Атмосфера мест

Храм Илии Пророка

Ныне существующий каменный храм Пророка Божия Илии поставлен на вершине высокого холма. На этом месте храм Илии Пророка стоит уже более 360 лет.


Инок Симон Азарьин, старец Троицкого монастыря, ученик преподобного Дионисия Радонежского, свидетельствовал, что одним из самых заветных желаний его великого наставника, «как много раз слышали из собственных его уст», было построение вблизи стен Сергиевой обители храма во имя пророка Илии. «Согретый верою и молитвою и будучи ревностен в подвигах, преподобный Дионисий часто совершал соборне крестные ходы то о ниспослании дождя, то о вёдре, творя молебствия за всех православных христиан и об умножении плодов земных. Он имел сильное желание построить церковь во имя пророка Илии, но не случилось ему при себе устроить её».

В 1633 г. 25 мая преподобный Дионисий почил о Господе. Верующий народ Сергиева Посада пожелал осуществить замысел преподобного, «вспоминая его о сем попечение». «Снисходя просьбе народа», церковь Казанской иконы Божией Матери с приделом Илии Пророка была возведена тщанием архимандрита Адриана (управлял Троицким монастырём с 1640 по 1656 г.), келаря (хранитель монастырских припасов) Авраамия Подлесова и казначея Симона Азарьина.

Указание точной даты постройки находится в Дозорной книге 1680 г., в которой, по сведениям, полученным от священников этого храма Феодора и Даниила, датой построения храма был 1645 г. Сохранился также рассказ о. Феодора о видении, бывшем ему в 1651 г.

В канун праздника в честь святого великомученика Димитрия Солунского он тяжело заболел. Смерть казалась неминуемой. «В три часа ночи, - писал священник, - явился мне архимандрит Дионисий в полном облачении, а перед ним шёл инок с зажжённой свечой. Преподобный Дионисий поднял меня за руку с постели и велел иноку тому вести меня с собой в церковь, причём мне казалось, что это происходит наяву, архимандрит своими руками ставил свечи пред местными иконами и, став пред образом Святыя Троицы, сказал: «Слава Тебе, Господи, что церковь святаго пророка устроилась»». Утром о. Феодор почувствовал себя совершенно здоровым. Позже, узнав, что старец Симон Азарьин составляет «Повествование о чудесах преподобного Дионисия», о. Феодор прислал ему описание бывшего ему видения.

Описание внешнего вида храма того времени находятся в писцовой книге 1684 г.: «Церковь... вверх Шатрова, а в церкви образа и книги, и на колокольнице колокола - мирское строение». К началу XVIII в. храм сильно обветшал и «в трапезе потолок и стены опали». Поэтому в 1726 г. священники Григорий Васильев и Косма Гаврилов «с приходскими людьми» просили Святейший Синод разрешить им разобрать придел пророка Илии, а вместо него построить отдельную церковь «во имя тот же престол».

В октябре того же года ими был получен указ о постройке новой Церкви с тем, чтобы «устроить её по подобию прочих святых церквей, безо всякого по своему смышлению примножения или умаления и, устроив, убрать святыми иконами и прочим церковным благолепием по подобающему, как по отеческим преданиям и уставам содержится обычай». Ровно через год храм был воздвигнут и освящён архимандритом Варлаамом на старом антиминсе, «по новоисправленному требнику».

Однако новая деревянная церковь сгорела в мае 1746 г. во время пожара, причинившего большой ущерб Троице-Сергиеву монастырю и всему посаду. Через месяц после этого бедствия священники и прихожане Казанской и Ильинской церквей просили у монастырского начальства исходатайствовать им разрешение на постройку часовни «на церковном месте», чтобы отправлять в ней часы, утреню и вечерню, крестить младенцев и отпевать умерших.

По благословению архиепископа Переславльского Арсения (Могилянского, скончался митрополитом Киевским в 1770 г.), настоятеля Троице-Сергиевой Лавры, часовня была сооружена тем же летом. И просили духовное управление Лавры -собор иноков, состоявший из 12 старцев, - ходатайствовать перед высокопреосвященным владыкой о получении благословения на постройку нового деревянного храма во имя пророка Илии. Архиепископ Арсений указом от 23 февраля 1747 года дал разрешение, а затем благословил освятить храм лаврскому иеромонаху Товии 30 августа 1747 г.

Строительство каменной ныне существующей церкви Пророка Илии было начато в конце 1760-х гг. на месте деревянной церкви 1747 г. Церковь построена в стиле барокко. Храм с приделом в трапезной в честь митрополита Дмитрия Ростовского освятил в 1773 г. наместник Лавры иеромонах Павел (Пётр Сергеевич Зернов, 1742-1815). Сын подьячего лаврской Ильинской слободы, он родился в 1742 г., в 1750 г. поступил, и в 1763 г. окончил Троицкую семинарию и был определён, в апреле 1763 г., учителем пения при доме лаврского наместника архимандрита Лаврентия (Хоцятовского, ум. 1766), переводчиком (с июля того же года), библиотекарем Троицкой семинарии (с сентября). Затем с 1765 г. в течение почти 10 лет он оставался в семинарии учителем пиитики и риторики. Пётр Сергеевич Зернов был любимым учеником тогдашнего ректора семинарии Платона (Левшина). В 1767 г. Зернов принял монашество и был назначен преподавателем богословия (1769).

В 1770 г. Павел Зернов был возведён в сан архимандрита и назначен наместником Лавры и ректором Троицкой семинарии, в 1775 г. назначен настоятелем Спасского монастыря в Ярославле, ректором Ярославской семинарии, в том же году переведён в Саввин-Сторожевский монастырь, с 1776 г. управлял Московским Донским монастырём, с 1778 г. - епископ Костромской, в 1801 г. архиепископ Тверской. Скончался в Казани в 1815 г. архиепископом Казанским. Преосвященный Павел был приветлив и добр, некоторые даже обвиняли его в слабохарактерности, в Казани долго сохранялась память о совершённых им делах благотворительности.

Сын священника Ильинской церкви Михаил Иванович Ильинский в 1759 г. закончил Троицкую семинарию, с 1765 г. был учителем в ней, с 1779 г. - секретарём Духовной консистории, а позднее Синодальной конторы в Москве.

В 1878 г. в трапезной появился ещё один придел, во имя Иверской иконы Божией Матери. В конце XIX в. к колокольне пристроено помещение библиотеки. Она никогда не закрывалась, это единственный в городе храм, переживший советское время без серьёзных потерь (постановление о закрытии было принято, но его осуществлению помешала начавшаяся 22 июня 1941 г. война, а после, в связи с изменением отношения государства к Церкви, о постановлении не вспоминали).

В храме сохранился пятиярусный иконостас, большинство икон выполнено в 1855 г. руководителем лаврской иконописной мастерской, ктитором Иваном Матвеевичем Малышевым. Он же расписал стены и своды. Иконы его письма были и в столицах, и в самых отдалённых концах России.

В XVII в. в церкви был одноштатный причт. Первым священником Ильинской церкви был Фёдор Мальцев, ученик преподобного Дионисия, он пострадал за сочувствие к Дионисию, высказанное в тяжёлое для преподобного время заключения в Новоспасском монастыре. Отец Феодор «тяжки раны прием на телеси своем».

После смерти преподобного Дионисия о. Феодор не прерывал молитвенного общения со своим святым наставником. Преемником о. Феодора Мальцева был священник Матфей.

С 1684 г. в Ильинском храме служил священник Феодор Иванов Капкин, происходивший из монастырских слуг.

В 1696 г. в храме священствовал уже его сын Иоанн Капкин (ум. 1710). В конце XVII в. было открыто второе место священника и псаломщика.

С 1840 г. В Ильинском храме и приписанной к нему церкви с. Благовещенье служил священник Флегонт Леонтьевич Богданов (в 1850 г. ему было 33 года), вдов. Родился в Московской губернии, сын пономаря. В 1838 г. окончил Московскую Духовную семинарию с аттестатом 2 разряда, в 1840 г. рукоположен митрополитом Филаретом во иерея к Ильинскому храму. Дьяконом в это время был Павел Николаевич Поспелов (30 лет), дьячком Гавриил Васильевич Уваров, пономарём Василий Фёдорович Рахманов (28 лет).

По указу от 1888 г. причт Ильинского храма состоял из священника, диакона и псаломщика, но на самом дел в храме служили священник, диакон, 2 псаломщика и просфорница. Священник Сергей Александрович Песков (в 1899 г. ему было 35 лет). Он родился в Костромской епархии, в семье священника. Окончил Вифанскую Духовную семинарию по 1-му разряду и в 1886 г. удостоен звания студента. В 1887 г. принят на должность надзирателя в Вифанскую семинарию.

В 1888 г. временно был в должности эконома семинарии.

В 1889 г. утверждён в должности эконома.

В 1882 г. рукоположен во священника к Ильинскому храму.

В 1883 г. назначен приводить к присяге в уездном съезде земских начальников и у городского судьи, и депутатом по благочинию («депутатов призывали для заседания в общих судах, в их обязанности входило снятие показаний с духовных лиц, уличённых в уголовных преступлениях; депутаты присутствовали при следствии о лицах духовного звания, в качестве членов избирались на училищные и епархиальные съезды духовенства и на заседания земств и городских дум»). В 1894 г. утверждён преподавателем Закона Божьего в Московском епархиальном училище иконописания при Троице-Сергиевой Лавре и членом совета училища.

В 1895 г. избран кандидатом в члены правления Вифанской Духовной семинарии, в этой должности состоял до 1899 г.

В 1896 г. был назначен членом временного ревизионной комиссии для проверки экономических отчётов Московской Духовной академии.

В 1897 г. награждён набедренником.

У о. Сергия и его жены Александры Михайловны (28 лет) было пятеро детей (Варвара, Михаил, Вера, Дмитрий, Сергей). Диаконом был Сергей Стефанович Лебедев (38 лет), псаломщиками Илья Михайлович Никольский (32 года), Николай Иванович Соловьев (36 лет).

С 1928 г. в Ильинском храме служил о. Александр Маслов (ум. 1947).

В 1938 г. он был награждён правом ношения митры. В годы войны - единственный служащий священник во всем городе. 19 лет он служил в Ильинской церкви, а всего в священном сане - 52 года.

В 1939 г., после закрытия храма Вознесения Господня в Загорске, оттуда в Ильинский храм перешёл служить священник, протоиерей Николай Беневоленский (причислен клику новомучеников).

В 1941 г. он был арестован и погиб в ссылке.

В 1945 г. Ильинский храм посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий I.

В храме служили известные пастыри. Замечательный проповедник и духовник протоиерей Всеволод Шпиллер (1902-1984) родился в Киеве в семье архитектора Дмитрия Алексеевича и известной певицы Марии Николаевны Поляковой. После замужества Мария Николаевна оставила сцену и учила пению своих детей. Домашнее музицирование дало свои плоды: сестра отца Всеволода - Наталия Дмитриевна Шпиллер - стала народной артисткой РСФСР, солисткой Большого театра (1935-1958), лауреатом Государственных премий СССР.

В 1919 г. Всеволод вместе с кадетским корпусом, где он учился, попал на фронт, с Белой армией с боями дошёл до Крыма, а дальше - эвакуация в Константинополь. Он оказался в стане белого воинства в Галлиполи, откуда в 1922 г. перебрался в Болгарию, где и познакомился с архиепископом зарубежного Синода, управляющим русскими приходами в Болгарии, замечательным духоносным старцем Серафимом (Соболевым). Духовное общение с владыкой было настолько благотворным, что Всеволод Дмитриевич всё больше склонялся к монашескому пути, просил благословения на постриг. Однако владыка Серафим сказал, что нет на то воли Божией, но разрешил отправиться послушником в Рыльский монастырь: в ту пору там подвизались известные своими духовными дарованиями подвижники. Вышло так, что среди паломников в обители Всеволод встретил свою будущую супругу Людмилу Сергеевну.

В 1934 г. была их свадьба. Через несколько месяцев владыка Серафим рукоположил Всеволода Шиллера во диакона, на следующий день - во пресвитера. Отца Всеволода направили служить в г. Пазарджик. В период Второй мировой войны Болгария была союзницей Германии, это было большим испытанием для семьи о. Всеволода.

В 1946 г. стал возможен визит Патриарха Алексия I в Болгарию. Тогда и произошло знакомство о. Всеволода со Святейшим. Патриарх как-то сразу полюбил русского священника, расположился к нему и предложил ему вернуться на Родину. Владыка Серафим благословил своего духовного сына на возвращение в Россию и даже торопил его, хотя у о. Всеволода были большие сомнения в целесообразности этого возвращения. Отец Всеволод приехал с семьей в Россию в феврале 1950 г. и был назначен инспектором Московской Духовной академии и настоятелем Ильинского храма. По воспоминаниям протоиерея Владимира Воробьева, о. Всеволод как пастырь обладал многочисленными дарованиями. «Дар удивительной молитвы, дар сердечного предстоя-ния Христу и в то же время дар чувствовать и являть красоту православной службы были присущи отцу Всеволоду в высочайшей степени».

Вместе с тем он был замечательным проповедником и духовником. «Всех, кто знал отца Всеволода, поражала его способность мгновенно находить контакт с любым человеком, с людьми самого разного звания, положения, образования... Для него не было сомнения, что в каждом из них есть нечто замечательное». Его благословения, советы очень часто бывали пророческими, известны многочисленные примеры его прозорливости. Не случайно современники называли отца Всеволода одним из светочей церковной жизни нашего столетия». Отец Тихон Пелих (1895-1983) был рукоположен во диакона в 1946 г. и во иерея в 1947 г Он служил в храмах Загорского района в с. Шурма, с. Шеметово, и в храме г. Пушкино.

В 1950 г. назначен сослужителем о. Всеволоду Шпиллеру, которого он, благодаря своей душевности, с первых шагов на родной земле окружил теплом и заботой. Они прониклись взаимным уважением и любовью. Общее служение много дало им обоим, между ними возникли настолько тёплые доверительные отношения, что на протяжении всей жизни они трогательно помогали друг другу. И даже скончались почти одновременно, с разницей в несколько месяцев. Когда о. Всеволода через год перевели служить в Москву, он просил Патриарха Алексия I назначить на его место именно о. Тихона. Так батюшка стал настоятелем Ильинского храма. Кроме того, святейший назначил его духовником учащихся Московских Духовных академии и семинарии. Сколько будущих пастырей нашей Церкви о. Тихон наставлял, благословлял на монашеский путь, исповедовал, венчал!

Его ревностное служение Церкви Христовой было отмечено многими церковными наградами, включая митру. Патриарх Алексий I относился к о. Тихону с исключительной теплотой. Впервые увидев благообразного и очень древнего, как ему показалось, старца, святейший со свойственным ему юмором спросил: «Батюшка, не митрополит ли Филарет вас посвящал?» (имея в виду святителя Филарета). Так за о. Тихоном и укрепилось прозвище «Филаретовский батюшка».

Пастырский авторитет о. Тихона ценила и братия Троице-Сергиевой Лавры: духовники присылали к нему людей за советом, молодые монахи и послушники обращались за наставлениями... Последний наместник Лавры архимандрит Кронид незадолго до ареста дал Тихону Тихоновичу Пелиху, тогда ещё школьному учителю, на хранение антиминс Успенского собора Лавры. При открытии Лавры в 1946 г. Тихону Пелиху было явление преподобного Серафима Саровского, повелевшего срочно вернуть антиминс. Перед открытием Лавры в Ильинском храме служил наместник архимандрит Гурий. Когда на Страстной седмице в 1946 г. в Успенском соборе Лавры начались богослужения, Ильинский храм поделился с Лаврой богослужебными книгами, подсвечниками, аналоями, в Лавру перешли хор с регентом и звонарь.

В Ильинском храме протоиерей Тихон gел их служил 30 лет.

В 1979 г. по независящим от него обстоятельствам о. Тихон вышел за штат. Он тяжело переживал разлуку с храмом и приходом. В свои 84 года о. Тихон был бодр и силён духом, и, вынужденный уехать из Сергиева Посада, он стал служить в храме Покрова Пресвятой Богородицы в с. Акулове. Отец Тихон помогал настоятелю, протоиерею Валентину Кречетову, исполнять требы, множество людей приезжало к о. Тихону на исповедь, за советом и утешением.

В Ильинском храме о. Тихону сослужил протодиакон Сергий Боскин (1907-1992) оставивший воспоминания о церковной жизни Сергиева Посада в 1920-х -1940-х гг. Он родился в Сергиевом Посаде в семье художника-передвижника М.В. Боскина, посвятившего много картин Троице-Сергиевой Лавре и её насельникам, в 1918-1920 гг. входившего в комиссию по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры. После закрытия Лавры (1919) Сергей Боскин часто посещал Гефсиманский скит, Зосимову пустынь. По благословению последнего перед закрытием монастыря наместника Троице-Сергиевой Лавры священномученика архимандрита Кронида (Любимова) Сергей Михайлович Боскин в течение двух с половиной лет вместе с Серафимом Голубцовым читал келейное правило у преподобного Алексия (Соловьёва). Впоследствии Сергей Михайлович Боскин женился на А.Н. Беневоленской, дочери священномученика Николая Беневоленского, племянника преподобного Алексия (Зосимовского).

В ноябре 1956 г., когда началось уничтожение Всехсвятского Кокуевского кладбища, на котором был первоначально похоронен преподобный Алексий, именно С.М. Боскину удалось перевезти останки старца в семейное захоронение Беневоленских на Северном кладбище Загорска (Сергиева Посада).

С 1924 г. Боскин занимался в художественных студиях, работал декоратором в местном драмтеатре, помогал отцу в росписи кустарных художественных изделий.

В 1930 г., после смерти отца, Боскин оставил занятия живописью.

В 1934 г. поступил в художественную мастерскую Г.Э. Бострема, которому некий старец схиархимандрит Агафангел дал благословение: «Не будь белой вороной... пиши Ленина... а когда откроется лавра, будешь заниматься реставрацией церковной живописи».

В 1936 г. Боскин был принят в Загорское товарищество художников, в последующие годы работал в Загорске и Москве.

В 1941 — 1945 гг. служил в трудармии на Дальнем Востоке. Вернувшись в Загорск, С.М. Боскин вместе с Бостремом в феврале 1945 г. приступил к реставрации Ильинского храма, единственного действующего в городе. Сергей Михайлович принимал активное участие в церковной жизни, пел на клиросе.

Вместе с архимандритом Гурием (Егоровым) С.М. Боскин участвовал в подготовке и проведении первых после 26-летнего перерыва богослужений в Успенском соборе Лавры на Страстной седмице 1946 г.

В 1946-1961 гг. управлял различными хорами Троице-Сергиевой Лавры, работал бригадиром мастерской по реставрации живописи Лавры. Боскин участвовал в восстановлении трапезного Сергиевского храма, Михеевской церкви, Успенского собора, надкладезной часовни, Предтеченской надвратной и Духовской церквей; занимался реставрацией икон, оформлением работ отца.

В те же годы С.М. Боскин вместе с Бостремом реставрировал приходские храмы: в Осташкове (дек. 1949); в Калитниках в Москве (1952); Казанский храм в Шеметове Московской обл. (февраль - март 1953, июль-ноябрь 1958); Покровскую Церковь в Акулове Московской области и Знаменский храм в с. Ильинском близ Лихославля (июль - октябрь 1953); храм в честь Рождества Христова близ Полотняного Завода в Калужской обл. (лето 1954); храм в честь Всех святых в Архангельске (май - июнь 1958); храм в с. Косицком Новгородской области (май 1959).

В сентябре 1961 г. по требованию гражданских властей Троице-Сергиева Лавра расторгла договор с С.М. Боскиным, до 1968 г. художник выполнял светские заказы.

В 1968 г. Патриархом Алексием I С.М. Боскин был рукоположен во диакона к Ильинскому храму Загорска.

В 1974 г. он удостоен права служения с двойным орарем, в 1977 г. награждён орденом Святого равноапостольного князя Владимира 3-й степени. Служение Сергия Боскина отличалось музыкальностью, достоинством и простотой, он старался донести до молодого поколения образ служения дореволюционной Лавры и её скитов.

С середины 1970-х гг. о. Сергий Боскин участвовал в издании нотных приложений к начавшим выходить тогда богослужебным книгам, в 1982 г. по состоянию здоровья вышел за штат.

В 1980-х гг. собирал материалы и записывал воспоминания о Троице-Сергиевой Лавре и её скитах, о жизни Сергиева Посада в 1920-30-х гг. После открытия Черниговского скита летом 1990 г. помогал налаживать там клиросное пение и церковное чтение и продолжил диаконское служение.

Последнее служение о. Сергия Боскина совершилось в навечерие Богоявления 18 января 1992 г. в Черниговском скиту, за несколько часов до смерти. Протодиакон Сергий Боскин погребён на Северном кладбище Сергиева Посада.

Московская обл., Сергиев Посад

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Храм Илии Пророка адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда