Атмосфера мест

Церковь Святителя Николая и Церковь Знамения Пресвятой Богородицы

Посёлок, а в древности с. Серебряные Пруды получило название по фамилии владельца.


В писцовой книге 1594 г. записано: «За боярином за князем Борисом Конбулатовичем Черкасским, а преж того было за князем Борисом Серебреным, а после князя отписано было на государя, село Пруды на реке на Осетре и на речке на Осоту, а в селе церковь Никола чюдотворец, да придел преподобных Сергия и Никона Радонежских чюдотворцов, древяна клецки. Да в селе ж церковных дворов: во дворе поп Олексей Иванов, во дворе поп Гаврило Иванов, во дворе церковный дьячок Богдашко Фролов, во дворе пономарь Трофимко Павлов, во дворе проскурница Фетиньица, да 10 келей, а в них живут нищие, питаютца от церкве Божий... Да в селе ж на реке Осетре двор боярина князя Бориса Конбулатовича, а круг двора острог рублен, да двор конюшенной, а на нем живут конюхи, да люцких 18 дворов, да крестьянских 100 дворов, да 30 дворов пустых, да 20 мест дворовых. Да в селе ж по реке по Осетру непашенных стрелецких 32 двора, да двор пуст. Да в селе ж Прудех по речке по Оксене непашенных бобыльских 38 дворов, да 6 дворов пустых. Да по речке по Осоту непашенных бобыльских же 28 дворов, 4 дворы пусты... Да у села ж у Прудов на речке на Осоту мельница колотовка, да на речке на Оксени мельница колотовка ж».

По этой записи мы можем хорошо себе представить, как выглядела усадьба московского боярина в пограничных со степью землях.

Владевший с. Пруды князь Борис Васильевич Серебряный-Оболенский был сыном князя Василия Семёновича (ум. 1570). В 1563 г. князь Борис ещё молод, он рында у саадака (царский колчан со стрелами), сопровождает в походе царя Иоанна Васильевича Грозного.

В 1565 г. князь Борис - воевода в Дедилове. В том же году Грозный взял с некоторых бояр и дворян поручную запись по отце князя Бориса, боярине, князе Василии Семёновиче и по самом князе Борисе, что они не выедут из Московского государства и будут служить верно и усердно государю и его семейству. В старые времена князья и бояре имели право «отъезжать», то есть переходить на службу к другому государю. Так, при деде и отце Иоанна Грозного многие русские князья перешли на службу из Литовского государства в Москву. Боясь выезда князей и бояр, Иоанн Грозный заставлял родственников и знакомых ручаться за то, что при любых условиях те будут оставаться на службе московского царя. Если же тот, за кого поручились, всё же уезжал, то поручители платили огромные штрафы.

В 1570 г. князь Борис - воевода сторожевого полка, с 1570 по 1572 г. наместник в Брянске, в 1574 г. он воевода сторожевого полка в походе под Казань против луговых и горных черемисов, изменивших царю. По возвращении из похода - воевода большого полка в Туле. Осенью того же года он воевал с крымскими и ногайскими татарами в Печерниковых дубравах. Борис Васильевич был последним в роде князей Серебряных. С его смертью род пресёкся, его сёла отписаны на государя. Затем они пожалованы боярину князю Борису Канбулатовичу Черкасскому, двоюродному брату жены Иоанна Грозного, царицы Марии Темрюковны. Он был сыном кабардинского князя Канбулата, до крещения носил имя Хорошай-мурза. Уже в зрелом возрасте он приехал на службу к царю Иоанну Грозному и сразу получил назначение на очень ответственный пост. В начале 1583 г. он был первым воеводой Большого полка в Новгороде, где были собраны войска для отражения нападения шведов.

Перед выездом в Новгород князь Черкасский был крещён. С апреля 1585 г. он на «береговой» службе в Серпухове. И в следующем году князь охранял южные границы от набегов крымских и ногайских татар. В 1589 г. обострились отношения со шведами, князь снова в Новгороде. В 1591 г. - на «береговой» службе в Туле. Крымский хан Казы-Гирей с 150000 татар прорвал линию и устремился к Москве. Береговые воеводы устремились на защиту столицы. Князь Борис занял позицию у Даниловского монастыря. Но до битвы не дошло, татары бежали. Князь преследовал их до Серпухова. В 1592 г. он пожалован в бояре. В 1598 г., когда царь Борис Годунов выступил с войсками против крымского хана, князь Борис был оставлен ведать Москву, его имя стояло четвёртым в списке воевод.

Он был женат на сестре боярина Фёдора Никитича Романова, Марфе Никитичне. Когда царь Борис Годунов воздвиг опалу на род бояр Романовых, пострадал и князь Борис Черкасский. Он возбудил подозрение царя Бориса ещё и тем, что у него в доме часто бывал и был чествуем сыном князя, Иваном Борисовичем, Григорий Отрепьев, будущий самозванец Лжедимитрий. Князь вместе с сыном был посажен в тюрьму и подвергнут пытке.

