Атмосфера мест

Церковь Казанской иконы Божией Матери

В 1717 г. Пётр Петрович Дорошенко свою часть Яропольца продал Григорию Петровичу Чернышеву (1670-1745), денщику Петра I, потом генерал-майору, члену Адмиралтейств-коллегий и сенатору, при императрице Анне Иоанновне ставшему генерал-аншефом, с 1742 г. - графом. Чернышев был одним из самых приближенных лиц к Петру I, его любимцем. Он принимал деятельное участие во всех войнах и преобразованиях императора Петра. Был храбр и исполнителен. Испанский посол герцог де Лириа так характеризовал Чернышева: «умён, храбр, хорошо вел себя по службе, но был очень скуп и лжив и притом враг иностранцев».


В 1688 г. Чернышев был записан в «житье» и в стряпчие; в 1689 г. стольник, послан в Симбирск, Астрахань и другие города с извещением о рождении царевны Марии Иоанновны. 1691-1695 гг., во время воеводства в Казани князя Данилы Григорьевича Черкасского, был там «в светлице, судьею».

В 1695 г. участвовал в Азовском походе Петра Великого, будучи есаулом у князя Бориса Алексиевича Голицына. 1696 г. воевода в Керенске. 1699 г. «написан в ученье в солдаты», а затем определен адъютантом к генералу князю Никите Ивановичу Репнину.

С 1700 г. начинаются его боевые подвиги в Великой Северной войне.

В 1700 г. Чернышев участвовал в походе под Нарву.

В 1701-1703 гг. был при взятии Кокенгаузена, Динаминда, Шлиссельбурга и Канцев.

В 1704 г. произведен в майоры и образовал новый солдатский полк, переименованный из полка князя Репнина в Тобольский; при штурме в этом году Нарвы командовал за полковника Тобольским и другими полками, был ранен в голову и в руку и, после ожесточенного боя войдя в город, взял в плен нарвского коменданта Горна; несколько дней спустя принимал сдавшийся по договору Ивангород.

В 1705 г. пожалован в подполковники и послан в Вильну, а оттуда в Гродно; потом переведен в другой полк, названный Нарвским, который пришлось обучать.

В 1707 г. пожалован в этот полк полковником.

В 1708-1709 гг. отстоял от нападения шведских войск Новгород-Северский и Ахтырку, несмотря на то, что при блокаде Новгород-Северского присутствовал сам шведский король Карл XII, обещавший в случае сдачи города многие милости. После Полтавского боя (1709 г.) Чернышев послан через реку Ворсклу к неприятельскому лагерю для взятия «языков»; во время сражения командовал «за бригадира» и был затем награжден этим чином.

В июле 1709 г. сопровождал до Москвы 4.000 шведских пленных; по возвращении оттуда отправлен в Нарву в команду графа Ф. М. Апраксина, а ранней весной 1710 г. участвовал во взятии предместья Выборга и в нескольких сражениях в близлежащих финских местечках.

Выборг был взят 14 июня 1710г, по прибытии гвардии и самого Петра Великого, который первым Выборгским комендантом назначил Чернышева и пожаловал ему свой портрет, осыпанный алмазами, Осенью этого года и следующего 1711 г. шведы по два и по 3 месяца осаждали Выборг, и гарнизону приходилось терпеть недостаток в провианте.

В 1710 г. царь Петр Великий женил своего любимца на 17-ти-летней Евдокии Ивановне Ржевской (1693-1747), дочери знаменитой «князь-игуменьи», повенчанной через 5 лет после того (в 1715 г.) при шутовской церемонии с «князь-папой» Н. М. Зотовым бывшим учителем Петра Великого. В этой шутовской свадьбе матери должна была принять участие ее дочь, Чернышева, в польском костюме, и сам Чернышев, в «ассессорском» платье, «с соловьями», особого рода музыкальным инструментом. Брак с Ржевской обогатил Чернышева (отец его Петр Захарович Чернышев не имел большого состояния). Евдокия Ивановна Ржевская получила от царя в приданное 4 000 душ крестьян; потом её сыновьям от Чернышева (Петру (1712-1770, дипломат, посланник а Дании, Мадриде, Берлине, Лондоне, Париже), Григорию (1717-1750), Захару, Ивану) Петр Великий жаловал «на зубок» деньги и деревни, так что очень скоро семейство Чернышевых стало весьма состоятельным.

В 1713 г. Чернышев взят в собственную царскую эскадру, на галеры, ходил к Гельсингфорсу, предварительно сделав план атаки этого города, и овладел любекским торговым кораблем с разными товарами; вскоре после этого, вдень рождения Петра Великого, пожалован в генерал-майоры. 1713-1714 гг. Чернышев провел в Финляндии, Осенью 1713 г. он переплыл с 6 000 войска на плотах озеро Пелкино, шириною более 3-х верст, и участвовал в сражении со шведами, которое счастливо окончилось.

В 1714 г. был в битве у Вазы, где был трижды ранен, одна лошадь под ним убита, а другая ранена. Петр Великий вторично наградил его своим портретом, осыпанным алмазами, и пожаловал ему значительную денежную сумму.

В конце этого года Чернышев назначен обер-штер-кригс-коммисаром при адмиралтействе, так как по отзыву графа Ф.М. Апраксина, «нынешнюю кампанию за ранами ни на сухом пути, ни на море служить не может». Состоя в этой должности до 1722 г., заведовал приемом положенных на адмиралтейство сумм и провианта, раздачею жалованья всем морским чинам, военными и адмиралтейскими делами корабельного и галерного флотов, нарядом и присылкою рекрут и мастеровых людей, канцелярскими и аудиторскими делами, аптеками, госпиталями и академическими школами. Во время отсутствия из Петербурга князя Меньшикова ведал петербургскую полицию и учредил через Неву и из Кронштадта перевоз почты водой, а из Выборга сухим путем.

В 1717 г. участвовал в заседаниях «консилий» при адмиралтейской канцелярии, под председательством Петра Великого и назначен наблюдать за выполнением строительных постановлений в Петербурге, так как государь остался недоволен действиями в этом отношении князя Меньшикова.

В 1718 г., по учреждении адмиралтейств-коллегий, стал присутствовать в её заседаниях. В том же году, при обнародовании Петром Великим «Объявления каким образом ассамблеи отправлять надлежит», помещен в списке тех лиц, у которых по очереди будут устраиваться ассамблеи. 11 января 1719 г., будучи в адмиралтействе для торжественной закладки военного корабля, Петр Великий посетил Чернышева, написал у него два письма Румянцеву, а затем поехал с хозяином и с его гостями к псковскому епископу Феофану Прокоповичу, у которого провел несколько часов.

В 1720 г. назначен в адмиралтейств-коллегию в звании «камер-советника». Во время представления Петру Великому в присутствии адмиралтейств-коллегий, возвратившихся из заграницы гардемаринов, резко возразил на отданное государем приказание, чтобы они прослужили одну компанию гардемаринами, представил доводы о несправедливости такого распоряжения и убедил государя в необходимости немедленно произвести экзамен и наградить достойных офицерскими чинами. (В числе этих гардемаринов был известный впоследствии Иван Иванович Неплюев, также один из «птенцов» Петра Великого).

В 1722 г. Чернышеву поручено составление переписи податных сословий в Москве и в Московской губернии; в следующем году он представил докладные пункты относительно переписи и подушного оклада, и в позднейших сенатских указах весьма часто упоминаются резолюции, положенных Петром Великим на дельный и обстоятельный доклад Чернышева.

В 1724 г. государь приказал строить квартиры конным и пехотным полкам около Петербурга, в Московской, Ревельской и Рижской губерниях и в Выборгской провинции, по рисункам, присланным при донесении Чернышева: это было последнее исполнение повеления, данного Петром Великим. Мы встречаем затем Чернышева в числе тех трех маршалов, которые при похоронной процессии Петра Великого предшествовали его гробу.

При императрице Екатерине I, в 1725 г., Чернышев был генерал-кригс-коммисаром в следствие его донесения велено воспользоваться всеми незанятыми воеводскими и другими казенными дворами, под полковые дворы; предписано ему перестроить житные дворы в Москве, со всеми принадлежащими к ним строениями, на квартиры для двух полков Московского гарнизона и под склад оружия и амуниции. Согласно сделанному им расписанию утвержден Сенатом оклад жалования земским комисарам, подьячим и писарям. В том же 1725 г. он послан губернатором в Азовскую губернию, где пробыл с небольшим год и пригласил в это время учителем к своему старшему сыну Тара-сия Постникова, изучавшего в Париже философию, Постников вместе со своими товарищами вернулся из-за границы в начале 1723 г., и Петр Великий писал тогда Синоду, чтобы этих молодых людей «освидетельствовать в их науках и определить к делу и учинить им жалованье». Постников пробыл у Чернышева лишь нисколько месяцев, потому что в сентябре 1725 г. он был назначен преподавателем Московской Заиконоспасской Академии.

В 1730 г. Чернышев подписался под двумя проектами, имевшими целью ограничение самодержавия.

Чернышев находился также вместе, с князем Черкасским и с генералом князем Г. Д. Юсуповым во главе 150 челобитчиков, явившихся 25-го февраля 1730 г. в Кремлевский дворец, где заседал в то время Верховный Тайный Совет, с прошением о пересмотре шляхетских проектов и мнений. Не удовольствовавшись обещанием Верховного Тайного Совета о передаче их прошения на рассмотрение императрицы, князья Черкасский и Юсупов и Г. П. Чернышев добились аудиенции у самой Анны Иоанновны и были так милостиво ею приняты, что, возвратившись в Верховный Тайный Совет, повели там совсем иные речи. Датский посланник при русском дворе того времени гр. Вестфален утверждает, что к словам князя Юсупова о том, что императрица заслуживает искренней признательности за свою снисходительность, Чернышев добавил: «Мы не можем лучше возблагодарить Ея Величество за все милости к народу, как возвратив ей похищенное у неё, т.е. самодержавную власть, которой пользовались все её предки».

Вслед за этим было представлено Анне Иоанновне в тот же день прошение «о восприятии самодержавия», поданное князем И.Ю. Трубецким и прочтенное князем А.Д. Кантемиром. Под этим прошением мы видим подпись и Чернышева. После уничтожения Верховного Тайного Совета и восстановления Правительствующего Сената, Чернышев назначен сенатором, а в день коронации императрицы Анны Иоанновны, 28-го апреля 1730 г., пожалован в генерал-аншефа.

В 1731-1732 гг. он был Московским генерал-губернатором. В числе его забот об улучшении города следует указать на постановку на улицах фонарей.

В 1735 г. согласно прошению уволен от службы.

В 1740 г. - снова сенатор, член следственной комиссии по делу А. Волынского, и ещё двух комиссий: 1) для рассмотрения дел о розданных в Ингерманландии мызах, деревнях и землях, 2) особой комиссии, учрежденной при Сенате, для решения неоконченных дел.

В 1740 г. вышло повеление о производстве ежегодно всем кадетам публичных смотров и экзаменов. Для производства экзаменов, как старший из сенаторов, был назначен генерал-аншеф Чернышев, но это отменено, потому что ни он, ни другие, присутствующие в Сенате, «за необучением самих их надлежащим к тому экзамену, кроме военной экзерциции, наукам, при том бесплодны быть могут». Вследствие этого Сенат обратился к Кабинету Ея Императорского Величества с просьбой назначить кого-нибудь другого; тогда избрали генерал-фельдмаршала графа Миниха и учителей де-сианс и Адмиралтейской Академии и Инженерной школы.

В том же 1740 г. возникло интересное дело, доказывающее в какой «силе» находился тогда Чернышев. Пользуясь своим значением при Петре Великом, он выпросил себе значительный участок земли, при раздаче мест в Санкт-Петербурге на берегу Фонтанки. Когда при императрице Анне Иоанновне его стали побуждать застроить чем-нибудь этот участок, он предложил разным торговым и ремесленным людям выстроить на своем дворе по Фонтанке, на арендном праве, какое-кому угодно помещение с тем, чтобы они пользовались им временно такое количество лет, в которое окупится строение.

Императрица Елизавета Петровна, в память своего отца, оказывала большое благоволение всему семейству Чернышевых. В 1741 г., при восшествии её на престол, Чернышев получил орден св. Андрея Первозванного, а в 1742 г., в день коронации, пожалованы ему с потомством графский титул и многие имения. В 1744 г., когда делались приготовления к торжественному бракосочетанию наследника престола Петра Феодоровича, была представлена императрице ведомость прошений: граф Чернышев просил, чтобы его пожаловали генерал-фельдмаршалом и генерал-губернатором в Петербургскую губернию или генерал-адмиралом. Но прошение это не было исполнено.

В 1745 г. Чернышев умер.

Усадьбу Ярополец строил генерал-фельдмаршал, граф Захар Григорьевич Чернышев (1722-1784). Тринадцатилетним был записан в военную службу в 1735 г., а в начале 1741 г. пожалован капитаном. В 1742 г. был отправлен в Вену дворянином посольства к бывшему в то время там чрезвычайному посланнику Людвигу Лапчинскому. Это пребывание в Вене расширило его умственный кругозор и обогатило разными познаниями, так как свободное время он употреблял на изучение иностранных языков и быта австрийцев. По возвращении графа на родину, мать его графиня Чернышева, пользовавшаяся расположением императрицы Елизаветы Петровны, без труда поместила сына к великому князю Петру Фёдоровичу камер-юнкером, с чином армейского полковника. Ум графа, любезность и ловкое обращение обратили на него внимание великой княгини Екатерины Алексеевны, умевшей различать людей.

В конце 1745 г. Чернышев был отправлен во Франкфурт на имперский сейм министром от великого князя Петра Феодоровича, как герцога Шлезвиг-Голштинского, для охранения его прав. Однако, через несколько месяцев он должен был возвратиться в Петербург не приступив даже к исполнению возложенного на него поручения, вследствие того, что, как православный, он встретил на сейме много препятствий и затруднений, служивших во вред интересам великого князя.

Возвратившись в Петербурга, граф Чернышев не потерял за кратковременное отсутствие своего значения при дворе.

В 1757 и 1758 гг. Чернышев находился при австрийской армии.

В 1758 г, произведен в генерал-поручики и получил орден св. Александра Невского. Участвовал в знаменитой Цорндорфской битве, где командовал гренадерами. В этой жестокой битве граф Чернышев переменил двух раненных под ним лошадей, потерял своих адъютантов и, наконец, был захвачен в плен около Корштена.

Однако в эту же осень, по договору об обмене пленных, он вернулся из плена и в 1759 г. командовал отдельным корпусом, а в 1761 г. взял Берлин. «Шестнадцать дней будучи все в походах и движениях - пишет он графу М.Л. Воронцову - успел исполнить порученную мне комиссию, Берлин взял, в нем был; контрибуция и прочее с него собрано, неприятеля от него принудил отступить, арьергард разбил... я весьма счастливым почитаю, что сие так удачно учинилось и действительно со славою оружия милосердой нашей государыни. Марши же такие делал, что по 7 миль в день проходил...». За удачный поход на Берлин граф Чернышев получил польский орден Белого Орла.

Со смертью императрицы Елизаветы Петровны ход дел внезапно изменился. Император Петр III заключил перемирие с Фридрихом Великим, а войска, вверив командование над ними графу Чернышеву, присоединил к прусской армии. Фридрих Великий возложил на графа орден Черного Орла.

По воцарении императрицы Екатерины II граф 3. Г. Чернышев, в августе 1762 г. получил приказ от императрицы о возвращении войск из Пруссии в Россию. Приказ этот был получен им в Богемии, где Фридрих Великий готовился атаковать Дауна, укрепившегося в горах Богемии.

Приказ императрицы сильно огорчил короля, так как совсем его ослаблял и лишал возможности одержать победу над австрийцами. Поэтому он просил Чернышева дня два или три не объявлять об этом повелении императрицы никому, а скрыв его, постоять с корпусом своим в назначенном ему Фридрихом месте, хотя бы даже и без дела. Чернышев решился исполнить эту просьбу короля и поставил корпус в таком месте, что не знавшие еще ничего австрийцы принуждены были отделить значительную часть армии против мнимого неприятельского корпуса, чем значительно ослабили свои силы, а Фридрих, имея перевес, принудил неприятеля оставить почти неприступный Богемские горы.

Таким образом Чернышев, не приняв участия в сражении, оказал Фридриху великую услугу, за что щедро был одарен им.

Императрица пожаловала графа генерал-аншефом, а в день коронования, при котором Чернышев исполнял должность верховного церемониймейстера, кавалером ордена св. апостола Андрея Первозванного (24-го сентября 1762 г.).

С этого времени деятельность графа приняла другое направление. Период его военной деятельности заканчивается и начинается второй - гражданской деятельности, открывший широкое поле его необычайным административным способностям.

Удостоенный особенной доверенности императрицы в 1763 г., граф Чернышев был назначен вице-президентом Военной Коллегии. 6-го октября этого же года на конференции, держанной у двора, был читан его проект о занятии Польши русскими войсками на случай смерти короля Августа III. Эту идею он всеми мерами старался привести в исполнение даже до смерти короля.

22-го сентября 1773 г. Захар Григорьевич получил чин генерал-фельдмаршала и должность президента Военной Коллегии, хотя уже в следующем году (1774) должен был по-дать в отставку, так как помощником у него был Потемкин, который тогда уже был в силе и не любил быть подчиненным. Более 10 лет граф Чернышев управлял Военной Коллегией с большим успехом и искусством. При нем изданы штаты, положения и инструкции для полков, водворены в войсках лучший порядок и благоустройство.

После присоединения Белоруссии, которому он много содействовал, граф Захар Григорьевич назначен был наместником Полоцкой и Могилевской губерний. Он не щадил трудов, чтоб поднять благосостояние вверенного ему края, благоустроить его, и добился желаемого. Вначале жители были недовольны новым правительством, и графу пришлось принять крутые меры, так как в крае была полнейшая анархия. Но в то же время он употребил все меры для благоустройства края.

При свидании императрицы Екатерины с австрийским императором Иосифом II в Могилеве в 1780 г. его ожидали милость и расположение государыни. Со дня въезда (24 мая), императрица пробыла в Могилеве до 30-го мая.

В следующем 1781 г. наследник престола великий князь Павел Петрович с великою княгинею проезжал через Могилев за границу и граф Чернышев удостоился принять их высочества в своем местечке Чечерске и угостил своих высоких гостей великолепно.

В 1782 г. граф Чернышев был назначен главнокомандующим города Москвы.

Он немало заботился о внешнем виде города. Так, при нем были починены стены Китая-города, закончена в Кремле постройка присутственных мест; починены земляной и компанейский валы, построены каменные караульни у Варварских, Ильинских и Никольских ворот, ремонтированы рынки. Ему Москва обязана и многими украшениями.

Граф Чернышев был награжден орденом Св. Владимира в день его учреждения. Скончался он в Москве 29-го августа 1784 г., на 63 году от рождения.

В конце 1760-х - начале 1770-х гг. Захар Григорьевич предпринял коренную перестройку усадьбы. Был построен дворец (в 1941 г. при артобстреле пожар уничтожил всё его внутреннее убранство. Центральная часть здания в 1840-х гг. соединена галереями с хозяйственными постройками конного и скотного дворов. «Экономические примечания к генеральному межеванию Волоколамского уезда» 1766 г., дают описание усадьбы З.Г. Чернышева: «Дом господский в три этажа, каменный, хорошей архитектуры. По сторонам оного службы, конный и скотный двор построены четырехугольными замками, все каменные, крытые черепицею, в четырехугольными восемнадцатью башнями, соединены между собою каменными стенами, которые составляют господский двор, при въезде в оный две круглые башни, служащие вместо ворот, от переднего строения оных замков половинная шестиугольная площадь обведенная каменною стеною с пятью каменными воротами, от которых на большую Тверскую дорогу и в разные Его Сиятельства деревни по всей даче сделаны перспективные дороги, саженные по сторонам деревьями».

В 1775 г. Екатерина II посетила фельдмаршала в Яропольце. В память об этом поставлен гранитный обелиск.

В 1780-х гг. на месте каменной церкви, возведённой в усадьбе Г.П. Чернышевым, началось строительство храма Казанской иконы Божией Матери с примыкающей к нему равновеликой усыпальницей графа Захара Григорьевича. В храме находился главный престол, в усыпальнице приделы: Пророка Захарии и Св. праведной Анны, матери Пресвятой Богородицы. Но сюда он был перезахоронен лишь в начале XX в. Надгробный памятник ныне в Донском монастыре в Москве. Церковь строилась по заказу супруги фельдмаршала Анны Родионовны, урождённой Ведель (1745-1830), и была завершена в 1798 г., но так и не окончена колокольня. В советское время могила генерал-фельдмаршала была осквернена. Надмогильная плита расколота. Храм закрыт и разграблен.

Анну Родионовну за Захара Григорьевича выдала замуж сама императрица Елизавета.

В 1748 г., проезжая в Петербург через Ахтырку, больная вдова баронесса Ведель молилась перед чудотворной Ахтырской иконой Божией Матери об исцелении. Во сне она увидела Владычицу, которая сказала ей, что она умрет через пять дней, и пусть имение своё раздаст нуждающимся, а её малолетним дочкам Богородица обещала быть покровительницей. Баронесса рассказала о видении духовнику, стала спешно раздавать имущество и вскоре умерла. Весть о девочках, которым Богородица обещала защиту, дошла до императрицы, которая и взяла сирот ко двору, воспитала и выдала замуж: Анну за графа Чернышева, а её сестру за графа Панина.

После смерти мужа в 1784 г. графиня Чернышева переехала в своё местечко Чечерск Смоленской губернии. Там её в 1787 г. по дороге в Крым посетила императрица Екатерина II и провела у неё сутки, причём графиня угостила свою государыню и благодетельницу соответственно знаменитости и вкусу дома Чернышевых. Впоследствии, почему-то найдя, что ей не было оказало довольно почёта Александром I, она несколько лет не появлялась при дворе. Но в 1810 г., когда Московское благородное собрание положило поставить Екатерине II бронзовую статую, графиня прислала 10000 рублей и обязалась ежегодно столько же вносить на все должное и полезное, в ознаменование, как она писала, сердечного приёма жителями столицы, «где некогда её муж начальствовал», любимого государя, которого «удостоилась видеть в пеленах и на троне».

Во время нашествия Наполеона в её усадьбу забрались два французских солдата и начали хозяйничать.

Графиня не испугалась и, выйдя к ним в ленте со звездой, так на них прикрикнула по-французски, угрожая сейчас же написать Наполеону, которого она лично знала, что они поспешили улетучиться.

