Атмосфера мест

Церковь Преображения Господня

Усадьба Селинское была отстроена в 1-й трети XIX в. при владевшем селом майоре Николае Маслове. Он был также заказчиком строительства ныне существующей каменной церкви Преображения Господня, с приделами Казанской иконы Божией Матери и Святителя Николая Мирликийского (названия приделов приведены по книге И. Благовещенского «Краткие сведения о всех церквах Московской епархии», по состоянию на 1866 г.).

Храм строился вместо прежнего, деревянного, с 1823 по 1831 г. В нём сохранился главный резной позолоченный иконостас в четыре яруса 1880-х гг., в приделах - иконостасы конца XIX в.

Сын Маслова, Дмитрий Николаевич (1796-1856), унаследовавший Селинское, - лицейский товарищ А.С. Пушкина, но они были в далёких отношениях, Пушкин нигде о нём не упоминает. Отзывы начальства о Д.Н. Маслове, ещё со школьной скамьи, очень одобрительны: хорошие дарования, благонравие, делающее излишним надзор, скромность, «особенно покорность, степенность и рассудительность». Впрочем, в лицее он однажды нарушил обычную свою покорность - во время столкновения воспитанников с инспектором Мартыном Пилецким.

Надзиратель Илья Пилецкий доносил: «Маслов в течение целого месяца вел себя весьма скромно и благопристойно с свойственною ему осторожностью, но 21-го числа узнал я от одного воспитанника, что он весьма деятельно участвовал в сделанном противу господина инспектора заговоре. Что тем более подтверждается 23-м числом, когда выговаривали воспитанники господину инспектору свои обиды, то он, не имев, что сказать, ходил кругом их и потихоньку говорил: «Ну-те, ребята, не робейте, дружнее!» Сие я сам слышал. На запрос же господина директора, что он о сем деле думает, паки принял свою скромность, утверждая вместе с некоторыми, что, видно, господин инспектор виноват, когда другие товарищи жалуются». Маслов принимал участие в лицейских журналах. Один из воспитанников сообщает: «В лицее мы его называли по перу и по дару слова нашим Карамзиным». Был он одним из самых старших воспитанников, выделялся высоким ростом; в одной лицейской сатире о нем говорится: «А там высокий и рогатый, Как башня, Маслов восстает». Рогатый - вероятно, оттого, что любил усердно помадиться; это отмечалось и в лицейской «национальной песне»: «Наш Карамзин Из ста корзин Помаду смазать хочет».

И ещё в 1820 г. Энгельгардт писал Матюшкину: «Маслов все еще маслит волосы». Маслов окончил курс с первой серебряной медалью и поступил в государственную канцелярию. По-видимому, был в каких-то сношениях с декабристами. На одном собрании у Николая Тургенева он читал свою статью о статистике для предполагавшегося к изданию политического журнала. Вряд ли, однако, связи эти были серьёзными. В «Алфавите декабристов», куда попали все лица, даже очистившиеся при допросах от всяких подозрений, фамилия Маслова не встречается. А по характеру он никак не походил на заговорщика. «Покорность», отмеченная лицейским начальством, продолжала быть его отличительным свойством. Покидая лицей, он записал в альбом директора Энгельгардта: «Находясь под вашим начальством, я уверился, что повиновение и должность (по-видимому, исполнение долга) могут быть несравненно приятнее самой независимости».

А в 1841 г. Яковлев писал Вольховскому: «Мусье Маслов Маслависти выдерживает свой прежний характер, т.е. политичное обращение все то же, особенно в отношении к его начальнику-товарищу». Начальник-товарищ - барон М.А. Корф, под начало которого, по его приглашению, Маслов перешёл на службу в государственный совет, протоколистом канцелярии. Покровительствуемый Корфом, Маслов сделал блестящую карьеру, был статс-секретарём в одном из департаментов Государственного Совета и умер в чине действительного тайного советника. Он любил покушать и был страстный игрок в преферанс: мог всю ночь напролёт играть по самой маленькой, так что знакомые удивлялись, как он выдерживал такой образ жизни. Одновременно с основными занятиями по службе Маслов с 1819 по 1820 г. был письмоводителем императорского Человеколюбивого общества воспитания бедных детей, с 1824 г. - советник Московской комиссии по сооружению Храма Христа Спасителя.

В 1922 г. к храму с. Селинское был назначен священник Алексий Воробьёв, будущий священномученик. Он родился в 1888 г. в Вятской губернии, был послушником в Иоанно-Предтеченском монастыре в Казани под духовным попечением великого подвижника и молитвенника схиархимандрита Гавриила (Зырянова). В 1911 г. Алексея призвали в армию, во время первой мировой войны он служил ездовым в 24-й пехотной дивизии. В 1920 г. приехал в Москву, служил кладовщиком. Здесь он окончил пастырские богословские курсы и 26 июня 1921 г. был рукоположен во священника в московский Александро-Невский храм, через год назначен в с. Селинское.

В 1922 г. епископ Клинский Иннокентий (Летяев) признал власть обновленческого Высшего Церковного Управления, о. Алексию предлагали присоединиться к обновленцам, но он оставался верен законному главе Русской Православной Церкви - Святейшему Патриарху Тихону, и 13 марта 1923 г. обновленческое Московское епархиальное управление утвердило решение обновленческого епископа Клинского Игнатия об увольнении и запрещении в служении о. Алексия.

В с. Селинское был назначен другой священник. В 1924 г. о. Алексий был арестован по обвинению в том, что «без разрешения власти устроил в церкви г. Клина собрание верующих, на котором произносились агитационные речи о гонении советской властью православия». После заключения в Бутырской тюрьме в Москве его приговорили к заключению на два года в концлагерь. После освобожденния служил некоторое время в селе под Уфой, в 1930 г. был назначен в Павловский Посад, в Воскресенский собор.

В 1931 г. возведён в сан протоиерея, в 1935 назначен благочинным Павлово-Посадского округа. В том же году Воскресенский собор был передан обновленцам. О. Алексий был переведён в Троицкий храм с. Хотеичи (Орехово-Зуевского района), и в августе 1936 г. - в Вознесенскую церковь с. Городок. Его духовными чадами стали монахини закрытого в Павловском Посаде Покровско-Васильевского монастыря. На новом месте служения он организовал церковный хор из молодёжи.

8 августа 1937 г. о. Алексий Воробьев был арестован и 20 августа расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

В соседнем с Селинским с. Василёво в 1918 г. был открыт самостоятельный приход со штатным причтом из священника и псаломщика при Александро-Невской церкви (разрушена в советское время).

Московская обл., с. Селинское

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Преображения Господня адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда