Атмосфера мест

Церковь Преображения Господня

Усадьба Селинское была отстроена в 1-й трети XIX в. при владевшем селом майоре Николае Маслове. Он был также заказчиком строительства ныне существующей каменной церкви Преображения Господня, с приделами Казанской иконы Божией Матери и Святителя Николая Мирликийского (названия приделов приведены по книге И. Благовещенского «Краткие сведения о всех церквах Московской епархии», по состоянию на 1866 г.).

Храм строился вместо прежнего, деревянного, с 1823 по 1831 г. В нём сохранился главный резной позолоченный иконостас в четыре яруса 1880-х гг., в приделах - иконостасы конца XIX в.

Сын Маслова, Дмитрий Николаевич (1796-1856), унаследовавший Селинское, - лицейский товарищ А.С. Пушкина, но они были в далёких отношениях, Пушкин нигде о нём не упоминает. Отзывы начальства о Д.Н. Маслове, ещё со школьной скамьи, очень одобрительны: хорошие дарования, благонравие, делающее излишним надзор, скромность, «особенно покорность, степенность и рассудительность». Впрочем, в лицее он однажды нарушил обычную свою покорность - во время столкновения воспитанников с инспектором Мартыном Пилецким.

Надзиратель Илья Пилецкий доносил: «Маслов в течение целого месяца вел себя весьма скромно и благопристойно с свойственною ему осторожностью, но 21-го числа узнал я от одного воспитанника, что он весьма деятельно участвовал в сделанном противу господина инспектора заговоре. Что тем более подтверждается 23-м числом, когда выговаривали воспитанники господину инспектору свои обиды, то он, не имев, что сказать, ходил кругом их и потихоньку говорил: «Ну-те, ребята, не робейте, дружнее!» Сие я сам слышал. На запрос же господина директора, что он о сем деле думает, паки принял свою скромность, утверждая вместе с некоторыми, что, видно, господин инспектор виноват, когда другие товарищи жалуются». Маслов принимал участие в лицейских журналах. Один из воспитанников сообщает: «В лицее мы его называли по перу и по дару слова нашим Карамзиным». Был он одним из самых старших воспитанников, выделялся высоким ростом; в одной лицейской сатире о нем говорится: «А там высокий и рогатый, Как башня, Маслов восстает». Рогатый - вероятно, оттого, что любил усердно помадиться; это отмечалось и в лицейской «национальной песне»: «Наш Карамзин Из ста корзин Помаду смазать хочет».

И ещё в 1820 г. Энгельгардт писал Матюшкину: «Маслов все еще маслит волосы». Маслов окончил курс с первой серебряной медалью и поступил в государственную канцелярию. По-видимому, был в каких-то сношениях с декабристами. На одном собрании у Николая Тургенева он читал свою статью о статистике для предполагавшегося к изданию политического журнала. Вряд ли, однако, связи эти были серьёзными. В «Алфавите декабристов», куда попали все лица, даже очистившиеся при допросах от всяких подозрений, фамилия Маслова не встречается. А по характеру он никак не походил на заговорщика. «Покорность», отмеченная лицейским начальством, продолжала быть его отличительным свойством. Покидая лицей, он записал в альбом директора Энгельгардта: «Находясь под вашим начальством, я уверился, что повиновение и должность (по-видимому, исполнение долга) могут быть несравненно приятнее самой независимости».

А в 1841 г. Яковлев писал Вольховскому: «Мусье Маслов Маслависти выдерживает свой прежний характер, т.е. политичное обращение все то же, особенно в отношении к его начальнику-товарищу». Начальник-товарищ - барон М.А. Корф, под начало которого, по его приглашению, Маслов перешёл на службу в государственный совет, протоколистом канцелярии. Покровительствуемый Корфом, Маслов сделал блестящую карьеру, был статс-секретарём в одном из департаментов Государственного Совета и умер в чине действительного тайного советника. Он любил покушать и был страстный игрок в преферанс: мог всю ночь напролёт играть по самой маленькой, так что знакомые удивлялись, как он выдерживал такой образ жизни. Одновременно с основными занятиями по службе Маслов с 1819 по 1820 г. был письмоводителем императорского Человеколюбивого общества воспитания бедных детей, с 1824 г. - советник Московской комиссии по сооружению Храма Христа Спасителя.

В 1922 г. к храму с. Селинское был назначен священник Алексий Воробьёв, будущий священномученик. Он родился в 1888 г. в Вятской губернии, был послушником в Иоанно-Предтеченском монастыре в Казани под духовным попечением великого подвижника и молитвенника схиархимандрита Гавриила (Зырянова). В 1911 г. Алексея призвали в армию, во время первой мировой войны он служил ездовым в 24-й пехотной дивизии. В 1920 г. приехал в Москву, служил кладовщиком. Здесь он окончил пастырские богословские курсы и 26 июня 1921 г. был рукоположен во священника в московский Александро-Невский храм, через год назначен в с. Селинское.

В 1922 г. епископ Клинский Иннокентий (Летяев) признал власть обновленческого Высшего Церковного Управления, о. Алексию предлагали присоединиться к обновленцам, но он оставался верен законному главе Русской Православной Церкви - Святейшему Патриарху Тихону, и 13 марта 1923 г. обновленческое Московское епархиальное управление утвердило решение обновленческого епископа Клинского Игнатия об увольнении и запрещении в служении о. Алексия.

В с. Селинское был назначен другой священник. В 1924 г. о. Алексий был арестован по обвинению в том, что «без разрешения власти устроил в церкви г. Клина собрание верующих, на котором произносились агитационные речи о гонении советской властью православия». После заключения в Бутырской тюрьме в Москве его приговорили к заключению на два года в концлагерь. После освобожденния служил некоторое время в селе под Уфой, в 1930 г. был назначен в Павловский Посад, в Воскресенский собор.

В 1931 г. возведён в сан протоиерея, в 1935 назначен благочинным Павлово-Посадского округа. В том же году Воскресенский собор был передан обновленцам. О. Алексий был переведён в Троицкий храм с. Хотеичи (Орехово-Зуевского района), и в августе 1936 г. - в Вознесенскую церковь с. Городок. Его духовными чадами стали монахини закрытого в Павловском Посаде Покровско-Васильевского монастыря. На новом месте служения он организовал церковный хор из молодёжи.

8 августа 1937 г. о. Алексий Воробьев был арестован и 20 августа расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

В соседнем с Селинским с. Василёво в 1918 г. был открыт самостоятельный приход со штатным причтом из священника и псаломщика при Александро-Невской церкви (разрушена в советское время).

Московская обл., с. Селинское



Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Преображения Господня адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда
Всё самое интересное ещё дальше...