Атмосфера мест

Церковь Воздвижения Животворящего Креста Господня

С. Воздвиженское, получившее название от своего храма, стоит на Старо-Ярославском шоссе. До XVIII в. оно являлось дворцовым. Первое упоминание села в документах относится к 1470-м гг. При великом князе московском Василии III (в 1-й четверти XVI в.) в Воздвиженском был выстроен путевой дворец, в котором цари останавливались, когда ехали на богомолье в Троице-Сергиев монастырь. Дворец неоднократно горел и восстанавливался. В Смутное время он был частично разрушен и вновь восстановлен при царе Михаиле Фёдоровиче.


В 1632 г. «от Троицы едучи были у Государя на новосельи в Воздвиженском бояре Фёдор Иванович Шереметев и князь Дмитрий Михайлович Пожарский, окольничий Фёдор Леонтьевич Бутурлин, думный дьяк Иван Грамотин и другие». Возродилось и хозяйство при дворце.

В 1646 г. в Воздвиженском было два двора сторожей при государевом дворце, два двора прудовых сторожей, 65 дворов крестьян. Последний по времени путевой дворец сгорел в 1781 г. и уже не восстанавливался. Н.М. Карамзин в 1803 г. описал последний из таких дворцов (в с. Алексеевском, ныне в черте Москвы, другие были похожи на этот). В нём царь Алексей Михайлович делал последнюю остановку перед торжественным въездом в Москву: «Через несколько минут открылось село Алексеевское, напоминающее именем своим царя Алексея Михайловича, который приготовил Россию к величию и славе... там представляется глазам ещё другой... памятник: старый дворец, где он всегда останавливался на возвратном пути из монастыря Троицкого и распоряжал торжественный въезд свой в Москву. Я спешил видеть сие почтенное здание, едва ли не старейшее из всех деревянных домов в России.

Оно очень невысоко, но занимает в длину сажен тридцать (сажень - 2,134 м). На левой стороне от Москвы были комнаты царя, на правой жили царевны, а в середине царица; в первых окна довольно велики, а в других гораздо менее и выше от земли, вероятно, для того, чтобы нескромное любопытство не могло в них со двора заглядывать: тогда думали более о скромности, нежели о симметрии. Стены разрушаются; но я осмелился войти в дом и прошёл во всю длину его, если не с благоговением, то, по крайней мере, с живейшим любопытством.

Печи везде большие, с резными, отчасти аллегорическими фигурами на изразцах. Внутренние украшения не могли истощить казны царской: потолки и стены обиты выбеленным холстом, а двери (и то в одних царских комнатах) красным сукном с широкими жестяными скобами; окна выкрашены зелёною краскою».

В Воздвиженском нашли своё завершение трагические события, положенные в основу шедевра русской музыки, оперы Модеста Мусоргского «Хованщина».

В 1682 г. борьбой за власть между семействами родственников царя Алексея Михайловича, Нарышкиных и Милославских, был спровоцирован бунт стрельцов. Воспользовавшись им, князь Иван Андреевич Хованский, назначенный начальником Стрелецкого приказа, попытался захватить власть, пугая ближайшее окружение царевны Софьи новым выступлением стрельцов. Царевна с братьями Иоанном и Петром выехала на богомолье в Троице-Сергиев монастырь и не спешила возвращаться в Москву, пока в попках не будет восстановлен порядок.

В день именин правительницы Софьи московские бояре выехали в Троицкий монастырь, чтобы поздравить её. Поехал и Хованский с сыном Андреем, не подозревая об уготованной ему участи. Навстречу ему из Воздвиженского бып отправлен князь Лыков с отрядом дворян, он захватил врасплох князя Хованского в с. Пушкино, а его сына Андрея - в деревне напротив Братовщины. Они были доставлены в Воздвиженское, где им отрубили головы на площади у большой Московской дороги.

Место казни Хованских местные жители называли «Убогой горой», они говорили, что там «всю Хованщину схоронили».

Князь Иван Хованский свою службу начал при царе Михаиле. В 1636 г. он бып стопьником. В 1650 г., для отражения татар, назначен воеводой в Тулу.

В 1651-1654 гг. был воеводой в Вязьме, в 1656 г. в Могилёве, в 1657 г. во Пскове. В том же году он разбил под Гдовом графа Магнуса Депагарди.

В 1660 г. Хованский выжег Брест, но потерпел поражение от поляков под командованием Чернецкого и Сапеги, снова начал наступать, но они вторично обратили его в бегство.

В феврале 1661 г. разбил под Друей и взял в плен изменившего государю попковника Лисовского и в апреле снова выступил против поляков, но успеха не имел, осенью того же года был разбит литовцами: из 20-тысячного войска спаслось бегством в Полоцк не более тысячи. Вследствие этой неудачи Хованский в январе 1662 г. был отозван из Пскова. Когда в июне того же года вспыхнул мятеж против Милославских и Ртищева, Хованский был отправлен в Москву для его подавления, но без успеха вернулся в Коломенское.

8 мая 1663 г. ему было поручено ведать Ямской приказ, а 30 июня он был назначен полковым воеводой в Новгороде и со своим полком принимал участие в военных действиях против поляков, но не всегда удачно; при этом ратные люди жаловались, что многие из них побиты и разорены во многих боях от того, что князь Хованский с немногими людьми ходил на многих; жаловались и на его жестокость; так, однажды в полку случилась тревога, и князь Хованский приказал дворян бить кнутом, а двоих казнить, обвиняя их в намерении пограбить во время тревоги обоз. Наконец, обвиняли Хованского и его сыновей в развратной жизни.

В 1666 г. Иван Хованский снова был назначен воеводой в Новгород, причём сменил своего недруга Нащокина, который во время своего управления городом произвел много полезных для жителей реформ, реформы Хованский отменил. В Новгороде он был год, после чего снова управлял Ямским приказом (до 1668 г.), в 1670 г. назначен полковым воеводой в Смоленск, в 1672 г. - в Новгород.

В ноябре 1678 г., во время войны с турками, князь Хованский послан был с Новгородским полком оберегать от татар южную границу и стоял сначала в Рыльске, затем в Карпове до осени 1679 г.

В 1680 г. он сдал Новгород новому воеводе и вернулся в Москву, где ему вскоре пришлось играть видную роль.

После смерти царя Феодора Алексеевича власть перешла в руки партии Нарышкиных, партии новых людей, которым не мог сочувствовать Хованский. Он стал возбуждать против нового правительства стрельцов, стращая их тем, что они будут в неволе у бояр, которые отдадут Москву чужеземцам и искоренят православную веру. 15 мая 1682 г. вспыхнул первый стрелецкий бунт.

Когда бунтовщики явились в Московский Кремль, Хованский первым вышел к ним спросить о причинах их прихода, а затем выходил с другими боярами успокаивать стрельцов. Однако при этом, говорят, он делал бунтовщикам знаки, чтобы они бросились на Матвеева. На следующий же день он спрашивал стрельцов, не изгнать ли из дворца царицу Наталью Кирилловну. По усмирении бунта стрельцы были переименованы в «надворную пехоту», а начальником их сделался Хованский, назначенный, вероятно, царевной Софьей Алексеевной, как человек любимый стрельцами и поэтому могущий оказать на них влияние.

Хованский заискивал у стрельцов, стараясь всё делать в их пользу; так, когда они донесли ему, кто с них брал взятки и недодавал жалованье, он без всяких справок велел таких лиц тащить на правёж; также держал он на правеже без государева указа жён и детей оговорённых лиц.

23 мая Иван Хованский донёс царевне Софье, что стрельцы требуют, чтобы царствовали оба брата, Пётр и Иоанн; их требование было исполнено, вслед за стрельцами поднялись раскольники. Князь Хованский был известен, как приверженец старой веры, за которую раз пострадал: был бит батожьём. Известный Аввакум, называвший Хованского миленьким, находил убежище в его доме. Князь Иван Хованский был посредником между правительством и раскольниками: он подал патриарху их челобитную о восстановлении старой веры. Своему влиянию у стрельцов и раскольников князь Хованский придавал большое значение: «всё государство», говорил он, «стоит по мою кончину, а если меня не будет, станут в Москве ходить в крови по коленам». Чтобы ещё более придать себе значения в глазах правительства, он выдумывал разные опасности, грозившие со стороны стрельцов и раскольников; так, перед тем, как состоялись прения в Грановитой палате, он убеждал царевну Софью Алексеевну не ходить туда, так как раскольники намереваются перебить царскую семью.