В 1600 г. сослан вместе с женой, дочерью и родственниками жены на Белоозеро, где в апреле 1601 г. скончался от тюремной «тесноты и нужды». Кроме сына, у него были дочери Ирина и Ксения. Ирина была замужем за боярином Фёдором Ивановичем Шереметевым.

Наследником князя Бориса стал сын, возвращённый в 1602 г. из ссылки в Москву. В 1608 г. он участвовал в бою на р. Ходынке против войск тушинского вора. В 1611 г. разбит под Владимиром сторонниками польского королевича Владислава и попал в плен. После избрания на царство Михаила Романова князь Иван Борисович вместе с Ф.И. Шереметевым и И.Н. Романовым - в числе ближайших советников юного царя. В 1613 г. пожалован в бояре. В 1618 г. отправлен в Ярославль собирать ратных людей на помощь Москве, осаждённой польским королевичем Владиславом. С 1624 по 1639 г. князь Иван ведал Стрелецкий, Казенного двора. Большой казны, Иноземный, Аптекарский приказы. В 1638 г., когда ожидали большого набега крымских татар, отправился в Тулу. В 1640 г., когда царь ездил на богомолье в Вязники, он поручил Москву князю Ивану Борисовичу. У князя не было детей, и после его смерти в 1642 г. его огромные богатства перешли частью в род Шереметевых, частью к князьям Димитрию Мамстрюковичу и Якову Куденетовичу Черкасским.

Село перешло в род Шереметевых. В XVIII в. селом владел обер-камергер, граф Пётр Борисович Шереметев (1713-1788), строитель знаменитой подмосковной усадьбы Кусково. В 1743 г. он женился на единственной дочери канцлера, князя Алексея Михайловича Черкасского, княжне Варваре Алексеевне и после присоединения к своему состоянию огромного приданого княжны Варвары Алексеевны стал одним из самых богатых людей России. Несмотря это, он оставался расчётливым хозяином, входившим во все мелочи своего огромного хозяйства.

Служащие графа хорошо знали, что он «в большие траты входить не намерен». Он сам определял, сколько французских калачей должен получать ежедневно каждый из его домочадцев, соображал, как бы повыгоднее перекрыть флигеля и сделать решётку в петербургском доме. От его зоркого глаза не ускользала мелочь вроде того, что в присланной из вотчины рыбе «трех форелей не явилось». Всё у него было основано на практических соображениях: он устраивал в своих вотчинах школы для обучения крепостных наукам, «которые по дому нужны», и считал необходимым маломочных крепостных «от всех их тягостей освободить», чтобы они «могли себя поправить и придти в лучшее состояние».

При этом всегда не прочь был посылкой «абрикозов» и других оранжерейных диковинок или иным каким способом заискать, по обычаю того времени, у нужного человека. Но зато, когда нужно было поддержать фамильную честь, граф П.Б. Шереметев, хотя и жалуясь на большие расходы, торжественно принимал Екатерину II в Кускове и давал праздники, поражавшие иностранцев никогда не виданною ими пышностью. Из четырёх его сыновей трое умерли в младенчестве, их 3-х дочерей умерли две. Он построил новый деревянный Никольский храм.

В 1782 г. его сын, граф Николай Петрович Шереметев (1751-1809) построил новый деревянный храм Святителя Николая с приделом преподобного Сергия Радонежского. В детстве Николай Петрович был любимым товарищем цесаревича Павла Петровича. Образование он закончил продолжительным заграничным путешествием (1769—1775), во время которого слушал лекции в Лейденском университете. При Екатерине II назначен сенатором, в 1792 г. основал в Москве странноприимный дом, состоял директором Московского дворянского банка, а Павел I тотчас по воцарении назначил друга своего детства обер-гофмаршалом, возложив на него «тяжелую задачу преобразовать Двор и устранить злоупотребления».

Граф не только навлёк на себя неудовольствие придворных своими стараниями «не выходить из границ штата», но и сам своенравный Павел, поощривший его вначале орденом Святого апостола Андрея Первозванного, скоро охладел к нему настолько, что в конце 1797 г. для доверенного обер-гофмаршала были совершенно затворены двери кабинета Его Величества. Хлопотные и неблагодарные обязанности пагубно отзывались на здоровье графа; он два года промучился на этом посту, пока 1 ноября 1798 г. не был пожалован в обер-камергеры. Павел, впрочем, тогда же выказал ему благоволение, пожаловав кавалером Мальтийского ордена. Граф продолжал службу в Сенате, начальствовал над Пажеским корпусом, стал действительным тайным советником. После убийства императора Николай Петрович вышел в отставку и уехал в Москву.

Н.П. Шереметев был человек болезненный и всю жизнь страдал всякими недугами. Любитель музыки, пения и драматического искусства, он отлично играл на виолончели, участвуя вместе со своими крепостными музыкантами в представлениях собственного театра, так хорошо поставленного, что, по свидетельству современников, князь Юсупов раздружился с ним «из зависти театра». Он выстроил в своем подмосковном с. Останкино великолепный дворец, главным помещением которого стал театральный зал. Полюбив свою крепостную певицу, умную и сердечную Прасковью Ивановну Ковалеву, он 6 ноября 1801 г. венчался с ней.

Супруга умерла 25 февраля 1803 г., через три недели после рождения сына Дмитрия. Страшно поражённый её смертью, Шереметев посвятил остаток своих дней воспитанию сына и щедрой благотворительности, за что Сенат поднёс ему 23 апреля 1805 г. золотую медаль с изображением самого благотворителя. В своем «Завещательном письме» к сыну Н.П. Шереметев называл себя «простым, добрым человеком» и имел, по-видимому, полное право на это название: он был нежным, любящим сыном, мужем, отцом и братом, гуманным господином, заботившимся об устройстве в вотчинах церквей, школ и богаделен. После усмирения бунта в одном из его имений граф всячески защищал виновных и просил ревизора, «сколько возможно, быть в наказаниях человеколюбиЕу и отнюдь палками никого не наказывать».

Он называл гордость «пороком безумным, гнусным и несносным» и был до крайности скромен в оценке сделанного им. «Чувствую, - писал он, - что нет моих никаких заслуг, и я уже и сам забыл, что предки наши делали и как усердно служили». Имея «нрав уединенный н любящий мир и тишину», он по мере сил старался быть полезным в обществе, причём всегда заботился о сущности дела, а не о «наружностях», и, будучи обер-гофмаршалом, считал недостойным себя для успеха при дворе «являть себя в глазах Государя расторопным, метаться при бываемых празднествах и столах». Николай Петрович знал суетность и непрочность богатства, лживость «лицемеров и ласкателей»; от его завещания веет духом Экклезиаста: «Во всем богатстве и пышности не находил я ничего утешительного и целебного для изнемогшей души моей. Помни, что житие человека кратко, весь блеск мира сего исчезает неминуемо!»

Но такое настроение привело его не к мрачной мизантропии, а к покорности воле «всем управляющего Промысла» и деятельности на пользу больных и обездоленных. В завещании Николай Петрович писал: «Обладая большим имением, не ослепляйся богатством и великолепием во избежание всяческих излишеств и порочных удовольствий... доходами распоряжайся так, чтобы одна часть удовлетворяла твои нужды, а другая посвящаема была в жертву общей пользе, благу других, во благо и утешение себе. Хотя все, что ты имеешь, принадлежит тебе, но помни, что ты сам принадлежишь Богу, Государю, Отечеству и обществу, коим ты для того должен творить угодное, что и они всё творят в твою пользу».

Ныне существующий каменный храм Святителя Николая Мирликийского Чудотворца с приделами святителя Димитрия Ростовского и преподобного Сергия Радонежского построен в 1835 г. на средства камергера, графа Дмитрия Николаевича Шереметева (1803-1871). Единственный сын графа Николая Петровича и Прасковьи Ивановны, он рано потерял мать и отца. Родных ему заменила Татьяна Васильевна Шлыкова, танцовщица шере-метевского театра, которая дала слово родителям Дмитрия, что не оставит мальчика никогда. Слово она сдержала. В 1823 г. Дмитрий Николаевич поступил на военную службу в Кавалергардский полк, стал флигель-адъютантом. Прослужил более 15 лет и вышел в отставку в чине ротмистра. Пожалован в камергеры, зачислен на службу по Министерству внутренних дел. В конце жизни имел звание гофмейстера. Много времени, сил и средств Дмитрий Николаевич отдавал благотворительности: был попечителем странноприимного дома, избирался почётным попечителем Санкт-Петербургской гимназии, материально помогал Петербургскому университету, жертвовал на нужды храмов и благотворительных учреждений. Любимым его увлечением была духовная музыка. При нём широкую известность получила шереметевская хоровая капелла. Певчие отбирались в сёлах графа, отправлялись в столицу и с малолетства обучались пению лучшими педагогами. Управлял капеллой талантливый капельмейстер и композитор Гавриил Ломакин. С капеллой были связаны М. Глинка и М. Балакирев.

В советское время храм был закрыт. Богослужения в нём возобновлены в 1944 г. В Серебряных Прудах жили родители маршала Василия Ивановича Чуйкова, его мать ездила в Москву к Калинину ходатайствовать, чтобы церковь не разрушали. К храму была приписана каменная часовня на кладбище.

В 1914 г. в центре села построен каменный храм Знамения Пресвятой Богородицы. В советское время он был закрыт, разрушены главы. В 1995 г. возвращён верующим, началось восстановление.

В 1984 г. на территории района богослужения совершались только в Никольском храме пос. Серебряные Пруды.

Разрушены храмы в сёлах Беззубово - церковь иконы Божией Матери «Троеручица», Дудино (Успенское) - церковь Успения Пресвятой Богородицы, построенная в 1773 г., Косяево - Никольская церковь, была построена в 1890-х гг., Узуново - Никольская церковь, 1826 г., Петрово - церковь Архангела Михаила (1-й половины XIX в., снесена в 1958 г.), Лошатово - церковь Рождества Божией Матери.

Московская обл., пос. Серебряные Пруды

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святителя Николая и Церковь Знамения Пресвятой Богородицы адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда