 г., вновь пригласил его на службу в квартир-мейстерскую часть генерал-майором и в октябре 1826 г. вновь пожаловал в генерал-адъютанты. Посланный с чрезвычайной миссией в Тегеран, был арестован иранскими властями и находился в заключении. Вернувшись в Санкт-Петербург., предложил императору Николаю I проект реорганизации управления морским ведомством по образцу армейского и стал во главе комитета по выработке реформы Морского министерства (к этому времени он считался уже специалистом в морском деле). В марте 1828 г. из генерал-майоров переименован в контр-адмиралы и назначен начальником Главного морского штаба и членом Комитета министров.

В Русско-турецкую войну 1828 — 1829 гг. командовал десантным отрядом на восточном берегу Черного моря, взял крепость Анапу, а затем руководил осадой крепости Варна, был тяжело ранен пушечным ядром в обе ноги; за проявленное мужество Удостоен ордена Св. Георгия 3-й степени, произведен в вице-адмиралы (июнь 1828), ему была подарена одна из трофейных пушек. В марте 1830 г. назначен членом Государственного совета с оставлением в прежних должностях.

Одновременно в 1831—1855 гг. состоял финляндским генерал-губернатором и командующим войсками в Финляндии, а декабре 1833 г. произведен в адмиралы. В феврале 1836 — февраля 1855 гг. в качестве министра управлял Морским министерством. Слабо разбираясь в специфике военно-морской службы, основное внимания уделял подготовке флота к парадам и смотрам, сдерживал развития парового флота. Летом 1836 г. он организовал Высочайший смотр кораблей Балтийского флота на рейде Кронштадта с участием ботика Петра I.

Степень близости Меншикова к императору была столь велика, что Николай I подарил ему собственный портрет в алмазах для ношения и петлице (1850), а в 1851 г. повелел Староингерманландский пехотный полк именовать пехотным генерал-адъютанта князя Меншикова полком.

Он состоял членом многих комитетов, а в 1848 г. был председателем Временного секретного комитета, так называемого «меншиковского», для верховного надзора за цензурой. В январе 1853 г. послан во главен чрезвычайного посольства в Константинополь. Переговоры не дали результатов. В ходе Крымской войны, с июля 1853 по февраль 1855 главнокомандующий морскими и сухопутными силами в Крыму. Поставленный в тяжелое положение ввиду отсутствия достаточного количества войск, должной организации и надежных помощников, Меншиков, в ходе боевых действий на полуострове, при сражениях у Альмы, Балаклавы, Инкермана и Севастополя допустил серьезные просчеты. По его настоянию корабли Черноморского флота были затоплены у входа в Севастопольскую бухту, адмирал Корнилов был против затопления кораблей. По отзывам современников, Меншиков не имел качеств полководца; мрачный и нелюдимый, с суровым лицом, он не дарил солдат ни приветом, ни одобрением; войска редко его видели, не знали и не верили ему. Тяжело больной, он был уволен от командования.

В декабре 1855 — апреле 1856 кронштадтский генерал-губернатор с правами главнокомандующего. В царствование императора Александра II участия в государственных делах не принимал, оставаясь лишь членом Государственного совета. Последние годы жизни провел в Москве и в своем имении. Лишь на Крестьянскую реформу он реагировал подачей записки и участием в комитете в Москве. Удостоен всех высших российских орденов: Св. Анны 1-й степ. (1819, алмазные знаки к ордену—1826), Св. Владимира 2-й степ. (1821), Св. Александра Невском го (1828, алмазные знаки к ордену— 1832), Св. Владимира 1-й степени (1833), Св. апостола Андрея Первозванного (1839, алмазные знаки к ордену — 1841). Скончался на 82-м году жизни в с. Круг Клинского уезда Московской губернии и похоронен там же. Один из видных сановников империи, Меншиков, по словам близко знавшего его сенатора К.И. Фишера, «был прекрасный, стройный, с умными и добрыми темно-синими глазами и саркастической улыбкой, кавалер александровского двора, который отличался тонкостью и изяществом приемов... Удивительно, как в Меншикове тесно соединялся повеса с глубокомысленным мужем...» Человек выдающегося и тонкого природного ума, больших способностей, разносторонне образованный и начитанный (его библиотека, насчитывавшая до 50 тыс. томов, была одной из лучших в Санкт-Петербурге), с громадной памятью, он обладал глубокими познаниями в самых различных областях. Так, он отличался обширными и солидными познаниями в медицине и имел диплом ветеринара.

В то же время он отталкивал от себя людей своей черствостью и тщеславием, своим бездушием, себялюбием и своим злоязычием. Его остроумные, язвительные выражения пользовались большой известностью. Он не щадил ни друзей, ни врагов, одинаково порицал и порок, и добродетель; сегодня осмеивал то, перед чем вчера преклонялся. По словам Д.В. Давыдова, Меншиков «умел приспособить свой ум ко всему», но он не смог сделать своего ума из разрушающего созидающим. По мнению современников, царедворец и кабинетный ученый, Меншиков не был ни хорошим полководцем, ни полезным государственным деятелем.

От брака (с 1806) с графиней Анной Александровной Протасовой (1789—1849), дочерью бригадира А.С. Протасова, племянницей камер-фрейлины императрицы Екатерины II графини А.С. Протасовой, имел двух детей: светлейшего князя Владимира Александровича (1815 — 1893), генерала от кавалерии, генерал-адъютанта; светлейшую княжну Александру Александровну (1817 — 1884), замужем за гвардии подполковником в отставке И.Я. Вадковским.

При императоре Александре II, А.С. Меншиков - в отставке. Обладал большим умом, но не был настоящим государственным человеком. После него землями при с. Рождественно владел генерал-адъютант и генерал от кавалерии светлейший князь Владимир Александрович Меншиков (1815-1893). Он был женат на княжне Леониде Николаевне Гагари-ной, все их дети умерли малолетними.

Причт церковный издавна: священник, дьячек, плномарь.

В 1848 г. настоятелем храма был священник Димитрий Иоаннович Кудрявцев (в это время ему было 27 лет). Он родился в Московской губернии в Семье дьячка. В 1842 г. окончил Спасо-Вифанскую Духовную семинарию со степенью ученика 2-го разряда, обучался наукам богословским, философским, физико-математическим, историческим и словесным и языкам: латинскому, греческому, немецкому и еврейскому. Рукоположен во священника к храму с. Рождественно в 1843 г. Переведён в 1858 г. к Воскресенской церкви Ильинского Погоста Богородского уезда.

В 1868 г. утвержден духовником для священно- и церковнослужителей по ведомству Павловского благочиния. За события 1863, 1864,1865 и 1866 гг. награжден бронзовым наперсным крестом на Владимирской ленте (1868).

Занимался обучением грамоте приходских поселянских детей в приходском церковном училище безмездно. Вдов.

Дети - Михаил, 23 г., в 1866 г. окончил курс Богословских наук в Московской семинарии, находится при отце; Петр, 17 лет, уволен в сем году из Московской семинарии, Сергий, 15 лет, обучается в 4 классе Московского Заиконоспасского уездного Духовного училища, находятся при отце.

В приходе храма были дер. Плетениха и Жданская, принадлежавшие также Меншиковым.

В советское время с. Рождественно исчезло с лица земли, и только церковь среди кладбища в лесу, которая была закрыта (колокольня, трапезная, алтарь уничтожены полностью), напоминает об ещё одном историческом месте Подмосковья.

Московская обл., с. Рождественно



Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Рождества Божией Матери адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда