Атмосфера мест

Церковь Святой Троицы

Здесь 12 ноября 1440 г. у благочестивых родителей Иоанна и Марины Саниных родился сын Иоанн, будущий преподобный Иосиф Волоцкий. Село было вотчиной московского Вознесенского монастыря в Кремле.

В 1626 г. деревянная церковь, построенная «клецки», стояла «без пения», то есть богослужения не совершались.

В 1653 г. храма уже нет, осталось «место церковное». На нём в 1703 г. по челобитью крестьянина, старосты села Лукьяна Федорова «с товарищи» была вновь построена церковь Михаила Архангела.

Ныне существующая каменная церковь Святой Троицы возведена на средства прихожан в 1815 -1820 гг., трапезная - перестроена по проекту архитектора С.И. Бородина в 1894 г. Каменная ограда с башенками на углах и тремя воротами - в конце XIX в.

В 1864 г. в семье священника Троицкой церкви с. Язвищ Сергея Феодоровича Некрасова родился сын Алексей, в 1880 г. окончивший Волоколамское училище, и в 1887 - Вифанскую семинарию.

В семье псаломщика той же церкви Ивана Крутякова в 1865 г. родился сын Иван, и в 1876 - Сергей. Оба сына получили образование в Волоколамском Духовном училище и Вифанской семинарии.

Клировая ведомость Троицкой церкви 1877 г. сообщает: «Церковь Живоначальной Троицы с. Язвищи построена в 1811 г. тщанием бывшего при оной церкви священника Иоанна Матвеева Субботина. Зданием каменная. С такой же колокольней. Престолов 3: в холодной - Живоначальной Троицы, в приделах теплых - Архистратига Михаила и Святителя Николая Чудотворца. Причта положено по штату издавна священник, диакон, дьячок и пономарь. Дома у причта собственные, деревянные, на церковной земле.

Священник Сергий Феодоров Некрасов, 46 лет, из Московской губернии, сын священника, обучался в Вифанской семинарии, по окончании курса в 1854 г. с аттестатом 2 разряда произведен на настоящее место во священника в 1856 г., в 1873 г. преподано благословение Святейшего Синода, в 1875 г. награжден набедренником. Пономарю Крутикову двоюродный брат. Жена Татиана Степанова, 40 лет, дети - Варвара, Феодор, Василий, Алексей, Сергей, Илья. Диакон Евфимий Иванов Некрасов, 57 лет, дьячок Сергей Григорьев Крылов, 60 лет, пономарь Иван Гаврилов Крутиков, 36 лет. Сиротствующие. Умершего данной церкви священника Стефана Васильева Соловьева вдова Евгения Иванова, 70 лет, живет в доме и на содержании зятя своего священника Некрасова. Приход - деревни Волоколамского и Рузского уездов, порядка 7».

Клировая ведомость 1916 г. сообщает: «Причта по штату положено: священник, диакон и псаломщик. Дома у них собственные, на церковной земле, крайне ветхи.

К церкви приписаны часовни: в с. Язвищи, в сельце Сычове -обе деревянные. В приходе две школы - Язвищская и Сычевская. В Язвищской школе обучались 62 мальчика и 73 девочки. Церковным старостой был крестьянин с. Язвищи Матвей Андреев, 57 лет, в должности с 1916 г.

В 1916 г. в Троицком храме служил священник Сергей Алек-сандрович Добролюбов (р. 1867), сын священника. В 1888 г. он окончил Вифанскую семинарию, и в том же году был рукоположен во священника к Троицкому храму с. Язвищи. был законоучителем в Язвищской школе, и с 1907 г. - в Сычёвской.

В 1904 г. награжден набедренником, в 1913 - скуфьей. В семье о. Сергия и его жены Варвары Сергеевны (57 лет) росли дети: Мария (в 1916 г. в 25 лет, она - учительница), Параскева, Фёдор (учился в Вифанской семинарии).

В 1916 г. в Троицкой церкви служили: диакон Сергий Михайлович Юрасов (р. 1894) и псаломщик Алек-сандр Алексеевич Малинин (р. 1887).

С 1935 г. и до своего ареста в Троицкой церкви служил о. Владимир Медведюк. После окончания в 1932 г. срока заключения о. Владимир Медведюк поселился вместе с семьей в Сергиевом Посаде, а служить ездил в Москву в храм святителя Митрофана.

В 1933 г. храм был закрыт властями, и о. Владимир получил место в Троицком храме в с. Язвище Волоколамского района.

В 1935 г. о. Владимир был возведен в сан протоиерея. В Язвище ему дали для житья небольшую, в два окна, церковную сторожку, куда переехала вся семья. Жить было тесно, но у прихода не было другого помещения.

Однажды к ним пришел сосед, живший напротив, и сказал: «Отец Владимир, предлагаю вам свой дом. Живите сколько хотите, мне ни копейки от вас не надо». В доме этого благодетеля семья протоиерея Владимира прожила 10 лет.

В то время в Волоколамском районе жили многие из тех, кто вернулся из ссылки и кому было запрещено жить в Москве. Среди других в Волоколамске жил протодиакон Николай Цветков, которого верующие почитали за подвижническую жизнь и прозорливость. Протоиерей Владимир часто ходил к нему для разрешения тех или иных затруднительных вопросов. Однажды протодиакон Николай попросил его послужить ночью у него в доме. Окна были плотно занавешены. Они облачились; было всего несколько человек молящихся. И вдруг во время службы кто-то постучал в окошко. Память о тюремном заключении и лагере была еще свежа, и о. Владимир стал снимать облачение. «Отец Владимир, не малодушествуйте, стойте как стояли. Сейчас мы узнаем», - сказал о.Николай. Оказалось, что это постучал случайный путник, который хотел узнать, как проехать на станцию.

Последний раз о. Владимир пришел к протодиакону Николаю весной 1937 г., чтобы поздравить его с днем тезоименитства. Но тот даже не вышел, только из-за двери сказал: «Христос воскресе!» - и все. Отец Владимир попросил послушницу праведника сказать ему, что это о. Владимир из с. Язвище пришел поздравить его с днем Ангела. Она все передала, и отец протодиакон повторил ей: «Скажи ему: воистину воскресе!» Отец Владимир расстроился, так как понял, что это было сказано прозорливым старцем в том смысле, что они больше в этой жизни не встретятся.

Летом 1937 г. начались массовые аресты.

25 ноября о. Владимир собирался служить заказную заупокойную литургию и накануне вечером, стоя у окна в своей комнате, вычитывал священническое правило. В доме, кроме семьи священника, находились две монастырские послушницы, Мария Брянцева и Татьяна Фомичева, которые после закрытия монастыря жили при Троицкой церкви в Язвище, исполняя послушания псаломщицы и алтарницы. Они в этот вечер помогали супруге священника рубить капусту. Вдруг о. Владимир увидел, что мимо его окна идут председатель сельсовета и милиционер. «Кажется, сейчас за мной придут», - сказал о. Владимир дочери. Через несколько минут они были уже в доме. «Дойдем до сельсовета, надо кое-что выяснить», - сказал один из них. Отец Владимир стал со всеми прощаться, причем сотрудник НКВД нарочито его торопил, говоря, что он скоро вернется. Но о. Владимир знал, что уже никогда не вернется, всех благословил и сказал дочери: «Вряд ли, деточка, мы теперь увидимся». Тогда же вместе с ним были арестованы послушницы Татьяна и Мария.

В тот же день супруга священника Варвара Дмитриевна собрала передачу и понесла в сельсовет, но ее не допустили к мужу, а сказали, что придут к ней вечером с обыском. Поздно ночью пришел тот же сотрудник НКВД и с яростным шумом стал производить обыск. Трещали полки, падали книги. Обыск свелся к тому, что он взял все, что попалось под руку, и побросал без описи в мешки.

Допросы начались почти сразу после ареста, 26 ноября.

В тот же день были допрошены послушницы Мария Брянцева и Татьяна Фомичева.

Послушница Мария родилась в 1895 г. в с. Северово Подольского уезда Московской губернии в семье крестьянина Григория Брянцева. Хозяйство у отца было небольшое - дом с надворными постройками, два сарая, амбар, лошадь и корова. В 1915 г., когда девушке исполнилось 20 лет, она поступила послушницей в монастырь.

После революции подвизалась в Борисоглебском монастыре в Воскресенском уезде до его закрытия в 1928 г. В этом же году она выехала на родину в Подольский район. Послушница Татиана родилась в 1897 г. в с. Надовражное неподалеку от г. Воскресенска (ныне - г. Истра) Московской губернии в семье крестьянина Алексея Фомичева.

В 1916 г. она поступила послушницей в монастырь и после революции была на послушании в Борисоглебском монастыре.

В 1928 г. власти закрыли монастырь, и она переехала к родителям в с. Надовражное.

В 1931 г. власти начали преследовать монахов и монахинь закрытых монастырей. Многие из них, несмотря на закрытие обителей, старались придерживаться в своей жизни монастырского устава. Некоторые поселялись неподалеку от обителей, зарабатывали на пропитание, подобно древним пустынникам, рукоделием, а молиться ходили в ближайшую приходскую церковь.

В начале 1931 г. ОГПУ создало «дело» против монахинь Крестовоздвиженского монастыря, расположенного рядом с с. Лукино Подольского района. До революции в Крестовоздвиженском монастыре подвизалось около 100 монахинь. После революции монастырь был закрыт, но монахини добились разрешения на открытие в стенах обители сельскохозяйственной артели, состоящей из бывших монастырских сестер. Таким образом, монашеская жизнь продлилась здесь до 1926 г., когда монастырь был окончательно упразднен, а в его корпусах разместился дом отдыха имени Карпова. 12 сестер обители и тогда не ушли отсюда, частью устроившись работать в доме отдыха, частью поселившись в соседних деревнях и рукодельничая. Молиться все ходили в Ильинский храм в с. Лемешеве. Хор при храме также состоял из инокинь и послушниц закрытых монастырей. Среди других в хоре пели послушницы Мария Брянцева и Татьяна Фомичева.

18 мая 1931 г. послушницы Мария и Татьяна были арестованы и заключены в Бутырскую тюрьму в Москве. Всего тогда было арестовано 17 монахинь и послушниц из различных обителей, поселившихся вблизи от закрытого Крестовоздвиженского монастыря.

На допросе послушница Мария сказала: «К советской власти я отношусь с презрением. Советская власть нас задушила. На Церковь коммунисты устроили гонения, закрывая храмы и требуя уплаты больших налогов. Виновной в антисоветской агитации я себя не признаю».

29 мая 1931 г. «тройка» ОГПУ приговорила послушниц Марию и Татьяну к 5 годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Освободившись в 1934 г., Мария поселилась в с. Высоково, а Татьяна - в деревне Шелудьково Волоколамского района, и стали помогать в Троицком храме протоиерею Владимиру. Они были арестованы в 1937 г. вместе с ним. Допрошенные 26 ноября 1937 г., послушницы категорически отказались подтвердить обвинения, возводимые на них следователями, и не согласились никого оговаривать.

28 ноября следствие было закончено, и на следующий день «тройка» НКВД приговорила протоиерея Владимира к расстрелу, а послушниц Татьяну и Марию — к 9 годам заключения в исправительно-трудовом лагере.

В это время жене о. Владимира Варваре Дмитриевне сообщили, что заключенных готовят к отправке в Москву и поезд пройдет через ближайшую от их села станцию в 3 часа дня. Ей сказали, что заключенных повезут в первом вагоне, который будет с решетками. Варвара Дмитриевна с детьми подошла к поезду, взяв с собой вещи, - их она полагала передать мужу. Поезд остановился, но вагон с заключенными окружила охрана, никого не подпуская к нему близко. Они стали пристально всматриваться в зарешеченные окошки и вдруг увидели, как в одном из них появилась рука и священническим благословением благословила их. Поезд стоял на станции 3 минуты, которые показались им одним мгновением. После отхода поезда не было сил идти назад 3 километра и нести вещи, предназначенные для о. Владимира. В это время подошел подросток, живший в с. Язвище, и спросил, что случилось. Они объяснили, и он помог им донести вещи до дома.

Протоиерей Владимир Медведюк был расстрелян 3 декабря 1937 г. на полигоне Бутово под Москвой. Послушница Мария Брянцева после окончания срока заключения вернулась домой, а послушница Татьяна Фомичева приняла смерть в заключении.

До декабря 1940 г. в Троицком храме с. Язвище служил иеромонах Феодор (Богоявленский), будущий священномученик.

В это время власти закрывали храмы, требуя уплаты непосильных налогов. Если священник не мог заплатить, то власти лишали его регистрации, а значит и возможности служить, а храм закрывали. Так произошло и с иеромонахом Феодором. Он не смог уплатить налог, и храм в с. Ивановском под Волоколамском, где он служил, был закрыт. Тогда староста Троицкого храма в с. Язвище, Мария Васильевна, продала корову и лошадь и уплатила налог за священника. Он снова стал служить, но уже в с. Язвище, где незадолго до этого был арестован настоятель храма - протоиерей Владимир Медведюк. Иеромонах Феодор прослужил в Язвище около года, так же ревностно исполняя свои пастырские обязанности. В декабре 1940 г. власти потребовали от него собрать и уплатить заведомо завышенную сумму налога.

Средств у священника не было, и дело передали в суд, куда он был вскоре вызван и где его встретили представители властей.

- Вот что, - сказал один из них, - будем говорить прямо. Мы тебе зла не желаем, ты еще молодой, может быть, опомнишься. Дадим тебе такой хороший приход, что всегда будешь сыт. Налог с тебя будет снят вовсе. За это с тебя потребуется очень немного: подпиши вот эту бумажку, что когда будешь служить на этом приходе, то будешь держать нас в курсе дел и записывать наблюдения о своих прихожанах. Внимательно смотри, что там делается, и передавай нам.

Выслушав предложение, о. Феодор встал во весь свой высокий рост и резко ответил: - Я не воспитан доносчиком! В ответ на это один из них вырвал из его рук паспорт, разорвал и с ненавистью закричал: - Ах, ты отказываешься! Ну, так нигде больше и никогда не будешь служить! Вон из Московской области!

Все эти угрозы сопровождались непристойной бранью.

Затем о. Феодору был выдан паспорт с пометкой, запрещающей ему проживание в Московской области как человеку, отбывавшему срок в исправительно-трудовых лагерях.

Храм в с. Язвищах был в советское время закрыт и разорен.

Уже в наше время руины храма возвращены верующим и храм восстановлен.

В наше время, в непосредственной близости от нового шоссе идущего мимо Волоколамска и Ржева дальше на запад, напротив Троицкой церкви с. Язвище, была построена деревянная часовня.

Московская обл., с. Язвище

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Церковь Святой Троицы адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда
Всё самое интересное ещё дальше...