Сильно повлияла на неё несчастная смерть двух крепостных девочек, замёрзших на чердаке, куда она в припадке гнева приказала их запереть, совершенно забыв потом об этом. С тех пор до самой смерти она стала усерднее, чем когда-либо, предаваться молитве и посту, носила власяницу, пока в ней не завелись черви, после чего она снова облачилась в батистовое бельё. Постоянно разъезжала на богомолья, жертвовала на церкви и монастыри .

Особенно чтила образ Ахтырекой Божией Матери, который украсила бриллиантовым пером, пожалованным ей государем, и своей кавалерской звездой.

У Чернышевых не было детей.

В 1871 г. построена колокольня.

В 1872 г. архитектор Дмитрий Михайлович Петропавловский (род. в 1818 г. в Волоколамске) спроектировал часовню Святителя Николая, построенную в 1873 г.

В 1887 г. архитектор СИ. Борисов спроектировал деревянную часовню, которую построили на старом кладбище в Яропольце.

С 1809 по 1823 г. в Казанской церкви с. Ярополец служил священник Мирон Иванов. Он был сыном священника.

В 1809 г. окончил трёхлетний семинарский курс и был рукоположен во священника к Казанскому храму с. Ярополье Волоколамской округи (ныне Ярополец Волоколамского района).

В 1823 г. переведен в с. Буй-город, и назначен благочинным. Был награжден бронзовым крестом за 1812 г.

В 1833 г. переведен в Москву ко храму Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище. Здесь, по рапорту настоятеля, он был признан невоздержанным в употреблении спиртных напитков. Отец Мирон отрицал обвинение и требовал расследования, утверждая, что настоятель о. Иоанн Яхонтов, клевещет на него из зависти. После проведения следствия в 1835 г. о. Мирон был переведен ко храму с. Троицкого Клинской округи. Впрочем и настоятель кладбищенского храма о. Иоанн Яхонтов был личностью неоднозначной, в 1836 г. он был отстранен от настоятельства, и в 1837 г. судим Московской Консисторией за беспорядки при сборе могильного дохода. Клировая ведомость за 1877 г. Казанской церкви с. Ярополец сообщает: «Построена покойной графиней Анной Ирадионовной Чернышевой в 1798 г. Каменная с двумя приделами и новой колокольней. Престолов три: Казанской иконы Божией Матери, в приделах - Преподобного Захария, Праведной Анны. Причт- священник, дьячок, пономарь. Причт живет в трёх деревянных церковных домах, священнический - на кирпичном фундаменте. Зданий, принадлежащих церкви, - четыре: три деревянных дома с надворными постройками и четвертое - училище на кирпичном фундаменте. Приписные деревни: Шилово, Мусино, Порфеньково, Телегино, Кузяево.

Священник Иоанн Иоаннович Недумов, 60 лет, из Московской губернии, сын дьячка, обучался в Московской Духовной семинарии, по окончании курса в среднем отделении уволен, произведен во диакона к Казанской церкви с. Ярополец в 1843 г., произведен во священника на настоящее место в 1874 г.

С 1853 г. проходил должность учителя в сельском училище по июнь 1874 г. за усердное прохождение службы объявлено ему архипастырское благословение в 1858 г.

В 1874 г. епархиальным начальством определен законоучителем в сельском приходском училище.

В 1875 г. награжден фиолетовой скуфьей. Жена Александра Иванова, 55 л., дети-Анна, Екатерина, Елизавета, Мария.

Дьячок Феодор Алексеев Архангельский, 41г., пономарь Илья Александров Путилов, 45 лет.

Священномученик Георгий (Архангельский) родился в 1872 г. в с. Ярополец Волоколамского уезда Московской губернии в семье псаломщика Федора Архангельского. После окончания духовного училища он поступил в семинарию, проучился в ней один год, а затем стал служить псаломщиком в храме. В 1908 г. Георгий Федорович был рукоположен в сан диакона, а в 1917 г. - в сан священника; служил до самого ареста в храмах Нарофоминского района.

В 1935 г. он служил в храме Усекновения главы Иоанна Предтечи в с. Афинеево; незадолго до своего ареста он был назначен настоятелем храма Рождества Богородицы в с. Руднево. Вокруг этого храма собралась небольшая община монахинь из закрытой Зосимовой пустыни. Монахини помогали о. Георгию в храме, а также пели на клиросе.

В 1937 г. председатель сельсовета в Рудневе по требованию начальника Наро-Фоминского отдела НКВД составил об о. Георгии справку, где написал, что священник Георгий Архангельский объединил монахинь закрытого монастыря Зосимова пустынь и является их руководителем. Все монахини, проживающие в окрестных селах, каждый воскресный день посещают церковь, а также бывают на квартире священника. Пение монахинь в церкви отвлекает верующих от колхозной работы; политика Архангельского заключается в том, чтобы привлечь как можно больше верующих в храм.

4 сентября 1937 г. о. Георгий был арестован и заключен в Наро-Фоминскую тюрьму, где его жестоко избивали, принуждая к тому, чтобы он оговорил себя.

9 октября 1937 г. тройка НКВД приговорила отца Георгия к расстрелу. Священник Георгий Архангельский был расстрелян 14 октября 1937 г. и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

В семье священника церкви Казанской иконы Божией Матери с Ярополец Павла Ивановича Казанского в 1887 г. родился сын Николай, и в 1890 - Александр. Они окончили Волоколамское Духовное училище и Вифанскую семинарию.

В 1911 г. ко храму Иоанна Предтечи в с. Ярополец Волоколамского уезда был рукоположен во диакона Сергей Иванович Цветков (1884-1938), будущий священномученик. В этом храме он служил до времени закрытия его безбожниками.

В 1924 г. диакон Сергий Цветков был награжден двойным орарем.

28 января 1936 г. он был назначен в Казанскую церковь того же села.

25 ноября 1937 г. диакон Сергий был арестован, причем ему ставилось в вину, что он является родным братом почитаемого народом за праведность жизни протодиакона Николая Цветкова.

Через два дня следствие было завершено, и 29 ноября 1937 г. диакон Сергий был приговорен к 10 годам заключения в исправительно-трудовом лагере. 2 января 1938 г. он прибыл в Мариинское отделение Сиблага, откуда сразу послал родным письмо с просьбой прислать посылку.

Через три месяца посылка возвратилась, а жена о. диакона получила письмо от заключенного священника, который писал, что отвез едва живого диакона Сергия в больницу. На следующий день, по прибытии в лагерь, 3 января 1938 г. диакон Сергий Цветков скончался.

Храм Казанской иконы Божией Матери был закрыт в 1966 г., в здании храма был устроен клуб.

От полукруглого ярусного иконостаса в стиле классицизма остался один каркас.

Из колокольни устроили водонапорную башню.

После революции в усадебном доме Чернышевых устроили больницу.

В Яропольце в конце 1930-х гг. - детский санаторий им. Павлика Морозова.

23 января и 1 февраля 1938 г. по обвинению в шпионаже в пользу Японии были арестованы кладовщик и прачка санатория, брат и сестра Аграчевы, Илья Борисович и Мария Борисовна, евреи из Витебска, он был торговцем, получил, как и сестра, начальное образование.

Они были приговорены к расстрелу и казнены на Бутовском полигоне 27 и 14 апреля 1938 г. В 1958 г. - реабилитированы.

В 1930-х гг. были разобраны на кирпич все парковые павильоны.

В войну сильно пострадал главный дом.

Рядом с усадьбами росло село Ярополец. Во 2-й половине XIX в. купцами Юрьевыми в селе был построен каменный двухэтажный дом, на первом этаже которого был открыт трактир.

На основе водяной мельницы, работавшей в усадьбе Чернышевых, в 1919 г. крестьяне с. Ярополец построили гидроэлектростанцию, которая окончательно была устроена в 1924 г. при поддержке В.И. Ленина.

Московская обл., Ярополец (Чернышевых)

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Казанской иконы Божией Матери адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда