Атмосфера мест

Церковь Воскресения Словущего

В соседнем с. Воскресенское стояла церковь Воскресения Словущего. Село известно с середины XVI в. как вочтина Ивана Васильевича Меньшого Шеренметева (ум. 1577). И.В. Шереметев участвовал во всех походах царя Иоанна Васильевича против Казани (1552), Крыма, Ливонии и Литвы. Современники Шереметева, русские и иностранцы, считали его отважным и умелым полководцем, и он доказал свою беззаветную храбрость в сражении под Ревелем 7 февраля 1577 г., когда был смертельно ранен. Шереметев пользовался благосклонностью царя Иоанна Васильевича, доверие к нему которого не поколебалось даже после нашествия крымского хана Девлет-Гирея на Москву, когда князь Мстиславский оговорил в измене не только себя, но и своих «товарищей» (заместителей), а следовательно и Шереметева.


После смерти Ивана Васильевича Меньшого Шеренметева, царь Иоанн Васильевич женил на его дочери Елене Ивановне своего старшего сына, царевича Ивана Ивановича. Как видно из подписей под постановлением Земского Собора 1566 г., Шереметев был неграмотен и не мог вследствие этого «приложить» к постановлению своей, «руки», т. е. подписать его, но в этом нет ничего удивительного, так как неграмотность в половине XVI в. была заурядным явлением среди высших лиц Московского государства. Дружба же Шереметева с думным дьяком Андреем Яковлевичем Щелкаковым, одним из умнейших людей своего времени, доказывает что, обладая замечательными воинскими способностями, Шереметев был в то же время человеком недюжинного ума.

Первое упоминание о Шереметеве - в 1550 г., когда ему было пожаловано в поместье 150 четвертей земли в Московском уезде. Во время Казанскаго похода 1552 г. он был выборным головой над сотней боярских детей в государевом полку и участвовал в двух сражениях с казанцами.

В июне 1555 г. был вторым воеводой ертаула, когда царь Иоанн Васильевич ходил в Тулу по «крымским вестям». Осенью того же года стали готовиться к войне со Швецией, и Шереметев был назначен в полк правой руки товарищем к воеводе князю Андрею Ивановичу Суздальскому-Ногтеву.

В начале января 1556 г. московское войско перешло за шведский рубеж; первое сражение было в 5 верстах от Выборга, и Шереметев, предводительствовавший, по случаю болезни князя Ногтева, правою рукою, удачно зашел в тыл неприятеля от Выборга и тем много способствовал поражению шведов.

В июне 1556 г. Шереметев находился в рязанском г. Михайлове; оттуда он был отправлен царем Иоанном Васильевичем, прибывшим в Серпухов по «крымским вестям», в «поле», к Усть-Ельцу, а затем возвращен в Михайлов.

В 1557 г., незадолго до первого Ливонского похода, Шереметев был пожалован в окольничие, а в 1559 г. в бояре. Он участвовал во всех трех Ливонских походах 1557 и 1559 гг., сначала воеводой правой руки, а затем воеводой передового полка. После взятия в августе 1560 г. первостепенной Ливонской крепости Феллина (Вепьяна), в Пскове собралась новая московская рать, на этот раз против Литвы, так как начались против нас враждебные действия Речи Посполитой. Главное начальство над московским войском было поручено Петру Андреевичу Булгакову и Ивану Васильевичу Шереметеву; им причлось однако воевать не против литовцев, повернувших от Торваста назад, а против ливонцев. Осенью 1562 г., во время похода царя Иоанна Васильевича к Полоцку, Шереметев был вторым воеводой в полку левой руки, а весной 1563 г. после взятия Полоцка и отъезда царя в Москву, был оставлен на воеводстве в Полоцке вместе с князем Петром Ивановичем Шуйским и князьями Василием и Петром Семеновичами Серебряными-Оболенскими. Весь город был распределен между боярами по воротам и Шереметеву указано было ведать Богородицкие ворота.

