Атмосфера мест

Меншикова башня

Архангельский переулок назван по находящейся в этой местности церкви архангела Гавриила. Историк А.А. Мартынов в книге «Названия московских улиц и переулков с историческими объяснениями» сообщает: «Переулок начинается от угла Сверчкова переулка и простирается до Чистых прудов. В старину этот переулок назывался Котельников, от проживавших здесь мастеров, делавших котлы и давших название урочищу Котельники; он составлял один переулок с теперешним Девяткиным». В 1924–1993 годы переулок носил название Телеграфный по расположенному здесь в 1868–1927 годах зданию Центрального телеграфа.

  • Меншикова башня
  • Меншикова башня
  • Меншикова башня
  • Меншикова башня
  • Меншикова башня
  • Меншикова башня

Церковь на этом месте впервые упоминается в записях переписи в 1551 году под названием «Гавриила Архангела в Мясниках». Гавриил – один из верховных архангелов, великий благовестник судеб Божиих. На Руси архангела Гавриила почитали с самых первых десятилетий принятия христианства. Русские люди называли архангела служителем чудес и тайн Божиих, возвестителем радости и спасения, провозвестником и служителем Божественного всемогущества. Многие русские князья носили в крещении имя Гавриил, поэтому в Благовещенском соборе Кремля есть придел во имя архангела Гавриила.

В книге «Русские достопамятности» объясняются ранние топонимические уточнения Гаврииловской церкви: «Название «в Мясниках» церковь получила от того, что здесь жили и занимались своим промыслом мясники. По учреждении патриаршества (1589 год) при церкви Гавриила находилась Гавриловская Патриаршая слобода; посему в письменных памятниках храм назывался «в патриаршей Гавриловской слободе». За 1639 год значилась «церковь каменная Гавриила Архангела «на Поганом пруде». Пруд, как гласит предание, прослыл поганым от того, что вблизи находились бойни, из которых стекала в него нечистота».

В конце XVII века главный «птенец гнезда Петрова» князь А.Д. Меншиков выкупил землю к северу от храма и на месте нынешнего Главпочтамта устроил обширную усадьбу. Церковь Гавриила оказалась внутри владения князя и стала домовой церковью семьи Меншиковых. В 1704 году Меншиков принимает решение снести старую церковь и построить на ее месте новую. По одной из версий, причиной этому послужило то, что Александр Данилович привез из Полоцка древнюю икону Полоцкой Божией Матери, написанную, по преданию, евангелистом Лукой, и пожелал специально для этого образа выстроить новый каменный храм.

К 1707 году возвели невероятное по высоте и оформлению сооружение в стиле западноевропейского барокко. Церковь Архангела Гавриила стала самым высоким зданием в Москве – восемьдесят один метр. Меншиков специально задумал построить храм, который был бы выше колокольни Ивана Великого на территории Московского Кремля. Этим он как будто демонстрировал свою независимость и величие. Не испугал князя даже запрет на строительство в Москве сооружений, превышающих высоту колокольни Ивана Великого. Над возведением исполинской церкви трудились лучшие западные и отечественные архитекторы.

Организатором проектных и строительных работ стал известный архитектор И.П. Зарудный. «Архитектонским начальником» был назначен молодой Доменико Трезини – будущий создатель Летнего дворца Петра I, Петропавловского собора и здания Двенадцати коллегий в Петербурге. Кроме того, в артели Зарудного было девять архитекторов и скульпторов, специально приглашенных Меншиковым из Италии. Украшала церковь артель искусных резчиков и каменщиков из Костромы, Ярославля, которым помогали коллеги из Южной Швейцарии. Александр Данилович не поскупился на строительство храма Архангела Гавриила.

В Англии были приобретены часовой механизм и пятьдесят колоколов. Часы отбивали каждые четверть часа, полчаса и час, а в полдень звучала получасовая мелодия из всех колоколов, теша слух москвичей. Церковь состояла из трех восьмериков над четвериком, выступавшим из середины вытянутого «кораблем» нижнего объема. Храм венчал тридцатиметровый шпиль с флюгером в виде парящего ангела с крестом в руках. Стены церкви были декорированы лепниной, скульптурными группами, статуями, картушами, гирляндами из цветов и фруктов. Нижний восьмерик украшали эффектные скульптуры ангелов с орудиями страстей Христа.

В 1710 году Меншиков был назначен генерал-губернатором Санкт-Петербурга. К тому времени он уже охладел к своему московскому детищу, отозвал большую часть работавших над церковью Архангела Гавриила мастеров из Москвы в Петербург и практически прекратил финансировать проект Зарудного. Архитектор умолял Меншикова продолжить начатое дело, он докладывал князю, что кровля на церкви пропускает течь, шпиц, глава и все деревянное строение, где находятся часы, от сырости и гнили угрожают падением, внутри иконостас не доделан и народ ропщет, что церковь стоит «аки в запустении».

Александр Данилович уже потерял к церкви Архангела Гавриила всякий интерес. Вскоре ложа Меншикова внутри церкви была перестроена в придел преподобного Сергия Радонежского, известный в древнем Гаврииловском храме с 1625 года. День 14 июня 1723 года стал черным днем для церкви Архангела Гавриила. Накануне во время вечерней молитвы скончался священник. В третьем часу пополудни во время отпевания набежала гроза и ударила прямо в шпиль храма. Сначала загорелся купол, а затем огонь перекинулся на верхний деревянный восьмерик, в котором помещался знаменитый часовой механизм.

В результате все пятьдесят английских колоколов упали, проломив своды церкви. В пожаре погибли часы, статуи и большая часть только что завершенной отделки четверика. В некоторых источниках указываются и человеческие жертвы: прихожане пытались спасти церковные ценности. После пожара службы проходили в двух приделах Гаврииловской церкви, а потом на некоторое время богослужения прекратились. Большинство москвичей звало это полуразрушенное сооружение Меншиковой башней. В народе пожар, случившийся в 1723 году, сочли божьей карой за излишнюю гордость и заносчивость Меншикова.

Жители Москвы недолюбливали князя за то, что при своем «худородстве» – по мнению большинства исследователей, отец Александра Даниловича был конюхом – он жил слишком роскошно и не боялся Бога. Москвичи постоянно припоминали ему пироги, которыми он, по московской легенде, торговал в молодости. Справедливости ради отметим, что А.С. Пушкин в «Истории Петра I» защищает светлейшего князя: «Меншиков происходил от дворян белорусских. Он отыскивал около Орши свое родовое имение. Никогда не был он лакеем и не продавал подовых пирогов. Это шутка бояр, принятая историками за истину».

Меншиков в свою очередь хотел уколоть москвичей – построить сооружение выше Ивана Великого, московской красы и гордости. В непростом споре с москвичами Александру Даниловичу не суждено было стать победителем. Церковь Архангела Гавриила жителям Первопрестольной столицы очень понравилась. «Сухарева башня – невеста Ивана Великого, а Меншикова – ее сестра», – говорил народ, который гордился тремя московскими великанами. А еще москвичи должны быть благодарны Меншикову хотя бы за то, что по его приказанию Поганый пруд был очищен и стал Чистым.

Восстановление церкви Архангела Гавриила началось лишь спустя пятьдесят лет после разрушительного пожара. Все расходы взял на себя житель Мясницкой улицы Г.З. Измайлов, который состоял в масонской ложе. Измайлов не стал восстанавливать сгоревший верхний ярус, вместо него храм был увенчан главкой в форме золотой еловой шишки. Скульптуры по углам нижнего восьмерика заменили декоративными белокаменными вазами. Внутри устроили новые галереи, заменили лепнину, возобновили роспись. В 1780-х годах был разобран Введенский придел, в результате чего южный и северные фасады трапезной стали симметричными.

В некоторых источниках говорится, что по распоряжению Измайлова внешние и внутренние стены Гаврииловской церкви украсили масонскими надписями, символами и эмблемами, которые были убраны лишь в середине XIX века по распоряжению митрополита Филарета. Он считал эти символы чуждыми православной церкви и относил их к действиям западной церкви, пытающейся распространить свои обычаи. Не исключено, что в верхнем помещении храма проходили собрания масонской ложи. Основатель масонского общества мартинистов в Москве профессор университета И.Г. Шварц жил недалеко от Гаврииловского храма.

В романе писателя А.Ф. Писемского «Масоны» церковь Архангела Гавриила упоминается неоднократно: «Храм своими колоннами, выступами, вазами, стоявшими у подножия верхнего яруса, напоминал скорее башню, чем православную церковь, – на куполе его, впрочем, высился крест; наружные стены храма были покрыты лепными изображениями с таковыми же лепными надписями на славянском языке: с западной стороны, например, под щитом, изображающим благовещение, значилось: «Дом мой – дом молитвы»… Молящиеся все почти были чиновники в фрачных вицмундирах, обильно увешанные крестами».

В начале XIX века в бывшей усадьбе Меншикова разместился Почтамт, которому была передана Меншикова башня. Несколько десятилетий церковь оставалась ведомственной и именовалась «Архангела Гавриила при Почтамте». В 1806 году по заказу «почт директора» Ф.П. Ключарева при Гаврииловском храме на линии Телеграфного переулка построили церковь Федора Стратилата, которая использовалась как колокольня. Во время нашествия на Москву наполеоновских войск в 1812 году дом Почтамта и обе ведомственные церкви уцелели и даже не имели никаких повреждений. Сохранилась в целости и вся церковная утварь.

В 1838–1840 годах усилиями почтового ведомства Гавриловская церковь обновлялась. В 1872 году Почтамт отказался от содержания храма Архангела Гавриила. Ведомство посчитало, что иметь особую церковь – излишняя роскошь, и полностью прекратило ее финансирование. Гаврииловский храм стал приходским. С течением времени церковь оказалась застроенной со всех сторон. После постройки в 1910-х годах нового здания Почтамта на Мясницкой улице храм Архангела Гавриила стал виден только от Телеграфного (Архангельского) переулка, а ведь при Меншикове он был главной архитектурной доминантой Москвы.

Церковь закрыли в 1930-е годы. Четырехколонный портик, выходивший за красную линию, снесли. Великолепный иконостас XIX века в советское время передали в Успенский храм Махачкалы. В 1941 году Меншикова башня была повреждена немецкой авиацией. В 1948 году в Москве открыли подворье Антиохийского Патриархата при Патриархате Московском и всея Руси. Церкви Архангела Гавриила и Федора Стратилата были переданы подворью, в них возобновились богослужения. Русскую и Антиохийскую Апостольскую Церкви связывают многовековые духовные узы. По преданию, первый митрополит Киевский Михаил был сирийцем.

Всеобщими усилиями в 1950-х годах были произведены реставрационные работы. С 1977 года и по сегодняшний день подворье возглавляет епископ Филиппопольский Нифон – представитель Патриарха Великой Антиохии при Патриархе Московском и всея Руси. Благодаря нему Антиохийское подворье было практически единственным местом в Москве, в котором крестили, венчали и отпевали людей, не требуя паспорта, как это делалось почти во всех церквях Москвы для учета таинств. Епископ Нифон известен как пламенный проповедник. Божественные литургии в Антиохийском подворье ведутся на церковнославянском языке.

На первый взгляд, церковь Гавриила имеет мало общего с предшествующими ей традициями русского зодчества. Не зря же ее прозвали «Меншикова башня». Но Гаврииловский храм можно считать своеобразным развитием русских башенных храмов, которые называли «иже под колоколы». Зарудный использовал при строительстве элементы архитектуры эпохи Петра Великого, например, светский декор или европейскую форму завершения – шпиль. В церкви Архангела Гавриила, наверное, впервые настолько ярко выражено сочетание черт традиционного русского зодчества и западных архитектурных тенденций.

Меншикова башня оказала влияние на архитектуру Петербурга. В качестве примера можно вспомнить Петропавловский собор. В Гаврииловской церкви особенно сильно подчеркнуто нарастание динамики объемов от нижнего к верхнему. Праздничный декор не только украшает Меншикову башню, но и придает ей легкость, что не так-то просто, учитывая ее внушительные размеры. Триумфальное обрамление создают боковые огромные валюты и двухколонный коринфский портик с балконом наверху. Картуши белокаменных аттиков над торцами рукавов нижнего объема заполнены рельефными композициями на евангельские темы.

Особого внимания достойно рельефное изображение Вознесения Христова над главным западным порталом. Храм Архангела Гавриила богато украшен скульптурой: ею декорированы капители колонн и пилястр, гирлянды, пространство между окнами. Большую роль в восприятии внутреннего пространства здания играют деревянные обходные галереи. Галереи, балкон над иконостасом, выступы ложи вносят элемент неожиданной многоплановости и живописности во внутреннюю организацию пространства. Первооснова декоративного убранства интерьера, несмотря на пожар и последующие обновления, сохранилась.

В книге «Русские достопамятности» статья о Меншиковой башне заканчивается так: «Помните, бывало, приближаясь к Москве, вы, осенив себя крестом, намечали: вон златоглавый Кремль с храмами Божьими и дворцами царскими; высокие башни вокруг Кремля, как бы вековые стражи кремлевской святыни; вон там и сям церкви, как золотые колосья на ниве Божией; там вдали, на северо-востоке от Кремля, башни: Сухарева и Меншикова, – памятники Петровского времени. И вы, полные глубоких дум о прошлом, с благоговением вступили в Москву…. Совсем не то ныне. С шумом и визгом вторгает вас в Москву длинновязый паровоз».

А это 1883 год! К счастью, авторы этой замечательной книги не знают, что стало с Москвой теперь. Но как бы столица ни менялась, благодаря таким памятникам архитектуры, как церковь Гавриила, Москва сохраняет свой неповторимый облик. Меншикова башня вдохновляла многих творческих людей. Художник и большой любитель искусства И.Э. Грабарь написал о Меншиковой башне такие прекрасные слова: «Что такое ее архитектура, как не поэтический дифирамб зодчего красоте русского иконостаса? Здесь все – от иконостаса, начиная от тонких резных колонок портала и кончая малейшими деталями убора».

Денис Дроздов

Прокомментируйте первым...

Все поля обязательны для заполнения




  

Меншикова башня интересная Москва, интересные места в Москве, история москвы, сайт Москвы, адреса Москвы