Помощь, оказываемая князем Хованским раскольникам, не могла, конечно, нравиться правительству, но, с другой стороны, оно не решалось остановить его, опасаясь вызвать неудовольствие раскольников. Между тем стали ходить слухи о том, что князь Иван Хованский, как потомок Гедимина, хочет овладеть престолом и женить сына на одной из царевен.

Приближённые Софьи Алексеевны убедили её принять решительные меры. 20 августа царское семейство уехало в с. Коломенское. Здесь на воротах оказался прибитым лист, в котором было написано, что князь Хованский с сыном Андреем замышляет зло против царской семьи, патриарха и бояр и хочет сесть на царство. Все ожидали со дня на день стрелецкого бунта. С другой стороны стрельцы боялись мести со стороны боярских людей. Князь Хованский разъезжал с конвоем, и на дворе у него стоял караул из 100 человек. Натянутые отношения между ним и правительством продолжали обостряться вследствие своеволия Хованского. Ко дню именин царя Иоанна Алексеевича велено было прислать в Коломенское стремянной полк. Хованский приказания не исполнил; он сам явился в Коломенское и, желая напугать правительницу, рассказал ей, что новгородцы хотят прийти в Москву и всех пересечь. Когда же царевна сказала, что объявит об этом всем, князь Хованский испугался и просил не говорить.

Из Коломенского двор переехал в Воздвиженское, где были получены опять подмётные письма об измене Хованских, эти письма подброшены были сторонниками правительства, чтобы иметь возможность обвинить опасного человека. Из Воздвиженского были разосланы по городам грамоты с призывом служилых людей спасти Москву от изменников.

17 сентября 1682 г. боярская Дума рассмотрела дело Хованского; его обвиняли в том, «что он раздавал многую казну стрельцам, распустил своих подчинённых, которые ходили к государям невежливо, пытал людей без указа, правил деньги без розыска и ответчиков отдавал челобитчикам для правежа головой незаконно, собрал с монастырей и дворцовых властей большие суммы денег, хвалился при государях своей службой, бояр поносил и грозил им копьями, ратовал с Никитой Пустосвятом на св. церковь, вопреки указу не пускал полковников куда следует, не был 1 сентября у действия нового лета, наговаривал на дворян новгородских, отпускал одних в города по своим прихотям, а других задерживал после назначения, говорил на надворную пехоту, что от неё надо ожидать великих бед».

Наконец, главное обвинение состояло в том, что он будто бы хотел уничтожить царскую семью, умертвить патриарха и бояр, женить сына на одной из царевен, а остальных заточить в монастырь, возмутить посадских людей против воевод и приказных людей, а крестьян против господ, и во время смуты сделаться царём. За эти вины Хованский был осуждён на смертную казнь. К нему было послано приглашение явиться в Воздвиженское. Навстречу был послан боярин князь Лыков, который арестовал его около с. Пушкина.

У ворот государева двора в Воздвиженскомъ князю Хованскому с сыном были прочтены их вины; оправдаться им не дали. Стремянной стрелец отсек им головы на площади у большой московской дороги; тела их было запрещено погребать у церкви.

Через семь лет в том же Воздвиженском испытала позор и унижение сама Софья.

В 1689 г. её брат, 17-летний Пётр, предъявил свои права на престол. Началась борьба между юным царём и правительницей. Пётр укрылся за стенами Троицкого монастыря. Ряды сторонников Софьи таяли. Она выехала в Троицкий монастырь на переговоры. В Воздвиженском её остановили и не пустили дальше, отправили в Москву, в Новодевичий монастырь, где она в 1698 г. по обвинению в причастности к новому стрелецкому восстанию была пострижена в монахини под именем Сусанны и до самой смерти содержалась под строгим наблюдением.

Деревянная церковь в селе основана, по преданию, ещё во времена Сергия Радонежского: он сам на месте языческого жертвенника поставил крест, а спустя некоторое время появилась и церковь. Деревянный храм Воздвижения, построенный в 1780 г., стоял на кладбище к югу от каменного до 1869 г. На его месте потом стояла часовня (разрушена после 1925 г.).

Архиепископ Подольский и Брацлавский Кирилл (Богословский-Платонов Константин Лукьянович) родился 14 мая 1788 г. в с. Воздвиженском в семье священника. Учился в Троице-Сергиевой Духовной семинарии. После смерти отца в 1806 г. состоял стипендиатом митрополита Платона (Левшина, ум. 1812).

В 1809 г. поступил в Санкт-Петербургскую Духовную академию, в 1814 г. окончил курс со степенью магистра и оставлен в академии бакалавром. 28 августа 1814 г. пострижен в монашество.

В 1817 г. назначен ректором Полтавской Духовной семинарии и в том же году 29 июня - архимандритом-настоятелем Мгарского Спасо-Преображен-ского Лубенского монастыря.

С 1819 г. - ректор Московской Духовной академии и настоятель Московского Новоспасского монастыря.

В 1822 г. получил учёную степень доктора богословия.

С 26 октября 1824 г. хиротонисан во епископа Дмитровского, викария Московской епархии. 26 марта 1827 г. назначен епископом Вятским и Слободским. 24 января 1832 года возведён в сан архиепископа Подольского и Брацлавского. Скончался 8 марта 1841 г. в Санкт-Петербурге, куда был вызван для присутствия в Святейшем Синоде. Погребён в Александро-Невской Лавре в Златоустовской церкви.

В 1800 г. дворцовая вотчина в составе с. Воздвиженского и д. Голыгино, Кириллово и Щёлково была пожалована императором Павлом I полковнику Афанасию Осиповичу Грузинову.

К 1865 г. имение раздробилось, западная его часть принадлежала помещику Гульковскому.

Ныне существующий каменный храм Воздвижения Животворящего Креста Господня с приделами Святого праведного Алексия Человека Божия и Святителя Николая на хорах построен в 1838 г. по заказу Александры Ивановны Мухановой. Отделка его была закончена в 1847 г.

В приход храма входили д. Голыгино (усадьба Грузиновых, штаб-ротмистра Евграфа Афанасьевича Грузинова, рядом была дача его дочери Екатерины Евграфовны Кузнецовой), Лешково (в Лешково был деревянный дом, крытый соломой, принадлежавший В. И. Домбровскому), Шелково, Кутузово.

Александра Ивановна Муханова (1800-1885) родилась в Москве, при крещении восприемниками были её брат Алексей Иванович и тётка Екатерина Андреевна Мухановы. Александра Ивановна приняла к себе и воспитала девушку Веру Фёдоровну (1812-1844), вышедшую впоследствии замуж за камергера, действительного статского советника Антона Александровича Скалона (1804-1865).

В 1851 г. А.И. Муханова продала часть Воздвиженских земель штабс-капитану Василию Ивановичу Домбровскому - 34 души мужского пола и 223 десятины 1323 сажени в сельце Лешкове, а также 332 десятины 777 сажен при с. Воздвиженском, и на своз без земли 76 душ, числившихся в селе по 9-й ревизии. Александру Ивановну преследовали судебными тяжбами. Её вызывали в Дмитровский уездный суд для выслушивания решения по делу штабс-ротмистра Е.А. Грузинова «о подтопе его лугов мельницею дочери действительного статского советника А.И. Мухановой, находящейся в арендном содержании у купца Ивана Лепарк», к прочтению выписи по делу «о недостающем лесе, проданном А.И. Мухановой жене дворянина Вере Михайловне Пантелеевой на сруб при с. Воздвиженском». Александра Ивановна была похоронена у церкви в с. Успенском Александровского уезда Владимирской губернии (ныне пос. Муханово Сергиевопосадского района Московской области).

В 1937 г. церковь была закрыта, её подвал колхоз занял под картофелехранилище, а в самом храме был зерносклад.

Храм пришёл в запустение, был разрушен портик, сняты крест и шпиль.

В 1970 г. восстановлены портики (храм был филиалом Загорского музея). Первый молебен проведён в 1990 г.

26 ноября 1937 г. по обвинению в активном участии в контрреволюционной монархической группе «монахов и духовенства» был арестован настоятель церкви с. Воздвиженского иеромонах Троице-Сергиевой Лавры Гедеон (в миру Григорий Сергеевич Смирнов, 1880-1937). 7 декабря он был приговорён и 10 декабря расстрелян на Бутовском полигоне под Москвой.

Московская обл., с. Воздвиженское

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Воздвижения Животворящего Креста Господня адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда