Атмосфера мест

Усадьба Дулёбино

Недалеко от Клишина, выше по течению р. Смедвы, в усадьбе Дулёбино жил русский писатель Дмитрий Васильевич Григорович (1822-1899/1900). В усадьбе сохранились флигель, а также дуб, посаженный писателем. Дмитрий Васильевич родился в семье небогатого помещика. Его отец, Василий Ильич Григорович, служил управляющим имением матери графа В.А. Сологуба в Симбирском уезде, затем приобрел имение Дулёбино в Каширском уезде Тульской губернии, и стал помещиком.

В 1820 женился на француженке Сидонии ле Вармон (по фамилии первого мужа; в России ее стали звать Сидонией Петровной; 1799 -1869). Сводная сестра его матери была замужем за декабристом Ивашевым. После смерти отца (1830) Дмитрий Григорович воспитывался бабушкой и матерью, говорившими только по-французски.

В 1832-1833 г. Дмитрий Васильевич Григорович около полугода занимался в Московской гимназии, откуда мать перевела его в пансион Монигетти, где преподавание велось на французском языке и включало посещение рисовальных классов в Строгановском художественном училище. После кратковременного пребывания в 1836 г. в петербургском пансионе К. Ф. Костомарова Григоровича с осени того же года поступил в Главное инженерное училище в Петербурге. Здесь он подружился с Ф.М. Достоевским, беседы с которым пробудили тягу к литературе и повлияли на его развитие. Военная карьера не привлекала Григоровича, и он с облегчением покинул училище в 1840 г. после инцидента с великим князем Михаилом Павловичем, которому по оплошности не отдал честь на улице.

В 1840 г. Григорович брал уроки живописи, занимался в Академии художеств, где познакомился с Т. Г. Шевченко.

В поисках призвания пробовал поступить на сцену петербургского Большого театра, но не выдержал испытания, интерес же к театру и изобразительному искусству сохранил навсегда, В том же году Григорович познакомился с издателем А. А. Плюшаром; для предпринятого им издания «Переводчик, или Сто одна повесть.,.» перевел пов. А. Пешо «Плавучий маяк» (СПб., 1843). Первым же литературным опытом Григоровича была неоконченная пьеса

из итальянских нравов «Замок Мор-вено». В 1843 г. он перевел с французского драму Ф. Сулье «Эулали Понтуа» (под названием «Наследство» шла в Александрийском театре в 1844 -1845 гг.) и одноактный водевиль «Шампанское и опиум» (с куплетами В. Р. Зотова; Малый и Александрии, театры, 1843-1844 гг.)

В 1842 г. Григорович поступил на службу в канцелярию директора императорских театров в Петербурге. Служба была необременительной и все свободное время Дмитрий Васильевич, посвящал чтению и литературным занятиям. «Сближение с кулисами» и с литераторами, писавшими для театра, побудило его к самостоятельному творчеству. «Сделаться... литератором,- вспоминал Григорович, - казалось мне чем-то поэтическим, возвышенным,- целью, о которой только и стоило мечтать»,

В 1844 г. Дмитрий Васильевич поселился на одной квартире с Ф. М. Достоевским, был первым читателем его «Бедных людей» и под его влиянием открыл для себя образную природу искусства слова. Большое значение для расширения социального кругозора Д.В. Григоровича имело его приобщение к кружку братьев А. Н. и И. Н. Бекетовых (сер. 1840-х гг.), в котором бывали Достоевский и А. Н.Плещеев. Постепенно число литературных знакомств Григоровича увеличивается; он стал встречаться с В. Г. Белинским, И. И. Панаевым, В. Ф. Одоевским, И. С. Тургеневым и др. Ближе других сошелся с В. П. Боткиным и А, В. Дружининым.

В 1844 г. в «Литературной газете» появился первый рассказ Григоровича «Театральная карета», написанный под влиянием творчества Н, В. Гоголи, а вскоре и следующий его рассказ «Собачка» (1845). По предложению Н. А. Некрасова, для альманаха «Физиология Петербурга» (1844) Григорович написал очерк «Петербургские шармашинки». Правдивое изображение полу нищенского быта бродячих артистов. Достоевский и Григорович совместно сочинили фарс «Как опасно предаваться честолюбивым снам».

Прочный успех пришел к Григоровичу после опубликования повести «Деревня» в 1846, первого произведения русской реалистической литературы, целиком посвященного изображению крестьянства.

С 1846 г. Дмитрий Васильевич жил больше в Дулебине, часто выезжая в Москву и Петербург. Дулебино и окрестности дали материал для многих произведений Дмитрия Васильевича: Деревня, Антон Горемыка, Проселочные дороги, Рыбаки, Смедовская долина. В своих произведениях Григорович проявил себя как мастер пейзажа: нарисованные им картины русской природы неоднократно включались в качестве образцовых в школьные хрестоматии: Северная часть Тульской губернии, которая, как известно, отделяется от уездов Московской губернии широкою лентою Оки, может назваться одною из самых живописных местностей средней России. Она подымается крутым хребтом у самой реки и представляет нескончаемую перспективу зеленеющих выпуклых холмов, долин и обрывов, которые с одной стороны смотрятся в Оку, с другой — убегают, постепенно смягчаясь, во внутренность земель.

Тут на протяжении нескольких верст не встречаешь иногда гладкой, ровной десятины: холмы идут за холмами, образуя бесчисленное множество изгибов и лощин, на дне которых журчат ручьи, иногда даже маленькие речки вроде Смедвы. На каждом шагу открываются новые ландшафты; глаза не утомляются скучным однообразием степи. Но зато дороги (как и следует, впрочем, ожидать) решительно здесь непроходимы. Этому столько же способствует почва и расположение самой местности, сколько частое сообщение между деревнями и рекою, близость которой всегда оживляет окрестность.

Каждый путник, каждая кляча, соображаясь с естественными препятствиями и руководимые своим собственным соображением и опытом, проводят здесь свою тропинку. Кроме того, каждое время года обозначает еще свой путь: где по весне проходила дорога, там к лету образовался овраг,— п наоборот: где был овраг, там благодаря осеннему папосу ила открывалась ровная поверхность. Местами сосновый лес замыкает дорогу и так тесно сжимает ее, что нет ствола, на котором бы оси колес не провели царапины или не положили дегтярного знака; местами предстоит въезжать по самую ступицу в сыпучий песок или, что ещё хуже, приходится объезжать на авось топкие места на дне лощин. Всё это в совокупности составляет изрядный хаос, часто, впрочем, служащий преддверием наших больших рек с нагорной стороны».

Бывая наездами в Москве Григорович встречается с А.Н. Островским. Ап.А. Григорьевым, Л.Н. Толстым и др. писателями и критиками. Вторая повесть Григоровича «Антон Горемыка» («Современник», 1847, № 11) выдвинула автора в ряд лучших русских писателей середины XIX в. Как и «Деревня», она была проникнута страстным неприятием крепостнической действительности. Первоначально «Антон Горемыка» заканчивался сценой крестьянского бунта, но цензура заставила изменить финал.

В начале 1850-х гг. Григорович приходит к мысли о необходимости создания большого художественного полотна. Свое понимание дворянской и народной России он выразил в романе «Проселочные дороги» (1852). Взяв за образец «Мертвые души» Гоголя, Григорович создал «роман без интриги», где на первом плане находится галерея образов дворян-небокоптителей, которым противопоставлены энергичные и талантливые крепостные. В романе угадываются шаржированные портреты писателей-современников (Е. П. Гребёнка, К. К. Павлова, Е. Э. Дриянский).

В 1848-1860 гг. Григорович - постоянный сотрудник «Современника». Здесь опубликованы его повести «Похождение Накатова, или Недолгое богатство» (1849), «Четыре времени года» (1849), «Пахарь» (1856 ), «Кошка и мышка» (1857), «Пахотник и бархатник» (1860), рассказы «Мать и дочь» (1851), «Смедовская долина» (1852), «В ожидании парома» (1857), ряд очерков. Вместе с тем его взаимоотношения с журналом не были ровными. Под прямым воздействием Дружинина Григорович опубликовал повесть «Школа гостеприимства» (БдЧ, 1855, т. 133), в которой в карикатурном виде изобразил Чернышевского.

В 1856 г. Некрасов заключил с Григоровичем, Толстым, Тургеневым и Островским т. н. «обязательное соглашение», по которому они отдавали свои новые произведения только в «Современник» на условиях льготной оплаты. Григорович оказался самым пунктуальным участником «соглашения». Однако в это время он испытывает творческий кризис, что наиболее заметно сказалось в повести «Пахарь». В период решит, размежевания литературных сил (либералы и революционные демократы) Григорович считал, что все идейные разногласия легко устранимы, и в одном из писем взывал к Некрасову: «...Истинно джентльменское дело вы бы сделали, прекратив наотрез, радикально перебранки с журналами. По одной новости такого поступка был бы уже произведен сильный эффект в публике. Право, душу теснят статьи, исполненные ненависти, невольно обращающейся во вред и автору и журналу».

В 1858 г. Григорович принял предложение Морского министерства совершить путешествие на корабле «Ретвизан». Оно продолжалось около 2-х лет, Дмитрий Васильевич побывал во Франции, Германии, Дании и Испании. Путешествие было описано в серии очерков «Корабль «Ретвизан»» («Морской сборник», 1859,1860,1861,1862). Дмитрий Васильевич Григорович был чрезвычайно общителен. Живость характера, отзывчивость, богатая эрудиция и мастерство рассказчика привлекали к нему людей. Среди видных писателей, художников, обществ, и культурных деятелей мало с кем он не был знаком или не состоял в переписке.

Не случайно, что именно Григорович был избран общественным мнением для сопровождения А. Дюма, когда французский писатель в 1858 г. совершал путешествие по России.

На события, связанные с освобождением крестьян, Григорович откликнулся ром. «Два генерала» (Русский Вестник, 1864). В нем он хотел изобразить «два поколения: отживающих помещиков старого закала и новых, мечтающих о сближении с народом», однако он не сумел глубоко проникнуть в смысл происходящих перемен и не довел роман до конца. Аполлон Григорьев («Эпоха», 1864) нашел роман вялым и скучным.

В дальнейшем в связи с обострением политической борьбы в России Григорович постепенно отходит от тех позиций, которые нашли выражение в его ранних произв. Революционно-демократические и народнические идеи Григоровичу были чужды.

В середине 1860-х гг. он надолго оставляет литературу и выступает в печати лишь изредка, преимущественно как критик-искусствовед, ратуя за расширение образования художников, поддерживая прикладные виды искусств: «Несколько слов о поощрении художеств в России» («Совр. летопись», 1863); «Художественное образование в приложении к промышленности на Всемирной Париж, выставке 1867 г.» (СПб., 1868); «Прогулка по Эрмитажу» (СПб., 1865,1875); «Выставка учеников императорской Академии Художеств» (1875); «Очерки художественно-промышленного производства» («Вест, изящных искусств», 1886, № 6).

Почти все свободное время Дмитрий Васильевич Григорович посвящал изобразительному искусству. К середине 1850-х гг. он стал известен как знаток живописи и скульптуры, собравший на свои незначительные средства ценную художественную коллекцию.

В 1860-е гг. Григорович полностью отдается искусствоведению. Занимал ведущие посты и положение в Обществе поощрения художников, с 1863 г. секретарь общества, с 1884 г. почетный его член. Он много сделал для улучшения преподавания в школе при обществе.

В 1867 г. Дмитрий Васильевич Григорович назначен художественным, экспертом русского отдела на Всемирной Парижской выставке; в 1868 г. избран почетным членом Академии художеств, в 1888 г. - член-корреспондент Петербургской Академии Наук - Благодаря инициативе Григоровича при Обществе поощрения художников был организован музей, который, по отзывам печати, «может быть смело поставлен наряду с лучшими подобными же музеями Европы». Несколько раз - в 1871, 1872, 1873 и 1874 гг. Дмитрий Васильевич ездил за границу для пополнения фондов музея, попутно знакомясь с опытом преподавания рисовальных школ Австрии, Германии и Франции. Григорович одним из первых поддержал Ф.А. Васильева и И.Е. Репина.

К литературе Д.В.Григорович возвратился только в начале 1880-х гг. Его повесть «Гуттаперчевый мальчик» («Нива», 1883), в которой изображалось обездоленное детство, была воспринята критикой как «маленький шедевр». Сатирическая повесть «Акробаты благотворительности» обнажала фальшивую сущность многочисленных благотворительных обществ и комитетов, возникавших в светских кругах, в 1887 г. был опубликован отрывок из неоконченного романа «Петербург прошлого времени». В изданиях сочинений П. Мериме прочно утвердился перевод Григоровича повести «Этрусская ваза» (1883).

В 1885 г. Григорович познакомился с рассказами молодого А.П. Чехова и в письме от 28 марта 1886 г. призвал его отнестись серьезно к своему дарованию.

Труд последних лет жизни Дмитрия Васильевича Григоровича - «Литературные воспоминания» (опубликованы в 1892-1893). В них освещена литературная жизнь 1840-1850-х гг., живо очерчены образы молодого Достоевского, Некрасова, Тургенева, Боткина, Дружинина, Толстого, И.А. Гончарова и ряда др. писателей. Бытовая атмосфера эпохи воссоздана Григоровичем в примыкающем к «Литературным воспоминаниям» очерке «Скучный город» (1897). Сам Григорович для читателей конца XIX в. был как бы «живым реликтом» эпохи натуральной школы, и он не без горечи это сознавал.

В 1890-е гг. Григорович был председателем петербургского Театрально-литературного комитета (с 1889 г. - действительный статский советник).

Дмитрий Васильевич Григорович скончался 22 декабря 1899 г. по старому стилю (3 января 1900 - по новому), и был похоронен на Волковском кладбище в Петербурге.


Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Усадьба Дулёбино адрес, как добраться, доехать, где находится, фото, на карте, координаты, схема проезда