В начале 1564 г., по окончании перемирия, возобновились военные действия против литовцев. Когда, по указу царя Иоанна Васильевича, князь П. И. Шуйсшй выступил со своим войском из Полоцка в Оршу, Шереметев был в этом походе воеводой сторожевого полка. 25 января 1564 г. на берегу р. Улы, Троцкий воевода князь Радзивил внезапно напал на московское войско: князь Шуйский был убит в этом сражении, а Шереметев ранен; по словам современника - он был «древом шкодливо (т. е. опасно) пробит». Между телами убитых нашли колчан и меч Шереметева и отнесли их к князю Радзивилу, который вследствие этого в своем донесении королю от 3-го февраля 1564 г. писал, что не знает в точности, убит Шереметев, или возвратился в Полоцк. Летом того же 1564 г. Шереметев находился вторым воеводой правой руки в Вязьме, входившей в состав нашей западной оборонительной линии. По первым же вестям о приходе литовских людей, в конце февраля 1565 г., Шереметев был послан из Вязьмы в Великие Луки в помощь к князю Андрею Ивановичу Шуйскому, стоявшему там с войсками. Через два с половиной месяца после этого Шереметев был послан по «крымским вестям» в Калугу, где вместе с князем Ив. Ив. Турунтаем-Пронским предводительствовал передовым полком, а в июне назначен воеводой большого полка, в товарищи к главному воеводе всего войска, князю Ивану Феодоровичу Мстиславскому.

В октябре 1565 г. Шереметев и князь Петр Михайлович Щенятев ходили к Волхову на помощь к тамошнему воеводе князю Ивану Андреевичу Щепину-Золотому-Оболенскому против крымского хана Девлет-Гирея, подступившего к городу с тяжелыми пушками. За эту службу, в числе других, был награжден и Шереметев: ему пожалован золотой. Летом 1566 г. Шереметев участвовал в Земском Соборе, созванном царем Иоанном Васильевичем для решения вопроса, продолжать ли войну с Литвой; присутствовало 16 бояр, среди которых Шереметев занимал шестое место. Постановление Собора о продолжении войны было подписано 57-ю лицами; Шереметев не подписал, так как был неграмотен.

В конце сентября 1567 г. царь Иван Васильевич отправился в Новгород распределять полки для войны с Литвою, а Шереметев был оставлен в это время в Дорогобуж. Вскоре по выступлении царя Иоанна Васильевича с войсками к литовскому рубежу было получено известие о появлении «лихого поветрие в Ливонии. Вследствие этого созван военный совет, на который явился и Шереметев; на совете было решено отложить поход, и царь возвратился в Москву, а Шереметев, вместе с князем М.М. Троекуровым, оставлен в Пскове. В начале января 1569 г. литовцы взяли обманом псковский пригород Изборск, который был, однако, вскоре отобран назад пришедшими на выручку московскими воеводами, в том числе и Шереметевым. В апреле 1569г. войска стали стягиваться от литовского рубежа к «полю»; Шереметев был назначен в Серпухов вторым воеводой передового полка, но в росписи сказано, что когда «Крымские люди учнут воевати государевы Украины», то Шереметев поведет сторожевой полк; в других росписях Шереметев значится вторым воеводой большого полка, а затем вторым воеводой правой руки в Калуге.

Год спустя, весной 1570 г. Шереметев находился по тем же «крымским вестям» сначала в Кашире, а затем в Серпухове; крымцы приходили на «Рязанские и на Коширские места», но, не причинив особенного вреда, ушли в степь. Следующее нашествие крымцев весной 1571 г. обернулось бедой. Хан Девлет-Гирей ворвался в Московское государство с 100 000 войска и быстро направился к Москве, воспользовавшись тем, что воеводы большого полка князь Иван Дмитриевич Вельский и Михаил Яковлевич Морозов и воеводы правой руки - князь Иван Феодорович Мстиславский и Иван Васильевич Шереметев не успели занять берегов Оки. Воеводы поспешили к Москве другим путем и прибыли туда 13 мая, за день до прихода крымцев. Вследствие малочисленности войска, воеводы не могли встретить неприятеля в открытом поле и решили обороняться в московских предместьях.

14 мая, в день Вознесения, татары зажгли предместья в десяти местах зараз.и вся Москва выгорела, за исключением нескольких каменных церквей и Кремля, в котором заперлись воеводы, решившие защищаться до последней возможности. Шереметеву приходилось оберегать при этом и свое собственное достояние, так как в Кремле, против церкви Николы Гостунского, у него был двор о 26-ти «житьях палатных и погребных», принадлежавший прежде брату государя, князю Юрию Васильевичу; после смерти князя Юрия Васильевича 24 ноября 1563 г., Иван Васильевич Шереметев купил этот двор у царя Ивана Васильевича за 7800 р. и дал в придачу два своих двора, находившихся также в Москве, но неизвестно где именно. Татары ушли от Москвы 26 мая и угнали с собой громадное количество пленных. Со времени вторжения крымцев в пределы Московского государства, царь Иоанн Васильевич жил в Ростове и вернулся в Москву лишь тогда, когда удалился Девлет-Гирей. Начались розыски виновников внезапного нашествия крымцев, и князь Иван Феодорович Мстиславский в так называемой проклятой грамоте признался, что он с «товарищами своими» навел хана на Московское государство.

Надо полагать, что князь Мстиславский был вынужден пытками принять на себя небывалую вину. По ходатайству митрополита; Кирилла и прочих властей, князь Мстиславский был прощен и трое бояр дали поручную запись о невыезде его из Московского государства, с обязательством заплатить в казну 20,000 рублей, в случае его побега. Как мы видели выше, ближайшим, товарищем князя Мстиславского во время крымского нашествия был Иван Ваильевич Шереметев, но он не только не был заподозрен царем Иоанном Васильевичем в измене, но и по делу князя Мстиславского сидел в думе вместе с князем Михаилом Ивановичем Воротынским и принимал бояр, окольничих и дворян, дававших подручную запись по трех боярах, ручавшихся за князь Мстиславского; в книге подручных грамот приложены печати князя Воротынского и Шереметева.

28 октября 1571 г. Шереметев присутствовал на третьей свадьбе царя Иоанна Васильевича с Марфой Васильевной Собакиной: он сидел за столом против боярынь, а когда в палатах все было приготовлено по чину, - ходил звать царя на место.

В декабре 1571 г. Шереметев, в числе других знатных бояр, сопровождал в Новгород царя Иоанна Васильевича, желавшего предпринять войну со шведами одновременно и в Финляндии, и в Эстонии. Война эта была однако отложена, и царь со всеми боярами возвратился в Москву, где вскоре вступил в четвертый брак с Анной Алексеевной Колтовской.

Весной 1572 г. распространился слух, что Крымский хан Девлет-Гирей приготовляется к новому набегу на Москву, и царь Иоанн Васильевич, под предлогом заключения мира со Швецией, уехал в Новгород с женой и со всей казной, уложенной на 450 подводах. Между тем, против крымцев было выслано большое войско, и главным пунктом обороны назначен перевоз под Серпуховым, против которого расположился большой полк, под начальством князя Михаила Ивановича Воротынского и Ивана Васильевича Шереметева; к ним назначено было несколько сходных воевод и немец Фаренсбах с семитысячным немецким отрядом. Воеводы наскоро огородились плетнем из хвороста, выкопали рвы, а у самого перевоза на горе поставили так называемый «гуляй город».

26 июля 1572 г. Девлет-Гирей с 120 000 войском подошел к перевозу, оберегаемому князем Воротынским и Шереметем, и открыл жестокую пальбу, как будто подготовляя себе переправу. На самом же деле он распорядился устроить переправу ниже Серпухова, у Сенкина брода, куда и сам пошел в ночь с 27 на 28 июля, оставив у перевоза не белее 2 000 человек. Только по утру узнали князь Воротынский и Шереметев, что татары уже на том берегу и направились к Москве. Все московское войско бросилось за ними в погоню: благодаря находчивости одного из воевод, князя Хворостинина, неприятельский отряд был наведен на большой полк князя Воротынского и Шереметева, которые пустили тогда в ход «гуляй город» и побили много татар. После того они устремились за Девлет-Гироем и так настойчиво преследовали его, что он не решился идти к Москве и остановился в 50-ти верстах от неё, в с Молодях. Четыре дня, с 30 июля по 2-е августа включительно, продолжался там ожесточенный бой между московскими и татарскими войсками. В конце концов татары были побеждены и Девлет-Гирей, в ночь на 3-е августа, бежал к Оке с небольшой дружиной, так как почти все войско его было перебито. После бегства Девлет-Гирея все полки, за исключением сторожевого полка и полка левой руки, стали на свои прежние места, следовательно Шереметев, в товарищах у князя Михаила Ивановича Воротынского, стоял с большим полком в Серпухове.

11-го апреля 1573 г. он переведен вторым воеводой в правую руку, а затем, вследствие важных перемен на береговой приокской линии, написан в товарищи к воеводе большого полка, вновь назначенному князю Семёну Даниловичу Пронскому.

С весны 1574 г. до осени 1576 г. Шереметев стоял по «крымским вестям» то в Серпухове, то в Калуге, при чем дело не обходилось без длинных местнических счетов, которые возбуждались иногда против Шереметева, а иногда им самим.

В конце октября 1576 г. Шереметев присутствовал в доме боярина князя Ивана Феодоровича Мстиславского при приеме гонца Ивана Гоголя, присланного к московским боярам от польских панов рады для переговоров. Ответная грамота написана от лица трех бояр, именованных, по посольскому обычаю, наместниками разных городов; Шереметев назван наместником Коломенским.

В половине декабря 1576 г. пятидесятитысячное войско должно было, по указу царя Иоанна Васильевича собраться в Новгороде и идти оттуда прямо на Ревель (Колывань) - единственное укрепленое место в Эстонии, еще не занятое московскими ратными людьми. Царь Иоанн Васильевич приказал своим воеводам взять Ревель, и Иван Васильевич Шереметев, по словам современного ливонского летописца Рюссопа. прощаясь с царем перед отправлением в поход, поклялся, что добудет Ревель, или не вернется живым перед его светлые очи.

Переход из Новгорода к Ревелю совершился при весьма неблагоприятных климатических условиях, во время сильных морозов и снежных бурь, и продолжался без малого месяц: выйдя из Новгорода на святках, московские войска достигли Ревеля лишь 22 января 1577 г. Шереметев был вторым воеводой большого полка и как видно из показаний какого-то Московского воеводы и татарина, взятых в плен ревельцами, пользовался громкой известностью: воевода называл Шереметева «наилучшим воином Московского войска», а татарин - «знатнейшим героем».

Шереметеву приписывали первоначальный план осады Ревеля, по которому было решено выманить ревельский гарнизон, как можно далее от сильных укреплений, окружить его, перебить и затем уже приступить к осаде города. План этот остался невыполненным, а Шереметев был 7-го февраля смертельно ранен.

Со смертью Шереметева московское войско, по свидетельству одного из участников защиты Ревеля, потеряло лучшего воеводу, а вместе с тем и надежду взять город. Осада Ревеля придолжалась, но при полном упадке духа в войске. Тело Ивана Васильевича Шетреметева было перевезено в Москву, а оттуда в Кирилло-Белозерский монастырь, где и было погребено в большой Успенской церкви на левой стороне паперти. По приказанию царя Иоанна Васильевича было вписано, для вечного поминовения, в синодик Московского Успенского собора, и ежегодно, в «неделю православия», соборный протодиакон провозглашал: «Под градом под Колыванью пострадавшему от безбожных немцев Ивану Васильевичу Шереметеву, вечная память!»

Жена Ивана Васильевича, Домна Михайловна, рожденная княжна Троекурова, приняла перед кончиной (ум. 10 марта 1583 г.) иночество с именем Евникии. У Ивана Васильевича Шереметева остались две дочери и сын. Елена Ивановна была взята вскоре царем Иоанном Васильевичем в замужество за старшего сына, его, царевича Иоанна Иоанновича, и после его гибели, постриглась в Новодевичем монастыре под именем «царицы старицы Леониды». Её младшую сестру звали Ксения, и брата - Фёдор. За пять лет до своей кончины, Иван Васильевич Шереметев написал духовное завещание» которое не сохранилось; но из челобитной Феодора Ивановича Шереметева от 1645 г. мы узнаем относительно имущественного положения Ивана Васильевича Шереметева: у него были вотчины в Московском» Коломенском, Владимирском, Рязанском, Ярославском и Кашинском уездах; кроме того была вотчина в Нерехтском уезде (Костромской губ.), село Борисоглебское, Емена тож, пожалованная ему Иваном Грозным после смерти прежнего владельца, Алексея Феодоровича Адашева.

По документам неизвестно о количестве четвертей земли и о числе душ в оставшихся после Ивана Васильевича селах и деревнях, неизвестно также о движимом имуществе, т.е. о деньгах и вещах, но надо полагать, что если бы все его состояние перевести на деньги, то составилась бы весьма крупная сумма: припомним, что только за двор с постройками в Кремле Иван Васильевич Шереметев заплатил 7800 рублей. Относительно вкладов Шереметева в монастыри нам известно, что он сделал денежные пожертвования в Иосифов Волоколамский монастырь, Кирилло-Белозерский и особенно им любимый Ростовский Борисоглебский монастырь; в Кирилло-Белозерский монастырь он кроме того пожертвовал с. Елгозино, Московского уезда, со всеми деревнями и угодьями.

Село Воскресенское перешло к его сыну Федору. Федор Иванович Шереметев, служить начал в 1591 г., при Борисе Годунове был отправлен в почетную ссылку воеводой в Тобольск, а при самозванце пожалован из дворян прямо в бояре. В годы Смутного времени его судьба была сложной - он служит Василию Шуйскому, является одним из членов «семибоярщины», активно участвует в выборах нового царя, всячески агитируя за Михаила Романова.

В это время выдвигалась в государи и кандидатура князя Василия Васильевича Голицына, которому Федор Иванович написал знаменитые строки: «князь, не чини смуты! Помиримся на Мише Романове: он молод и разумом еще не дошел и нам будет поваден».

С марта 1613 г. Шереметев становится фактическим главой правительства при юном царе, вплоть до возвращения в 1619г. из польского плена отца государя - патриарха Филарета.

В последующее время Шереметев сохраняет свое влияние при дворе. Интересно, что царь Михаил, решив в 1626 г. жениться во второй раз, выбрал Евдокию Лукьяновну Стрешневу, которая, по словам одного современника, была из сенных девушек двора Шереметева. Во время отсутствия царя в Москве Федор Иванович заведует столицей, руководит Печатным приказом, участвует в дипломатических переговорах с поляками, подписывает мирный договор.

В начале 1640-х гг. современники называли его «начальнейшим боярином в царстве».

В июле 1645 г. скончался царь Михаил Федорович. Наступило новое Царствование и Шереметев, утомленный болезнями, смертью детей, решает отойти отдел. После утверждения завещания, летом 1649 г., он принял монашество с именем Феодосии, в Кирилло-Белозерском монастыре. К этому времени он лишился почти полностью зрения, ему было уже за семьдесят лет.

Спустя полгода, в феврале 1650 г. он скончался. При нем, в 1646 г., в с. Воскресенском состояло «два людских» Двора. Федор Иванович отдал эту вотчину своей родной внучке княжне Прасковье Никитичне Одоевской, когда она вышла замуж за князя Григория Сунчелеевича Черкасского. Затем село досталось ее родному брату князю Федору Никитичу Одоевскому (ум. 1656), ближнему боярину и воеводе, в 1644 г. - стольник, в Смоленском походе 1654-16551 гг. - был головой у первой сотни стольников, в 1655 г. - пожалован в бояре, в том же году направлен в Астрахань для набора войска из калмыков, для действий против Крымского хана, в 1656 г. в чине ближнего боярина и наместника Псковского участвовал в съезде с польскими послами в Вильно. За Ф.Н. Одоевским село было утверждено в 1656 г., в то время в с. Василево, Воскресенское тож, была деревянная церковь, стоявшая «без пения», пустой двор священника, конюшенный! двор, «в нем жили конюхи и те конюхи высланы». К селу «тянули» деревни Мордовская с 8 крестьянскими дворами, и Лутошкина с 11 дворами.

После Федора Никитича Одоевского селом владела его вдова княгиня Софья Ивановна. Затем имение перешло к их детям - Степану (стольнику, скончался в 1666 г.) и Василию (боярин и дворецкий, в 1675 г.- стольник, в 1676 г. «пожалован в кравчие с путем... и велено писать его выше окольничих», в 1680 г. - боярин, управлял приказами: Большого Дворца, Денежного сбора, Хлебным. Судным, Дворцовым, а также Оружейной, Золотой и Серебряной палатами, с 1681 г. - начальник Аптекарского приказа, с 1685 - боярин и дворецкий, ум. 1686) Федоровичам Одоевским. В 1678 г. в селе Василево, Воскресенском тож, отмечены: двор вотчинника, двор скотный и два двора конюхов с 4 .людьми. Детей у Василия Федоровича Одоевского не было, и он завещал; село своей жене Акулине Федоровне, с тем, чтобы после нее Воскресенское перешло к его племянникам Михаилу (в 1682 г. - комнатный стольник'' царя Петра, в 1689 -сопровождал его в поездке к Троице, в 1698 г. щ поручик Семёновского полка, с 1721 г. - в чине гвардии подполковника; командовал армейской дивизией), Юрию, Василию (в 1682 г. - комнатный стольник царя Петра, в 1723 г. - полковник, назначен членом Московской Адмиральейсклой конторы, в 1727 произведен в статские советники, назначен к делам Мастерской Палаты и заведующим Оружейной Палатой. Казенным приказом и Конюшенной казной) и Алексею (с 1695 г. - комнатный стольник, ум. до 1730 г.) Юрьевичам Одоевским. После, раздела между ними, село с деревнями в 1689 г. досталось князю Юрию: Юрьевичу Одоевскому (род. 1672, в 1721 г. - генерал-адъютант).

При нём в 1693 г. в с. Воскресенском строится деревянная церковь, а в 1706 г. князь Юрий Одоевский продает село Федору Матвеевичу: Апраксину (1661-1728), выдающемуся сподвижнику Петра Великого. Младшая сестра Ф.М. Апраксина, Марфа Матвеевна, была замужем за царем Федором Алексеевичем.

После Фёдора Матвеевича село переходит к его брату Андрею Матвеевичу Апраксину (1663-1732, с 1682 г. -комнатный стольник царя Петра, младшему брату царицы Марфы Матвеевны, обер-шенк, придворный чин, соответствующий русскому «кравчий», провозглашал тосты, служил за императорским столом, деятельный член коллегии кардиналов «Всешутейшего собора», с 1724 г. граф).

После Андрея Матвееевича село переходит к его сыну графу Фёдору Андреевичу Апраксину (1703-1754), камергеру (1733), генерал-поручику (1744), женатому на графине Александре Михайловне Шереметевой (1710-1750). У них было восемь детей, сыновья: Пётр (1728-1813, генерал-поручик, участник Семилетней войны), Александр, Михаил, Николай, Матвей и три дочери.

Воскресенское переходит во владение к графу Петру Фёдоровичу Апраксину, который в 1763 г. продает его Фёдору Ивановичу Барыбину, у которого в 1776 г. село покупает князь Иван Алексеевич Трубецкой, сын князя Алексея Юрьевича Трубецкого (1704-1776).

В 1852 г. усадьбе майора в отставке князя Ивана Алексеевича Трубецкого, внука первого князя Ивана Алексеевича, сына князя Алексея Ивановича Трубецкого (ум. 1803), каменный дом, церковь, 41 двор крестьян с 371 жителем. Здесь в январе 1834 г. венчался друг А.С. Пушкина Павел Воинович Нащокин (1801-1854) с Верой Александровной Снарской (Нагаевой, 1811-1900), внебрачной дочерью своего троюродного брата А.П. Нащокина (мать вкеры Александровны крепостная крестьянка Дарья Нагаева.

Осенью 1833 г. Нащокин решил порвать связь со своей сожительницей, неистовой и некультурной цыганкой Ольгой Андреевной, и жениться на молодой, хорошенькой девушке, Вере Александровне Снарской (Нагаевой). Когда в ноябре 1833 г. Пушкин, проездом из Болдина в Петербург, остановился в Москве, Нащокин повез его к невесте. Вера Александровна сильно оробела, но Пушкин держался так просто и приветливо, что смущение её совершенно исчезло. Нащокин сбежал от своей цыганки, в подмосковной деревне женился на Вере Александровне и некоторое время прожил с ней в Туле. Потом переселился опять в Москву. В начале мая 1836 г.

Пушкин приехал в Москву и, по обыкновению, остановился у Нащокина, в Пименовском переулке. Нащокин посидел с другом, но даже для Пушкина не смог изменить привычке и отправился в Английский клуб играть в карты, оставив Пушкина с женой. Уходя, он спросил, что им прислать из клуба. Пушкин попросил варенца и моченых яблок - это были его любимые кушанья. Клуб был недалеко, через несколько минут лакей принес.

Пушкин вступил в задушевную беседу с Верой Александровной, рассказывал о своей дружбе с Нащокиным, об их молодых проказах, припоминал смешные эпизоды. Заговорились до пяти часов утра, когда Нащокин воротился из клуба... Пушкин прожил у Нащокина недели три. Выезжал мало. Целыми часами он и супруги Нащокины просиживали в комнате Веры Александровны на турецком диване, поджав под себя ноги, — Вера Александровна посредине, а по сторонам Нащокин и Пушкин в красном архалуке с зелеными клеточками. Он часто восклицал: -- Как я рад, что я у вас! Я здесь в своей родной семье. Вера Александровна прожила до глубокой старости, умерла в 1900 г. в Москве. Сильно нуждалась... П.В. Нащокин спустил несколько крупных наследству, Последние годы жил почти в нищете. Стал очень религиозен и... умер стоя на коленях и молясь Богу».

В с. Воскресенском Бронницкого уезда Московской губернии 25 декабря 1876 г. в семье священника Измаила Орлинкова родился сын Петр, будущий священномученик. Петр Измаилович Орлинков в 1890 г. окончил Донское Духовное училище, в 1896 г. - Московскую Духовную семинарию и был рукоположен в сан священника. Служил в храмах Московской епархии, в 1930 г. назначен служить в Воскресенский храм в с. Кондрево Коломенского района.

В июле 1937 г. церковь под предлогом плохого состояния церковного здания была закрыта. 28 октября 1937 г. о. Петр был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности и заключен в тюрьму в Коломне.

Были вызваны лжесвидетели. Одна из вызванных женщин сказала: «26 сентября Орлинков среди населения возле церкви говорил: «Вот, граждане, советская власть заставляет меня ходить с сумой. Под предлогом непригодности церкви ее закрыли, а мы на это смотрим спокойно. Мы забываем новую конституцию, согласно которой сейчас можно делать свои дела»».

- По имеющимся у нас сведениям нам известно о том, что вы среди населения деревень Селькино, Кондрево и других ведете резкую контрреволюционную агитацию. Признаете себя виновным в этом? - спросил священника следователь. - В ведении контрреволюционных разговоров себя виновным не признаю.

15 ноября 1937 г. о. Пётр был приговорен к расстрелу, и на следующий день расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

Церковь Воскресения в с. Воскресенском разрушена в советское время.

Неподалеку от с. Воскресенского находится урочище Лутошкино. Здесь была деревня, исчезнувшая после войны 1941-1945 гг.

В 1760-х гг. д. Лутошкино принадлежала Фёдору Ивановичу Бабарыкину, в 1852 г. - князю Ивану Алексееевичу Трубецкому. Деревня была Расположена в Рождественской волости.

С 1896 г. в Лутошкино действовал небольшой кирпичный завод стремя рабочими, принадлежавший графу С.Д. Шереметеву.

В 1898-1899 гг. в д. Лутошкино была построена каменная часовня, разрушенная в советское время.

Московская обл., с. Воскресенское

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Воскресения Словущего адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда